Письмо Ассоциации российских банков от 6 мая 2010 г. N А-01/5-319 О проекте федерального закона N 337108-5 "О внесении изменений в статью 367 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Письмо Ассоциации российских банков от 6 мая 2010 г. N А-01/5-319


Обращаемся к Вам в связи с внесением в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона N 337108-5 "О внесении изменений в статью 367 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Законопроект N 337108-5), который регламентирует случаи прекращения поручительства.

При этом сообщаем, что банковское сообщество не поддерживает Концепцию Законопроекта N 337108-5 (Заключение АРБ прилагается).

Ассоциация российских банков выражает надежду, что позиция банковского сообщества будет учтена Комитетом ГД ФС РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству при рассмотрении вопроса о целесообразности принятия Законопроекта N 337108-5.

Приложение: на 3 л.


Президент

Г.А. Тосунян


Заключение
Ассоциации российских банков на проект федерального закона N 337108-5 "О внесении изменений в статью 367 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"


Ассоциация российских банков ознакомилась с проектом федерального закона N 337108-5 "О внесении изменений в статью 367 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Законопроект) и сообщает, что не поддерживает его Концепцию по следующим основаниям.

1. В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Законопроекта N 337108-5 статью 367 ГК РФ предлагается дополнить пунктом 5 следующего содержания:

"5. Поручительство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора)".

При ликвидации юридического лица, как правило, не возникает правопреемства, и все обязательства данного лица прекращаются в силу статьи 419 Гражданского кодекса Российской Федерации. В этом случае должник не может потребовать исполнения обязательства от поручителя, поскольку обязательства должника прекратились и не могут считаться неисполненными. Если же кредитор реализовал право на обращение взыскания на поручителя в судебном порядке до ликвидации организации - должника, то поручитель должен отвечать по обязательствам должника даже в случае последующей ликвидации данного лица. Это подтверждается существующей судебной практикой.

Так, в соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 58 от 23.07.2009 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя", аналогично регулируются отношения сторон в случае обеспечения залогом обязательства не залогодателя, а иного лица. Согласно пункту 21 указанного Постановления, если залог предоставлен в обеспечение обязательства не залогодателя, а иного лица (должника по основному обязательству), завершение конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству и его исключение из единого государственного реестра юридических лиц не влекут прекращения залога в том случае, когда к этому моменту предъявлено требование об обращении взыскания на заложенное имущество в исковом порядке или подано заявление об установлении требований залогодержателя в деле о банкротстве залогодателя. В случае иного регулирования данных правоотношений, у недобросовестных предпринимателей будет возможность злоупотребления правом, и ликвидация юридических лиц станет удобным способом уклонения от исполнения обязательств.

Таким образом, признание ликвидации должника - юридического лица безоговорочным основанием для прекращения обязательств поручителя представляется необоснованным и не отражает многообразия специфики существующих правоотношений. Принятие указанной поправки в Гражданский кодекс РФ в значительной степени затронет права и законные интересы кредиторов. Это вызовет необходимость выработки и принятия дополнительных мер защиты интересов кредиторов, что может неблагоприятно отразится на условиях банковского обслуживания граждан и организаций.

2. В пункте 2 статьи 1 Законопроекта N 337108-5 содержится предложение дополнить статью 367 ГК РФ пунктом 6, согласно которому "поручительство прекращается смертью должника, если поручитель не дал кредитору согласие отвечать за исполнение обязательств наследников должника".

Данное предложение имеет цель легализовать не вполне однозначную практику судов общей юрисдикции, которая состоит в следующем.

В настоящее время суды общей юрисдикции признают договор поручительства прекратившимся в случае смерти основного должника, со ссылкой на норму пункта 2 статьи 367 ГК РФ, которая предусматривает, что поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Таким образом, пункт 2 статьи 367 ГК РФ регулирует очень узкий круг отношений, когда перемена стороны в основном обязательстве представляет собой случай частного (сингулярного) правопреемства, основанием которого является договор о переводе долга (параграф 2 главы 24 ГК РФ). В случае смерти основного должника субъектный состав основного обязательства также изменяется, но совершенно по другому основанию. В этом случае происходит общее наследственное правопреемство, в силу которого обязанность основного должника переходит к его наследникам в составе всей наследственной массы. Из изложенного следует вывод, что суды неправомерно распространили норму о прекращении поручительства на отношения иного рода, на которые она совсем не рассчитана.

Еще более важным является вопрос, имеются ли вообще правовые основания для дополнения статьи 367 ГК РФ нормой, которая установила бы специальное правовое основание для прекращения договора поручительства в связи со смертью основного должника.

В соответствии с пунктом 1 статьи 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника, либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. В современной предпринимательской деятельности поручительство чаще всего обеспечивает обязательство заемщика по кредитному договору. Смерть заемщика (основного должника) не препятствует его наследникам исполнить обязанность по возврату кредита. Такой вывод основывается на денежной природе этого обязательства, которое по своей сути менее всего связано с личностью кредитора или должника. Для кредитора (банка) не имеет значения, кто конкретно внесет сумму долга по кредитному договору. В связи с этим смерть заемщика - физического лица по общему правилу автоматически не прекращает обязательство по кредитному договору. Обязательство же поручителя, являясь акцессорным, следует юридической судьбе главного обязательства по возврату долга.

Следовательно, исходя из действующего законодательства и теории гражданского права, договор поручительства не может прекратиться в случае смерти заемщика - основного должника. При этом не имеет значения, как именно трактуется содержание обязательства поручителя - только отвечать за основного должника либо исполнить обязательство вместо него. Авторы Законопроекта допускают неточность, утверждая, что в первом случае поручительство прекращается, поскольку отвечать становится не за кого. Представляется, что поручитель может и должен продолжать отвечать и за наследников, которые оказались на стороне заемщика в силу общего наследственного правопреемства, поскольку нет оснований для вывода об "особом", "личном" отношении между поручителем и заемщиком. Соглашаясь подписать с кредитором договор поручительства и намереваясь отвечать по обязательствам заемщика, поручитель, прежде всего, оценивает стоимость имущества основного должника с точки зрения его достаточности для возврата кредита. Отношение между заемщиком и поручителем - это, прежде всего, отношение между двумя комплексами имущества. И очевидно, что никто не поручится за заемщика, у которого вообще нет никакого имущества. После смерти же основного должника его имущество сохраняется и составляет наследственную массу. Поэтому положение поручителя не может считаться "безнадежно ухудшившимся".

Кредитор, заключивший договор поручительства, напротив, рассчитывает облегчить для себя получение долга за счет появления у него дополнительного должника, поскольку поручительство - личный способ обеспечения исполнения обязательств. Таким образом, дополнение статьи 367 ГК РФ пунктом 6 о прекращении поручительства в связи со смертью основного должника лишит кредитора такой возможности и дискредитирует поручительство как способ обеспечения банковского кредита.

3. В случае, если изменения в гражданское законодательство, предусмотренные Законопроектом все же будут внесены, предлагаем дополнить Законопроект ограничивающей сферу его действия во времени нормой следующего содержания:

"Пункты 5 и 6 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим из договоров, заключенных после дня вступления в силу настоящего Федерального закона.".



Письмо Ассоциации российских банков от 6 мая 2010 г. N А-01/5-319


Текст письма размещен на сайте Ассоциации российских банков в Internet (http://www.arb.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение