Письмо Ассоциации российских банков от 5 октября 2010 г. N А-01/5-747 "О правомерности уступки кредитными организациями прав требований по кредитным договорами с физическими лицами коллекторским агентствам"

Письмо Ассоциации российских банков от 5 октября 2010 г. N А-01/5-747
"О правомерности уступки кредитными организациями прав требований по кредитным договорами с физическими лицами коллекторским агентствам"


Обращение Ассоциации российских банков обусловлено проводимой в настоящее время Минэкономразвития деятельностью по разработке проекта федерального закона "О деятельности по взысканию просроченной задолженности". При подготовке законопроекта Ассоциация российских банков предлагает учесть следующие проблемы правоприменительной практики.

В ходе рабочих переговоров с Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека и в публикациях неоднократно высказывалось мнение должностных лиц Роспотребнадзора о том, что уступка кредитными организациями прав требований по кредитным договорам физических лиц в пользу коллекторских агентств является неправомерной. Были даже сделаны выводы о незаконном характере деятельности коллекторских агентств в целом.

В связи с этим ставится под сомнение сама возможность формирования правовой базы коллекторской деятельности.

По мнению банковского сообщества, позиция Роспотребнадзора является ошибочной и не основана на нормах права по следующим основаниям.

Роспотребнадзор полагает, что уступка банком права требования по кредитному договору в пользу коллекторского агентства противоречит п. 2 ст. 388 ГК РФ, поскольку личность кредитора-банка имеет существенное значение для должника-потребителя. Свою точку зрения Роспотребнадзор объясняет тем, что коллекторские агентства не являются субъектами банковской деятельности, поэтому уступка в их пользу ссудной задолженности лишает потребителя ряда прав, предоставленных банковским законодательством клиенту банка. В частности, в соответствии со ст. 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках) банки обязаны гарантировать тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Уступка права требования коллекторскому агентству выводит сведения о задолженности потребителя из под действия режима банковской тайны.

По мнению Ассоциации российских банков, такая правовая позиция является необоснованной по следующим причинам.

Статья 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", установившая режим банковской тайны по операциям клиента банка, является общим препятствием для уступки права требования по любому кредитному договору. Банк-кредитор не может уступить принадлежащее ему право требования по кредитному договору, не нарушив при этом ст. 26 Закона о банках, поскольку при заключении договора цессии необходимо точно индивидуализировать передаваемое право. Для этого в договор цессии следует внести сведения о кредитном договоре, о размере задолженности потребителя и о самом заемщике, т.е. сведения об операциях по терминологии ст. 26 Закона о банках. Чтобы исключить нарушение режима банковской тайны при уступках ссудной задолженности в банковской практике повсеместно и давно выработан следующий подход. При заключении кредитного договора стороны заранее согласовывают условие о том, что заемщик разрешает банку предоставить любому лицу, с которым банк пожелает в будущем заключить договор цессии, сведения, составляющие банковскую тайну, необходимые для составления и исполнения этого договора. В описанной ситуации режим банковской тайны заранее исключается по воле заемщика для случая заключения договора об уступке права на получение ссудной задолженности. Поэтому состоявшаяся впоследствии уступка права требования по кредитному договору не может нарушить прав потребителя, поскольку сведения об операциях по кредитному договору выводятся из под действия нормы о банковской тайне еще при заключении кредитного договора.

В соответствии со статьей 383 ГК РФ не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Однако указанное правило нельзя распространять на требования, возникающие из кредитных договоров, т. к. они не связаны с личностью кредитора. Требования к субъектному составу имеют значение в момент заключения кредитного договора для исполнения обязательства банка по выдаче кредита заемщику. Анализ правового регулирования отношений, возникающих на основании кредитного договора, свидетельствует об отсутствии препятствий для уступки кредитором права требования в отношении заемщика, в том числе физического лица (гражданина), третьим лицам, независимо от наличия у них лицензии на осуществление банковской операции по выдаче кредита. По мнению Ассоциации российских банков, требование о возврате суммы кредита вместе с обусловленным процентами никак не связано с личностью кредитора. Это требование является денежным и не носит алиментного характера. Поэтому добросовестному заемщику все равно, в чью пользу он должен вернуть взятые им взаймы деньги, главное - своевременно и в полном объеме освободиться от своего долга.

Статья 384 ГК РФ содержит положение, в соответствии с которым права требования переходят к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода. Следовательно, в случае уступки прав требования для заемщика условия кредитного договора остаются прежними, на него не возлагаются дополнительные обязанности, а значит его права не ущемляются. В то же время в соответствии со статьей 386 ГК РФ должник сохраняет по отношению к новому кредитору все свои возражения, которые он имел к прежнему кредитору. Таким образом, в случае предъявления к заемщику претензий в случае неисполнения им своих обязательств по кредитному он имеет право предъявить новому кредитору мотивированные возражения на соответствующие требования. Следовательно, при уступке прав требования права заемщика не нарушаются, он имеет право на защиту от необоснованных требований нового кредитора теми же способами, которые имелись в его распоряжении в отношении прежнего кредитора.

По мнению Роспотребнадзора, уступка права требования по кредитному договору является незаконной, поскольку направлена на "дробление" предмета договора: право требования о возврате кредита передается без обязанности банка его предоставить. Роспотребнадзор полагает, что уступка права требования возврата выданного кредита неизбежно связана с передачей новому кредитору и прав, и обязанностей (п. 1 ст. 307 ГК РФ). В результате этого каких-либо иных сопутствующих рассматриваемому виду правоотношений прав и обязанностей прежнего кредитора по отношению к должнику оставаться не может, так как сделка по уступке права требования представляет собой действие первоначального кредитора по отказу от своих прав в отношении должника и передаче их новому кредитору.

По мнению АРБ, правовая позиция Роспотребнадзора противоречит доктринальному подходу к понятию обязательства.

Согласно доктрине, заключение двустороннеобязывающего договора приводит к возникновению двух взаимообусловленных обязательств. Так, в результате заключения договора купли-продажи возникают следующие два обязательства: продавец обязан передать товар, а покупатель вправе требовать передачи товара - первое обязательство; покупатель обязан уплатить цену товара, а продавец вправе требовать от покупателя выполнения его обязанности - второе обязательство. Права в каждом из указанных обязательств могут быть уступлены в порядке цессии отдельно от обязанностей или от прав по другому обязательству. Применительно к кредитному договору именно такая позиция была положена в основу выводов, содержащихся в пунктах 2 и 5 Обзора практики применения арбитражными судами положения главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, сообщ. Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 года N 120 (далее - Обзор N 120). Согласно указанным пунктам Обзора N 120 уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству. Уступка части права (требования) по обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству. Поскольку предмет кредитного договора (сумма кредита) является делимым, то возможна уступка права (требования) по частям.

Роспотребнадзор полагает, что выводы, содержащиеся в Обзоре N 120, не могут применяться, поскольку он "адресован арбитражным судам в информационных целях, носят по отношению к ним рекомендательный характер и не являются нормой права.".

В связи с разработкой Минэкономразвития РФ проекта федерального закона "О деятельности по взысканию просроченной задолженности", просим Вас учесть в законопроектной работе позицию банковского сообщества с целью разработки оптимального правового регулирования деятельности коллекторских агентств.


Президент

Г.А. Тосунян



Письмо Ассоциации российских банков от 5 октября 2010 г. N А-01/5-747 "О правомерности уступки кредитными организациями прав требований по кредитным договорами с физическими лицами коллекторским агентствам"


Текст письма размещен на сайте Ассоциации российских банков в Internet (http://www.arb.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.