Письмо Ассоциации российских банков от 23 марта 2011 г. N А-01/5-212 "О правомерности включения в кредитные договоры, заключаемые банками с физическими лицами, некоторых условий"

Письмо Ассоциации российских банков от 23 марта 2011 г. N А-01/5-212
"О правомерности включения в кредитные договоры, заключаемые банками с физическими лицами, некоторых условий"


Обращение Ассоциации российских банков обусловлено необходимостью доведения Верховного Суда Российской Федерации консолидированной позиции банковского сообщества о правомерности включения в кредитные договоры, заключаемые банками с физическими лицами, условий, которые территориальные органы Роспотребнадзора, а также некоторые суды признают противоречащими действующему законодательству и нарушающими права потребителей.

По мнению территориальных управлений Роспотребнадзора, являются ущемляющими права потребителей следующие условия договоров потребительского кредита, заключаемых кредитными организациями с гражданами:

1) условие о том, что кредитный договор не рассматривается в качестве договора присоединения;

2) условие о том, что споры по иску банка к гражданину-заемщику рассматриваются судом по месту нахождения банка (его филиала);

3) условие о запрете на досрочный возврата кредита в течение определенного в договоре срока, а также о взимании банком комиссии за досрочный возврат кредита;

4) условие договора, предусматривающего предоставление ипотечного кредита, о том, что издержки по погашению записи об ипотеке возлагаются на заемщика, являющегося залогодателем;

5) условие о том, что дополнительные услуги банка оплачиваются заемщиком в соответствии с утверждаемыми банком тарифами, которые он вправе изменять в одностороннем порядке в течение срока действия договора.

Представляется, что аргументация о неправомерности включения вышеуказанных условий является в некоторых случаях неубедительной, иногда не учитывающей требования действующего законодательства и специфику банковской деятельности.

Занимаемая территориальными управлениями Роспотребнадзора и поддерживаемая в некоторых случаях судами позиция существенно затрудняет соблюдение банками обязательных требований Банка России, а также создает правовые и финансовые риски, которые могут привести к значительному уменьшению доступности потребительского кредитования, что повлечет за собой неблагоприятные последствия для экономики и граждан Российской Федерации.

Необходимо отметить, что по вопросу о правомерности включения в кредитные договоры рассматриваемых условий сложилась противоречивая судебная практика.

В этой связи Ассоциацией российских банков по вышеуказанным вопросам подготовлено соответствующее заключение (прилагается).

Принимая во внимание изложенное, Ассоциация российских банков убедительно просит Вас учесть позицию банковского сообщества при обобщении судебной практики.

Приложение на 10 л.


Президент

Г.А. Тосунян


Заключение
Ассоциации российских банков о правомерности включения в кредитные договоры, заключаемые с банками физическими лицами, некоторых условий


По мнению Роспотребнадзора и некоторых судов, кредитные договоры, заключаемые банками с физическими лица, содержат ряд условий, нарушающих нормы Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон N 2300-1).

Общая позиция АРБ.

Согласно статье 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 15-ФЗ) в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом N 2300-1 и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

Пунктом 1 статьи 1 Закона N 2300-1 установлено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются ГК РФ, Законом N 2300-1, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Так, порядок заключения кредитного договора установлен параграфом 2 Главы 42 "Заем и кредит" ГК РФ, специальным Федеральным законом от 01.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон N 395-1), регулирующим банковскую деятельность, к которой относится, в частности, размещение привлеченных денежных средств (кредитование), а также Положением Банка России от 31.08.1998 N 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)" (далее - Положение N 54-П).

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату названного Федерального закона N 395-1 следует читать как "2 декабря 1990 г."

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 N 6, от 25.10.1996 N 10, от 17.01.1997 N 2, от 21.11.2000 N 32, от 10.10.2001 N 11, от 06.02.2007 N 6, от 11.05.2007 N 24, от 29.06.2010 N 18) (далее - Постановление N 7) разъяснено, что Закон N 2300-1, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации применяются к отношениям в области защиты прав потребителей, если: это предусмотрено ГК РФ; ГК РФ не содержит такого указания, однако названные выше федеральные законы и нормативные правовые акты конкретизируют и детализируют нормы ГК РФ, регулирующие данные правоотношения, либо когда ГК РФ не регулирует указанные отношения; указанные законы и другие нормативные правовые акты предусматривают иные правила, чем ГК РФ, когда ГК РФ допускает возможность их установления иными законами и нормативными правовыми актами.

Необходимо отметить, что глава 42 "Заем и кредит" ГК РФ не содержит указания на то, что заемные и кредитные правоотношения регулируются Законом N 2300-1.

Кроме того, в Постановлении N 7 Верховный Суд РФ, ссылаясь на статью 9 Закона N 15-ФЗ и пункт 1 статьи 1 Закона N 2300-1, указал, что в тех случаях, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей, помимо норм ГК РФ, регулируются и специальными законами Российской Федерации, то к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон N 2300-1 может применяться в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону. При этом необходимо учитывать, что специальные законы, принятые до введения в действие части второй ГК РФ, применяются к указанным правоотношениям в части, не противоречащей ГК РФ и Закону N 2300-1.

Необходимо отметить, что на основании Федерального закона от 03.02.1996 N 17-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" (вступил в силу 10.02.1996) Закон N 395-1 полностью изложен в новой редакции. Закон N 395-1 не противоречит второй части ГК РФ и принят после вступления в силу Закона N 2300-1.

Таким образом, специальные нормы банковского законодательства, в частности статья 29 Закона N 395-1, а также нормы ГК РФ пользуются приоритетом перед нормами Закона N 2300-1.

Рассмотрим конкретные условия кредитных договоров, заключаемых банками с физическими лицами, признаваемые Роспотребнадзором и некоторыми судами нарушающими права потребителей.

1. Условие о том, что кредитный договор не рассматривается в качестве договора присоединения.

Позиция Роспотребнадзора и некоторых судов:

В соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулировках или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Банки заключают кредитные договоры с клиентами на основании разработанных банком в соответствии с принятыми внутренними правилами типовых текстов кредитных договоров.

В связи с тем, что заемщик лишен возможности влиять на содержание кредитного договора, по смыслу пункта 1 статьи 428 ГК РФ такой договор, заключенный между кредитной организацией и гражданином-заемщиком, следует квалифицировать как договор присоединения и, следовательно, заемщик обладает всеми правами стороны, присоединившейся к договору (пункт 2 статьи 428 ГК РФ).

Следовательно, включение в кредитный договор условия о том, что кредитный договор не рассматривается в качестве договора присоединения нарушает права потребителя.

Позиция АРБ:

Кредитный договор не является по своей правовой природе договором присоединения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Вместе с тем, пунктом 1 статьи 819 ГК РФ установлено, что по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Таким образом, сумма и срок кредита являются существенными условиями кредитного договора.

Кредитные организации при заключении с физическими лицами кредитных договоров нередко используют разработанные ими типовые формы таких договоров. Однако в таких формах договоров всегда отсутствует сумма кредита и срок его погашения, поскольку указанные условия могут быть разными даже при предоставлении кредитов одного вида. Например, используя разработанную банком форму кредитного договора, банк предоставляет потребительские кредиты разным заемщикам - физическим лицам с разными сроками погашения ссудной задолженности и/или на разные суммы. Таким образом, заемщик может согласовать с банком такие существенные условия кредитного договора, как его срок и сумма кредита.

Из этого следует, что заключаемый банком кредитный договор с физическим лицом с использованием разработанной банком формы договора не может рассматриваться как договор присоединения, поскольку в такой форме отсутствует один из признаков договора присоединения - неизменяемые существенные условия договора, включая срок и сумму кредита, которые предлагает банк. В то же время законодательство не знает института "частичного присоединения".

Таким образом, исходя из правового и экономического смысла предоставления кредита, кредитный договор не может быть квалифицирован как договор присоединения и не может носить публичный характер (статья 426 ГК РФ), поскольку банк не обязан предоставлять кредит каждому, кто к нему обратится. Обязанность по предоставлению кредита возникает у банка только после заключения договора.

Кроме того, в ГК РФ отсутствуют специальные правила о заключении кредитного договора, что свидетельствует о том, что порядок заключения кредитного договора должен подчиняться общим положениям о заключении гражданско-правового договора, содержащимся в главе 28 ГК РФ (статьи 432 - 449 ГК РФ). Следовательно, кредитный договор считается заключенным, если он совершен в простой письменной форме и если сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (статья 432 ГК РФ), к которым, в частности относятся сумма кредита и срок его возврата. Аналогичный подход применяется и к договорам поручительства.

Данная позиция подтверждается в монографии М.И. Брагинского и В.В. Витрянского: "Применительно к кредитному договору модель договора присоединения вовсе не применима, поскольку она исключает возможность выработки каких-либо условий договора по воле обеих сторон и урегулирования договорных разногласий. Кроме того, условия кредитного договора не могут быть стандартными, одинаковыми для всех заемщиков, напротив, они должны учитывать финансовое положение каждого из заемщиков и их возможности по возврату полученных кредитов.

Таким образом, применительно к порядку заключения кредитного договора мы можем констатировать не только отсутствие в ГК РФ специальных правил, регулирующих его заключение, но и невозможность применения общих положений об особом порядке заключения договоров, рассчитанных на определенные типовые договорные конструкции (публичный договор, реальный договор, договор присоединения)."*.

2. Условие о том, что споры по иску банка к гражданину-заемщику рассматриваются судом по месту нахождения банка (его филиала).

Позиция Роспотребнадзора и некоторых судов:

Положения пункта 2 статьи 17 Закона N 2300-1 предоставляют потребителю возможность самостоятельно определить суд, в котором будет рассматриваться его требование к контрагенту, в первую очередь, исходя из критерия удобства участия самого потребителя в судебном заседании. При этом законодатель не установил процессуальные правила для рассмотрения споров, в которых потребитель является ответчиком, а по общему правилу иск предъявляется в суд по месту нахождения ответчика (статья 28 ГПК РФ). На этом основании делается вывод о том, что дела с участием потребителей всегда должны рассматриваться в суде по месту жительства потребителя.

Позиция АРБ:

Закрепление в кредитном договоре договорной подсудности соответствует нормам процессуального законодательства и не противоречит Закону N 2300-1.

В соответствии с частью 7 статьи 29 ГПК РФ и пунктом 2 статьи 17 Закона N 2300-1 иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту жительства или пребывания истца, либо по месту заключения или исполнения договора, либо по месту нахождения организации, а если ответчиком является индивидуальный предприниматель, - его места жительства (абзац 2 пункта 2 статьи 17 Закона N 2300-1).

Таким образом, статьей 17 Закона N 2300-1 определена альтернативная подсудность по выбору истца, а часть 7 статьи 29 ГПК РФ закрепляет данное право, устанавливая подсудность по выбору истца в случае предъявления физическим лицом иска о защите прав потребителя, т.е. для случаев, когда истцом является физическое лицо, защищающее свои права потребителя.

Однако иски, предъявляемые банками к физическим лицам, не являются исками о защите прав потребителей, поскольку в данном случае банк защищает свои нарушенные права.

Таким образом, в рассматриваемом случае специальные нормы части 7 статьи 29 ГПК РФ и статьи 17 Закона N 2300-1 применяться не могут.

В соответствии с общим правилом, закрепленным в статье 28 ГПК РФ, иск предъявляется по месту нахождения ответчика.

Однако согласно положениям статьи 32 ГПК РФ стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для конкретного дела до принятия его судом к своему производству. По соглашению сторон не может быть изменена только подсудность, установленная статьями 26, 27 ГПК РФ (родовая подсудность) и статьей 30 ГПК РФ (исключительная подсудность).

При этом ни статья 30 ГПК РФ, ни статья 17 Закона N 2300-1 не относят к исключительной подсудность дел по искам, предъявляемым к потребителям. Следовательно, такая подсудность может быть изменена сторонами в условиях договора в порядке статьи 32 ГПК РФ.

3. Условие о запрете на досрочный возврата кредита в течение определенного в договоре срока, а также о взимании банком комиссии за досрочный возврат кредита.

Позиция Роспотребнадзора и некоторых судов:

Исходя из природы денежного обязательства и сущности банковской деятельности банк не вправе отказаться принимать досрочное исполнение по кредитному договору. В соответствии с пунктом 1 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Поэтому установление в договорах комиссии за досрочный возврат кредита является незаконным.

Кроме того, в обоснование своей позиции Роспотребнадзор и некоторые суды ссылаются на статью 32 Закона N 2300-1, в соответствии с которой потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Позиция АРБ:

В соответствии с пунктом 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Пунктом 2 статьи 810 ГК РФ установлено, что сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно только с согласия займодавца.

Установление в кредитных договорах запрета на досрочный возврат кредита (его части) может рассматриваться как заведомое несогласие кредитора на досрочный возврат кредита до предусмотренного в договоре срока. Учитывая принцип свободы договора (статья 421 ГК РФ), стороны могут предусмотреть в договоре любые не противоречащие закону условия.

Принимая во внимание, что кредитные отношения регулируются специальными нормами законодательства, в частности статьей 810 ГК РФ, а также позицию Верховного Суда РФ, изложенную в Постановлении N 7, о том, что, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей регулируются ГК РФ и специальными законами Российской Федерации, то к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон N 2300-1 может применяться в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону, полагаем, что обоснование позиции о неправомерности установления в кредитных договорах запрета на досрочный возврат кредита нормой статьи 32 Закона N 2300-1 является некорректным.

Таким образом, запрет на досрочный возврат заемщиком кредита в течение определенного в договоре срока не может рассматриваться как нарушение прав потребителей.

Исходя из концепции Гражданского кодекса РФ, требование пункта 2 статьи 810 ГК РФ о необходимости получения согласия займодавца для возникновения у заемщика права на досрочное погашение займа (кредита) обусловлено тем, что в данном случае имеет место изменение существенных условий договора о сроке погашения кредита (его части), которое невозможно без согласия обеих сторон договора.

Кроме того, в соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ "существенным признается нарушение договора одной стороной, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора". Досрочный возврат выданного под проценты кредита в начале срока действия кредитного договора может быть квалифицирован как существенное нарушение договора заемщиком, поскольку кредитор теряет в этом случае значительную часть процентов, на которые он рассчитывал, заключая договор.

Более того, при заключении договора уровень процентной ставки определяется в зависимости, в том числе, от первоначально определенного срока кредитования. Таким образом, очевидно, что изменение порядка и сроков погашения кредита при досрочном возврате кредита (его части) улучшает положение заемщика и ухудшает положение кредитора, лишая его части дохода, который был бы получен в течение оставшегося периода кредитования. В таких условиях заемщику правомерно предоставляется право обращения, а не требования к кредитору в части возможности сокращения срока погашения кредита. В свою очередь кредитор может предложить заемщику определенные условия досрочного погашения кредита, в том числе касающиеся частичной компенсации потерь кредитора путем выплаты комиссии. В этом случае за заемщиком всегда остается выбор: сохранить неизменными условия кредитного договора или осуществить изменение его условий в целях получения права на досрочный возврат кредита. Принципиально важно, что, учитывая природу комиссии за досрочный возврат кредита, ее сумма не должна быть больше суммы упущенной выгоды банка, т.е. суммы процентов за первоначально установленный в договоре период кредитования.

Следовательно, взимание банками комиссии за частичное (полное) досрочное погашение кредита является экономически обоснованным, поскольку целью размещения банками денежных средств (предоставления кредита) является получение стабильного дохода в течение определенного договором времени, в том числе в целях полного и своевременного исполнения обязательств банка перед вкладчиками.

4. Условие договора ипотечного кредита о том, что финансовые издержки по подаче заявления в регистрирующий орган о погашении записи об ипотеке возлагаются на заемщика, являющегося залогодателем.

Позиция Роспотребнадзора и некоторых судов:

В соответствии со статьей 25 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" регистрационная запись об ипотеке погашается на основании совместного заявления залогодателя и залогодержателя. Исходя из требования данной нормы, Роспотребнадзор и некоторые суды приходят к выводу о том, что, поскольку законом установлена обязанность залогодержателя обратиться в орган по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним с заявлением о погашении регистрационной записи об ипотеке, залогодержатель не вправе перекладывать на залогодателя-гражданина организационные и финансовые издержки по подаче такого заявления.

Позиция АРБ:

В статье 25 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" предусмотрены основания погашения органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, регистрационной записи об ипотеке, к которым, в частности относится совместное заявление залогодателя и залогодержателя. При этом действующее законодательство не содержит нормы, предусматривающей порядок оплаты расходов, связанных с погашением регистрационной записи об ипотеке.

В соответствии со статьей 421 ГК РФ, устанавливающей принцип свободы договора, условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Учитывая изложенное, полагаем, что стороны договора об ипотеке вправе предусмотреть в договоре любые не противоречащие закону условия, в том числе условия о распределении между ними расходов, связанных с заключением и исполнением договора, а также о возложении обязанности по уплате указанных расходов на одну из сторон договора.

В этой связи представляется, что условие об оплате залогодателем-гражданином расходов, связанных с погашением регистрационной записи об ипотеке, не может приводить к нарушению его прав, поскольку такое условие не противоречит действующему законодательству.

5. Условие о том, что дополнительные услуги банка оплачиваются заемщиком в соответствии с утверждаемыми банком тарифами, которые он вправе изменять в одностороннем порядке в течение срока действия договора.

Позиция Роспотребнадзора и некоторых судов:

Согласно статье 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. Следовательно, в отношениях с гражданами одностороннее изменение обязательств не допускается, если иное не вытекает из закона. В соответствии с частью 4 статьи 29 Закона N 395-1 по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке изменить размер комиссионного вознаграждения по совершаемым операциям. Следовательно, включение в кредитный договор условия, позволяющего банку в одностороннем порядке изменять размер вознаграждения за отдельные операции, совершаемые банком в рамках кредитного договора, не соответствует закону и потому нарушает права потребителей.

Позиция АРБ:

В кредитных договорах, заключаемых с физическими лицами, нередко содержится условие о том, что оплата дополнительных услуг банка, связанных с исполнением кредитного договора, осуществляется в соответствии с тарифами, устанавливаемыми банком. При этом в таких договорах указано, что банк вправе в одностороннем порядке изменять размер тарифов, которые представляют собой комиссию, взимаемую банком за конкретные услуги (операции).

Право на одностороннее изменение условий обязательства предусмотрено статьей 310 ГК РФ, согласно которой одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Данное исключение было предусмотрено, в частности, статьей 29 Закона N 395-1 (в редакции, действовавшей до 2010 года), согласно которой кредитная организация не имела права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

Нормы статьи 29 Закона N 395-1 являются специальными и, как говорилось выше, имеют приоритет по сравнению с нормами Закона N 2300-1.

На основании Федерального закона от 15.02.2010 N 11-ФЗ "О внесении изменений в статью 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон N 11-ФЗ) статья 29 Закона N 395-1 была дополнена новой частью 4, в соответствии с которой по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Статьей 422 ГК РФ установлено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В соответствии со статьей 2 Закона N 11-ФЗ положения частей 2 и 4 статьи 29 Закона N 395-1 (в редакции Закона N 11-ФЗ) применяются к правоотношениям, возникшим из договоров, заключенных после дня вступления в силу Закона N 11-ФЗ.

Таким образом, условия кредитных договоров, заключенных с заемщиками до вступления в силу Закона N 11-ФЗ, о праве банка на установление или изменение (увеличение, уменьшение) размера тарифов в одностороннем порядке не противоречит закону и поэтому не может нарушать права потребителей.

Кроме того, требования статьи 29 Закона N 395-1 (в редакции Закона N 11-ФЗ) не ограничивают в полном объеме право банка на одностороннее изменение условий договора, которое было согласовано в письменной форме сторонами кредитного договора, заключенного после вступления в силу Закона N 11-ФЗ, поскольку в части 4 статьи 29 Закона N 395-1 установлен запрет только на увеличение размера комиссий и установление новых комиссий. При этом указанный запрет не распространяется на уменьшение размера комиссий.

Таким образом, наличие в кредитных договорах, заключенных после вступления в силу Закона N 11-ФЗ, условия о праве банка изменять тарифы в одностороннем порядке само по себе не может нарушать права потребителей, поскольку к изменению размера тарифов относится и их уменьшение, которое не противоречит части 4 статьи 29 Закона N 395-1 (в редакции Закона N 11-ФЗ).

Кроме того, при решении вопроса о правомерности установления в кредитном договоре рассматриваемого условия необходимо учитывать следующее.

Наличие в договорах условия об оказании банком услуг на основании тарифов, устанавливаемых банком, и о праве банка на их изменение обусловлено, прежде всего, экономической необходимостью.

Так, например, могут изменяться экономические условия деятельности самого банка (например, в связи с расширением предоставляемых услуг открытие новых структурных подразделений влечет дополнительные затраты банка) или при осуществлении электронных расчетов изменение контрагентами банка тарифов повлечет и изменение тарифов банка.

Также банк может устанавливать тарифы за новые услуги, которые он не предоставлял на момент заключения договора с заемщиком.

Так, например, в соответствии с Федеральным законом "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" с 2012 года физические лица смогут получать банковские услуги с использованием универсальной электронной карты. В этой связи банки будут устанавливать новые тарифы за услуги, которые ранее ими не оказывались. Следовательно, в договоре, заключенном банком с заемщиком, в 2011 году не могут быть установлены тарифы, например за перечисление платежей в счет погашения кредита посредством универсальной электронной карты.

Таким образом, запрет на право банка устанавливать и изменять тарифы за предоставляемые им услуги неизбежно приведет к возникновению системных ошибок и, как следствие, в ряде случаев к ущемлению прав потребителей.

Кроме того, при рассмотрении данного вопроса следует учитывать, что, как правило, в кредитных договорах речь идет о тарифах за дополнительные услуги банка, которыми заемщик может никогда не воспользоваться, поскольку в кредитных договорах предусматривается, в частности порядок погашения кредита (например, путем списания денежных средств с текущего счета заемщика, путем внесения денежных средств в кассу банка и др.), который не исключает право заемщика погашать кредит посредством иных операций (например, с использованием банковской карты через банкомат или внесением денежных средств через терминал), за совершение которых банк может взимать комиссию.

В соответствии с пунктом 3 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Учитывая норму пункта 3 статьи 421 ГК РФ, представляется, что в таком случае дополнительные услуги, оказываемые в связи с совершением платежей, вообще не могут рассматриваться как услуги, непосредственно связанные с исполнением кредитного договора, а являются услугами, регулируемыми соглашением сторон, конклюдентно заключенным в момент ее оказания по действующим в этот момент тарифам банка.

Также необходимо иметь в виду, что не все виды тарифов (комиссий) включаются в полную стоимость кредита, рассчитываемую в соответствии с порядком, установленным Указанием Банка России от 13.05.2008 N 2008-У "О порядке расчета и доведения до заемщика - физического лица полной стоимости кредита".

Принимая во внимание изложенное, полагаем, что при формировании позиции о правомерности включения в кредитные договоры условий о праве банка в одностороннем порядке изменять тарифы любое универсальное решение будет некорректным, поскольку необходимо в каждом случае рассматривать конкретные услуги банка, за которые взимается плата, а также влияние такой платы на полную стоимость кредита.


Исполнительный
вице-президент АРБ
по правовым вопросам

А.В. Емелин


------------------------------

* Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. Книга 5. В 2-х томах, Том 1, Статут, 2006. С. 378.



Письмо Ассоциации российских банков от 23 марта 2011 г. N А-01/5-212 "О правомерности включения в кредитные договоры, заключаемые банками с физическими лицами, некоторых условий"


Текст письма размещен на сайте Ассоциации российских банков в Internet (http://www.arb.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.