Вопрос: Предприятие является поставщиком продуктов питания в крупную региональную торговую сеть. Поставки осуществляются на условиях отсрочки платежей. Федеральным законом от 28.12.2009 N 381-ФЗ были установлены максимально допустимые отсрочки оплаты, дифференцированные по срокам годности продовольственных товаров. По некоторых товарам скоропортящегося ассортимента торговая сеть не может соблюсти регламентированные сроки оплаты товаров в связи с нехваткой оборотных средств. Прав ли поставщик, считая, что заключение договора финансирования под уступку денежного требования позволит, не нарушив закон, отодвинуть для торговой сети сроки... ("Пищевая промышленность: бухгалтерский учет и налогообложение", N 3, март 2011 г.)

Предприятие является поставщиком продуктов питания в крупную региональную торговую сеть. Поставки осуществляются на условиях отсрочки платежей. Федеральным законом от 28.12.2009 N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон о торговле) были установлены максимально допустимые отсрочки оплаты, дифференцированные по срокам годности продовольственных товаров. По некоторых товарам скоропортящегося ассортимента торговая сеть не может соблюсти регламентированные сроки оплаты товаров в связи с нехваткой оборотных средств. Прав ли поставщик, считая, что заключение договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга) позволит, не нарушив закон, отодвинуть для торговой сети сроки оплаты товаров за счет "периода ожидания", предоставляемого фактором? Использование "периода ожидания" (до 45 дней с момента наступления срока оплаты за товары) означает просрочку должником оплаты товаров. Какие последствия может иметь указанная просрочка для клиента, уступившего фактору требование к должнику? Какие риски возникают у клиента? Являются ли комиссия, взимаемая фактором с клиента (поставщика) за использование должником "периода ожидания", и повышенная комиссия за неполучение оплаты от должника по окончании "периода ожидания" убытками клиента, которые могут быть взысканы с должника?


Действительно, п. 7 ст. 9 Закона о торговле ограничивает отсрочку оплаты поставок продуктов питания:

- продовольственные товары, на которые срок годности установлен менее чем 10 дней, подлежат оплате в срок не позднее чем 10 рабочих дней со дня приемки таких товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность;

- продовольственные товары, на которые срок годности установлен от 10 до 30 дней включительно, подлежат оплате в срок не позднее чем 30 календарных дней со дня приемки хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность;

- продовольственные товары, на которые срок годности установлен свыше 30 дней, а также алкогольная продукция, произведенная на территории РФ, подлежат оплате в срок не позднее чем 45 календарных дней со дня приемки.

Если указать в договоре поставки иные сроки оплаты товаров, это обернется значительными штрафами. Так, Федеральным законом от 28.12.2010 N 411-ФЗ в КоАП РФ введена новая ст. 14.42, согласно п. 3 которой установление хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, и (или) хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, в договоре поставки продовольственных товаров сроков оплаты, превышающих сроки, определенные федеральным законом, влечет наложение административного штрафа: на должностных лиц в размере от 20 до 40 тыс. руб., а на юридических лиц - от 1 до 5 млн. руб.

Уложиться в жесткие сроки оплаты товаров (10, 30 и 45 дней) получается не у всех покупателей из-за недостатка оборотных средств. Теоретически решить эту проблему сети могли бы за счет увеличения отсрочек для поставщиков non-food категорий (например, с 90 до 180 дней), на которые Закон о торговле не распространяет свое действие, но на практике немногие поставщики непродовольственных товаров соглашаются работать на столь невыгодных для них условиях. Еще одна загвоздка для сетей, правда, менее значительная, чем нехватка оборотных средств, заключается в резком увеличении документооборота в связи с дифференциацией отсрочек в зависимости от сроков годности продуктов. На практике стандартный объем поставки для сети - несколько тонн груза. При этом один и тот же поставщик может в одну отгрузку включить продукты с тремя различными сроками годности, которые должны быть оплачены не позднее 10, 30 и 45 дней. Получается, торговые сети должны организовать документооборот таким образом, чтобы отслеживать момент приближения срока оплаты по каждой поставке по группам продуктов с различными сроками годности.

Выходом из сложившейся ситуации может стать использование факторинга. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), следующего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (п. 1 ст. 824 ГК РФ). По общему правилу уступка финансовому агенту денежного требования будет действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении, при этом клиент не освобождается от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении (ст. 828 ГК РФ). В отношении продовольственных товаров действует специальное правило. Согласно п. 10 ст. 9 Закона о торговле в договоре поставки таких товаров не допускается установление запрета на перемену лиц в обязательстве по такому договору путем уступки требования, а также ответственности за несоблюдение указанного запрета сторонами такого договора. Таким образом, договор поставки продовольственных товаров, в котором установлены запрет на уступку требования, вытекающего из такого договора, и ответственность за нарушение запрета, ничтожен в обозначенной части (ст. 168, 180 ГК РФ). Более того, согласно п. 4 ст. 14.42 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 28.12.2010 N 411-ФЗ установление хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, и (или) хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, в договоре поставки продовольственных товаров запрета на перемену лиц в обязательстве по такому договору путем уступки требования либо установление гражданско-правовой ответственности за несоблюдение указанного запрета сторонами договора влечет наложение административного штрафа: на должностных лиц в размере от 20 до 40 тыс. руб., на юридических лиц - от 1 до 5 млн. руб.

При факторинге поставщик продуктов питания получает финансирование под уступку требования в течение нескольких дней после уступки требования, а фактор и покупатель могут договариваться о большей отсрочке платежа, чем прописано в Законе о торговле. Такая отсрочка называется периодом ожидания и составляет в среднем 45 дней. Поскольку "период ожидания" начинается уже после наступления срока оплаты, предусмотренного договором поставки между поставщиком (клиентом) и покупателем (должником), его использование должником означает просрочку оплаты товаров. Разберемся, перед кем должник отвечает за допущенную просрочку.

Итак, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты (ст. 384 ГК РФ).

Неустойка. Одним из способов обеспечения исполнения обязательств является неустойка (п. 1 ст. 329 ГК РФ). Согласно п. 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 право на взыскание неустойки за просрочку платежа по договору купли-продажи является правом, связанным с требованием основного долга. Поэтому если стороны не исключили действие ст. 384 ГК РФ договором, право на взыскание неустойки следует считать перешедшим к новому кредитору вместе с требованием уплаты суммы основного долга.

Проценты за пользование чужими денежными средствами. Проценты по ст. 395 ГК РФ - это мера ответственности за неисполнение денежного обязательства. В пункте 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 разъяснено, что при уступке требования об оплате товара и отсутствии в соглашении сторон условий относительно прав, связанных с уступленным требованием, новый кредитор вправе взыскать с должника соответствующую сумму задолженности по оплате товара и процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ, начисленных с момента наступления просрочки (обратим внимание: не с момента заключения соглашения об уступке). Изложенное касается ситуации, когда просрочка должника имела место до момента уступки права требования долга. После уступки права требования долга у должника возникает обязательство по оплате товара новому кредитору и, значит, прекращается обязательство по оплате товара первоначальному кредитору. Таким образом, ответственность за нарушение обязательства по оплате товара (в том числе по ст. 395 ГК РФ) должник несет уже перед новым кредитором (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Убытки. Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

При уступке прав по основному обязательству, не нарушенному на момент уступки, нельзя говорить о передаче новому кредитору права на возмещение убытков на случай возможного нарушения со стороны должника. Такого права у первоначального кредитора не существовало, поскольку не было основания для его возникновения (факта нарушения). Если после уступки должник нарушит возложенные на него обязанности, это нарушение будет иметь место уже в отношении нового кредитора, чья имущественная сфера и будет затронута. Новый кредитор в данном случае имеет право требовать от должника возмещения убытков, потому что они ему причинены, а не потому, что он получил это право от первоначального кредитора.

Совершенно иная ситуация складывается в случае нарушения должником обязанности, корреспондирующей передаваемому новому кредитору праву, до момента уступки. Ущерб нарушением был причинен имуществу первоначального кредитора и может быть выражен в определенной денежной сумме. Новый кредитор, приобретая нарушенное до уступки право требования, не может претендовать на возмещение убытков, которые были причинены первоначальному кредитору. Следовательно, передача новому кредитору прав по обязательству не означает одновременную передачу этому лицу права требовать от должника возмещения убытков, уже причиненных первоначальному кредитору до момента уступки. Однако право требования от должника уплаты этой суммы (уже определенной или определимой) может быть передано другому лицу (как новому кредитору, так и любому другому лицу) в качестве самостоятельного имущественного права (п. 17 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

Таким образом, должник, просрочивший оплату товара уже после того, как состоялась уступка права требования, несет ответственность за неисполнение обязательства по оплате перед новым кредитором. На практике за использование "периода ожидания" и неоплату в срок, превышающий "период ожидания", факторинговые компании вместо выставления к уплате должником процентов за пользование чужими денежными средствами и убытков предпочитают брать плату с клиента в виде повышенной факторинговой комиссии. Обратимся к Постановлению Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2010 N 17АП-11163/2010-АК.

Поставщик (кондитерская фабрика) предъявил покупателю иск о взыскании убытков в виде суммы дополнительных расходов (более 500 тыс. руб.), понесенных им в связи с ненадлежащим исполнением обязательств покупателем по оплате товаров по договору поставки. Договором предусматривалась отсрочка оплаты товара - 60 календарных дней с момента получения товара покупателем. Оплата должна была производиться по факторинговому обслуживанию через банк, с которым у поставщика был заключен договор финансирования под уступку денежного требования. За оказание фактором услуг по договору факторинга поставщик обязался уплачивать фактору комиссию в следующем размере: при выплате покупателем долга по переданному требованию в срок, установленный договором поставки (60 дней), - в период с 11.07.2009 по 31.07.2009 - 29,382% комиссии, с 01.08.2009 - 19,942% комиссии; при нарушении покупателем срока оплаты долга по уступленному требованию более чем на 31 день с момента, когда оплата должна быть произведена в соответствии с договором поставки, то есть с 91-го дня с даты поставки, - 82,6% комиссии (с 11.07.2009 по 31.07.2009 и с 01.08.2009). Покупатель нарушил сроки оплаты товара более чем на 91 день, что повлекло уплату поставщиком финансовому агенту комиссии в повышенном размере. Как установил суд, по условиям договора факторинга поставщик передал финансовому агенту денежное требование к дебитору, а также все иные права требования, вытекающие для поставщика из договора с дебитором (покупателем). При этом сторонами договора факторинга предусмотрена дополнительная обязанность поставщика по уплате комиссии финансовому агенту в повышенном размере при оплате должником товара в сроки, превышающие 91 день, а права на применение к должнику мер ответственности перешли в силу договора факторинга к финансовому агенту. Договор не содержал условие об ответственности клиента перед финансовым агентом за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования (п. 3 ст. 827 ГК РФ), из чего суд сделал вывод: условие об уплате повышенной комиссии не может быть расценено как ответственность поставщика перед финансовым агентом за нарушение покупателем сроков оплаты в рамках договора поставки. Таким образом, сам по себе факт уплаты клиентом комиссии в повышенном размере на основании договора факторинга не влечет для покупателя обязанность по ее возмещению автоматически. Должник не участвует в заключении договора факторинга, не может повлиять на формирование его условий, в том числе на определение сторонами размера комиссионного вознаграждения, условий его уплаты. Учитывая, что поставщик добровольно заключил договор факторинга и принял на себя обязанности по уплате агенту повышенного коэффициента на свой страх и риск, а также факт передачи финансовому агенту права на применение к должнику мер ответственности за несоблюдение сроков оплаты товара, суд отказал поставщику во взыскании с должника убытков.

Представляется, что в данном деле суд занял бы сторону клиента и убытки были бы взысканы с должника, если бы из договора факторинга явно следовало, что уплата повышенной комиссии связана с ответственностью клиента за просрочку должника. Поясним. Разницу между повышенной и обычно взимаемой комиссией можно рассматривать как сумму дополнительных расходов (убытков) клиента, которые он понес в связи с неисполнением (ненадлежащим исполнением) должником обязательств по оплате товаров. Так, в абз. 3 п. 15 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ N 13/14 от 08.10.1998 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" разъяснено, что в тех случаях, когда в договоре займа либо в кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование займом, следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ. Иными словами, разница между повышенной ставкой в связи с просрочкой уплаты долга и обычной процентной ставкой представляет собой установленный договором размер процентов за пользование чужими денежными средствами, а как известно, взимание процентов по ст. 395 ГК РФ - это мера гражданско-правовой ответственности за неисполнение денежного обязательства. Таким образом, клиент, уплачивая финансовому агенту повышенную комиссию в связи с просрочкой должника, тем самым отвечает перед агентом за неисполнение (ненадлежащее исполнение) требования должником. Разница между повышенной и обычной комиссиями фактора - это убытки клиента, понесенные в связи с ответственностью за должника. Считаем, клиент вправе предъявить их должнику, если договором факторинга предусмотрено его поручительство за должника (п. 1 ст. 365 ГК РФ).


Е.В. Шоломова,

редактор журнала "Пищевая промышленность:

бухгалтерский учет и налогообложение"


1 марта 2011 г.


"Пищевая промышленность: бухгалтерский учет и налогообложение", N 3, март 2011 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Журналы издательства "Аюдар Инфо"


На страницах журналов вы всегда найдете комментарии и рекомендации экспертов, ответы на актуальные вопросы, возникающие в процессе вашей работы. Авторы - это аудиторы-практики, налоговые консультанты и работники налоговых служб, они всегда подскажут вам, как правильно строить взаимоотношения с налоговой инспекцией, оптимизировать налоги законным путем, помогут разобраться в новом нормативном акте, применить его на практике и избежать ошибок в работе.


Издатель: ООО "Аюдар Инфо"

Почтовый адрес: 125124, г. Москва, 1-я улица Ямского поля, д. 15

Телефон редакции: (495) 925-11-73 (многоканальный)