Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 октября 2014 г. N 11АП-13000/14

 

г. Самара

 

24 октября 2014 г.

Дело N А55-5602/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 октября 2014 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 24 октября 2014 года.

 

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Захаровой Е.И., судей Драгоценновой И.С., Филипповой Е.Г.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Лаврской Е.В.,

с участием:

от заявителя - представителей закрытого акционерного общества "Новокуйбышевская нефтехимическая компания" - Рябинина Н.С. (доверенность N 373/14 от 01.11.2013), Лазаревой С.Б. (доверенность N 81 от 03.04.2014),

от заинтересованного лица - представителей Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области - Мелиховой В.И. (доверенность от 13.05.2014), Марьевой А.К. (доверенность от 10.01.2014), Беззубовой Ю.В. (доверенность от 02.10.2014),

рассмотрев в открытом судебном заседании 20.10.2014 в помещении суда апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области

на решение Арбитражного суда Самарской области от 15 июля 2014 года по делу N А55-5602/2014 (судья Мехедова В.В.), принятое по заявлению закрытого акционерного общества "Новокуйбышевская нефтехимическая компания" (ОГРН 1026303117994, ИНН 6330017980), г.Новокуйбышевск Самарской области,

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области (ОГРН 1046300541110, ИНН 6315801100), г.Самара,

о признании решения от 04 октября 2013 года N 09-28/36 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения недействительным,

УСТАНОВИЛ:

Закрытое акционерное общество "Новокуйбышевская нефтехимическая компания" (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области (далее - заинтересованное лицо, налоговый орган) N 09-28/36 от 04.10.2013 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (т.1, л.д. 2-12).

Заявленные требования общество обосновывает отсутствием у него факта неправомерного отражения в составе косвенных расходов стоимости технического перевооружения основных средств в сумме 288 938 305 руб.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 15.07.2014 заявление удовлетворено (т.3, л.д. 186-194).

Не согласившись с выводами суда, Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда от 15.07.2014 отменить, принять по делу новый судебный акт (т.4, л.д. 4-11).

Представитель заинтересованного лица в судебном заседании поддержал свою апелляционную жалобу, по основаниям, изложенным в ней.

Представитель заявителя в судебном заседании возражал против апелляционной жалобы, по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу, просил решение суда от 15.07.2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Рассмотрев дело в порядке апелляционного производства, проверив обоснованность доводов, изложенных в апелляционной жалобе, отзыве на апелляционную жалобу, заслушав представителей заинтересованного лица, заявителя, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области проведена камеральная налоговая проверка закрытого акционерного общества "Новокуйбышевская нефтехимическая компания" на основе первичной налоговой декларации по налогу на прибыль за 12 месяцев 2012 года, оформленная актом проверки N 14 от 12.07.2013.

По результатам проверки налоговым органом принято решение N 09-28/36 от 04.10.2013, которым было отказано в привлечении ЗАО "ННК" к налоговой ответственности и предложено уменьшить убытки при исчислении налоговый базы по налогу на прибыль за 2012 год в сумме 288 938 305 руб.

Решением Управления ФНС по Самарской области от 25.12.2013 N 03-15/32251, апелляционная жалоба ЗАО "ННК" оставлена без удовлетворения, а решение N09-28/36 от 04.10.2013 без изменения.

Заявитель, обжалуя решение N 09-28/36 от 04.10.2013 считает, что при вынесении оспариваемого решения, налоговым органом не в полной мере были оценены доводы налогоплательщика в обоснование правомерности единовременного списания в расходы стоимость технического перевооружения основных средств стоимостью до 40 000 руб.

Суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что суд первой инстанции, удовлетворяя заявление, правильно применил нормы материального права и при этом обоснованно исходил из следующего.

При оценке доводов лиц, участвующих в деле, суд исходил из принципа презумпции невиновности налогоплательщика, закрепленного в пункте 7 статьи 3 и в пункте 6 статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации.

В обжалуемом решении налоговым органом отражено получение обществом необоснованной налоговой выгоды от применения схемы дробления основных средств (системы инженерно-технического обеспечения) с целью уменьшения налогооблагаемой прибыли путем занижения стоимости основных средств и применения норм п.1 статьи 257 Налогового кодекса РФ.

Налоговый орган считает, что ЗАО "ННК" действовало недобросовестно, поскольку проведенные им операции по дроблению основных средств не были обусловлены разумными экономическими причинами, а имели целью создания условий для возникновения необоснованной налоговой выгоды, которая выразилась в умышленных действиях направленных на завышение косвенных расходов, путем применения схемы по дроблению.

В подтверждение получения необоснованной налоговой выгоды налоговый орган в оспариваемом решении и в судебных заседаниях указал на следующие обстоятельства: Налоговый кодекс РФ предусматривает осуществление реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации только в отношении основных средств, а не материально производственных запасов; в целях исчисления налога на прибыль первоначальная стоимость основных средств увеличивается на сумму затрат на техническое перевооружение (п.2 статьи 257 Налогового кодекса РФ); первоначальная стоимость основных средств, увеличенная на стоимость технического перевооружения, должна списываться через амортизацию до полного списания либо до выбытия основного средства из состава амортизируемого имущества (п.5 статьи 270 Налогового кодекса РФ), таким образом, произведенное ЗАО "ННК" техническое перевооружение основных средств стоимостью не более 40 000 руб., увеличивает их первоначальную стоимость, и расходы на его проведение списывается через механизм амортизации; ЗАО "ННК" приобрело основные средства (стоимостью до 40 000 руб.) у ЗАО "Тольяттисинтез" по стоимости, значительно меньше фактической стоимости данных объектов основных средств и соответственно требует модернизации и должно быть, как минимум доведено до состояния, в котором оно пригодно для эксплуатации; отсутствие подтверждения в первичных документах обстоятельств, что порядок учета основных средств под отдельными инвентарными номерами идет с момента приватизации (отсутствие какой-либо информации в Инвентарной карточке учета объекта основных средств по форме N ОС-6, открытой ЗАО "ННК" с момента приобретения основного средства в апреле 2011 года); основные средства, по которым произведено перевооружение, относятся к пожароопасным и взрывоопасным объектам (аварийно-опасным производственным объектом) в соответствии с Федеральном законом от 21.07.1997 N116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов"; ЗАО "ННК" использует технологические процессы непрерывного действия по единой цепочке технологического производства и объекты основных средств, стоимостью до 40 000 руб. являются неотъемлемой частью последовательного сложного технологического процесса; факт отнесения объектов основных средств, стоимостью до 40 000 руб. к системе инженерно-технического обеспечения подтверждается свидетельствами о государственной регистрации прав на приобретенные в 2011 году основные средства, протоколами допросов свидетелей, технологическими регламентами, техническими условиями и соответственно все объекты могут работать только как единый комплекс с целью получения готового или промежуточного продукта; нарушение Обществом правил ведения бухгалтерского отчета и неправомерного отражения затрат на техперевооружение на счете 08.03 "Строительство объектов основных средств" в корреспонденции со счетом 25.02 "Общепроизводственные расходы"; работы по техническому перевооружению основных средств осуществлялись подрядными организациями в соответствии с договорами не конкретно по каждому объекту, а по комплексу (первичные документы, КС-2, КС-3); комплекс конструктивно сочлененных предметов (единый конструктивный объект недвижимого имущества) принимается к учету как один инвентарный объект основных средств (п.1 статьи 374 Налогового кодекса РФ, абз.1 п. 6 ПБУ 6/01, Письмо Минфина России от 16.10.2012 N07-02-06/247).

В связи с вышеизложенными обстоятельствами, налоговый орган пришел к выводу, что в нарушение п.1 статьи 252, п. 1-2 статьи 257 Налогового кодекса РФ ЗАО "ННК" в 2012 году необоснованно включило в состав косвенных расходов в целях налогообложения прибыли сумму произведенных расходов по техническому перевооружению по объектам основных средств стоимостью до 40 000 руб. в сумме 288 938 305 руб.

Суд апелляционной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции о несостоятельности доводов налогового органа по следующим основаниям.

Налоговый учет основных средств регулируется главой 25 Налогового кодекса РФ.

Согласно п.1 статьи 257 Налогового кодекса РФ под основными средствами в целях главы 25 Налогового кодекса РФ понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией первоначальной стоимостью более 40 000 рублей.

Таким образом, для отнесения объекта к основному средству в налоговом учете данный объект должен иметь стоимость более 40 000 руб., объекты стоимостью менее 40 000 руб. учитываются в налоговом учете как материально производственные запасы (далее - МПЗ) и их стоимость списывается в расходы для целей налогообложения налогом на прибыль при передаче МПЗ в эксплуатацию.

Расходы на приобретение основных средств первоначальной стоимостью менее суммы, установленной п. 1 статьи 256 НК РФ (в 2011 году - менее 40 000 руб.), учитываются для целей налогообложения прибыли в соответствии с п.п. 3 п. 1 статьи 254 Налогового кодекса РФ. Стоимость такого имущества включается в состав материальных расходов в полной сумме по мере ввода его в эксплуатацию.

Согласно разъяснениям Минфина РФ от 04.10.2010 N 03-03-06/1/624 и от 25.03.2010 N03-03-06/1/173 расходы на модернизацию имущества, стоимость которого единовременно списана на основании п.п. 3 п. 1 статьи 254 Налогового кодекса РФ в составе материальных расходов, также подлежат включению в состав текущих расходов налогового (отчетного) периода. Соответственно довод налогового органа о том, что Налоговый кодекс предусматривает осуществление реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации только в отношении основных средств, противоречит указанному письму.

Подпунктом 5 п. 1 статьи 32 Налогового кодекса РФ устанавливается обязанность налоговых органов руководствоваться письменными разъяснениями Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, в которых выражается позиция Министерства по конкретным или общим вопросам, содержащимся в индивидуальных и (или) коллективных обращениях граждан и организаций. (Письмо Минфина РФ от 13.04.2010 г. N 03-02-08/22; Определение ВАС РФ от 03.11.2010 N ВАС-14630/10 по делу N А56-84165/2009).

Суд первой инстанции правомерно счел, что действующие положения по бухгалтерскому учету не предусматривают порядка отражения в учете операций в связи с произведенной модернизацией или капитальным ремонтом МПЗ. Учитывая, что объекта основных средств как такового нет (так как оборудование учтено в составе МПЗ), расходы на капитальный ремонт или модернизацию такого объекта не должны учитываться по правилам ПБУ 6/01, то есть не должны увеличивать первоначальную стоимость объекта. К данному объекту с момента принятия его в состав МПЗ применяются правила ПБУ 5/01 "Учет материально-производственных запасов", утвержденного приказом Минфина РФ от 09.06.2001 N 44н, которым не предусмотрено увеличение первоначальной стоимости МПЗ.

В соответствии с п. 1 статьи 256 Налогового кодекса РФ амортизируемым имуществом в целях главы 25 НК РФ признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 40 000 рублей.

В соответствии с п. 6 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденного Приказом Минфина РФ от 30.03.2001 N 26н, пунктом 10 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных Приказом Минфина РФ от 13.10.2003 N 91н, единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект. Инвентарным объектом основных средств признается объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения определенных самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенный для выполнения определенной работы. Комплекс конструктивно сочлененных предметов - это один или несколько предметов одного или разного назначения, имеющие общие приспособления и принадлежности, общее управление, смонтированные на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно.

В случае наличия у одного объекта нескольких частей, сроки полезного использования которых существенно отличаются, каждая такая часть учитывается как самостоятельный инвентарный объект.

В соответствии с п. 20 ПБУ 6/01 срок полезного использования объекта основных средств определяется организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету.

Аналогичное положение содержится и в пункте 1 статьи 258 Налогового кодекса РФ: срок полезного использования амортизируемого имущества определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта с учетом Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1.

Для целей бухгалтерского учета первоначальная стоимость основного средства определяется в соответствии с п. 8 ПБУ 6/01. Первоначальной стоимостью основных средств, приобретенных за плату, признается сумма фактических затрат на их приобретение, сооружение и изготовление, за исключением НДС и иных возмещаемых налогов (кроме случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации).

Исходя из п. 5 ПБУ 6/01 активы, в отношении которых выполняются условия, предусмотренные в п. 4 ПБУ 6/01, и стоимостью в пределах лимита, установленного в учетной политике организации, но не более 40 000 руб. за единицу, могут отражаться в бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности в составе материально-производственных запасов.

Материалами дела подтверждается, что объекты стоимостью до 40 000 руб., которые налоговый орган считает составными частями комплекса конструктивно-сочлененных предметов (резервуары, трубопроводы, колонны, насосы) не смонтированы на одном фундаменте и имеют разный срок полезного использования.

Данные объекты могут выполнять свои функции самостоятельно, а не только в составе комплекса. Так, например, в материалы дела предоставлены документы (карточки основного средства, удостоверение о качестве, паспорт, технологические регламенты), подтверждающие, что резервуары могут использоваться для хранения различных видов продукции или воды, трубопроводы предназначены для транспортировки разных продуктов от щелочи до пара и воды, насос на установке может быть разобран и перевезен в другое место для использования в иных целях не связанных с химической установкой, оборудование на установке может работать как параллельно, так и поочередно.

Таким образом, каждый из объектов, эксплуатирующихся заявителем в составе установки, не теряет своего функционального значения вне установки, объекты пригодны для монтажа в различной комплектации, и может заменяться. Они не придут в негодность в случае, если их выделить из состава установки, в этом случае им будет найдено иное применение.

Более того, насосы, колонны, трубопроводы, резервуары и т.д. имеют сроки полезного использования, существенно отличающиеся друг от друга.

Так, объекты, указанные в приложении N 1 к решению N 09-28/36, "емкость Е-51" с инвентарным номером Н41051 в составе ИП-3 цеха N 32 относится к седьмой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 15 лет до 20 лет включительно). Объект "емкость Е-64" с инвентарным номером 41061 в составе ИП-3 цеха N 32 относится к первой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования от 1 до 2 лет включительно). Объект "трубопроводы" с инвентарным номером 10875 в составе установки ИП-4 цеха N 32 относится ко второй амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 2 до 3 лет включительно). Объект "емкость Е-77" с инвентарным номером 41461 в составе установки ИП-4 цеха N 32 относится к первой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования от 1 до 2 лет включительно). Объект "Здание насосной ИП-4 отделение N 7" с инвентарным номером Н401 в составе установки ИП-4 цеха N 32 относится к седьмой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 15 до 20 лет включительно). Объект "Трубопровод межцеховой" с инвентарным номером 10862 в составе парка Б-6А относится ко второй амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 2 до 3 лет включительно). Объект "Склад открытый" с инвентарным номером в составе парка Б-6А относится к десятой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 30 лет).

Тем самым из смысла п. 6 ПБУ 6/01 и письма Минфина РФ N 03-05-05-01/70 от 02.11.2009 прямо следует, что в случае наличия у одного объекта нескольких частей, сроки полезного использования которых существенно отличаются, каждая такая часть учитывается как самостоятельный инвентарный объект.

Судом также установлено, что подтверждением правомерности учета заявителем оспариваемых основных средств в качестве отдельных инвентарных объектов служит и то обстоятельство, что каждый из них классифицирован в качестве отдельного объекта основных средств в Общероссийском классификаторе основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1 (в дальнейшем - ОКОФ).

Объектами классификации в ОКОФ являются основные фонды. Детализацию объектов классификации, необходимую для выполнения учетных функций, без перехода на конкретные типы объектов обеспечивает вид.

Все объекты, входящие в состав установки учтенные заявителем как отдельные основные средства, имеют самостоятельный вид, т.е. код ОКОФ.

Так, классификатором рассматривается как самостоятельные объекты основных средств цистерны (баки) резервуары и другие емкости код ОКОФ 12 2812030; трубопроводы технологические код ОКОФ 12 0001110; эстакады код ОКОФ 12 2812010; емкости для сжатого или сжиженного газа из черного металла и алюминия код ОКОФ 12 2812010; конденсатопровод и продуктопровод магистральный код ОКОФ 12 4521359; здания (кроме жилых) код ОКОФ 11 0000000.

Здание КИП ИП-4 (отделение N 7) инвентарный номер Н399, в составе которого налоговый орган считает необходимым учитывать стоимость остальных объектов установки, согласно ОКОФ, также подлежит учету как отдельный объект основных средств.

К подразделу классификатора "Здания (кроме жилых)" относятся здания, представляющие собой архитектурно - строительные объекты, назначением которых является создание условий (защита от атмосферных воздействий и пр.) для труда, социально - культурного обслуживания населения и хранения материальных ценностей. Здания имеют в качестве основных конструктивных частей стены и крышу.

Объектом классификации данного подраздела является каждое отдельно стоящее здание. Если здания примыкают друг к другу и имеют общую стену, но каждое представляет собой самостоятельное конструктивное целое, их считают отдельными объектами.

Таким образом, здания, технологические трубопроводы, цистерны резервуары, эстакады рассматриваются классификатором как самостоятельные объекты.

Суд первой инстанции обоснованно признает ошибочным утверждение налогового органа о том, что заявитель должен учитывать спорные объекты в качестве единого инвентарного объекта, поскольку работы по техническому перевооружению основных средств производились подрядными организациями по одному договору и как по комплексу объектов, а не отдельно.

ПБУ 6/01 и иные акты законодательства о бухгалтерском учете не предусматривают возможности объединения нескольких инвентарных объектов в один, в том числе и тогда, когда предприятием произведено тех перевооружение объектов по одному договору или проекту.

Кроме того, Министерства Финансов РФ в своем письме от 20.06.2012 N 03-03-06/1/313 указало, что разделение инвентарного объекта на несколько инвентарных номеров, а также объединение нескольких инвентарных номеров в один инвентарный объект не предусмотрены Общероссийским классификатором основных фондов.

Совокупность указанных обстоятельств не позволяет рассматривать указанные в решении налогового органа объекты как комплекс конструктивно-сочлененных предметов и учитывать их в таком качестве в бухгалтерском учете. Выводы суда в данной части соответствуют постановлению ФАС Поволжского округа от 15.04.2009 по делу N А55-12150/2008; Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 12.05.2009 по делу N А53-18043/2008-С5-34; Определению ВАС РФ от 22.05.2009 г. N ВАС-6158/09; Постановлению ФАС Поволжского округа от 09.10.2012 г. по делу N А65-30918/2011; Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 22.12.2010 г. по делу NА29-1021/2010; Определению ВАС РФ от 12.08.2010 г. N ВАС-10297/10; Определению ВАС РФ от 16.05.2008 г. N 6047/08.

Суд первой инстанции правомерно счёл ошибочным довод налогового органа о нарушении обществом правил ведения бухгалтерского в виде неправомерного отражения затрат на техперевооружение в сумме 288 938 305 руб. на счете 08.03 "Строительство объектов основных средств" в корреспонденции со счетом 25.02 "Общепроизводственные расходы" является необоснованным.

Согласно приказу ЗАО "ННК" от 15.12.2011 N 815 "О внесении изменений и дополнений к приказу N 858 от 31.12.2010 "Об утверждении Положения по учетной политике для целей бухгалтерского учета ЗАО "ННК"", представленный в материалы дела, активы, удовлетворяющие критериям признания их в составе основных средств, принятые к учету начиная с 01.01.2011 г., стоимостью не более 40 000 рублей (включительно) за единицу кроме групп основных средств "Здания" и "Сооружения", отражаются в бухгалтерском учете и отчетности в составе материально- производственных запасов.

Таким образом, учетной политикой организации установлен порядок, по которому основные средства, относящиеся к недвижимому имуществу, в независимости от их первоначальной стоимости учитываются организацией в составе основных средств. В связи с тем, согласно положениям Налогового кодекса РФ для целей налогообложения налогом на прибыль основными средствами признаются только объекты стоимостью более 40 000 руб., ЗАО "ННК" правомерно в бухгалтерском учете отражала указанные затраты на счете 08.03 "Строительство объектов основных средств" в корреспонденции со счетом 01 "Основные средства" и в налоговом учете в составе косвенных расходов (на 08.03 "Строительство объектов основных средств" в корреспонденции со счетом 25.02 "Общепроизводственные расходы").

Судом первой инстанции правомерно отклонен довод налогового органа о том, что Свидетельство о государственной регистрации выдано на единый объект - установку и также как единый объект относится к пожароопасным и взрывоопасным объектам (аварийно-опасным производственным объектом) в соответствии с Федеральном законом от 21.07.1997 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" по следующим основаниям.

Государственная регистрация прав на недвижимое имущество производится на основании специальных нормативных актов, в частности Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", которые не относятся к актам законодательства о налогах и сборах либо к актам законодательства о бухгалтерском учете.

В Федеральном законе от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не закреплена обязанность заявителя предоставлять для государственной регистрации документы, отражающие способ учета объекта недвижимости в бухгалтерском учете, а у государственного регистратора отсутствует обязанность проверять представленные на регистрацию документы на соответствие их ПБУ 6/01 Учет основных средств.

В соответствии со статьей 3 закона N 122-ФЗ правовую основу государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним составляют Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, иные федеральные законы, издаваемые в соответствии с ними другие нормативные правовые акты Российской Федерации.

В случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, актами Президента Российской Федерации и актами Правительства Российской Федерации, правовую основу государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним составляют также нормативные правовые акты федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию в сфере государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее также - орган нормативно-правового регулирования в сфере государственной регистрации прав).

Исходя из статьи 3 закона N 122-ФЗ в правовых основах государственной регистрации прав на недвижимое имущество не указаны акты законодательства о налогах и сборах, а также о бухгалтерском учете.

Более того, законодательством вообще не установлено, что должна быть некая связь между способом регистрации объекта как недвижимого имущества и способом учета его в бухгалтерском учете.

В связи с этим факт регистрации права собственности на единый объект - установку, не может означать, что и в бухгалтерском учете все части установки должны быть учтены в составе единого основного средства - комплекса конструктивно-сочлененных предметов.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" N 116-ФЗ от 21.07.1997 опасными производственными объектами в соответствии с настоящим Федеральным законом являются предприятие или их цехи, участки, площадки, а также иные производственные объекты указанные в Приложении 1.

Таким образом, опасными объектами могут быть признаны как отдельные основные средства, так и группы основных средств, такие как предприятия цеха, участки. Связи по регистрации опасного объекта с порядком налогового учета и бухгалтерского учета в Федеральном законе N 116-ФЗ не указано.

Кроме того в материалы дела представлен перечень оборудования зарегистрированного в Ростехнадзоре из которого усматривается, что объекты (оборудование установок: испаритель, теплообменник, колонна, емкость, реактор) зарегистрированы под отдельными регистрационными номерами, а не как единый объект.

Суд также отмечает, что доводы налогового органа о том, что ЗАО "ННК" занижало стоимость объектов (объекты должны быть доведены до состояния, в котором они пригодны для эксплуатации) и дробило их на отдельные инвентарные номера являются не состоятельными по следующим основаниям.

Стоимость объектов при покупке у ЗАО "Тольяттисинтез" и инвентарная принадлежность была определена в акте приема-передачи к договору купли-продажи. Как указано в решении налогового органа, цена реализации ЗАО "Тольяттисинтез" основных средств в 2011 году в адрес ЗАО "ННК" соответствует рыночной стоимости, определенной независимым оценщиком, что подтверждается материалами выездной налоговой проверки ЗАО "Тольяттисинтез" (страница 29 решения N 09-28/36 от 04.10.2013). Приобретенные объекты были списаны в эксплуатацию в апреле 2011 года, т.е. являлись пригодными к эксплуатации при их приобретении. Доказательств, что данные объекты были непригодными к эксплуатации или не эксплуатировались до начала их модернизации налоговым органом в решении по проверке не приведено.

Между тем налоговым органом при вынесении решения не учтено следующее.

Порядок учета объектов ЗАО "ННК" под отдельными инвентарными номерами существует с момента приватизации предприятия, а именно с 1993 года. Данное обстоятельство подтверждается расшифровкой акта оценки стоимости зданий, сооружений и основных средств утвержденной решением комитета по управлению государственным имуществом по Самарской области от 22.02.1993 N 179.

Доказательств, что указанные объекты в последующем учитывались укрупненно или под одним инвентарным номером, либо происходило их дробление налоговым органом не представлено.

Суд апелляционной инстанции считает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что налоговый орган в свою очередь не опроверг утверждение Общества об отсутствии в законодательстве взаимосвязи между единым технологическим процессом при производстве продукции и порядком бухгалтерского учета основных средств, а также что при постановке на учет основных средств стоимостью до 40 000 руб. под отдельными инвентарными номерами как МПЗ, ЗАО "ННК" действовало в соответствии с положениями статей 256, 257, 258 Налогового кодекса РФ и ПБУ 6/01.

К показаниям свидетелей Кондрашова А.В., Антипиной Н.А., Муравлевой Л.Н. необходимо отнестись критически, поскольку их показания свидетельствуют лишь о наличии на производстве технологических процессов по производству готовой продукции и не являются весомым доказательством обосновывающим порядок бухгалтерского (налогового) учета основных средств. Действующим законодательством не установлено взаимосвязи между единым технологическим процессом при производстве продукции и порядком бухгалтерского учета основных средств.

Кроме того при допросе указанных лиц налоговым органом выяснялись не факты и обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля, а выяснялась позиция лица, в силу своих должностных обязанностей, обладающих определенными специальными познаниями в науке и технике.

В соответствии с п. 1 ст. 95 Налогового кодекса РФ в необходимых случаях для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля, в том числе при проведении выездных налоговых проверок, на договорной основе может быть привлечен эксперт. Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного суда РФ от 16.07.2009 N 928-О-О, привлечение эксперта в порядке статьи 95 НК РФ позволяет получить при осуществлении мероприятий налогового контроля достоверную и объективную информацию для целей налогообложения.

Таким образом, показания заместителя начальника межрегионального отдела по надзору за объектами химического и нефтеперерабатывающего комплекса Средне-Поволжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Кондрашова А.В. и главного аудитора по промышленной безопасности ОАО "Оргэнергонефть" Муравлевой Л.Н. фактически являются пояснениями экспертов. Решение о привлечении эксперта или специалиста в ходе проверки и в рамках проведения дополнительных мероприятий налогового контроля налоговым органом не принималось.

Кроме того, суд апелляционной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции о том, что выводы налогового органа о недобросовестности ЗАО "ННК" выразившееся в операции по дроблению основных средств и отсутствие в действиях Общества разумных экономических причин, наличие цели создания условий для возникновения необоснованной налоговой выгоды, указанные в решении налогового органа по всем фактам необоснованной налоговой выгоды, носят предположительный характер и не подтверждены документально, а также противоречат правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. N 53. В соответствии с мнением ВАС РФ, наличие разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

При этом обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.

Конституционный суд РФ в Определении от 04.06.2007 N 320-О-П со ссылкой на Постановление N 53, указал что обоснованность расходов, учитываемая при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в том же постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Таким образом, согласно указанной правовой позиции Конституционного Суда РФ налогоплательщики вправе самостоятельно оценивать экономическую оправданность затрат в связи с осуществлением той или иной предпринимательской деятельности и вправе самостоятельно оценивать обоснованность предпринимательских рисков. При этом достижение конечного результата в виде получения прибыли не является необходимым условием для признания тех или иных затрат экономически оправданными. Единственное условие, которое неизменно должно выполняться, - любые затраты должны быть направлены на получение дохода.

Также налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8 часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

При установленных обстоятельствах, основываясь на материалах дела, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об обоснованности в действиях закрытого акционерного общества "Новокуйбышевская нефтехимическая компания" по включению единовременно в состав косвенных расходов в целях налогообложения прибыли в 2012 году сумму произведенных расходов по техническому перевооружению объектов стоимостью до 40 000 руб. и о незаконности решения налогового органа.

Согласно требованиям п. 6 статьи 108 Налогового кодекса РФ, п. 1 статьи 65 и п. 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действии (бездействия) наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Налоговый орган не доказал соответствие решения N 09-28/36 от 04.10.2013 Налоговому кодексу Российской Федерации.

С учетом вышеизложенного, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявления.

Положенные в основу апелляционной жалобы доводы являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, проверены судом апелляционной инстанции в полном объёме, однако не могут быть приняты, поскольку не опровергают обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций и, соответственно, не влияют на законность принятого судебного акта.

При вынесении обжалуемого решения суд первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследовал материалы дела, дал им надлежащую оценку и правильно применил нормы права.

Сведений, опровергающих изложенные в решении суда выводы, заявителем жалобы не представлено. Доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены обжалуемого решения суда.

Нарушений процессуального закона, влекущих отмену обжалуемого решения, также не установлено.

Таким образом, обжалуемое судебное решение от 15.07.2014 является законным и обоснованным, апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Расходы по уплате госпошлины за рассмотрение апелляционной жалобы в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации относятся на подателя апелляционной жалобы, однако взысканию не подлежат с связи с освобождением заявителя жалобы от её уплаты на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 268 - 271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 15 июля 2014 года по делу N А55-5602/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и в двухмесячный срок может быть обжаловано в Арбитражный суд Поволжского округа.

 

Председательствующий

Е.И. Захарова

 

Судьи

И.С. Драгоценнова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.