Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2014 г. N 04АП-5793/14

 

г. Чита

 

09 декабря 2014 г.

Дело N А78-8213/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 2 декабря 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 9 декабря 2014 года.

 

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Д. Н. Рылова,

судей Э. В. Ткаченко, Е. В. Желтоухова,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Фоминой О. С.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Читинской таможни на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Забайкальского края от 3 октября 2014 года по делу N А78-8213/2014 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Пищевая компания "Руспродимпорт" (ИНН 7727644522, ОГРН 1087746340945) к Читинской таможне (ИНН 7536030497, ОГРН 1027501148553) о признании незаконными решений о корректировке заявленной таможенной стоимости товара,

(суд первой инстанции Горкин Д. С.)

при участии в судебном заседании:

от заявителя: не явился;

от заинтересованного лица: Кожина Е. С. - представитель по доверенности от 31.12.2013, Бутакова А. Н. - представитель по доверенности от 01.09.2014,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Пищевая компания "Руспродимпорт" (далее общество, ООО "ПК "Руспродимпорт") обратилось в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением к Читинской таможне (далее таможенный орган, таможня) о признании незаконными решений о корректировке заявленной таможенной стоимости товара по декларациям на товары N 10612072/070614/0001431 от 08.06.2014 г., N 10612072/170614/0001545 от 18.06.2014 г. и N 10612072/210614/0001588 от 22.06.2014 г.

Обществом заявлено требование к таможенному органу и о взыскании судебных издержек в размере 45 000 руб. на оплату услуг представителя.

Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 03 октября 2014 года требования о признании незаконными решений таможни о корректировке заявленной таможенной стоимости товара удовлетворены в полном объеме.

Суд первой инстанции пришел к выводу о несоответствии оспариваемых решений таможенного органа Таможенному кодексу Таможенного союза, Соглашению между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 года "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза" и Закону Российской Федерации от 21.05.1993 г. N 5003-1 "О таможенном тарифе". Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции посчитал, что Обществом были представлены все необходимые документы, обосновывающие заявленную таможенную стоимость товара и избранный метод ее определения.

Требования заявителя о взыскании с таможенного органа судебных издержек удовлетворены судом в полном объеме, в размере 45 000 рублей.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, таможенный орган обжаловал его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, ссылаясь на то, что в представленных обществом документах содержатся многочисленные противоречия, не позволившие таможенному органу сделать однозначный вывод об их достоверности и достаточности для определения таможенной стоимости товара по избранному Обществом методу. По мнению таможни, представленная обществом ведомость банковского контроля и иные платежные документы не являются документальным доказательством, подтверждающим цену сделки, в связи с чем, вывод суда первой инстанции о документальном подтверждении заявленного метода определения таможенной стоимости является необоснованным.

Представители таможни доводы апелляционной жалобы поддержали в полном объеме, просили решение суда первой инстанции отменить, в удовлетворении требований Общества оказать.

О месте и времени судебного заседания стороны извещены надлежащим образом в порядке ст. ст. 122, 123 АПК РФ. Заявитель своего представителя в судебное заседание не направил. В соответствии с п. 2 ст. 200, п. 3 ст. 205, п. 2 ст. 210, п. 2 ст. 215 АПК РФ, неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела по существу.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей таможни, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришел к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, между ООО "Компания пищевого сырья "Гелиос" и Компанией по импорту и экспорту зерен и масел провинции Шаньдун (г. Цзинин, КНР) заключен внешнеторговый контракт от 16 января 2006 года N ASG 99282, предметом которого является поставка семян тыквенных, неочищенных, для промышленной переработки на условиях DAF-Забайкальск. Цена за единицу товара согласовывается в спецификациях к контракту.

В соответствии с соглашением N 3 от 3 июля 2008 года права и обязанности покупателя по контракту были переуступлены ООО "ПК "Руспродимпорт".

В соответствии с соглашением N 9 от 29 июля 2011 года к внешнеэкономическому контракту таможенная стоимость товара составляет 1000 долларов США за одну метрическую тонну и включает стоимость тары, упаковки и маркировки, условия поставки DAF-Забайкальск.

В рамках исполнения названного внешнеторгового контракта и дополнительных соглашениях к нему ООО "ПК "Руспродимпорт" по грузовым таможенным декларациям 10612072/070614/0001431, N 10612072/170614/0001545 и N 10612072/210614/0001588 был ввезен товар - семена тыквенные, недробленые, очищенные, для промышленной переработки, САНПИН N 2.3.2.1078-01 производства КНР, урожай 2013 г.

ООО "ПК "Руспродимпорт" определило таможенную стоимость товара по цене сделки с ввозимыми товарами из расчета 10000 долларов США за одну тонну, на условиях DAF-Забайкальск.

При таможенном оформлении для подтверждения заявленной таможенной стоимости по цене сделки ввозимого товара декларант представил следующие документы, в том числе: платежные поручения, контракт, дополнения к контракту, паспорт сделки, отгрузочные спецификации, международный железнодорожные накладные, коммерческие инвойсы, упаковочные листы.

Таможенным органом были приняты решения о проведении дополнительной проверки в порядке статьи 69 ТК ТС.

В решениях о проведении дополнительной проверки были истребованы от декларанта дополнительные сведения и документы, такие как:

- прайс-лист фирмы изготовителя;

- копия экспортной таможенной декларации и заверенный её перевод на русский язык;

- бухгалтерские документы, подтверждающие оприходование товара, бухгалтерские документы, подтверждающие реализацию товара на территории РФ;

- информация о скидках на оптовые поставки, предоставляемые продавцом;

-оригинал контракта и дополнительных соглашений к контракту;

- пояснения по факту наличия у таможенного органа информации об аннулировании компании контрагента;

- фамилии, имена лиц, уполномоченных на подписание контрактов, дополнительных соглашений, коммерческих документов со стороны Компании по импорту и экспорту зерен и масел на китайском языке;

- документы, подтверждающие оплату по данной или по предыдущим поставкам;

- ведомость банковского контроля, платежные поручения, выписку с лицевого счета.

В ответ на запрос документов декларант направил письменный ответ, в котором указал следующее:

В связи с запросом прайс-листа или коммерческого предложения (публичной оферты) сообщено, что Общество ими не располагает по объективным причинам: ввиду не направления этих документов Продавцом в адрес Покупателя. Функцию коммерческого предложения (публичной оферты) исполняет контракт ввиду следующих обстоятельств: товар импортируется по долгосрочному контракту с установленной на постоянной основе ценой сделки. В указанной ситуации Продавец не представляет Покупателю Прайс-лист и коммерческие предложения (документы, характеризующие разовые сделки). То есть, Стоимость сделки подтверждается контрактом.

Экспортная таможенная декларация КНР у Общества отсутствует. Предоставление Продавцом экспортной декларации не является обязательным в силу обычая делового оборота в международной торговле и соответственно не предусмотрено контрактом. Общество не располагает реальной возможностью предоставить данный документ таможенному органу. Предоставлена копия запроса Общества экспортной ГТД Китая в адрес Продавца в подтверждение предпринятых, мер. Так же предоставлен ответ Продавца в котором указано, что у Продавца отсутствует возможность, предоставлять данный документ на каждую товарную партию. Так же в ответе на запрос Продавец обращается с просьбой к Покупателю не обращаться с подобными запросами к Продавцу, по причине не возможности их исполнения.

Представить бухгалтерские документы о постановке товара на учет, возможности нет, так как условиями контракта предоплата товара не предусмотрена. Таможенные и транспортные (по России) платежи не производились. В связи с чем отсутствуют полные данные о постановке товара на учет.

Условиями контракта скидки не предусмотрены.

Оригиналы контракта и дополнительных соглашений предоставлялись ранее. Данная поставка не является первой.

Общество не располагает информацией об аннулировании Продавца как юридического лица и наличии отличной стоимости на товар от контрактной. В таможенный орган при таможенном оформлении было представлено уведомление продавца N 0496 от 14.08.2010 года, в котором Продавец подтверждает, что является действующим юридическим лицом. Так же в данном уведомлении указано на то обстоятельство, что по китайскому национальному законодательству запрещено снимать копии с регистрационных документов компаний КНР и передавать их третьим лицам.

Читинская таможня отказала в принятии заявленной таможенной стоимости товара и приняла решения о корректировке таможенной стоимости товара: N 10612072/070614/0001431 от 08.06.2014 г., N 10612072/170614/0001545 от 18.06.2014 г. и N 10612072/210614/0001588 от 22.06.2014 г.

Согласно оспариваемым решениям о корректировке таможенной стоимости, основанием для их принятия послужило следующее.

При проведении сравнительного анализа заявленной цены сделки с базой данных имеющейся в таможенном органе выявлено занижение таможенной стоимости. Цена, заявляемая участником ВЭД отклоняется в меньшую сторону от имеющейся у таможенного органа ценовой информации о стоимости товаров, аналогичных с оцениваемыми, что является основанием для возникновения сомнений у таможенного органа в её достоверности. Представленные к таможенному оформлению документы, в т.ч. для подтверждения таможенной стоимости, заявленной декларантом по стоимости сделки с ввозимыми товарами не подтверждают в полной мере заявленную таможенную стоимость и не отвечают требованиям по их оформлению.

Имеются разночтения в адресе отправителя в графе 2 ДТ и в дополнительном соглашении к контракту. Из условий контракта и представленных таможенных коммерческих и товаросопроводительных документов невозможно проверить и однозначно определить порядок формирования и осуществления взаиморасчетов за поставленный товар между продавцом и покупателем. Контрактом четко не оговорены условия оплаты за поставленный товар, либо минимальная /максимальная оплачиваемая партия. В пункте 2 соглашения N 9 от 29.07.2011 года к контракту N ASG 99282 от 16.01.2006 г. не конкретизированы наименование и количественные характеристики недопоставленного товара на эквивалентную сумму. Сумма контракта не может оставаться неизменной при повышении стоимости товара.

Таможней от правоохранительных органов Забайкальского края получена оперативная информация, содержащая сведения об аннулировании предприятия "Корпорация по импорту-экспорту зерен и масел провинции Паньдун компания г. Цзинин" как юридического лица с 24.09.2008. Таким образом, компания, заявляемая участником ВЭД в качестве контрагента по внешнеэкономической сделке, в действительности прекратила свою деятельность в 2008 году. Однако при этом, декларантом данная компания указывается в качестве контрагента по сделке.

Дополнительные документы по решению о проведении дополнительной проверки представлены не в полном объеме, объяснение декларанта ООО ПК "Руспродимпорт" носит формальный характер.

Так же в решениях о корректировке таможенной стоимости было указано на необходимость определения декларантом таможенной стоимости товара с использованием иных методов, установленных Соглашением "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза" от 25.01.2008 г.

В этих же решениях указано на необходимость использования ценовой информации иных участников ВЭД, а именно, таможней было указано на необходимость применения ценовой информации:

- по ДТ N 10612072/070613/0001431 - ДТ N 10216110/140514/0026657;

- по ДТ N 10612072/170614/0001545 и ДТ N 10612072/210614/0001588 - ДТ N 10216110/120614/0033084.

Считая решения таможни о корректировке таможенной стоимости товара незаконными, общество обратилось в арбитражный суд с указанным заявлением.

Пределы судебного разбирательства при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов и должностных лиц, в том числе судебных приставов-исполнителей, установлены частью 4 статьи 200 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными (часть 2 статьи 201 АПК РФ).

Согласно пункту 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации" основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции полагает, что требования общества могут быть удовлетворены только в том случае, если будут установлены следующие обстоятельства:

1) несоответствие оспариваемых решений закону или иному нормативному правовому акту;

2) нарушение прав и законных интересов общества этими решениями.

При отсутствии хотя бы одного из данных обстоятельств, требования общества удовлетворению не подлежат.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и дал им надлежащую правовую квалификацию, в связи с чем, у суда нет оснований к удовлетворению апелляционной жалобы. Выводы суда первой инстанции являются верными и соответствуют обстоятельствам дела.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, подлежат отклонению, поскольку заявлялись в суде первой инстанции, где им дана полная и надлежащая оценка.

Суд апелляционной инстанции находит выводы суда первой инстанции о незаконности обжалуемых решений правильным, исходя из следующего.

В части 1 статьи 112 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" (далее - Закон о таможенном регулировании) указано, что определение таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза при их ввозе в Российскую Федерацию, осуществляется в соответствии с международным договором государств - членов Таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, с учетом особенностей его применения в случаях, установленных ТК Таможенного союза.

Согласно пункту 3 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее ТК Таможенного союза, ТК ТС) таможенная стоимость товаров определяется декларантом либо таможенным представителем, действующим от имени и по поручению декларанта, а в случаях, установленных этим Кодексом, - таможенным органом.

Статьей 65 ТК Таможенного союза предусмотрено, что декларирование таможенной стоимости товаров осуществляется декларантом в рамках таможенного декларирования товаров (пункт 1). Декларирование таможенной стоимости ввозимых товаров осуществляется путем заявления сведений о методе определения таможенной стоимости товаров, величине таможенной стоимости товаров, об обстоятельствах и условиях внешнеэкономической сделки, имеющих отношение к определению таможенной стоимости товаров, а также представления подтверждающих их документов (пункт 2). Заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации (пункт 4).

Методы определения таможенной стоимости товаров установлены в Соглашении определении таможенной стоимости.

Согласно пункту 1 статьи 2 Соглашения об определении таможенной стоимости основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 данного Соглашения.

В случае невозможности определения таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними могут быть проведены консультации между таможенным органом и лицом, декларирующим товары, с целью обоснованного выбора стоимостной основы для определения таможенной стоимости ввозимых товаров, отвечающей статьям 6 или 7 этого Соглашения. В процессе консультации таможенный орган и лицо, декларирующее товары, могут обмениваться имеющейся у них информацией при условии соблюдения законодательства государства соответствующей Стороны о коммерческой тайне.

При невозможности определения таможенной стоимости ввозимых товаров в соответствии со статьями 6 и 7 этого Соглашения в качестве основы для определения такой стоимости может использоваться либо цена, по которой ввозимые, идентичные или однородные товары были проданы на единой таможенной территории таможенного союза (статья 8 данного Соглашения), либо расчетная стоимость товаров, определяемая в соответствии со статьей 9 данного Соглашения. Лицо, декларирующее товары, имеет право выбрать очередность применения указанных статей при определении таможенной стоимости ввозимых товаров.

В случае если для определения таможенной стоимости ввозимых товаров невозможно использовать ни одну из указанных статей, определение таможенной стоимости товаров осуществляется в соответствии со статьей 10 этого Соглашения.

В свою очередь, в соответствии с пунктом 1 статьи 4 указанного Соглашения таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 данного Соглашения.

При этом ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. Платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства соответствующей Стороны (пункт 2).

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 июля 2005 года N 29 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров" и постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 года N 13643/04 указано, что под несоблюдением условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности цены сделки с ввозимыми товарами следует понимать отсутствие документального подтверждения заключения сделки в любой не противоречащей закону форме или отсутствие в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, информации об условиях его поставки и оплаты либо наличие доказательств недостоверности таких сведений, то есть их необоснованного расхождения с аналогичными сведениями в других документах, выражающих содержание сделки, а также коммерческих, транспортных, платежных (расчетных) и иных документах, относящихся к одним и тем же товарам.

Пунктом 1 статьи 183 ТК Таможенного союза предусмотрено, что подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу документов, на основании которых заполнена таможенная декларация, в том числе документов, подтверждающих заявленную таможенную товаров и выбранный метод определения таможенной стоимости товаров.

Как установлено материалами дела, декларантом при таможенном оформлении ввозимых товаров в подтверждение метода по цене сделки с ввозимыми товарами был представлен полный пакет документов, в которых содержатся необходимые сведения для определения таможенной стоимости, в том числе:

- учредительные документы;

- контракт N ASG 99282 от 16.01.2006 г., соглашениями к контракту N ASG 99282, подтверждающие контрактную стоимость семена тыквенные, неочищенные, для промышленной переработки, САНПИН N 2.3.2.1078-01 производства КНР, урожай 2012 г. в размере 1000 долларов США за одну метрическую тонну:

- счета-фактуры (инвойсы), отражающие стоимость товара, его наименование,

- транспортную накладную;

- сертификаты происхождения, спецификацию, устанавливающие наименование товара и т.д.

Данное обстоятельство достоверно подтверждается описями документов к декларациям на товары, таможней факт представления названных документов по существу не оспаривается.

В дальнейшем по решениям таможенного органа о проведении дополнительной проверки Обществом в подтверждение заявленной таможенной стоимости были представлены дополнительные документы, а также письменные объяснения относительно других запрошенных документов.

На основании статьи 66 ТК ТС контроль таможенной стоимости товаров осуществляется таможенным органом в рамках проведения таможенного контроля как до, так и после выпуска товаров, в том числе с использованием системы управления рисками.

По результатам осуществления контроля таможенной стоимости товаров таможенный орган принимает решение о принятии заявленной таможенной стоимости товаров либо решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров, которое доводится до декларанта в порядке и в формах, которые установлены решением Комиссии таможенного союза (статья 67 ТК ТС).

Согласно пункту 1 статьи 68 ТК ТС решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров. Принятое таможенным органом решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров должно содержать обоснование и срок его исполнения.

В части 6 статьи 112 Закона о таможенном регулировании указано, что решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости до выпуска товаров и без проведения дополнительной проверки в следующих случаях:

- выявления повлиявшего на величину таможенной стоимости товаров несоответствия заявленных в декларации на товары сведений (качественные и коммерческие характеристики, количество, свойства, происхождение, стоимость и другие сведения) фактическим сведениям, установленным таможенным органом в процессе проведения таможенного контроля;

- выявления несоответствия заявленной величины таможенной стоимости и ее компонентов предъявленным в их подтверждение документам;

- выявления технических ошибок (опечатки, арифметические ошибки, применение неправильного курса валюты и иные ошибки), повлиявших на величину таможенной стоимости.

На основании пункта 1 статьи 69 ТК ТС в случае обнаружения таможенным органом при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку в соответствии с данным Кодексом, срок и порядок проведения которой устанавливаются решением Комиссии таможенного союза.

В этом случае таможенным органом принимается решение о проведении дополнительной проверки, которое доводится до декларанта. Решение таможенного органа должно быть обоснованным и содержать перечень конкретных признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены. Порядок, сроки и форма доведения решения о проведении дополнительной проверки устанавливаются решением Комиссии таможенного союза.

До принятия таможенным органом по результатам дополнительной проверки решения в отношении таможенной стоимости товаров контроль таможенной стоимости товаров считается незавершенным.

Пунктом 11 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376, определено, что признаками недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров могут, в частности, являться:

- выявленные с использованием СУР риски недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров;

- установленные в результате контроля несоответствия сведений, влияющих на таможенную стоимость товаров, в документах, представленных декларантом (таможенным представителем);

- более низкие цены декларируемых товаров по сравнению с ценой на идентичные или однородные товары при сопоставимых условиях их ввоза по информации иностранных производителей;

- более низкие цены декларируемых товаров по сравнению с ценами на идентичные или однородные товары по данным аукционов, биржевых торгов (котировок), ценовых каталогов;

- более низкие цены декларируемых товаров по сравнению с ценой компонентов (в том числе, сырьевых), из которых изготовлены ввозимые товары;

- наличие взаимосвязи продавца и покупателя в сочетании с низкими ценами декларируемых товаров, дающие основания полагать согласно информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, о влиянии взаимосвязи на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за товары;

- наличие оснований полагать, что не соблюдена структура таможенной стоимости (например, не учтены либо учтены не в полном объеме лицензионные и иные подобные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности, транспортные расходы, расходы на страхование и т.п.).

Согласно пункту 2 статьи 69 ТК ТС если дополнительная проверка не может быть проведена в сроки, установленные для выпуска товаров, то решение о проведении дополнительной проверки не является основанием для отказа в выпуске товаров. Выпуск товаров осуществляется при условии предоставления декларантом обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов, определенного таможенным органом.

Для проведения дополнительной проверки заявленных сведений о таможенной стоимости товаров таможенный орган вправе запросить у декларанта дополнительные документы и сведения и установить срок для их представления, который должен быть достаточен для этого. Декларант обязан представить запрашиваемые таможенным органом дополнительные документы и сведения либо предоставить в письменной форме объяснение причин, по которым они не могут быть представлены. Декларант имеет право доказать правомерность использования избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность представленных им документов и сведений (пункт 3 статьи 69 ТК ТС).

Пунктом 14 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376, предусмотрено, что при проведении дополнительной проверки должностное лицо запрашивает у декларанта (таможенного представителя) дополнительные документы, сведения и пояснения, перечень которых указывается в решении о проведении дополнительной проверки. Примерный перечень дополнительных документов и сведений, которые могут быть запрошены таможенным органом при проведении дополнительной проверки, приведен в приложении N 3 к этому Порядку. Конкретный перечень дополнительно запрашиваемых документов, сведений и пояснений определяется должностным лицом с учетом выявленных признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости оцениваемых товаров, а также с учетом условий и обстоятельств рассматриваемой сделки, физических характеристик, качества и репутации на рынке ввозимых товаров. При запросе дополнительных документов, сведений и пояснений должностным лицом таможенного органа в решении о проведении дополнительной проверки указывается разумный (достаточный) срок их представления, который не может превышать 60 (шестидесяти) календарных дней со дня регистрации декларации на товары. Декларант вправе представить дополнительные документы раньше срока, установленного для их представления таможенным органом. Таможенный орган обязан принять к рассмотрению дополнительные документы, представленные декларантом (таможенным представителем) ранее установленного срока.

Если декларант не представил запрошенные таможенным органом документы, сведения и (или) объяснения причин, по которым они не могут быть представлены, либо такие документы и сведения не устраняют основания для проведения дополнительной проверки, таможенный орган по результатам дополнительной проверки принимает решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров на основании информации, имеющейся в его распоряжении и соответствующей требованиям Соглашения об определении таможенной стоимости (пункт 4 статьи 69 ТК Таможенного союза).

По мнению суда апелляционной инстанции, приведенные положения статьи 69 ТК ТС и Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376, подлежат применению во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 176 этого же Кодекса, в соответствии с которым при совершении таможенных операций, связанных с помещением товаров под таможенную процедуру, таможенные органы вправе требовать представления только документов и сведений, которые необходимы для обеспечения соблюдения таможенного законодательства Таможенного Союза и представление которых предусмотрено таможенным законодательством Таможенного союза.

Более того, в пункте 14 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376, и в пункте 18 Инструкции по проведению проверки правильности декларирования таможенной стоимости товара, утвержденной приказом ФТС России от 14.02.2011 N 272, указано, что конкретный перечень дополнительно запрашиваемых документов, сведений и пояснений определяется должностным лицом не только с учетом выявленных признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости оцениваемых товаров, но и с учетом условий и обстоятельств рассматриваемой сделки.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 года N 13643/04 указано, что непредставление истребованных таможенным органом у декларанта документов следует рассматривать в качестве несоблюдения условия о достоверности, количественной определенности и документальном подтверждении таможенной стоимости лишь в том случае, когда такие документы имеют значение для таможенного оформления и определения таможенной стоимости товара.

Суд апелляционной инстанции полагает, что таможенным органом приведенные выше нормы таможенного законодательства и правовая позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не были учтены.

В частности, неправомерным является требование таможенного органа о представлении прайс-листов и коммерческих предложений, поскольку между сторонами заключен долгосрочный внешнеторговый контракт. На данное обстоятельство было обращено внимание в письменных объяснениях Общества.

Требование о представлении бухгалтерских документов, подтверждающих оприходование товаров, также не может быть признано обоснованным, так как на момент принятия решений о дополнительной проверке таможенное оформление ввозимого товара не было завершено и, соответственно, товар не был оприходован (поставлен на учет). Суд апелляционной инстанции полагает, что истребование таких документов возможно только после выпуска товаров (раздел IV Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376).

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 года N 13643/04 указано, что обязанность предоставлять по требованию таможенного органа документы, необходимые для подтверждения заявленной таможенной стоимости, может быть возложена на декларанта только в отношении документов, которыми тот реально располагает или должен их иметь в силу закона либо обычая делового оборота.

Таможенным органом не представлено доказательств того, что Общество реально располагало экспортными декларациями по спорным поставкам. При этом заявителем апелляционной жалобы не приведено какого-либо правового обоснования (со ссылками на законы или обычаи делового оборота) довода о том, что ООО ПК "Руспродимпорт" должно иметь экспортные декларации (их копии).

В свою очередь, ООО "ПК "Руспродимпорт" представило таможенному органу письмо иностранного партнера N 496 от 14.08.2010 г. об отказе предоставлять копии экспортных деклараций.

Несовпадение адреса продавца в контракте и инвойсе само по себе также не свидетельствует о недостоверности сведений о таможенной стоимости товара.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 года N 13643/04 разъяснено, что различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий с целью выяснения этих обстоятельств, в том числе истребования у декларанта соответствующих документов и объяснений.

Следовательно, само по себе выявление таможенным органом при проведении сравнительного анализа заявленной цены сделки с имеющейся у него базой данных отклонения (в меньшую сторону) таможенной стоимости, заявленной Обществом, не является достаточным основанием для принятия оспариваемых решений.

Относительно довода таможни о том, что цена сделки не подтверждена банковскими платежными документами, поскольку представленные Обществом заявления на перевод не являются документами, подтверждающими факт движения денежных средств по счету, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

Пунктом 2 статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости товаров предусмотрено, что ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства соответствующей Стороны.

Поскольку внешнеторговым контрактом и дополнительными соглашениями к нему не предусмотрена предоплата за поставляемые товары, то платежные документы применительно к конкретной поставке предоставлены быть не могут. Следовательно, в рассматриваемом случае в целях подтверждения таможенной стоимости товаров должно использоваться понятие "цена, подлежащая уплате за ввозимый товар", а не понятие "цена, фактически уплаченная". Подлежащую же уплате цену товара можно определить на основании представленных Обществом документов.

Допустимость оплаты за ввезенный товар не только продавцу, но и в его пользу третьему лицу, прямо предусмотрена в пункте 2 статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости товаров и подтверждена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2009 года N 20-П.

Довод таможни о том, что само по себе заявление на перевод не может подтверждать факт оплаты, не подкреплен какими-либо ссылками на нормы действующего законодательства или банковские правила.

В соответствии с установленной международной практикой осуществления переводов в иностранной валюте указанные операции осуществляются на основании представления клиентом в банк заявления на перевод иностранной валюты. Заявление на перевод представляет собой документ, в котором перевододатель поручает своему банку произвести выплату определенной суммы в указанной валюте названной стороне, находящейся в другой стране. Заявление подписывается руководителем и скрепляется печатью организации. Таким образом, расчетным документом при переводе средств в иностранной валюте является заявление на перевод иностранной валюты установленной формы и предъявленное в банк.

Таким образом, имеющиеся в материалах дела заявления на перевод являются допустимым доказательством факта осуществления платежей за ввозимые товары

Кроме того, в справке подтверждено, что по контракту N ASG 99274 от 25 марта 1999 года и N ASG 99282 от 16 января 2006 года Обществом производится оплата в соответствии с фактурной стоимостью представляемых в банк деклараций на товары, в том числе и по спорным декларациям на товары.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 июня 2007 года N 3323/07 указано, что цена сделки подтверждена документально, если приведенная в грузовой таможенной декларации стоимость может быть сопоставлена с суммой, обозначенной в счете-фактуре, платежном поручении, экспортной декларации, ведомости банковского контроля. При их совпадении можно утверждать, что цена подтверждена должным образом.

В рассматриваемом случае цена товара (1000 долларов США за одну метрическую тонну семян тыквенных) указана не только в декларациях на товары, но и в дополнительном соглашении N 9 от 29 июля 2011 г., спецификации, инвойсах.

Следовательно, у таможенного органа имелась возможность сравнить заявленную таможенную стоимость с ценой сделки.

Кроме того, в материалах дела имеется ведомость банковского контроля.

Таможенный орган не доказал правомерность использования в качестве ценовой информации при принятии решений о корректировке таможенной стоимости ценовой информации из ДТ N 10216110/140514/0026657 и ДТ N 10216110/120614/0033084, поскольку представленные с пакетом документов по декларации, использованным в качестве ценовой информации, контракты, не оговаривают объемов поставок.

В связи с чем, невозможно определить объем поставок семечек тыквенных по каждому из контрактов, и как следствие, соотносимость данных поставок с поставками, осуществляемыми ООО ПК "Руспродимпорт".

С учетом изложенных фактических обстоятельств, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что цена сделки, заявленная Обществом при определении таможенной стоимости ввезенного по декларациям на товары N 10612072/070614/0001431, N 10612072/170614/0001545 и N 10612072/210614/0001588 стоимость товара документально подтверждена, поскольку представленные Обществом документы полностью соответствуют требованиям таможенного законодательства и являются достаточными для применения метода по цене сделки с ввозимыми товарами, являющегося согласно статье 2 Соглашения об определении таможенной стоимости основным методом.

В рассматриваемом случае таможня не доказала, что представленные Обществом сведения являются недостаточными или недостоверными, а также не установила оснований, исключающих определение таможенной стоимости товара по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Данный вывод суда апелляционной инстанции согласуется правовой позицией, выраженной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 N 13328/12.

В нарушение требований части 1 статьи 65, части 3 статьи 189 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации таможенный орган не представил допустимых доказательств законности решений о корректировке таможенной стоимости, в том числе и при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Довод заявителя апелляционной жалобы на то, что его позиция подтверждается представленными в материалы дела документами, полученными от правоохранительных органов Забайкальского края и переведенными на русский язык, а именно справкой об аннулировании Корпорации по импорту и экспорту зерен и масел провинции Шаньдун, не может быть признан обоснованным, исходя из следующего.

В соответствии со статьей 75 АПК РФ документ, полученный в иностранном государстве, признается в арбитражном суде письменным доказательством, если он легализован в установленном порядке (часть 6). Иностранные официальные документы признаются в арбитражном суде письменными доказательствами без их легализации в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации (часть 7).

Между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой 19 июня 1992 года заключен Договор о правовой помощи по гражданским и уголовным делам.

Пунктом 1 статьи 29 этого Договора предусмотрено, что документы, которые составлены или засвидетельствованы судом или другим компетентным учреждением одной Договаривающейся Стороны, действительны при наличии подписи и официальной печати. В таком виде они могут приниматься судом или другим компетентным учреждением другой Договаривающейся Стороны без легализации.

Таким образом, требование о легализации не распространяется исключительно на документы, исходящие от судебных или иных компетентных органов, при условии, что такие документы подписаны и на них проставлена официальная печать.

В разъяснении, содержащемся в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 года N 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса", имеются в виду только иностранные официальные документы.

Справка об аннулировании предприятия как юридического лица от 6 мая 2010 года, выданная Центром торгово-промышленной справочно-информационной службы г. Цзинин, входящего в структуру Управления промышленности и торговли провинции Шаньдун, может быть расценена в качестве официального документа в смысле статьи 29 названного Договора.

Вместе с тем, указанный документ не подписан уполномоченным должностным лицом, в связи с чем по смыслу пункта 1 статьи 29 указанного Договора он не может быть признан официальным документом. Соответственно, на этот документ распространяется требование о легализации.

Согласно статье 1 Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, от 5 октября 1961 года данная Конвенция распространяется на официальные документы, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территории другого договаривающегося государства.

При этом в качестве официальных документов в смысле этой Конвенции рассматриваются: документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя; административные документы; нотариальные акты; официальные пометки, такие, как отметки о регистрации; визы, подтверждающие определенную дату; заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса.

Данная Конвенция не распространяется на документы, совершенные дипломатическими или консульскими агентами, а также административные документы, имеющие прямое отношение к коммерческой или таможенной операции.

В соответствии со статьей 27 Федерального закона от 05.06.2010 N 154-ФЗ "Консульский устав Российской Федерации" консульской легализацией иностранных официальных документов является процедура, предусматривающая удостоверение подлинности подписи, полномочия лица, подписавшего документ, подлинности печати или штампа, которыми скреплен представленный на легализацию документ, и соответствия данного документа законодательству государства пребывания (часть 1). Консульское должностное лицо легализует составленные с участием должностных лиц компетентных органов государства пребывания или от них исходящие официальные документы, которые предназначены для представления на территории Российской Федерации, если иное не предусмотрено международными договорами, участниками которых являются Российская Федерация и государство пребывания (часть 2).

Детально процедура консульской легализации урегулирована в Инструкции о консульской легализации, утвержденной МИД СССР 6 июля 1984 года, и в Административном регламенте исполнения государственной функции по консульской легализации документов, утвержденного приказом МИД России от 26.05.2008 N 6093.

Таким образом, Справка об аннулировании предприятия от 6 мая 2010 года в соответствии с частью 2 статьи 27 Консульского устава Российской Федерации подлежит легализации (относительно подлинности печати Центра торгово-промышленной справочно-информационной службы г. Цзинин, которым скреплена эта справка), что опровергает довод таможни о том, что необходим лишь перевод этого документа на русский язык.

В отношении этой справки суд апелляционной инстанции отмечает также, что в ней говорится об аннулировании регистрации Корпорации по импорту-экспорту зерен и масел провинции Шаньдун, в то время как стороной внешнеторгового контракта от 16 января 2006 года N ASG 99282 г. является Компания по импорту и экспорту зерен и масел г. Цзинин, провинции Шаньдун.

То есть сделать однозначный вывод о том, что в справке имеется в виду именно контрагент Общества, не представляется возможным.

Обществом в материалы дела представлено письмо Компании по импорту и экспорту зерен и масел провинции Шаньдун, г. Цзинин от 23 августа 2011 года N 0916, в котором названная Компания подтверждает, что является действующей компанией, которая осуществляет внешнеэкономическую деятельность.

Читинской таможней приобщена к материалам дела Информация, указанная на китайском языке на оттиске круглой печати во внешнеторговом контракте с переводом на русский язык, ответа Департамента коммерции пр. Шаньдун на запрос относительно Цзининской компании Корпорации по экспорту и импорту зерна и масел пр. Шаньдун от 08.05.2013 с переводом на русский язык, запроса Президента ТПП Забайкальского края от 08.04.2013, письма заместителя Регионального Представителя ТПП РФ (г. Пекин) от 10.04.2013 и ответа Президента ТПП Забайкальского края от 12.04.2013 г.

Вместе с тем, оценивая данные документы, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

В соответствии с вышеприведенными нормами права ответ Департамента коммерции пр. Шаньдун на запрос относительно Цзининской компании Корпорации по экспорту и импорту зерна и масел пр. Шаньдун от 08.05.2013 г. подлежит легализации. В отсутствии которой является недопустимым доказательством по делу. Кроме того, информация, содержащаяся в данном ответе, основана на "Выписке из архива Торгово-промышленного Управления г. Цзинин "Уведомление о ликвидации предприятия без образования юридического лица"", являющейся приложением к данному ответу. Однако такая выписка к ответу не приложена и в материалы дела не представлена.

Согласно письму заместителя Регионального Представителя ТПП РФ (г. Пекин) от 10.04.2013 по информации, полученной от ККСРМТ (Китайская международная торговая палата) Корпорации по экспорту и импорту зерна и масел пр. Шаньдун была ликвидирована в результате банкротства. А Китайская Цзининской компания по экспорту и импорту зерна и масел в китайском государственном реестре юридических лиц не числится. При этом какой-либо запрос и (или) ответ Китайской международной торговой палатой Читинской таможней в материалы дела не представлен. При указанных обстоятельствах у суда апелляционной инстанции отсутствует возможность сделать вывод о достоверности информации, содержащейся в письме заместителя Регионального Представителя ТПП РФ (г. Пекин) от 10.04.2013 г., и основанном на нем ответе Президента ТПП Забайкальского края от 12.04.2013 г.

Относительно представленного таможней в материалы дела письма Торговопромышленной палаты Забайкальского края от 12.04.2013 г. исх. N 016-оп/075/2013 о том, что согласно информации, представленной Представительством ТПП РФ в г. Пекин, Корпорация по экспорту и импорту зерна и масел пр. Шаньдун ликвидирована, Китайская Цзининская компания по экспорту зерна и масел в реестре юридических лиц КНР не зарегистрирована, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

Торговопромышленная палата является негосударственной некоммерческой организацией, не уполномоченной выдавать вышеприведенные заключения (Федеральный закон от 07.07.1993 г. N 5340-1 "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации", кроме того, вывод указанный в письме Торговопромышленной палаты Забайкальского края от 12.04.2013 г. исх. N 016-оп/075/2013 построен на изучении оттиска печати на внешнеторговом контракте от 16.01.2006 г. N ASG99282, тогда как в рассматриваемо случае перемещение товара осуществляется на основании контракта ASG99274 от 25.03.1999 г.

Иные доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, относящиеся к существу спора, также проверены, но они не опровергают правильных выводов суда первой инстанции о незаконности оспариваемых решений таможни, при этом судом этим доводам дана надлежащая правовая оценка применительно к фактическим обстоятельствам настоящего дела.

Выводы суда первой инстанции о незаконности решений о корректировке таможенной стоимости соответствуют сложившейся судебной практике по рассматриваемой категории дел (постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 мая 2012 года по делу N А78-6180/2011, от 29 мая 2012 года по делу N А78-7983/2011, от 13 июня 2012 года по делу N А78-8003/2011, от 2 июля 2012 года по делу N А78-9657/2011, от 17 июля 2012 года по делу N А78-8657/2011, от 27 июля 2012 года по делу N А78-10138/2011, от 31 июля 2012 года по делу N А78-9532/2011, от 21 августа 2012 года по делу N А78-9807/2011 и др.).

Выводы суда первой инстанции в части взыскания с таможенного органа судебных расходов полностью соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам и сложившейся судебной практике (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года N 454-О, Информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 августа 2004 года N 82 и от 5 декабря 2007 года N 121, Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 мая 2008 года N 18118/07, от 9 апреля 2009 года N 6284/07 и от 25 мая 2010 года N 100/10).

Каких-либо объективных доказательств чрезмерности понесенных Обществом судебных расходов (45000 рублей) таможней не представлено.

Довод же заявителя апелляционной жалобы о распространенности рассматриваемой категории споров не может быть принят во внимание еще и потому, что в настоящем деле применению подлежали положения действующего с 1 июля 2010 года Таможенного кодекса Таможенного союза и иных международно-правовых актов, что само по себе предполагает необходимость привлечения квалифицированного специалиста для оказания юридической помощи.

При указанных фактических обстоятельствах и правовом регулировании суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность принятого по делу судебного акта. Оснований, предусмотренных статьей 270 АПК РФ, для отмены или изменения решения суда первой инстанции в обжалованной части не имеется.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы, свидетельствуют не о нарушении судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а о несогласии заявителя жалобы с установленными по делу фактическими обстоятельствами и оценкой судом доказательств.

Рассмотрев апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу Решение Арбитражного суда Забайкальского края от 3 октября 2014 года по делу N А78-8213/2014, арбитражный суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьями 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Забайкальского края от 3 октября 2014 года по делу N А78-8213/2014 оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.

 

Председательствующий судья

Д. Н. Рылов

 

Судьи

Э. В. Ткаченко
Е. В. Желтоухов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.