Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 декабря 2014 г. N 18АП-11762/14

 

г. Челябинск

 

10 декабря 2014 г.

Дело N А07-18333/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 03 декабря 2014 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 10 декабря 2014 года.

 

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Малышевой И.А.,

судей Бояршиновой Е.В., Плаксиной Н.Г.,

при ведении протокола судебного заседания секретарём судебного заседания Тихоновой Ю.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Башкортостан на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.08.2014 и дополнительное решение от 10.09.2014 по делу N А07-18333/2013 (судья Ахметова Г.Ф.).

В судебном заседании приняли участие представители:

Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Республике Башкортостан: Ахметов Т.В. (паспорт, доверенность N 3 от 21.01.2014), Латохин В.А. (паспорт, доверенность N 1 от 21.01.2014);

открытого акционерного общества "Башкирская содовая компания" - Евсюков Р.О. (удостоверение N 1691, доверенность N 010-28-5 от 11.02.2014).

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, (Федеральное бюджетное учреждение "Центр лабораторного анализа и технических измерений по Приволжскому федеральному округу") явку своих представителей в судебное заседание не обеспечило, о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы извещено надлежащим образом, в том числе публично, посредством размещения информации на официальном Интернет - сайте.

В соответствии с ч. 3 ст. 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, п. 37 Регламента арбитражных судов в составе суда во время перерыва на основании определения заместителя председателя Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2014 произведена замена судьи Тимохина О.Б., отсутствующего по уважительной причине, на судью Бояршинову Е.В., после чего рассомтрен6ие апелляционной жалобы начато с самого начала.

В порядке ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв с 27.11.2014 по 03.12.2014. Резолютивная часть постановления объявлена 03.12.2014.

Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Башкортостан (далее - истец, административный орган, Управление) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к открытому акционерному обществу "Башкирская содовая компания" (далее - ответчик, ОАО "Башкирская содовая компания", природопользователь, общество) о взыскании 173 502 079 руб. в возмещение ущерба, причинённого нарушением водного законодательства, (с учётом уточнения исковых требований, принятого судом первой инстанции в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации-т. 5 л.д.106,107).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Федеральное бюджетное учреждение "Центр лабораторного анализа и технических измерений по Приволжскому федеральному округу" (далее - третье лицо, ФБУ "ЦЛАТИ по Приволжскому федеральному округу").

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.08.2014 (резолютивная часть от 26.08.2014) в удовлетворении исковых требований отказано. 10.09.2014 судом принято дополнительное решение, которым суд взыскал с истца денежные средства по оплате экспертизы в сумме 150 000 руб. 00 коп.

Не согласившись с принятыми судебными актами, Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Башкортостан (далее также - податель апелляционной жалобы, апеллянт) обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит их отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований и отнесении судебных расходов по делу на ответчика.

До начала судебного заседания в суде апелляционной инстанции представителем Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Башкортостан было заявлено ходатайство об отказе от исковых требований.

Представитель ответчика не возражал против отказа от иска, но указал при этом, что судебные расходы следует отнести на истца как на проигравшую сторону.

В силу ч. 5 ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд не вправе принимать отказ от иска, уменьшение размера исковых требований, признание ответчиком иска, не утверждает мировое соглашение, если это противоречит закону или нарушает права других лиц. В этих случаях суд рассматривает дело по существу.

Апелляционный суд не усмотрел оснований для удовлетворения данного ходатайства и прекращения производства по делу в связи с отказом истца от иска, поскольку в рамках данного дела заявлены исковые требования о возмещении ущерба, причинённого окружающей среде. Право на благоприятную среду является основой устойчивого развития, жизни и деятельности народов, проживающих на территории Российской Федерации, в связи с чем вопрос компенсации вреда окружающей среде, причинённого нарушением законодательства об охране окружающей среды, затрагивает интересы неопределённого круга лиц, что в рассматриваемой ситуации не позволяет признать заявленный отказ от иска заявлением, не нарушающим интересы иных лиц, и принять его в порядке ч. 5 ст. 49 и п.4 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

До начала рассмотрения апелляционной жалобы её подателем также было заявлено ходатайство о назначении повторной экспертизы по делу, в которой заявитель просил поручить проведение экспертизы экспертам государственного бюджетного учреждения Республики Башкортостан "Управление государственного аналитического контроля" и поставить на разрешение экспертов следующие вопросы:

-являются ли достоверными исходные сведения, положенные в расчёт истца и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, о размере ущерба на сумму 173 502 079 руб.;

-был ли причинён вред экологии (водному объекту - река Белая) в результате сброса сточных вод ОАО "Башкирская содовая компания" в период с 01.01.2009 по 31.12.2009.

Данное ходатайство в суде первой инстанции было заявлено, судом рассмотрено и отклонено.

Ходатайство рассмотрено и также отклонено судом апелляционной инстанции, поскольку для рассмотрения вопросов, которые истец просит поставить перед экспертом, не требуется проведения специальных исследований и применения специальных познаний, которыми не обладает суд. Обязанность доказывания факта причинения вреда в силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возложена на истца и должна исполняться им при рассмотрении спора по существу в суде первой инстанции. Вопросы оценки доказательств и определения наличия оснований для взыскания ущерба, причинённого окружающей среде, отнесены к компетенции суда, рассматривающего дело, а не эксперта.

С учётом изложенного, дело рассмотрено судом апелляционной инстанции по существу на основании документов, собранных судом первой инстанции.

В обоснование доводов, изложенных в апелляционной жалобе, её податель указывает на несоответствие обстоятельствам дела вывода суда первой инстанции о том, что сам по себе факт сброса сточных вод с превышением нормативных показателей, установленных ответчику разрешением N 001/2008 на сброс загрязняющих веществ в водный объект, не является доказательством загрязнения водного объекта.

Ссылаясь на положения ст. 1 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" и п. 6 ст. 56 Водного кодекса Российской Федерации, истец утверждает, что сам по себе факт сброса неочищенных сточных вод с превышением концентрации загрязняющих веществ свидетельствует о безусловном причинении вреда водному объекту.

Апеллянт считает не соответствующим действительности вывод суда первой инстанции об отсутствии объективных данных о загрязнении водного объекта, полученных в процессе соответствующих мероприятий.

Истец полагает, что вывод суда первой инстанции о недостаточности данных производственной лаборатории ОАО "Сода" для расчёта вреда противоречит п. 5 "Методики исчисления размера вреда, причинённого водным объектам вследствие нарушения водного законодательства", утверждённой приказом МПР России от 13.04.2009 N 87, из которой не следует, что расчёты вреда могут быть исчислены исключительно по результатам государственного аналитического контроля.

Из материалов дела следует, что при исчислении размера вреда истцом использовались лабораторные анализы, отражённые в протоколах, составленных аккредитованной лабораторией ответчика. Оснований для признания указанных протоколов недостоверными или составленными ненадлежащим образом, по мнению апеллянта, не имеется.

Согласно позиции апеллянта, суд неверно истолковал положения п. 14 "Методики исчисления размера вреда, причинённого водным объектам вследствие нарушения водного законодательства", утверждённой приказом МПР России от 13.04.2009 N 87, указав, что при расчёте вреда Управлением не были учтены документы общества о произведённых затратах на природоохранные мероприятия. Между тем, по мнению истца, данные затраты должны быть не только фактически понесены ответчиком и документально подтверждены, но их обоснованность должна быть проверена органом исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль и надзор за использованием водных объектов. Управление на момент подачи иска не обладало соответствующей информацией и не могло её учесть, ответчиком в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено подтверждение обоснованности произведённых им на природоохранные мероприятия расходов органам исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов, что не позволяет учесть их при расчёте ущерба.

Самостоятельным основанием для отмены судебного акта, согласно позиции апеллянта, является отказ суда в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы по делу.

Истец в апелляционной жалобе описывает пороки и противоречия, которые, по его мнению, содержит заключение эксперта Т.В. Еремкиной Уральского филиала ФГУП "Госрыбцентр", и утверждает, что выводы эксперта основаны на его собственных суждениях, не соответствующих действительности и противоречащих нормам права, регулирующим спорные правоотношения. По мнению апеллянта, при проведении первоначальной экспертизы эксперт вышел за пределы поставленных перед ним вопросов, раскритиковав "Методику исчисления размера вреда, причинённого водным объектам вследствие нарушения водного законодательства", утверждённой приказом МПР России от 13.04.2009 N 87,что не отнесено к его компетенции.

Самостоятельных доводов в отношении дополнительного решения суда от 10.09.2014 в апелляционной жалобе не приведено, однако, в ходе судебного заседания представитель ответчика пояснил, что отнесение на Управление судебных расходов по проведению экспертизы является неправомерным, поскольку на разрешение эксперта были поставлены правовые вопросы, заключение эксперта не соответствует требованиям, предъявляемым к доказательствам такого рода, расходы на оплату услуг эксперта явно завышены.

До начала судебного заседания от ОАО "Башкирская содовая компания" поступил отзыв на апелляционную жалобу, в котором общество не согласилось с доводами, изложенными в апелляционной жалобе, считает, что судом первой инстанции верно установлены все обстоятельства по делу и правильно применены нормы материального права, в связи с чем просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представители истца и ответчика продержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на неё.

В соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие возражений представителей участвующих в деле лиц, явившихся в судебное заседание, апелляционная жалоба рассмотрена судом апелляционной инстанции без участия представителей третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, надлежащим образом извещённого о времени и месте её рассмотрения.

Проверив законность и обоснованность судебного акта на основании представленных документов в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, коллегия судей апелляционного суда не находит оснований для отмены или изменения судебного акта, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, ОАО "Сода" (впоследствии в процессе реорганизации общество присоединено к ОАО "Каустик", которое переименовано в ОАО "Башкирская содовая компания") имеет лицензию на водопользование (поверхностных водных объектов) УФА 00861 БРЭЗХ, в соответствии с которой общество осуществляет забор и сброс сточных вод в реку Белая. Между ОАО "Сода" и Министерством природных ресурсов Республики Башкортостан заключен договор пользования водным объектом, в котором определены характеристики водного объекта, места водозабора, места и предельные показатели сброса сточных вод. ОАО "Сода" получено разрешение N 001/2008 на сброс загрязняющих веществ в окружающую среду (водные объекты) от 27.08.2008 с приложением перечня и количества загрязняющих веществ, разрешённых к сбросу в реку Белая (т. 1 л.д. 13-25).

В ходе проведённой Управлением Росприроднадзора по Республике Башкортостан в период с 15 июня по 12 июля 2010 года плановой документарной проверки в отношении ОАО "Сода" на основании данных производственного контроля общества (протоколов исследования проб воды реки Белая) Управлением установлено, что ОАО "Сода" в период с 01.01.2009 по 31.12.2009 осуществляло сброс сточных вод с превышением утверждённых для данного общества нормативов допустимых концентраций загрязняющих веществ в следующих местах р.Белая: выпуск N 4 - 53° 38' С.Ш., 56°00' В.Д., 737.51 км. от устья, левобережье, Башкортостан г. Стерлитамак); выпуск N 6 - 53° 38' С.Ш., 56°00' В.Д., 737.52 км. от устья, левобережье, Башкортостан, г. Стерлитамак); выпуск N 12- 53° 38' С.Ш., 56°00' В.Д., 735.51 км. от устья, левобережье, Башкортостан, г. Стерлитамак).

Результаты проверки оформлены актом N 03-02/05-А от 12.07.2010 (т.1 л.д.88-102), в котором зафиксировано, что сброс ОАО "Сода" сточных вод без очистки с превышением допустимых концентраций вредных веществ в водный объект, осуществлялся с нарушением условий разрешения N001/2008 на сброс загрязняющих веществ в окружающую среду (водный объект) от 27.08.2008; пп.6, 18 условий лицензии на водопользование УФА 00861 БВЭЗХ, выданной 01.12.2006 (приложение N2 к лицензии), согласно которым водопользователь должен обеспечивать сброс сточных вод в р.Белая с нормативным качеством, не превышающим утверждённых в установленном порядке нормативов предельно допустимого сброса загрязняющих веществ.

Посчитав, что превышение предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ на утверждённых для общества трёх выпусках (из шести) свидетельствует о причинении вреда водному объекту (реке Белой), Управление обратилось в суд с иском о возмещении ущерба, исчислив размер причинённого вреда на основании "Методики исчисления размера вреда, причинённого водным объектам вследствие нарушения водного законодательства", утверждённой приказом МПР России от 13.04.2009 N 87, и заключения филиала "Центр лабораторного анализа и технических измерений по Республике Башкортостан" ФБУ "ЦЛАТИ по ПФО" N 2 от 14.03.2011 (т.1 л.д.103-110).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что факт причинения ущерба водному объекту не доказан, размер ущерба в установленном законом порядке не определён.

Выводы суда первой инстанции являются верными, соответствуют обстоятельствам дела и нормам действующего законодательства.

Оснований для их переоценки на стадии апелляционного производства не имеются, исходя из следующего:

В силу п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить вред в натуре или возместить причинённые убытки.

На основании ч. 1 ст. 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате её загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объёме в соответствии с законодательством.

Частью 3 указанной статьи предусмотрено, что вред окружающей среде, причинённый субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утверждёнными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учётом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

В пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" указано, что гражданско-правовая (имущественная) ответственность за вред, причинённый окружающей среде, может возникать в результате нарушения договора в сфере природопользования (например, договора аренды лесного участка), а также в результате внедоговорного (деликтного) причинения вреда.

В соответствии со статьёй 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьёй 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", истолкованными применительно к пункту 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования", вред, причинённый окружающей среде, подлежит возмещению виновным лицом независимо от того, причинён он в результате умышленных действий (бездействия) или по неосторожности. Исключение составляют случаи, когда вред причинён юридическим лицом или гражданином, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающей среды (ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации). В указанных случаях ответственность наступает независимо от вины, если причинитель вреда не докажет, что вред наступил вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Пунктом 40 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации установлено, что при разрешении исковых требований о возмещении вреда, причинённого окружающей среде, судам необходимо устанавливать не только факт причинения вреда, но и его последствия, выразившиеся в деградации естественных экологических систем, истощении природных ресурсов и иных последствий.

В пункте 41 данного постановления Пленум Верховного Суда Российской Федерации также разъяснил, что по делам, связанным с причинением вреда окружающей среде, судам следует устанавливать причинную связь между совершёнными деяниями и наступившими последствиями или возникновением угрозы причинения существенного вреда окружающей среде и здоровью людей. Для этого судам следует устанавливать, не вызваны ли такие последствия иными факторами, в том числе естественно-природными, и не наступили ли они вне зависимости от совершённого нарушения, а также не совершены ли противоправные деяния в состоянии крайней необходимости (например, в целях обеспечения функционирования и сохранности объектов жизнеобеспечения).

Таким образом, законодатель выделяет два вида ущерба окружающей среде: договорной и деликтный, в связи с чем при обращении в суд с иском о возмещении ущерба, причинённого окружающей среде, истцу необходимо чётко определить основания для его взыскания: неисполнение условий договора либо гражданско-правовой деликт.

Для возложения гражданско-правовой ответственности по ст. 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" за гражданско-правовой деликт лицу, обратившемуся с соответствующим требованием, необходимо доказать совокупность следующих обстоятельств: противоправный характер действий (бездействия) причинителя вреда, вину данного лица (за исключением случаев причинения вреда деятельностью, связанной с повышенной опасностью), наличие вреда окружающей среде, факт и размер причинённых противоправными действиями этого лица убытков, а также причинно-следственную связь между противоправными действиями (бездействием) причинителя вреда и возникшим вредом.

Привлечение лица к гражданско-правовой ответственности возможно лишь при доказанности всей совокупности перечисленных условий. Отсутствие хотя бы одного из элементов состава гражданского правонарушения исключает возможность привлечения к имущественной ответственности.

В силу ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии со ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

При рассмотрении спора по существу суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что материалами дела перечисленные обстоятельства, входящие в предмет доказывания по данной категории споров, не подтверждены.

Статья 1 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" разграничивает понятия "загрязнение окружающей среды", под которым понимается поступление в окружающую среду вещества и (или) энергии, свойства, местоположение или количество которых оказывают негативное воздействие на окружающую среду; "вред окружающей среде", под которым понимается негативное изменение окружающей среды в результате её загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов, а также "экологический риск" - вероятность наступления события, имеющего неблагоприятные последствия для природной среды и вызванного негативным воздействием хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайными ситуациями природного и техногенного характера.

Из буквального толкования ст. 1 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" следует, что для признания установленным факта причинения вреда окружающей среде необходимо не только установить факт негативного воздействия на её компоненты, но и выяснить реально наступившие последствия такого негативного воздействия в виде деградации естественных экологических систем, истощения природных ресурсов, наличия иных последствий.

Данные обстоятельства Управлением в ходе проверки не установлены, поскольку материалы дела не содержат сведений о фиксации изменений в состоянии водного объекта до и после осуществления природопользователем сброса сточных вод с превышением утверждённых ПДК, которые позволили бы сделать однозначный вывод о причинении вреда водному объекту в результате превышения максимально разрешённого содержания загрязняющих веществ в сточной воде.

Как следует из материалов дела, в основу заявленных требований Управлением положен факт превышения обществом в 2009 году утверждённых для него нормативов сбросов загрязняющих веществ на трёх из шести утверждённых выпусках, зафиксированный самим обществом при проведении производственного контроля.

Натурные обследования, инструментальные определения, а также измерения и лабораторные анализы концентрации загрязняющих веществ, поступивших непосредственно в водный объект (реку Белую), самим истцом (специализированными аккредитованными лабораториями по заданию истца) в ходе проверки не проводились, их результаты в материалах дела отсутствуют.

В силу п. 2 ст. 16 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" сбросы загрязняющих веществ, иных веществ и микроорганизмов в поверхностные водные объекты относятся к видам негативного воздействия на окружающую среду, за что заявитель в силу положений указанной нормы права обязан вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду.

Между тем, в соответствии с положениями статьи 1 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" обязательным признаком нанесения вреда окружающей среде является не только факт нарушения требований природоохранного законодательства, но и наличие последствий в виде деградации естественных экологических систем и истощения природных ресурсов, доказательств чего в настоящем деле не представлено.

Позиция истца по настоящему делу основана на идентичности понятий "негативное воздействие на окружающую природную среду" (сверхлимитный сброс вредных веществ в водный объект), "экологический риск" и "вред окружающей среде", в то время как законодатель в статьях 1,16,77,78 Закона N 7-ФЗ определённо разграничивает эти понятия.

За превышение нормативов сбросов загрязняющих веществ в водный объект пользователь водного объекта в силу ст. 16 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" и постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 1995 г. N 1310 "О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населённых пунктов" уплачивает повышенную плату за негативное воздействие на окружающую природную среду сверх установленных лимитов. Характерной особенностью и достаточным основанием для данного вида платежей является то обстоятельство, что для установления основания их уплаты достаточно установления факта сброса загрязняющих веществ сверх ПДК вне зависимости от наступления каких-либо неблагоприятных последствий для окружающей среды и лишь при наличии потенциальной угрозы их возникновения, то есть экологического риска.

В то же время, обязанность по возмещению ущерба, причинённого окружающей среде законодатель в ст. ст. 1, 77,78 Закона N 7-ФЗ, напротив, связывает не с возникновением экологического риска для объекта экосистемы, как полагает истец, а именно с наступлением реальных неблагоприятных последствий для окружающей среды и наличием причинно-следственной связи между сверхлимитными сбросами загрязняющих веществ и фактом причинения ущерба. Все перечисленные обстоятельства в совокупности подлежат установлению в рамках рассмотрения спора о возмещении ущерба окружающей среде.

Следовательно, вопреки доводам апеллянта, факт превышения ответчиком предельно допустимых сбросов загрязняющих веществ на трёх выпусках является основанием для начисления сверхлимитной платы за негативное воздействие на окружающую среду, поскольку порождает экологический риск, но сам по себе не является достаточным основанием для возложения на общество обязанности по возмещению реального ущерба, причинённого окружающей среде.

Данное обстоятельство может являться лишь причиной причинения ущерба водному объекту либо иным элементам экосистемы, но для возложения на ответчика обязанности по возмещению ущерба Управлению равным надлежит установить и следствие, то есть собственно сам факт причинения ущерба.

С учётом изложенного, коллегия судей апелляционного суда отклоняет довод апеллянта о том, что сам по себе факт сброса неочищенных сточных вод с превышением концентрации загрязняющих веществ свидетельствует о безусловном причинении вреда водному объекту, как основанный на неверном толковании норм материального права.

Для установления факта причинения экологического ущерба истцу надлежало исследовать вопрос о том, каким образом водный объект или иные элементы экосистемы изменились под воздействием сбрасываемых конкретным обществом вредных веществ в течение определённого периода, и доказать причинно - следственную связь между фактом превышения предельно допустимых сбросов и наступившими неблагоприятными последствиями для объекта экосистемы.

Данные обстоятельства в рамках рассматриваемого спора истцом не исследованы и не установлены.

Оценив представленные в дело доказательства в их совокупности и взаимосвязи с позиций ст. ст. 65-71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд приходит к выводу о том, что в рассматриваемой ситуации истцом не были установлены негативные экологические последствия превышения ответчиком нормативов сбросов загрязняющих веществ в точках выпуска, то есть факты причинения экологического вреда.

Истцом не представлены доказательства деградации естественных экологических систем, истощения природных ресурсов в результате превышения загрязняющих веществ в сточных водах на выпуске с очистных сооружений общества по сравнению с разрешением, что в соответствии с пунктом 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" не позволяет признать установленным факт причинения экологического вреда.

Представленные в материалы дела данные экологического мониторинга реки Белая выше и ниже г. Стерлитамак за 2007-2010 г.г., отражённые в письме государственного учреждения "Башкирское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды" N 1-18-1703 от 15.06.2010, не могут быть приняты в качестве доказательства причинении экологического вреда ответчиком, поскольку, как следует из упомянутого письма, в нём отражены данные о загрязнённости воды реки Белая в створе наблюдений в районе деревни Новокраснояр, на которую влияют сбросы всех крупных промышленных организаций города Стерлитамак, а не конкретной организации (т. 1 л.д. 85-87).

Расчёт заявленной ко взысканию суммы экологического ущерба, как указано выше, произведён Управлением с применением "Методики исчисления размера вреда, причинённого водным объектам вследствие нарушения водного законодательства", утверждённой приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 13.04.2009 N 87 (далее - Методика N 87).

При этом, как следует из материалов дела, Росприроднадзором собственные исследования водного объекта не проводились, расчёты произведены с использованием материалов производственного контроля общества.

Заключение филиала "Центр лабораторного анализа и технических измерений по Республике Башкортостан" ФБУ "ЦЛАТИ по ПФО" N 2 от 14.03.2011, представленное истцом в обоснование своих требований, также основано на протоколах исследования проб воды на выпусках ОАО "Сода" и сведениях о фактических объёмах сброса очищенных сточных вод по выпускам ОАО "Сода" за 2009 год (т.1 л.д.103-110).

При анализе протоколов исследования проб воды ОАО "Сода", на которых основаны требования истца, коллегия судей апелляционного суда считает необходимым отметить, что в силу п.11.2 Методики N 87 для целей расчёта вреда имеет значение концентрация того или иного вещества при сбросе на выпуске непосредственно в водный объект.

Таким образом, для установления факта причинения ущерба и расчёта суммы ущерба необходимо использовать сведения о составе сточных вод в месте сброса (попадания) сточных вод непосредственно в реку Белая.

Из представленных в дело проб исследования сточных вод, на которых основаны выводы истца о загрязнении реки Белая, следует, что пробы сточных вод отбирались как непосредственно из водного объекта, так и на утверждённых для общества выпусках сброса сточных вод, которые расположены преимущественно не на выпуске воды непосредственно в водный объект (реку Белая), как того требует пункт 11.2 Методики N 87, а на выпуске сточных вод в очистные сооружения, на опытно-промышленную установку и в накопитель.

Так, из содержания условий к лицензии на водопользование (поверхностного водного объекта) УФА 00861 БРЭЗХ ОАО "Сода" следует, что сброс сточных вод в реку Белая осуществляется обществом по шести выпускам, при этом лишь по выпуску N 1 непосредственно в реку Белая сбрасываются сточные воды, образующиеся после использования в теплообменных аппаратах (водооборот содового производства). Сточные воды по выпускам N 2 и N 4 поступают на очистные сооружения, где проходят очистку и далее через овраги поступают в реку Белая. По выпуску N 6 сточные воды с промплощадки известковых печей отводятся на опытно-промышленную установку, после чего, пройдя механическую очистку, по самотечному железобетонному коллектору сбрасываются в реку Белая. По выпуску N 11 сброс сточных вод осуществляется лишь в паводковый период. По выпуску N 12 сброс в реку Белая осуществляется из накопителя площадью 29 га. по трубопроводу диаметром 500 м.

Таким образом, после сброса сточных вод на очистные сооружения (выпуск N 4), на опытно-промышленную установку (выпуск N 6) и в накопитель (выпуск N 12), где Управлением установлено превышение ПДК загрязняющих веществ в сточных водах в 2009 году, предусмотрена их очистка и отстой до попадания сточных вод в реку Белая, в связи с чем данные о составе сточных вод на данных выпусках (до очистки) не свидетельствуют о том, что эти сточные воды в том же состоянии, в каком они сбрасываются на очистные сооружения, на опытно-промышленную установку и в накопитель, попадают и в реку Белая после их очистки.

Таким образом, в нарушение пункта 11.2 Методики N 87 в части анализа проб, отобранных на выпусках сточных вод NN4,6 и 12, Управлением использованы результаты о составе сточных вод не в месте их попадания непосредственно в водный объект, а на выпусках в очистные сооружения, на опытно-промышленную установку и в накопитель, которые не являются показателями загрязнения водного объекта.

В силу пункта 5 Методики N 87, исчисление размера вреда, причинённого водным объектам, осуществляется при выявлении факта причинения вреда водному объекту вследствие нарушения водного законодательства Российской Федерации, наступление которого устанавливается по результатам государственного контроля и надзора в области использования и охраны водных объектов на основании натурных обследований, инструментальных определений, измерений и лабораторных анализов, либо в соответствии с извещением организацией-водопользователем контролирующих органов о сбросе сточных вод с превышением допустимых концентраций вредных (загрязняющих) веществ, которые установлены нормативами допустимого сброса или лимитами сброса при его наличии. В случае такого извещения в соответствии с пунктом 22.2 Методики N 87 период продолжительности сброса определяется с момента извещения.

В деле отсутствуют сведения о том, каковы итоги контрольных мероприятий, оформленных актом проверки от 12.07.2010 N 03-02/05-А, (предписания, постановления о привлечении к административной ответственности, судебные акты, иные документы, позволяющие признать установленным факт превышения ответчиком предельно допустимых сбросов загрязняющих веществ и конкретных требований природоохранного законодательства).

Натурные обследования, инструментальные определения, а также измерения и лабораторные анализы концентрации загрязняющих веществ на выпусках в водный объект (реку Белую), как указано выше, самим истцом в ходе проверки не проводились. В пробах воды, отобранных аккредитованной лабораторией ОАО "Сода" на выпусках непосредственно в водный объект, нарушений также не зафиксировано (как указано выше, выпуски N N 2,4 и 6, по которым выявлены нарушения ПДК, не являются выпусками в реку Белая).

Таким образом, не был установлен факт причинения ущерба реке Белая и не были отобраны исходные данные, необходимые для расчёта ущерба, причинённого водному объекту, что свидетельствует об отсутствии оснований для вывода о причинении реке Белая вреда в результате хозяйственной деятельности ОАО "Сода" и исключает удовлетворение исковых требований.

Данный вывод суда апелляционной инстанции согласуется с заключением эксперта по делу N А 07-1833/2013 о невозможности определить размер ущерба, причинённого водному объекту-реке Белая (т. 6 л.д. 54-58), которое хоть и не является единственным доказательством по делу, на котором могут быть основаны выводы суда, и не имеет заранее установленной для суда силы, но тем не менее подлежит оценке в совокупности с иными доказательствами по делу при установлении факта причинения вреда, причинно-следственной связи и правильности произведённого расчёта ущерба.

По мнению апелляционного суда, оценив исходные данные, положенные в основу расчёта истца, как недостоверные, эксперт вышел при этом за пределы своих полномочий, поскольку право оценивать относимость, допустимость, полноту и достоверность данных документов, формирующих доказательственную базу по делу, принадлежит исключительно суду. Вместе с тем, выводы, изложенные в экспертном заключении, относительно невозможности определения размера ущерба ввиду отсутствия установленных фактов его причинения, сделаны в пределах заявленной компетенции эксперта, согласуются с совокупностью иных собранных по делу доказательств, которыми факт причинения ущерба также не подтверждён.

Апелляционный суд считает обоснованным довод природопользователя о том, что в силу пункта 14 Методики N 87 при определении размера вреда следовало учесть величину понесённых ответчиком затрат на выполнение мероприятий (строительство и/или реконструкция очистных сооружений, систем оборотного и повторного водоснабжения) по предупреждению сверхнормативного или сверхлимитного (при его наличии) сброса вредных (загрязняющих) веществ в текущем году, осуществлённых на момент исчисления размера вреда. Факты проведения соответствующих мероприятий и несения соответствующих затрат материалами дела подтверждены (тома 2,3,4, том 5 л.д. 1-56). Вместе с тем, для данного спора указанное обстоятельство не имеет правового значения, поскольку факт причинения ущерба, как указано выше, Управлением не установлен и материалами дела не подтверждён, в связи с чем основанием для отказа в иске в данном случае является отсутствие доказательств причинения вреда, а не пороки, допущенные при расчёте размера причинения ущерба.

Таким образом, оценив в совокупности имеющиеся в материалах дела доказательства, суд апелляционной инстанции считает, что вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявленных требований является верным.

С учётом изложенного решение суда по существу является правильным. Доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению как неосновательные по приведенным выше мотивам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены вынесенного судебного акта, не установлено.

Каких-либо доводов относительно законности и обоснованности дополнительного решения от 10.09.2014 в апелляционной жалобе не приведено. Заявленные в ходе судебного разбирательства по данному поводу доводы истца о неправомерном отнесении на него расходов на оплату услуг эксперта отклоняются судом апелляционной инстанции, поскольку обязанность взыскивать расходы на оплату услуг эксперта с проигравшей стороны установлена положениями ст. ст. 106,110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проигравшей стороной в данном деле является истец, судебная экспертиза по делу фактически проведена, оплачена ответчиком в указанной выше сумме. Соответственно, данные расходы фактически понесены и связаны с рассмотрением спора в суде, что в совокупности является достаточным основанием для их взыскания с истца. Доказательств чрезмерности данной суммы судебных расходов истец со своей стороны не представил, при рассмотрении данного вопроса в суде первой инстанции соответствующий довод не заявил. Содержание экспертного заключения оценивается при рассмотрении спора по существу и если данный документ судом принят и ему дана оценка в судебном акте, несогласие истца с выводами эксперта не может являться основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании судебных расходов.

С учётом изложенного, обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Взыскание с апеллянта государственной пошлины по апелляционной жалобе не производится ввиду освобождения от уплаты при обращении в арбитражные суды (подпункт 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации).

Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.08.2014 и дополнительное решение от 10.09.2014 по делу N А07-18333/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Башкортостан - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объёме) через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий судья

И.А. Малышева

 

Судьи

Е. В. Бояршинова
Н. Г. Плаксина

 

Номер дела в первой инстанции: А07-18333/2013


Истец: Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Республике Башкортостан

Ответчик: ОАО "БАШКИРСКАЯ СОДОВАЯ КОМПАНИЯ"

Третье лицо: ФБУ "Центр лабораторного анализа и технических измерений по Приволжскому федеральному округу"