Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 4 февраля 2015 г. N 10АП-13978/14

 

г. Москва

 

04 февраля 2015 г.

Дело N А41-28943/14

 

Резолютивная часть постановления объявлена 28 января 2015 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 04 февраля 2015 года.

 

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Катькиной Н.Н.,

судей Коротковой Е.Н., Огурцова Н.А.,

при ведении протокола судебного заседания: Ибрагимовым Э.А.,

при участии в заседании:

от закрытого акционерного общества "ИНКО": Гриднева М.В. по доверенности N 9 от 12.01.15; Хохлов А.Ю. по доверенности N 8 от 12.01.15;

от Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы России N 1 по Московской области: Сидорова Н.Б. по доверенности N 04-05/01732 от 27.01.15; Федорова Э.А. по доверенности N 04-12/00028 от 12.01.15,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу закрытого акционерного общества "ИНКО" на решение Арбитражного суда Московской области от 30 сентября 2014 года по делу N А41-28943/14, принятое судьей Мясовым Т.В., по заявлению закрытого акционерного общества "ИНКО" к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы России N 1 по Московской области о признании решения недействительным в части,

УСТАНОВИЛ:

Закрытое акционерное общество (ЗАО) "ИНКО" обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы России (Межрайонной ИФНС) N 1 по Московской области N 2195 от 14.11.13 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения с учетом решения Управления ФНС России по Московской области N 07-12/09913 от 24.02.14 (т. 1, л.д. 2-13).

Заявление подано на основании статей 197-199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

До вынесения судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу спора, ЗАО "ИНКО" в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнило заявленные требования, просило признать недействительным решение N 2195 от 14.11.13 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части дополнительного начисления налога на добавленную стоимость (НДС) в сумме 11 029 713 рублей, пени в сумме 2 874 572 рубля 91 копейка и штрафа в размере 2 205 942 рубля (т. 12, л.д. 2).

Решением Арбитражного суда Московской области от 30 сентября 2014 года в удовлетворении заявленных требований было отказано (т. 21, л.д. 124-130).

Не согласившись с вынесенным судебным актом, ЗАО "ИНКО" обратилось в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, указывая на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела (т. 22, л.д. 4-15).

В судебном заседании апелляционного суда представители ЗАО "ИНКО" поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просили решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.

Представители Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области возражали против доводов заявителя апелляционной жалобы, просили решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены апелляционным судом в соответствии со статьями 266-268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела и доводы апелляционной жалобы, заслушав представителей сторон, апелляционный суд полагает, что решение суда первой инстанции подлежит отмене.

Как следует из материалов дела, в период с 27.09.12 по 14.11.13 Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области в отношении ЗАО "ИНКО" была проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты всех налогов и сборов за период с 01.01.10 по 31.12.11, по итогам которой был составлен акт выездной налоговой проверки N 855 от 24.07.13 (т. 1, л.д. 66-94).

Рассмотрев материалы проверки Межрайонная ИФНС N 1 по Московской области 14.11.13 приняла решение N 2195 о привлечении ЗАО "ИНКО" к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым общество было привлечено к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 4 817 937 рублей, ему были начислены пени в сумме 5 809 843 рубля 65 копеек, а также было предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций и НДС на общую сумму 24 089 685 рублей (т. 1, л.д. 95-120).

Решением Управления ФНС по Московской области N 07-12/09913 от 24.02.14 решение Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области от 14.11.13 было отменено в части дополнительного начислений налога на прибыль организаций в сумме 13 059 972 рубля, штрафа в размере 2 611 995 рублей, пени в размере 2 935 270 рублей 74 копейки; в остальной части обжалованное решение было оставлено без изменения и утверждено (т. 2, л.д. 1-9).

Полагая доначисления НДС незаконным, ЗАО "ИНКО" обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Оказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции указал на недобросовестность налогоплательщика и его контрагентов.

Апелляционный суд не может согласиться с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

В силу части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 1 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 6/8 от 01.07.96 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", если суд установит, что оспариваемый акт не соответствует закону или иным правовым актам и ограничивает гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, то в соответствии со статьей 13 Гражданского кодекса Российской Федерации он может признать такой акт недействительным.

Пунктом 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 6/8 от 01.07.96 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Статьей 13 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными. В случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными статьей 12 настоящего Кодекса.

Анализ указанных норм права позволяет сделать вывод о том, что признание ненормативного правового акта недействительным, а также незаконными решений и действий (бездействия) органов возможно при одновременном наличии двух обстоятельств: оспариваемые решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушают права и законные интересы заявителя.

Обращаясь в арбитражный суд с настоящим заявлением, ЗАО "ИНКО" указало, что ему неправомерно был доначислен НДС, соответствующие суммы пени и штрафа по взаимоотношениям с ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг".

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Из решения Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области N 2195 от 14.11.13 следует, что основанием для его вынесения послужили следующие обстоятельства.

ЗАО "ИНКО" в спорном периоде приобретало замороженные продукты у ООО "Гуд Фуд" по договорам поставки N 1 от 06.07.10 и N 01-07-11 от 01.07.11 и у ООО "Рустрейдинг" по договору поставки N 01-08-10 от 01.08.10.

По мнению налогового органа, при поставке товара от импортера ООО "Транспарент уорлд трейд" до покупателя товара - ЗАО "ИНКО" (налогоплательщик) применялась схема уклонения от налогообложения путем создания фиктивного документооборота через ряд организаций-посредников, не исполняющих свои налоговые обязательства и фактически не осуществляющих самостоятельную деятельность, что позволило налогоплательщику получить необоснованную налоговую выгоду в виде неполной уплаты НДС в бюджет.

Так Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области было установлено, что руководителем ООО "Гуд Фуд" являлся - Смирнов А.В., а ООО "Рустрейдинг" - Смирнов М.В., приходящиеся друг другу родными братьями.

ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг" были созданы 30.06.10 и 01.07.10, то есть незадолго до заключения договоров поставки с ЗАО "ИНКО", что не могло не быть очевидным для налогоплательщика при утверждаемой им документальной проверке правоспособности спорных организаций; доходы от предпринимательской деятельности по месту работы руководители организаций не получали; по адресу регистрации данных лиц, являвшихся номинальными руководителями, налоговым органом было установлено, что Смирнов А.В. и Смирнов М.В. выписаны 23.05.06 по решению суда. Смирнов А.В. и Смирнов М.В. являются массовыми руководителями, а возглавляемые ими организации основными средствами не располагают.

Налоговым органом также было установлено, что ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг" по адресу государственной регистрации никогда не находились и никогда не уплачивали соответствующие оборотам суммы налогов в бюджет.

Налоговым органом также было установлено, что документы от имени ООО "Гуд Фуд" подписаны неустановленным лицом, поскольку, опрошенный 22.11.13 в качестве свидетеля Смирнов А.В. пояснил, что никакого отношения к данной организации не имеет, заработную плату не получал, где располагается ООО "Гуд Фуд" не знает, в представленных на обозрение документах подпись ему не принадлежит, ничего о деятельности организации пояснить не может, считает все подписанные от его имени договоры, приказы, счета-фактуры, накладные недействительными. Никакой налоговой отчетности никогда не подписывал, договоров не заключал, с представителями ЗАО "ИНКО" не встречался.

Смирнов А.В. также пояснил, что не знал о том, что его брат является генеральным директором ООО "Рустрейдинг", так как с 2010 по 2012 года его брат Смирнов Михаил Владимирович работал на стройке.

Проанализировав выписки по расчетным счетам ООО "Гуд Фуд" И ООО "Рустрейдинг", налоговая инспекция пришла к выводу о том, что движение денежных средств, перечисленных, в том числе ЗАО "ИНКО", носит транзитный характер; не находят отражения факты выплаты арендной платы за офисные и складские помещения, транспортные услуги; отсутствуют платежи, связанные с выполнением деятельности организаций и информация о выплате заработной платы.

В ходе допросов главного бухгалтера ЗАО "ИНКО" Манюковой О.Н. и руководителя общества Винника A.M. было установлено, что договоры с ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг" заключались через курьера, первичная документация отправлялась через водителя указанных организаций, с руководителями данных организаций Винник А.М не встречался.

Также налоговым органом было установлено, что предъявленные в ходе налоговой проверки счета-фактуры и грузовые таможенные декларации содержат противоречивые сведения о количестве ввезённого товара, так как в отношении товаров, страной происхождения которых является не Российская Федерация, в счете-фактуре должен быть указаны, в числе прочего, номер таможенной декларации.

Кроме того, при сравнении объемов ввезённого импортером - ЗАО "Транспарент уорлд трейд", согласно данным ГТД товара, затем заявленного в товарных накладных и счетах - фактурах ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг", инспекций было установлено, что у налогоплательщика не было реальной возможности получения товара от поставщиков в заявленном количестве, поскольку количество товара, заявленное в счетах-фактурах, выставленных ООО "Рустрейдинг" и ООО "Гуд Фуд" налогоплательщику, не совпадает с количеством товара, ввезенным по таможенным декларациям и указным в этих счетах-фактурах.

Из анализа выписки по расчетному счету ООО "Рустрейдинг" в ОАО "Мастер банк" следует, что организация перечисляла денежные средства, получаемые только от ЗАО "ИНКО" на счета ООО "Глобалгрупп", счет которого также открыт в ОАО "Мастер банк", на счета "фирм-однодневок" ООО "Виктория траст", ООО "Дилайн", ООО "Мобиснаб", ООО "Дельта", "Просервис", ООО "Рубикон", которые не уплачивали налоги, заработную плату и не несли обычные для предпринимательской деятельности расходы, не располагали персоналом, во всех случаях имели массового руководителя.

Анализ банковской выписки по движению денежных средств ЗАО "Транспарент уорлд трейд" (импортера) позволил налоговому органу сделать вывод о перечислении денежных средств без соответствующего движения товара от импортера до ЗАО "Внешоптсервис" (поставщика), которое осуществлялось через ряд организаций - "однодневок" ООО "Финтехгарант", ООО "Инторгсервис", ООО "Торгхолод", ООО "Вегас".

Налоговым органом было установлено, что ЗАО "Транспарент уорлд трейд" и ЗАО "Внешоптсервис" расположены по одному адресу: г. Москва, Сущевский вал, дом 5, строение 15, офис 27-30.

ЗАО "Внешоптсервис" не располагает транспортными средствами и персоналом, складское помещение арендует по тому же адресу, что и импортер ЗАО "Транспарент уорлд трейд". Одним из крупнейших заказчиков продуктов питания у ЗАО "Внешоптсервис" является ЗАО "ИНКО". При этом товары по представленным налогоплательщиком ГТД, ввезены российским транспортом, принадлежащим ООО "Юнион карго", учредителем которой является ЗАО "ИНКО", обе организации зарегистрированы по одному и тому же адресу, Московская область, город Жуковский, улица Наркомвод, дом 22/4.

Указанные обстоятельства, по мнению Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области свидетельствуют о необоснованном получении ЗАО "ИНКО" налоговой выгоды.

В силу пункта 1 статьи 143 Налогового кодекса Российской Федерации ЗАО "ИНКО" является плательщиком НДС.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты.

Согласно абзацу второму пункта 5 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации вычетам подлежат суммы налога, исчисленные продавцами и уплаченные ими в бюджет с сумм оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), реализуемых на территории Российской Федерации, в случае изменения условий либо расторжения соответствующего договора и возврата соответствующих сумм авансовых платежей.

Из пункта 4 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что вычеты сумм налога, указанных в пункте 5 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации, производятся в полном объеме после отражения в учете соответствующих операций по корректировке в связи с возвратом товаров или отказом от товаров (работ, услуг), но не позднее одного года с момента возврата или отказа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Пунктом 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном настоящей главой.

Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.07 N 320-О-П законодательство о налогах и сборах Российской Федерации не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, в связи с чем обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

Вместе с тем, согласно разъяснениям, данным в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.06 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В подтверждение обоснованности заявленных вычетов, ЗАО "ИНКО" были представлены:

- товарные накладные, подтверждающие факт поставки замороженной продукции от ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг",

- карточка счета 60 по ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг" за 2010 по 2011 годы, на котором были отражены операции с названными контрагентами,

- отчеты по проводкам, подтверждающие перечисление в спорный период за приобретенные продукты 59 083 062 рубля 38 копеек по расчетам с ООО "Гуд Фуд" и 428 924 564 рубля 20 копеек по расчетам с ООО "Рустрейдинг".

Также ЗАО "ИНКО" пояснило, что впоследствии, приобретенная у ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг" замороженная продукция была реализована ЗАО "ИНКО" дистрибьюторам, сетевым оптовым магазинам и магазинам розничной торговли, с суммы полученной выручки был исчислен НДС к уплате в бюджет. Сумма исчисленного к уплате в бюджет НДС за период с января 2010 года по декабрь 2011 года составила 36 754 422 рубля 97 копеек.

Кроме того, сведения о контрагентах ЗАО "ИНКО", указанные в первичных документах соответствуют данным в ЕГРЮЛ в отношении названных лиц.

Аналогичные выводы содержатся в решении Управления ФНС по Московской области N 07-12/09913 от 24.02.14.

Учитывая изложенное, а также тот факт, что Межрайонная ИФНС N 1 по Московской области в своем решении не оспаривает реальность проведенных между ЗАО "ИНКО" и его контрагентами операций, у суда первой инстанции не имелось оснований для отказа в удовлетворении требований по этой причине.

При этом, по утверждению Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области спорная сумма НДС была доначислена ЗАО "ИНКО" на разницу стоимости товара, полученную при сравнении данных о поставках между ООО "Гуд Фуд", ООО "Рустрейдинг" и ЗАО "Транспарент уорлд трейд", а также ООО "Гуд Фуд", ООО "Рустрейдинг" и ЗАО "ИНКО".

Как указывает налоговая инспекция, количество товара, выявленное в счетах-фактурах, выставленных ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг" ЗАО "ИНКО", меньше количества товара, ввезенного по таможенным декларациям, указанным в этих счетах-фактурах.

Между тем, согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 28.10.10 N 8867/10, признавая факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налоговой базы либо применения налогового вычета, невозможно ставить под сомнение хозяйственную операцию в части.

Таким образом, Межрайонная ИФНС N 1 по Московской области не оспаривая реальность поставок в целом, лишена возможности заявлять о несоблюдении каких-либо условий таких поставок, в том числе о количестве товара.

Апелляционный суд также учитывает отсутствие расхождений в бухгалтерских документах ЗАО "ИНКО", поскольку товар, полученный от ООО "Гуд Фуд" и ООО "Рустрейдинг", был оприходован налогоплательщиком в заявленных в счетах-фактурах по этим контрагентам объемах.

Кроме того, действующим законодательством не установлена обязанность налогоплательщика проверять обстоятельства приобретения контрагентом реализуемого товара.

Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.10.06 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в том же Постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Как разъяснил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении N 320-О-П от 04.06.07 налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.04 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

В соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 20.04.10 N 18162/09 по делу N А11-1066/2009, добросовестность налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики презюмируется. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговых декларациях и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.06 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В соответствии с пунктом 5 указанного Постановления о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета

При наличии доказательств реальности хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.06 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в дело доказательства, апелляционный суд приходит к выводу о том, что совокупность выявленных налоговым органом обстоятельств не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в связи с созданием им и его контрагентами схемы, направленной на уклонение от уплаты налогов.

В нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налоговым органом не представлено доказательств неправомерности получения налогоплательщиком налоговой выгоды.

Согласно правовой позиции, изложенной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлении Президиума от 20.04.10 N 18162/09, при отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.06 N 53.

Оснований полагать, что ЗАО "ИНКО" не было проявлено должной степени заботливости и осмотрительности при выборе контрагентов не имеется.

Кроме того, налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, а правоприменительные органы не вправе истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Налоговый кодекс Российской Федерации не предусматривает контроля налогоплательщика за действиями поставщиков и всех лиц, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Указанный вывод соответствует позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.10.98 N 24-П, Определении от 04.12.00 N 243-О, Определении от 16.10.03 N 329-О).

Частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплено, что арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Учитывая изложенное, решение Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области N 2195 от 14.11.13 подлежит отмене в обжалуемой части.

В силу части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

При обращении в арбитражный суд с настоящей апелляционной жалобой ЗАО "ИНКО" платежным поручением N 33 от 04.12.14 было уплачено 1 000 рублей госпошлины, а также 2 000 рублей госпошлины при обращении с рассматриваемым заявлением по платежному поручению N 01 от 05.05.14 (т. 1, л.д. 14, т. 22, л.д. 35).

С учетом изложенного, расходы общества по госпошлине в размере 3 000 рублей подлежат отнесению на Межрайонную ИФНС N 1 по Московской области.

Руководствуясь статьями 266, 268, пунктом 2 статьи 269, пунктом 1 части 1 статьи 270, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Московской области от 30 сентября 2014 года по делу N А41-28943/14 отменить.

Признать недействительным решение N 2195 от 14.11.13 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части дополнительного начисления налога на добавленную стоимость (НДС) в сумме 11 029 713 рублей, пени в сумме 2 874 572 рубля 91 копейка и штрафа в размере 2 205 942 рубля.

Взыскать с Межрайонной ИФНС N 1 по Московской области в пользу ЗАО "ИНКО" судебные расходы по оплате госпошлины в размере 3 000 рублей.

 

Председательствующий

Н.Н. Катькина

 

Судьи

Е.Н. Короткова
Н.А. Огурцов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А41-28943/2014


Истец: ЗАО "Инко"

Ответчик: Межрайонная ИФНС России N 1 по Московской области

Третье лицо: Межрайонная ИФНС России N1 по Московской области