Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 марта 2015 г. N 18АП-510/15

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 марта 2015 г. N 18АП-510/15

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 24 июня 2015 г. N Ф09-3709/15 настоящее постановление отменено

г. Челябинск

 

02 марта 2015 г.

Дело N А76-21239/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 24 февраля 2015 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 02 марта 2015 года.

 

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Толкунова В.М.,

судей Арямова А.А., Плаксиной Н.Г.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Ершовой Е.К.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 20 по Челябинской области на решение Арбитражного суда Челябинской области от 04.12.2014 по делу N А76-21239/2014 (судья Позднякова Е.А.).

В заседании приняли участие представители:

индивидуального предпринимателя Сильвачинского Вячеслава Владимировича - Кулешов Н.В. (доверенность от 25.12.2013 N 9-5031), Снитич А.Б. (доверенность от 06.10.2014 N 7-3856);

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 20 по Челябинской области - Латыпова В.С. (доверенность от 15.01.2015 N 03-15/0182), Ежова Е.В. (доверенность от 16.01.2015 N 03-15/0075ДСП).

Индивидуальный предприниматель Сильвачинский Вячеслав Владимирович (далее - заявитель, ИП Сильвачинский В.В., предприниматель, налогоплательщик) обратился в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 20 по Челябинской области (далее - заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 06.05.2014 N 11 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".

Решением суда от 04.12.2014 заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с принятым решением суда, заинтересованное лицо обратилось в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В судебном заседании представители инспекции поддержали доводы и требования апелляционной жалобы по изложенным в ней основаниям.

Инспекция не согласна с выводом суда о том, что наличие родственных связей между ИП Сильвачинским В.В., индивидуальными предпринимателями Сильвачинской Оксаной Юрьевной, Бочко Надеждой Егоровной (далее - ИП Сильвачинская О.Ю., ИП Бочко Н.Е.) осуществляющими один и тот же вид деятельности - торговля молочными продуктами, само по себе не может свидетельствовать о недобросовестности действий налогоплательщика.

Инспекция считает, что указанные лица участвуют в схеме минимизации налоговых обязательств путем дробления бизнеса. Фактически всю деятельность по поставкам молочной продукции осуществляет ИП Сильвачинский В.В., а ИП Сильвачинская О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. участвовали в схеме дробления бизнеса, предприниматель учитывал часть поступающей выручки на счетах и в учете ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинской О.Ю., тем самым формируя формальный документооборот, который был направлен на минимизацию налоговых обязательств ИП Сильвачинского В.В. по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) и налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ).

Как считает инспекция, суд неправомерно не принял во внимание показания ИП Бочко Н.Е., которая указала, что сама предпринимательской деятельностью не занималась. Судом не принято во внимание, что у ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинской О.Ю. отсутствуют расходы по найму помещений, транспорта, трудовых ресурсов и привлечению сторонних организаций для осуществления оптовых поставок молочной продукции.

По мнению инспекции, судом неправомерно отказано инспекции в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е.

В судебном заседании представители заявителя возразили против доводов и требования апелляционной жалобы по мотивам представленного отзыва, просили оставить решение суда без изменения, считая его законным и обоснованным.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 АПК РФ, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав объяснения представителей сторон, не находит оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, в отношении предпринимателя проведена выездная налоговая проверка по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01.01.2010 по 18.09.2013, о чем составлен акт от 26.11.2013 N 20 (т.1, л.д. 15-37).

По результатам рассмотрения материалов проверки, с учетом письменных возражений заявителя и при его надлежащем извещении, инспекцией вынесено решение от 06.05.2014 N 11, которым налогоплательщику предложено уплатить НДФЛ за 2010-2012 гг. в сумме 2 902 468 руб., НДС за 1, 3, 4 кварталы 2010 г., 1-4 кварталы 2011 г., 1-4 кварталы 2012 г. в общей сумме 2 001 541 руб., пени по НДФЛ в сумме 444 803 руб. 18 коп., пени по НДС в сумме 387 022 руб. 20 коп., штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в общей сумме 980 601 руб. 80 коп., в том числе за неполную уплату НДФЛ в сумме 580 493 руб. 60 коп., за неполную уплату НДС в сумме 400 108 руб. 20 коп. в результате занижения налоговой базы, а также уменьшить НДС за 2 квартал 2010 г., предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах, на 42 340 руб. (т.1, л.д. 39-75).

Основанием для начисления спорных сумм явились выводы проверяющих об участии предпринимателя в схеме минимизации налоговых обязательств путем дробления бизнеса.

Не согласившись с решением инспекции по существу вменяемых налоговых претензий, налогоплательщик обжаловал его в административном порядке в вышестоящий налоговый орган.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области от 30.07.2014 N 16-07/002354 решение инспекции изменено путем отмены привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату НДС в виде штрафа в сумме 48 068 руб. 60 коп., в остальной части оставлено без изменения (т.1, л.д. 76-81).

Воспользовавшись правом на судебную защиту, налогоплательщик обратился с настоящим заявлением в арбитражный суд.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, обоснованно исходил из следующего.

В пункте 1.6 общих положений акта налоговой проверки отражено, что фактически в проверяемом периоде предприниматель занимался оптовой торговлей молочными продуктами.

В ходе налоговой проверки инспекцией сделан вывод о том, что налогоплательщиком, применяющим общую систему налогообложения, с целью уменьшения налоговых обязательств перед бюджетом была применена схема минимизации налоговых обязательств путем дробления бизнеса и распределения их между ним и взаимозависимыми лицами: ИП Сильвачинской О.Ю., ИП Бочко Н.Е., находящихся на упрощенной системе налогообложения (далее - УСН), формально осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность при отсутствии деловой цели, что направлено на получение необоснованной налоговой выгоды посредством неуплаты заявителем в проверяемом периоде полных сумм НДС и НДФЛ.

Как посчитала инспекция, схема дробления бизнеса состоит в том, что заявитель осуществлял свою предпринимательскую деятельность через взаимозависимые лица - супругу (ИП Сильвачинскую О.Ю.) и тещу (ИП Бочко Н.Е.), в связи с чем товар от заявителя до реальных потребителей проходил через взаимозависимые лица, формально осуществляющие финансово-хозяйственную деятельность, тогда как реальную хозяйственную деятельность осуществлял заявитель с использованием своей материально-технической базы.

Оценив в порядке статьи 71 АПК РФ все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 227 НК РФ исчисление и уплату НДФЛ производят физические лица, зарегистрированные в установленном действующим законодательством порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - по суммам доходов, полученных от осуществления такой деятельности.

Согласно пункту 1 статьи 210 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 2 статьи 249 НК РФ выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

В целях установления единообразной судебной практики в делах с признаками уклонения от налогообложения или минимизации налоговой обязанности Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принято Постановление от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление Пленума ВАС N 53).

Как следует из разъяснений, данных в пунктах 3, 4 и 9 Постановления Пленума ВАС N 53, налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27.05.2003 N 9-П указано, что недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются, в том числе, с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно - оптимального вида платежа.

Вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий. Обязанность по доказыванию недобросовестности налогоплательщика действующее законодательство возлагает на налоговые органы.

Пунктом 6 Постановления Пленума ВАС N 53 отмечено, что взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Установление факта получения заявителем необоснованной налоговой выгоды, выразившейся в минимизации налоговых платежей посредством неполной неуплаты НДС и НДФЛ, основано инспекцией на следующих признаках:

- предприниматели являются взаимозависимыми лицами в силу их родства;

- ИП Сильвачинский В.В., ИП Сильвачинская О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. приобретают молочную продукцию у одних и тех же поставщиков - производителей молочной продукции: ОАО "УЭХК", ООО "Новоуральский молочный завод";

- расчетные счета ИП Сильвачинского В.В., ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. открыты в одном банке, список IP-адресов клиента ИП Сильвачинского В.В. и клиентов ИП Сильвачинской О.Ю., ИП Бочко Н.Е. совпадают; расчеты с поставщиками и покупателями производились в системе Интернет-банк с одного IP-адреса, одним лицом - Сильвачинской О.Ю., что подтверждается протоколом допроса свидетеля от 19.09.2013 N 1. Доверенности, уполномочивающие Сильвачинскую О.Ю. осуществлять от имени ИП Сильвачинского В.В. и ИП Бочко Н.Е. операции с использованием системы Интернет-банк, к проверке не представлены;

- из анализа книг доходов и расходов ИП Бочко Н.Е., ИП Сильвачинской О.Ю., ИП Сильвачинского В.В., а также выписок банка о движении денежных средств по расчетным счетам указанных предпринимателей установлены случаи перечисления денежных средств с назначением платежа "погашение кредита за ИП Сильвачинскую О.Ю., за ИП Сильвачинского В.В.", а также перечисление денежных средств по "договорам о совместной деятельности", расходы по привлечению сторонних организаций для осуществления поставок молочной продукции отсутствуют.

Данные факты, по мнению налогового органа, свидетельствует о том, что при недостаточности средств для расчетов с поставщиками и расчетов по кредитам у одного из участников схемы по дроблению бизнеса (ИП Сильвачинского В.В., ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е.) необходимые суммы переводились со счетов между этими участниками без возврата денежных средств. Данные факты подтверждают фиктивность осуществления деятельности ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинской О.Ю. и использование расчетных счетов ИП Сильвачинского В.В., ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. для фиктивного документооборота при отсутствии экономического их обоснования;

- ИП Сильвачинским В.В. для осуществления деятельности по поставкам молочной продукции использовалось арендованное у ИП Сильвачинской О.Ю. на безвозмездной основе по договору от 21.05.2008 N 1 офисное помещение, находящееся по адресу: г.Снежинск, ул. Щелкина, д.9. Договором аренды не предусмотрено правопользование данным помещением ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинской О.Ю.;

- ИП Сильвачинский В.В. фактически осуществлял деятельность по доставке товара до покупателей по своим договорам и договорам, формально оформленным на ИП Сильвачинскую О.Ю. и ИП Бочко Н.Е., с использованием транспорта, арендованного с экипажем у ИП Сильвачинской О.Ю.;

- у ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинской О.Ю. отсутствуют расходы по найму помещений, транспорта, трудовых ресурсов и привлечению сторонних организаций для осуществления оптовых поставок молочной продукции. При этом налоговый орган в ходе проверки установил, что по условиям договоров на поставку молочной продукции, заключенных ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. с покупателями, доставка товара до пункта поставки осуществляется транспортом поставщика за его же счет. Договоров между ИП Сильвачинским В.В. и ИП Сильвачинской О.Ю., а также между Сильвачинским В.В. и Бочко Н.Е. на осуществление доставки товара до пункта поставки заявителем к проверке не предоставлено.

Расходы по содержанию грузовых машин, осуществляющих доставку молочной продукции, в проверяемом периоде нес ИП Сильвачинский В.В., к проверке представлены договоры на техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств, заключенные с обществами с ограниченной ответственностью "Трансэкспресс" (договор от 04.10.2012 N 490-ТО), "Автомобильный Центр на Маневровой" (договоры от 27.01.2011 N ЗП-9, от 27.01.2011 N 3 М-9/АС), "Авто СПА" (договор от 14.09.2011 N 5/11), "Защита" (от 01.09.2011 договор N 32), "Уралкомтранс-Запчасть" (договор от 04.10.2012 N 53/ЗП/2012).

Между ИП Сильвачинской О.Ю. и Сильвачинским В.В. заключены договоры аренды автотранспортных средств от 01.01.2010 N 1, N 2, согласно которым ИП Сильвачинская О.Ю. передает в аренду ИП Сильвачинскому В.В. два грузовых автомобиля, принадлежащих ей на праве собственности. Вождение автомобилей осуществляется лицами из числа сотрудников ИП Сильвачинской О.Ю., следовательно, грузовые автомобили переданы в аренду ИП Сильвачинскому В.В. с экипажем.

Допрошенные в качестве свидетелей водители Черепанов П.В. (работал на автомашине с регистрационным знаком М767ВУ174) и Плеханов А.Е. (работал на автомашине с регистрационным знаком У567ВУ174) показали, что они осуществляли доставку молочной продукции для всех трех предпринимателей (ИП Сильвачинского В.В., ИП Сильвачинской О.Ю., ИП Бочко Н.Е.). Фактически работодателем является ИП Сильвачинская О.Ю., которая начисляет и выплачивает им заработную плату.

Однако, не смотря на то, что налоговым агентом выступает ИП Сильвачинская О.Ю., фактически сотрудники (водители) переданы (как экипаж) в аренду с транспортными средствами ИП Сильвачинскому В.В., следовательно, работали у него. При этом, условиями договора не предусмотрена перевозка товаров для ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. ИП Сильвачинской О.Ю. к проверке не представлены документы, подтверждающие расходы, связанные с содержанием автомобилей. Вместе с тем, не получая от ИП Сильвачинского В.В. денежного вознаграждения, ИП Сильвачинская О.Ю. продолжала нести расходы по выплате заработной платы водителям, которые управляли переданными в аренду с автомобилями, что свидетельствует об отсутствии деловой цели у ИП Сильвачинской О.Ю. при осуществлении данных операций.

В ходе допросов в качестве свидетелей ИП Бочко Н.Е. (протокол допроса свидетеля от 22.10.2013), ИП Сильвачинской О.Ю. (протокол допроса свидетеля от 19.09.2013 N 1), ИП Сильвачинского В.В. (протокол допроса свидетеля от 15.10.2013 N 2), менеджера по продажам Колковой В.А. (протокол допроса свидетеля от 15.10.2013 N 5) налоговым органом установлено, что ИП Сильвачинская О.Ю. (дочь Бочко Н.Е.) осуществляла ведение учета трех предпринимателей, производила расчеты с поставщиками и покупателями, формально перераспределяя доходы и расходы между ними. ИП Бочко Н.Е. зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя для того, чтобы не потерять право применения УСН для ИП Сильвачинской О.Ю. (протокол допроса Сильвачинской О.Ю. от 19.09.2013 N 1). ИП Бочко Н.Е. самостоятельно предпринимательской деятельностью не занималась, документы на подпись ей приносили дети, договоры на поставку молочной продукции не подписывала. Фактически реализацию молочной продукции от имени ИП Бочко Н.Е. осуществлял ИП Сильвачинский В.В.

Колкова В.А. пояснила, что она принимает заявки от покупателей по телефону, затем заявки делятся и распределяются в зависимости от покупателей на ИП Сильвачинского В.В. - НИИТФ и ИП Коноплев, ИП Бочко Н.Е. - детские сады, ИП Сильвачинскую О.Ю. - остальные. В дальнейшем эти заявки обрабатываются Колковой В.А. и оформляются накладные, с этими накладными водители едут к поставщикам за продукцией.

Таким образом, считает инспекция, ИП Бочко Н.Е. не обладала полной и достоверной информацией об осуществляемой от ее имени деятельности и являлась номинальным лицом, фактически не участвующим в процессе реализации молочной продукции. ИП Сильвачинская О.Ю. и ИП Сильвачинский В.В. указали, что для перевозки продукции имеются три грузовые машины, четкого распределения транспорта за конкретными предпринимателями нет.

Допрошенные в качестве свидетелей работники бюджетных учреждений - детских садов (Батина Л.П, Щукина Ю.В., Петрова Н.Б, Заржицкая Л.В., Дергант В.Н., Кораблева Э.Г., Сайтхужина А.А., Нургалиева М.Ф., Пермякова Т.Н., Годенкова М.Н.), в которые поставлялась молочная продукция, утверждают, что с ИП Бочко Н.Е они не знакомы, в их учреждения она не приходила; возникающие вопросы по поставкам с ней не решали.

В ходе анализа финансово-хозяйственной деятельности ИП Сильвачинской О.Ю., ИП Сильвачинского В.В., ИП Бочко Н.Е. налоговым органом установлено, что ИП Сильвачинский В.В., выводя часть дохода на взаимозависимых лиц (ИП Сильвачинскую О.Ю. и ИП Бочко Н.Е.), находящихся на специальном режиме налогообложения (УСН) и отражая в своем учете расходы данных предпринимателей, связанные с основной деятельностью (в частности, расходы, связанные с доставкой молочной продукции до покупателей, содержанию транспортных средств, расходов на топливо), не уплачивал НДФЛ за 2010-2011 гг., так как расходы превысили доходы, а в 2012 г. сумма НДФЛ составила 24 557 руб.

Указанные факты, по мнению налогового органа, свидетельствуют об отсутствии реального разделения деятельности между индивидуальными предпринимателями и о создании схемы, формально соответствующей действующему налоговому и гражданскому законодательству, но преследующей цель получения необоснованной налоговой выгоды в виде разницы в налоговых обязательствах, возникающей при применении общего режима налогообложения и специального режима в виде УСН.

Между тем, отклоняя доводы инспекции, следует указать, что налоговый орган в нарушение статей 65, 200 АПК РФ не доказал, что взаимозависимость предпринимателей намеренно использовалась с заведомой целью получения необоснованной налоговой выгоды вследствие создания искусственных условий для применения наиболее благоприятной системы налогообложения, в частности, путем дробления бизнеса.

Инспекцией в материалы дела не представлено доказательств, подтверждающих формальность реализации товара предпринимателями в адрес своих контрагентов с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Материалы дела не опровергают наличие у предпринимателей собственной клиентской базы (покупателей) с наличием и исполнением соответствующих договоров, заявок.

В оспариваемом решении не приведены и суду не представлены бесспорные доказательства того, что сделки между предпринимателями (например, по передаче автотранспорта в аренду) нереальные, не указано на наличие претензий к первичным документам, представленным в обоснование заявленных расходов. Инспекцией не представлены убедительные доказательства наличия у заявителя при заключении и исполнении сделок планирования, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды.

Гражданское законодательство допускает совместную деятельность хозяйствующих субъектов в целях получения прибыли от осуществления предпринимательской деятельности. Совместная деятельность хозяйствующих субъектов сама по себе не свидетельствует о получении налоговой выгоды.

В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума ВАС N 53 возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Учитывая, что ИП Сильвачинская О.Ю. является супругой, а ИП Бочко Н.Е. тещей предпринимателя, они по правилам подпункта 3 пункта 1 статьи 20 НК РФ являются взаимозависимыми лицами. Вместе с тем, как отмечено выше, указанное обстоятельство в силу пункта 6 Постановления Пленума ВАС N 53 само по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. При этом, налоговый орган не отразил в оспариваемом решении, в какой мере взаимозависимость оказала прямое влияние на условия или экономические результаты их деятельности, в том числе с учетом того, что заявителем применялась общая система налогообложения с уплатой НДС, НДФЛ.

Судом не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том, что вышеназванными предпринимателями не были уплачены налоги в соответствии с применяемыми ими системами налогообложения.

Спорные предприниматели фактически осуществляли деятельность в соответствии с видом экономической деятельности, для которого они были созданы - реализация молочной продукции определенному кругу лиц.

Несмотря на то, что предприниматели являются аффилированными (родственниками), они удовлетворяют признакам самостоятельных физических лиц - предпринимателей. Инспекцией не представлено надлежащих, бесспорных доказательств того, что регистрация ИП Сильвачинской О.Ю., ИП Бочко Н.Е. в разные годы происходила помимо их собственной воли, под контролем и инициативой заявителя.

При этом, налоговым органом не учтено, что действующее законодательство не устанавливает запрета на создание одним и тем же физическим или юридическим лицом либо родственниками иных юридических лиц либо предпринимателей для осуществления разных или одних и тех же видов экономической деятельности, применять виды налогообложения, предусмотренные НК РФ.

Отсутствует в законодательстве и запрет на совмещение руководителем и главным бухгалтером юридического лица равнозначных должностей в иных юридических лицах (в том числе аффилированных).

Такие обстоятельства, как наличие счетов в одном банке, наличие одних должностных лиц, не могут свидетельствовать о наличии схемы, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, не исключают самостоятельный характер деятельности рассматриваемых субъектов и право на применение налогового режима в соответствии с действующим законодательством.

Факт отсутствия у ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. транспортных средств, на которых доставлялся бы товар от поставщиков, и в дальнейшем реализовывался своему кругу покупателей, а также персонала, равно как и факт того, что товар доставлялся за счет средств ИП Сильвачинского В.В., не может свидетельствовать о получении ИП Сильвачинским В.В. необоснованной налоговой выгоды в связи с включением расходов, которые понесены им в связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности, поскольку в материалах налоговой проверки отсутствуют доказательства того, что взаимозависимость оказала влияние на формирование цен на товары, которые реализовывались предпринимателями конечным потребителям.

Кроме того, передав в аренду ИП Сильвачинскому В.В. весь транспорт, ИП Сильвачинская О.Ю. сняла с себя бремя содержания транспортных средств, но, в то же время, не потеряла возможность попутной доставки своего товара покупателям, что подтверждается протоколами допросов свидетелей от 19.09.2013 N 1 и от 15.10.2013 N 2.

Водители, допрошенные инспекцией в порядке статьи 90 НК РФ в качестве свидетелей, подтвердили, что возили продукцию для всех трех предпринимателей.

Выводы налогового органа об отсутствии у ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. расходов, которые были бы понесены последними в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, опровергаются материалами налоговой проверки, в ходе которой было установлено, что ИП Сильвачинская О.Ю. имела в штате работников, которым выплачивалась заработная плата. ИП Сильвачинский В.В. расходы на выплату заработной платы или иных вознаграждений, выплачиваемых по гражданско-правовым договорам в оплату труда данных водителей, не нес.

Кроме того, налогоплательщиком в опровержение выводов налогового орган об отсутствии у ИП Сильвачинской О.Ю. расходов, связанных с содержанием нежилого помещения, переданного по договору аренды Сильвачинскому В.В., в материалы дела представлены квитанции, выставленные на оплату коммунальных услуг в отношении помещения, содержащие оттиск кассового аппарата о приеме денежных средств в счет оплаты. Указание инспекции на то, что не установлено, кто оплачивал квитанции, неправомерно, поскольку инспекция сама не доказала факт оплаты именно ИП Сильвачинским В.В.

Из показаний работника Клоковой В.А. следует, что у каждого из предпринимателей была определенная, стабильная группа покупателей.

Материалы дела не опровергают наличие у предпринимателей собственной клиентской базы (покупателей) с наличием и исполнением соответствующих договоров, заявок.

Таким образом, вывод инспекции о том, что заявки от покупателей распределяются в зависимости от покупателей, закрепленных за конкретным из вышеперечисленных предпринимателей, свидетельствует о постоянстве и раздельности покупателей у каждого из предпринимателей и никак не может рассматриваться как согласованность действий по распределению дохода с целью получения налоговой выгоды.

Не принимаются доводы налогового органа о том, что ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинская О.Ю. фактически сами не вели хозяйственную деятельность, поскольку непосредственно товар до покупателей не доставляли, договоры лично не заключали.

Действительно в ходе допросов свидетели: Батина Л.П., Щукина Ю.В., Петрова Н.Б, Заржицкая Л.В., Дергант В.Н., Кораблева Э.Г., Сайтхужина А.А., Нургалиева М.Ф., Пермякова Т.Н., Годенкова М.Н., работающие в бюджетных учреждениях (детских садах), которым поставлялась молочная продукция, пояснили, что с ИП Бочко Н.Е они не знакомы, в их учреждения она не приходила, возникающие вопросы по поставкам с ней не решали.

Однако, указанные пояснения вышеуказанных лиц не могут однозначно свидетельствовать о том, что ИП Бочко Н.Е. договоры не подписывала, кроме того, обычаи делового оборота, в том числе в сфере гражданско-правового регулирования поставок, не вменяют в обязанности продавцу непосредственно присутствовать при подписании договора, равно как и не вменяют в обязанность присутствовать непосредственно при передаче товара. При этом из вышеуказанных протоколов допроса следует, что подписание документов при приемке происходило через водителей, которые передавали договоры на подпись в свой офис, а затем уже подписанные от имени ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинской О.Ю. отдавались обратно покупателям, заявки на поставку продукции передавались по телефону, указанному в договорах.

Кроме того, необходимо отметить, что налоговый орган, допрашивая свидетелей, не выяснял у них, входило ли вообще в их должностные обязанности заключение договоров с поставщиками, учитывая, что все вышеуказанные лица являлись либо работниками столовых, либо заведующими складом.

При этом, не пороча сделки самого налогоплательщика и указывая, что всю доставку производил ИП Сильвачинский В.В., инспекция не приняла во внимание протокол допроса Соколовой Е.В. от 12.11.2013 N 16 (работницы КПП "Каслинское", которое сотрудничало с предпринимателем). Так, на вопрос инспекции, знаком ли свидетель лично с ИП Сильвачинским В.В., свидетель ответил отрицательно, указав, что общалась только по телефону (т.3, л.д. 126). То есть, в этих отношениях, не отрицаемых инспекцией, работница покупателя так же, как и вышеназванных протоколах по поставкам от ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинской О.Ю., ответила, что лично с поставщиком не знакома.

Инспекция не учитывает, что в деловой практике приемлемо, когда менеджеры (водители, работники склада) знакомы и контактируют не с руководством поставщиков, а с рядовыми работниками.

При этом, главный бухгалтер МБДОУ N 24 Щукина Ю.В. (протокол допроса свидетеля от 12.03.2014 N 3) указала, что основным поставщиком молочной продукции является ИП Сильвачинская О.Ю., с ИП Сильвачинским В.В. не сотрудничали (т.10, л.д. 11).

Такие же показания дала и заведующая складом МБДОУ детский сад N 28 Дергант В.Н. (протокол допроса свидетеля от 13.03.2014 N7) (т.10, л.д. 42, 44).

В отношении довода о совпадении у рассматриваемых предпринимателей ряда поставщиков инспекция не опровергает пояснения заявителя об ограниченной в данной местности группе производителей молочной продукции.

В этой связи следует отметить, что инспекция в целях подтверждения своих предположений не запросила и надлежаще не проанализировала сведения от организаций, у которых рассматриваемыми предпринимателями закупалась продукция, с целью проверки их самостоятельности в заключении, исполнении договоров (при наличии) и оплате, контактных лиц, фактического участия по всех отношениях заявителя по делу.

Материалы налоговой проверки не подтверждают выводы налогового органа об использовании ИП Сильвачинским В.В. дохода или выручки ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. и наоборот.

Так, из оспариваемого решения следует, что налоговым органом по результатам анализа книг доходов и расходов ИП Бочко Н.Е., ИП Сильвачинской О.Ю., ИП Сильвачинского В.В., а также выписок банка о движении денежных средств по расчетным счетам указанных предпринимателей установлены случаи перечисления денежных средств с назначением платежа "погашение кредита за ИП Сильвачинскую О.Ю., за ИП Сильвачинского В.В.", перечисление денежных средств по "договорам о совместной деятельности", что, по мнению налогового органа, свидетельствует о том, что при недостаточности средств на расчетном счете у одного из участников схемы по дроблению бизнеса: ИП Сильвачинского В.В., ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е. для расчетов с поставщиками и расчетов по кредитам необходимые суммы переводились со счетов между этими участниками без возврата средств. Данные факты, по мнению налогового органа, подтверждают фиктивность осуществления деятельности ИП Бочко Н.Е. и ИП Сильвачинской О.Ю.

При этом, материалы налоговой проверки не содержат сведения о совершении налоговым органом действий по надлежащему, всестороннему изучению документов, во исполнение которых производилось перечисление денежных средств каждым из предпринимателей. Напротив, как следует из представленных заявителем кредитных договоров от 23.06.2010 N С-7951010876/01, от 30.09.2009 NС-7950910560/01, которые были указаны в назначении платежа при перечислении денежных средств с расчетного счета ИП Сильвачинского В.В., ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Н.Е., а также заключенных в обеспечение указанных договоров договоров поручительства, каждый из предпринимателей выступал поручителем либо ИП Сильвачинского В.В., либо ИП Сильвачинской О.Ю., либо ИП Бочко Н.Е., следовательно, нельзя признать обоснованным довод налогового органа об использовании предпринимателями денежных средств в случае их отсутствия на расчетных счетах кого-либо из предпринимателей, равно как и вывод о выводе денежных средств и их подконтрольности исключительно ИП Сильвачинскому В.В.

Следует отметить, что по кредитному договору от 30.09.2009 N С-7950910560/01 в обеспечение исполнения обязательств ИП Сильвачинская О.Ю. заложила свое имущество - 2-х комнатную квартиру, принадлежащую ей на праве собственности (т.12, л.д. 41-45).

Инспекция не ссылается на то, что устанавливала, исследовала на основе сведений банка отсутствие у поручителей (согласно договорам имевшим статус предпринимателей) собственной воли и финансовых возможностей на обеспечение кредитных обязательств другого лица.

Таким образом, выводы инспекции являются необоснованными, лица осуществляли свою предпринимательскую деятельность на свой риск, деятельность была направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами.

Инспекция в оспариваемом решении сделала вывод о создании заявителем схемы снижения своих налоговых обязательств путем создания искусственной ситуации, при которой видимость действий с взаимосвязанными лицами прикрывала фактическую деятельность налогоплательщика.

Между тем, помимо вышеуказанного, инспекцией не учтено следующее.

Как отмечено выше, обстоятельств отсутствия добровольного волеизъявления в регистрации, осуществлении предпринимательской деятельности и извлечении дохода указанными предпринимателями не установлено. Налоговым органом не установлено обстоятельств воздействия заявителя или связанных с ним лиц на ИП Сильвачинскую О.Ю., ИП Бочко Н.Е. с тем, чтобы они получили статус предпринимателя для участия во взаимоотношениях с заявителем и в его интересах.

Довод о том, что заявитель находился на общей системе налогообложения, а предприниматели применяли УСН, не порочит финансово-хозяйственную деятельность данных лиц. Главой 26.2 НК РФ устанавливаются правила и порядок применения УСН как специального режима налогообложения, не являющегося льготным по смыслу статьи 56 НК РФ.

Инспекция не опровергла, что заявитель и предприниматели самостоятельно принимали на себя и исполняли обязательства по своей предпринимательской деятельности, вели учет своих доходов и расходов, определяли объект налогообложения, налоговую базу, исчисляли налоги и представляли в налоговый орган по месту учета налоговую отчетность.

В то же время подобная скооперированность субъектов соответствует обычной коммерческой практике и объясняется разумными причинами и целями делового характера. В этом случае инспекция надлежаще не исследовала и не оценила вопрос о соотношении географических рынков сбыта товара и их сегментов, пересечений по категориям реализуемой продукции в отношении предпринимателей, использование единых финансово-коммерческих мощностей.

С учетом изложенного законных оснований для спорных начислений налогов у налогового органа не имелось, а потому решение инспекции в рассматриваемой части является незаконным. Незаконность доначислений налогов влечет незаконность производных от них сумм пени и штрафов (статьи 75, 122 НК РФ).

Довод инспекции о необоснованном непривлечении к участию в деле в качестве третьих лиц ИП Сильвачинской О.Ю. и ИП Бочко Е.Н. судом апелляционной инстанции отклоняется. Суд первой инстанции, отклоняя данное ходатайство инспекции, должным образом мотивировал свои выводы, оспариваемое решение инспекции принято не по данным лицам.

Таким образом, решение суда по существу является правильным. При рассмотрении дела судом установлена, исследована и оценена вся совокупность обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, имеющимся в деле доказательствам дана надлежащая и полная оценка.

Суд оценил все имеющиеся в деле доказательства именно в совокупности и взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий между ними. Доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению как неосновательные по приведенным выше мотивам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены вынесенного судебного акта, не установлено.

С учетом изложенного решение суда следует оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Взыскание с налогового органа госпошлины по апелляционной жалобе не производится ввиду освобождения от уплаты при обращении в арбитражные суды (подпункт 1.1 пункта 1 статьи 333.37 НК РФ).

Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 04.12.2014 по делу N А76-21239/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 20 по Челябинской области- без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через Арбитражный суд Челябинской области.

 

Председательствующий судья

В.М. Толкунов

 

Судьи

А.А. Арямов
Н.Г. Плаксина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А76-21239/2014


Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 21 июня 2016 г. N Ф09-3709/15 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: Сильвачинский Вячеслав Владимирович

Ответчик: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 20 по Челябинской области