Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 июня 2015 г. N 19АП-1427/15

 

город Воронеж

 

30 июня 2015 г.

Дело N А35-225/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 23 июня 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 июня 2015 года.

 

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Михайловой Т.Л.,

судей: Ольшанской Н.А.,

Скрынникова В.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем

Бутыриной Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Курской области на решение арбитражного суда Курской области от 23.01.2015 по делу N А35-225/2014 (судья Горевой Д.А.), принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Вояж" (ОГРН 1104633000746, ИНН 4633023860) к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Курской области о признании недействительным решения от 07.10.2013 N 09-12/26,

при участии в судебном заседании:

от межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 3 по Курской области: Романенко Р.А. представитель по доверенности от 31.12.2014 N 03-15/15143;

от общества с ограниченной ответственностью "Вояж" - представители не явились, надлежаще извещено,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Вояж" (далее - общество "Вояж", общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Курской области с заявлением (с учетом уточнений) к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Курской области (далее - налоговый орган, инспекция) о признании частично недействительным решения от 07.10.2013 N 09-12/26 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части:

- доначисления единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в сумме 46 206 руб.; налога на прибыль в общей сумме 603 139 руб.; налога на добавленную стоимость в сумме 434 921 руб.;

- применения ответственности, установленной статьей 119 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс, Кодекс), за непредставление деклараций по налогу на прибыль в виде штрафа в сумме 90 470,85 руб., за непредставление налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 65 238 руб.;

- применения ответственности, установленной статьей 122 Налогового кодекса, за неуплату налога на прибыль организаций в виде штрафа в сумме 60 314,24 руб., за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 43 491,70 руб., за неуплату единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в виде штрафа в сумме 981 руб.;

- применения ответственности, установленной статьей 126 Налогового кодекса, за непредставление в установленный срок истребованных документов в виде штрафа в сумме 8 900 руб.

Также налогоплательщик просил уменьшить размер доначисленных налоговым органом пеней, поскольку отраженная в решении налогового органа неустойка не соразмерна последствиям нарушения обязательств.

Решением арбитражного суда Курской области от 23.01.2015 требования общества "Вояж" удовлетворены частично, решение налогового органа признано недействительным в части:

- доначисления налога на прибыль в сумме 603 139 руб., налога на добавленную стоимость в сумме 434 921 руб.;

- применения ответственности по статье 119 Налогового кодекса за непредставление деклараций по налогу на прибыль в виде штрафа в сумме 90 470,85 руб., за непредставление налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 65 238 руб.;

- применения ответственности по статье 122 Налогового кодекса за неуплату налога на прибыль организаций в виде штрафа в сумме 60 314,24 руб., за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 43 491,70 руб.;

- применения ответственности по статье 126 Налогового кодекса за непредставление в установленный срок документов в виде штрафа в сумме 8 900 руб.;

- начисления пени в сумме 57 101,51 руб. за несвоевременную уплату налога на прибыль, в сумме 13 523,95 руб. за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость.

В удовлетворении остальной части заявленных требований обществу отказано.

Налоговый орган, не согласившись с решением арбитражного суда Курской области от 23.01.2015, обратился с апелляционной жалобой на него, в которой ставит вопрос об отмене состоявшегося судебного акта, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также нормам материального и процессуального права, и просит принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований общества "Вояж" в обжалуемой части.

В обоснование апелляционной жалобы налоговый орган указывает, что произведенный им расчет количества транспортных средств, использовавшихся налогоплательщиком для осуществления перевозок пассажиров, был признан судом области правомерным, количество используемых транспортных средств подтверждено документально ведомостями прохождения предрейсовых медицинских осмотров.

Следовательно, как считает налоговый орган, исходя из количества транспортных средств, использовавшихся для исполнения муниципальных контрактов на транспортное обслуживание пассажиров автобусами и микроавтобусами пассажирского транспорта города Железногорска, и показаний водителей, подтвердивших факты ежемесячной уплаты ими обществу взносов за оказание услуг по предоставлению маршрутов и прохождению медосмотров, сумма, поступившая от водителей, правомерно определена в размере 2 436 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость 371 593 руб.), в том числе за период с 01.07.2011 по 31.12.2011 - 336 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость - 51 254 руб.), за 2012 год - 2 100 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость 320 339 руб.).

Также, как считает налоговый орган, им правильно определен доход общества, полученный им от осуществления деятельности по передаче в аренду (субаренду) транспортных средств с экипажем, обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "ЭСТ" (далее - общество "Торговый дом "ЭСТ") по договору от 01.09.2011 N 2, открытому акционерному обществу "Михайловский ГОК" (далее - общество "Михайловский ГОК") по договору от 12.08.2011 N 111469, закрытому акционерному обществу "Железногорский вагоноремонтный завод" (далее - общество "Железногорский вагоноремонтный завод") по договору от 20.01.2012 N 013, муниципальному унитарному предприятию "Транспортные линии" (далее - предприятие "Транспортные линии") по договору от 12.08.2011 N 111469, муниципальному образовательному учреждению "Начальная общеобразовательная школа N 1" (далее - учреждение "Начальная общеобразовательная школа N1") по договору от 01.10.2012 N 6, муниципальному общеобразовательному учреждению дополнительного образования детей "Специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва Единоборств" (далее - учреждение "Специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва Единоборств") по договорам от 03.11.2012 и от 02.12.2012, в сумме 1 977 423,44 руб. (включая налог на добавленную стоимость 301 640,88 руб.), в том числе за 2011 год - 119 650 руб. (включая налог на добавленную стоимость 18 252 руб.), за 2012 год - 1 857 773 руб. (включая налог на добавленную стоимость 283 389 руб.).

Исходя из указанных сумм доходов и установленных при проведении мероприятий встречного налогового контроля расходов налогоплательщика налоговым органом, по его мнению, правомерно произведено доначисление налогоплательщику налога на прибыль в сумме 65 159 руб. за 2011 год и в сумме 603 588 руб. за 2012 год; налога на добавленную стоимость в сумме 69 506 руб. за 2011 год и в сумме 673 324 руб.

В указанной связи, как считает налоговый орган, у суда области отсутствовали основания для признания его решения недействительным в части доначисления налога на прибыль в сумме 65 159 руб. за 2011 год, в сумме 537 980 руб. за 2012 год, налога на добавленную стоимость в сумме 69 506 руб. за 2011 год, в сумме 365 415 руб. за 2012 год, а также в части начисления сумм пеней и штрафов за неуплату налогов и за непредставление налоговых деклараций, приходящихся на указанные суммы налогов.

Кроме того, как считает налоговый орган, в связи с доказанностью факта непредставления налогоплательщиком при проведении проверки истребованных у него документов, у суда области не имелось оснований для признания необоснованно примененного штрафа, предусмотренного статьей 126 Налогового кодекса, в сумме 8 900 руб.

В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Как следует из содержания апелляционной жалобы, налоговый орган оспаривает решение арбитражного суда Курской области от 23.01.2015 лишь в той части, в какой удовлетворены требования общества "Вояж", то есть в части доначисления налога на прибыль в сумме 603 139 руб., доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 434 921 руб., привлечения к ответственности по статье 119 Налогового кодекса за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль в виде штрафа в сумме 90 470,85 руб., по налогу на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 65 238 руб., привлечения к ответственности по статье 122 Налогового кодекса за неуплату налога на прибыль в виде штрафа в сумме 60 314,24 руб., за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 43 491,70 руб., привлечения к ответственности по статье 126 Налогового кодекса в виде штрафа в сумме 8 900 руб., начисления пени в сумме 57 101,51 руб. за неуплату налога на прибыль, в сумме 13 523,95 руб. за неуплату налога на добавленную стоимость.

Налогоплательщиком ходатайство о пересмотре решения суда первой инстанции в полном объеме не заявлялось, в связи с чем, исходя из положений части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд проверяет законность и обоснованность решения арбитражного суда Курской области от 23.01.2015 лишь в обжалуемой части.

Представители общества "Вояж", извещенного надлежащим образом о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, заявив ходатайство о рассмотрении дела в их отсутствие.

В силу статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Арбитражный процессуальный кодекс) неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенного лица или его представителя не препятствует рассмотрению дела, в связи с чем, дело было рассмотрено в отсутствие не явившихся лиц.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения представителя налогового органа, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, в отзывах на апелляционную жалобу и в дополнениях к апелляционной жалобе и отзывах на нее, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 3 по Курской области была проведена выездная налоговая проверка общества "Вояж" по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налога на прибыль организаций, налога с доходов иностранных организаций, не связанных с деятельностью в Российской Федерации через постоянное представительство, налога на добавленную стоимость, налога на имущество организаций, транспортного налога, земельного налога, единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности за период с 25.06.2010 по 31.12.2012; правильности исчисления, удержания, полноты и своевременности перечисления в бюджет налога на доходы физических лиц за период с 25.06.2010 по 30.04.2013.

По результатам проверки составлен акт выездной налоговой проверки от 28.08.2013 N 09-08/25, рассмотрев который исполняющий обязанности начальника инспекции вынес решение от 07.10.2013 N 09-12/26 о привлечении общества "Вояж" к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Данным решением общество "Вояж" привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса в виде взыскания штрафов за неуплату налога на прибыль в федеральный бюджет в сумме 6 688 руб., налога на прибыль в бюджет субъекта Российской Федерации в сумме 60 187 руб., налога на добавленную стоимость в сумме 3 67 323 руб., единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в сумме 6 454 руб., по статье 119 Налогового кодекса в виде взыскания штрафов за непредставление в установленный законодательством срок налоговых деклараций по налогу на прибыль в виде штрафа в федеральный бюджет в сумме 10 031 руб., в бюджет субъекта Российской Федерации - в виде штрафа в сумме 90 281 руб., непредставление в установленный срока налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость - в виде штрафа в сумме 100 985 руб., привлечения к ответственности по статье 123 Налогового кодекса за неправомерное неперечисление налога на доходы физических лиц - в виде штрафа в сумме 8 276 руб., по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса за непредставление в установленный срок документов в количестве 184 шт. - в виде штрафа в сумме 18 400 руб.

При этом налоговые санкции применены налоговым органом с учетом снижения их размера в два раза на основании статей 112, 114 Налогового кодекса.

Пунктом 1 резолютивной части решения обществу были доначислены суммы налогов с распределением по срокам уплаты налогов, в том числе 64 543 руб. единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности; 668 747 руб. налога на прибыль, в том числе 66 875 руб. в федеральный бюджет и 601 872 руб. в бюджет субъекта Российской Федерации; 673 234 руб. налога на добавленную стоимость; 11 735 руб. налога на доходы физических лиц.

Пунктом 3 резолютивной части решения обществу "Вояж" по состоянию на 07.10.2013 были начислены пени в сумме 16 033 руб. по единому налогу на вмененный доход для отдельных видов деятельности; 64 153 руб. по налогу на прибыль, в том числе 6 415 руб. в федеральный бюджет и 57 738 руб. по налогу на прибыль в бюджет субъекта Российской Федерации; 65 946 руб. по налогу на добавленную стоимость; 1 651 руб. по налогу на доходы физических лиц.

Также обществу предложено уплатить суммы налогов, пеней и налоговых санкций, указанные в решении (пункт 5 резолютивной части решения) и внести исправления в документы бухгалтерского и налогового учета (пункт 6 резолютивной части решения).

Основанием для принятия решения о доначислении указанных сумм налогов, пеней и санкций за неуплату налога на прибыль и налога на добавленную стоимость послужил вывод налогового органа о том, что в проверенном периоде начиная с 2011 года общество "Вояж" неправомерно применяло систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, так как осуществляло предпринимательскую деятельность по оказанию автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и груза на автотранспортных средствах (собственных и находящихся в аренде либо субаренде), число которых с июля 2011 года превышало 20 шт.

Основанием для привлечения к ответственности по статье 126 Налогового кодекса явилось непредставление по требованиям налогового органа в установленный срок документов в количестве 184 шт.

Решением управления Федеральной налоговой службы по Курской области 02.12.2013 N 380, принятым по апелляционной жалобе общества, решение инспекции оставлено без изменения и признано вступившим в силу.

Не согласившись с решением инспекции, общество "Вояж" обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Суд области, согласившись с выводом инспекции о том, что с июля 2011 года налогоплательщик утратил право на применение системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход и у него возникла обязанность по исчислению и уплате налогов, предусмотренных общей системой налогообложения, тем не менее, рассматривая возникший между налоговым органом и налогоплательщиком спор по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль, пришел к выводу о том, что налоговым органом не доказана обоснованность произведенных им доначислений с учетом положений подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса и правовой позиции пункта 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" (далее - постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда от 30.07.2013 N 57).

Кроме того, суд области установил, что налоговым органом не были использованы данные по аналогичным налогоплательщикам при определении доходов и расходов общества, а также не были учтены при расчете налога на добавленную стоимость вычеты по указанному налогу даже по документам, принятым налоговым органом в качестве подтверждающих расходы налогоплательщика при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, хотя, например, расходы по освидетельствованию водителей производились с учетом налога на добавленную стоимость. Часть документально подтвержденных расходов общества в расчете налогового органа отражения не нашла.

Соглашаясь с оценкой суда области, данной представленным сторонам доказательствам, апелляционная коллегия исходит из следующего.

В соответствии со статьей 23 Налогового кодекса налогоплательщики обязаны вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, исчислять и уплачивать в установленные сроки законно установленные налоги, представлять в налоговый орган по месту учета налоговые декларации и расчеты в установленном порядке.

Согласно статье 52 Налогового кодекса налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот.

Статьей 54 Налогового кодекса определено, что налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

Виды налогов и сборов, уплачиваемых налогоплательщиками на территории Российской Федерации, установлены главой 2 Налогового кодекса Российской Федерации "Система налогов и сборов в Российской Федерации".

В частности, пунктом 1 статьи 12 Налогового кодекса установлены виды налогов и сборов, относящиеся к общей системе налогообложения: федеральные, региональные и местные налоги; а пунктом 7 статьи 12 Налогового кодекса предусмотрена возможность введения законодателем специальных налоговых режимов, к которым пунктом 2 статьи 18 Налогового кодекса отнесены, в частности, система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности и упрощенная система налогообложения.

На основании пункта 1 статьи 346.26 Налогового кодекса система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности устанавливается названным Кодексом, вводится в действие законами субъектов Российской Федерации и применяется наряду с общей системой налогообложения, предусмотренной законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 2 статьи 346.26 Налогового кодекса к видам деятельности, подпадающим под систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход, относится, в том числе, деятельность по оказанию автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов, осуществляемых организациями и индивидуальными предпринимателями, имеющими на праве собственности или ином праве (пользования, владения и (или) распоряжения) не более 20 транспортных средств, предназначенных для оказания таких услуг.

Пунктом 4 статьи 346.26 Кодекса предусмотрено, что уплата организациями единого налога предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль организаций (в отношении прибыли, полученной от предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом), налога на имущество организаций (в отношении имущества, используемого для ведения предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом, за исключением объектов недвижимого имущества, налоговая база по которым определяется как их кадастровая стоимость в соответствии с настоящим Кодексом).

Организации и индивидуальные предприниматели, являющиеся налогоплательщиками единого налога, не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость (в отношении операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 настоящего Кодекса, осуществляемых в рамках предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом), за исключением налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в соответствии с настоящим Кодексом при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией.

Исчисление и уплата иных налогов и сборов, не указанных в настоящем пункте, осуществляются налогоплательщиками в соответствии с иными режимами налогообложения.

Из пункта 7 статьи 346.26 Кодекса следует, что налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению единым налогом, иные виды предпринимательской деятельности, исчисляют и уплачивают налоги и сборы в отношении данных видов деятельности в соответствии с иными режимами налогообложения, предусмотренными настоящим Кодексом.

Статьями 13 - 15 Налогового кодекса к налогам, уплачиваемым в связи с применением общей системы налогообложения, отнесены, в частности, налог на прибыль и налог на добавленную стоимость.

В силу статей 143, 146 Налогового кодекса организации и индивидуальные предприниматели являются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость при совершении ими операций по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Налоговая база по налогу на добавленную стоимость, в зависимости от характера осуществляемых налогоплательщиком операций, определяется налогоплательщиком в соответствии с требованиями статей 154 - 159, 162 Налогового кодекса.

На основании пункта 4 статьи 166 Налогового кодекса сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется налогоплательщиками по итогам каждого налогового периода применительно ко всем операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 - 3 пункта 1 статьи 146 Кодекса, момент определения налоговой базы которых, установленный статьей 167 Кодекса, относится к соответствующему налоговому периоду, с учетом всех изменений, увеличивающих или уменьшающих налоговую базу в соответствующем налоговом периоде.

В соответствии с пунктом 1 статьи 173 Налогового кодекса сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, под которым статьей 163 Кодекса понимается квартал, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 Кодекса (за исключением налоговых вычетов, предусмотренных пунктом 3 статьи 172 Кодекса), общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса.

Налогоплательщиками налога на прибыль организаций статьей 246 Налогового кодекса признаются российские организации и иностранные организации, осуществляющие свою деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства и (или) получающие доходы от источников в Российской Федерации.

Статьей 247 Налогового кодекса под объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций понимается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 Налогового кодекса для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с названной главой.

В силу пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Как установлено налоговым органом при проведении проверки и подтверждено при рассмотрении спора судом, общество "Вояж" в проверенных налоговым органом периодах осуществляло деятельность по оказанию автотранспортных услуг по перевозке пассажиров, при этом транспортные средства арендовались им у физических лиц.

В ходе проведения контрольных мероприятий на основании документов, полученных от администрации г. Железногорска, предприятия "Транспортные линии" муниципального образования город Железногорск, областного бюджетного учреждения здравоохранения "Железногорская станция переливания крови" Комитета здравоохранения Курской области налоговым органом было установлено, что в августе 2010 года налогоплательщиком использовалось в предпринимательской деятельности 9 единиц автотранспорта, в сентябре 2010 года - 14, в октябре 2010 года - 14, в ноябре 2010 года - 15, в декабре 2010 года - 17, в январе 2011 года - 13, в феврале 2011 года - 16, в марте 2011 года - 14, в апреле 2011 года - 17, в мае 2011 года - 12, в июне 2011 года - 14, в июле 2011 года - 21, в августе 2011 года - 25, в сентябре 2011 года - 34, в октябре 2011 года - 27, в ноябре 2011 года - 28, в декабре 2011 года - 33, в январе 2012 года - 38, в феврале 2012 года - 73, в марте 2012 года - 94, в апреле 2012 года - 101, в мае 2012 года - 85, в июне 2012 года - 69, в июле 2012 года - 89, в августе 2012 года - 118, в сентябре 2012 года - 99, в октябре 2012 года - 91, в ноябре 2012 года - 104, в декабре 2012 года - 89 единиц транспортных средств.

Факт использования налогоплательщиком в хозяйственной деятельности указанного количества автотранспортных средств подтверждается материалами дела, в частности, ведомостями прохождения предрейсового медицинского осмотра по данным предприятия "Транспортные линии" муниципального образования "город Железногорск" (т.7 л.д. 95-117), данными предрейсовых медицинских осмотров областного бюджетного учреждения здравоохранения "Железногорская станция переливания крови", а также договорами и актами выполненных работ по указанным организациям (т.11 л.д. 44-159, т.12 л.д.106-137), и в рамках рассмотрения настоящей апелляционной жалобы обществом "Вояж" не оспаривается.

В связи с тем, что в июле 2011 года количество автотранспортных средств, используемых для оказания услуг по перевозке пассажиров, превысило установленный подпунктом 5 пункта 1 статьи 346.26 Налогового кодекса предел в 20 шт., налоговым органом был сделан вывод о том, что с указанного периода общество "Вояж" не имеет права на применение системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход и должно исчислять налоги по общей системе налогообложения, включая налог на прибыль и налог на добавленную стоимость.

Кроме того, инспекцией было установлено, что одновременно с деятельностью по перевозке пассажиров общество осуществляло не подпадающую под систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход деятельность по представлению в аренду транспортных средств с экипажем на основании соответствующих договоров с обществами "Торговый дом "ЭСТ", "Михайловский ГОК", "Железногорский вагоноремонтный завод", предприятием "Транспортные линии", учреждениями "Начальная общеобразовательная школа N 1" и "Специализированная детско-юношеская олимпийского резерва Единоборств".

Исходя из документов, представленных самим обществом и его контрагентами, инспекция установила, что доход общества от предоставления в аренду транспортных средств с экипажем, составил сумму 1 977 423,44 руб. (включая налог на добавленную стоимость 301 640,88 руб.), в том числе за 2011 год - 119 650 руб. (включая налог на добавленную стоимость 18 252 руб.), за 2012 год - 1 857 773 руб. (включая налог на добавленную стоимость 283 389 руб.).

Что касается деятельности по перевозке пассажиров, то на основании свидетельских показаний налоговый орган пришел к выводу о том, что доход общества от осуществления этой деятельности сложился из сумм, ежемесячно уплачиваемых обществу водителями, управлявшими транспортными средствами.

Размер полученного в этом случае дохода был определен налоговым органом в сумме 336 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость в сумме 51 254,24 руб.) за 2011 год и 2 100 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость в сумме 320 338,98 руб.) за 2012 год исходя из того, что ежемесячно водитель каждого транспортного средства, использовавшегося для перевозки пассажиров, передавал обществу сумму 2 000 руб. Налог на добавленную стоимость также рассчитан исходя из указанных сумм расчетным путем.

Расходы общества, связанные с получением дохода, были приняты налоговым органом в следующих суммах: расходы по медицинскому освидетельствованию водителей за 2011 год - 27 339 руб., в том числе налог на добавленную стоимость 4 011,10 руб., за 2012 год - 196 272 руб., в том числе налог на добавленную стоимость 29 939,80 руб.; сумма учтенных страховых взносов - 178 931 руб., в том числе за 2011 год - 31 028 руб., за 2012 год - 147 903 руб.; сумма внереализационных расходов (комиссионное вознаграждение банка за обслуживание) - 27 865 руб., в том числе за 2011 год - 5 993 руб., за 2012 год - 21 872 руб.

Таким образом, с учетом указанных доходов и расходов налоговая база по налогу на прибыль организаций была определена налоговым органом за 2011 год в сумме 325 795 руб., за 2012 год в сумме 3 017 939 руб. Соответственно, налог на прибыль организаций, подлежащий уплате, составил за 2011 год сумму 65 159 руб., за 2012 год - сумму 603 588 руб., а всего - 668 747 руб.

Что касается налога на добавленную стоимость, то, с учетом того обстоятельства, что в счетах-фактурах, выставлявшихся контрагентам при исполнении договоров по предоставлению транспортного средства в аренду с экипажем, налог на добавленную стоимость обществом не выделялся отдельной строкой, но был включен в стоимость услуги, сумма налога по данным операциям была определена расчетным путем и составила 11 616,10 руб. за 3 квартал 2011 года, 6 635,59 руб. за 4 квартал 2011 года, 4 408,49 руб. за 1 квартал 2012 года, 46 520,26 руб. за 2 квартал 2012 года, 88 509,29 руб. за 3 квартал 2012 года, 143 951,15 руб. за 4 квартал 2012 года.

С суммы исчисленного расчетным путем дохода, полученного, по мнению инспекции, от водителей транспортных средств, налог на добавленную стоимость также был исчислен расчетным путем по ставке 18/118, что составило 24 406,78 руб. за 3 квартал 2011 года, 26 847,46 руб. за 4 квартал 2011 года, 62 542,37 руб. за 1 квартал 2012 года, 77 796,61 руб. за 2 квартал 2012 года, 93 355,93 руб. за 3 квартал 2012 года, 86 644,07 руб. за 4 квартал 2012 года.

Всего по результатам проверки по указанным основаниям налоговый орган доначислил налогоплательщику по результатам выездной налоговой проверки налог на добавленную стоимость за 3 квартал 2011 года в сумме 36 023 руб., за 4 квартал 2011 года в сумме 33 483 руб., за 1 квартал 2012 года в сумме 66 951 руб., за 2 квартал 2012 года в сумме 124 317 руб., за 3 квартал 2012 года в сумме 181 865 руб., за 4 квартал 2012 года в сумме 230 595 руб.

Общая сумма доначисленного налога на добавленную стоимость составила 673 234 руб.

Налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость налоговым органом не учитывались, так как они не заявлялись налогоплательщиком соответствующим образом.

Налогоплательщик, оспаривая решение налогового органа в части доначисления налога на прибыль в сумме 603 139 руб. и налога на добавленную стоимость в сумме 434 921 руб., не соглашался с количеством транспортных средств, в отношении которых налоговым органом сделан вывод об их использовании при осуществлении перевозок пассажиров, а также с расчетом дохода, полученного от водителей транспортных средств, и сумм налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, приходящихся на эту деятельность.

Факт получения дохода от предоставления в аренду транспортных средств с экипажем, размер дохода, полученного от этой деятельности, и размер доначислений, приходящихся на эту деятельность, налогоплательщиком не оспаривался.

Оценивая произведенный налоговым органом расчет налоговых обязанностей общества с учетом оспариваемых им сумм доначислений 603 139 руб. по налогу на прибыль и 434 921 руб. по налогу на добавленную стоимость, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Статьей 30 Налогового кодекса (пункты 3, 4) установлено, что налоговые органы действуют в пределах своей компетенции и в соответствии с законодательством Российской Федерации, осуществляя свои функции посредством реализации полномочий, предусмотренных Кодексом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, осуществление полномочий налогового органа реализуется посредством использования им прав, прямо предусмотренных законодательством о налогах и сборах. Расширительное толкование норм налогового законодательства, а, следовательно, и прав, предоставляемых налоговому органу налоговым законодательством, не допускается.

Подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса предусмотрено, что налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях, в частности, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Данная норма корреспондирует положениям пункта 2 статьи 52 и пункта 5 статьи 54 Налогового кодекса, согласно которым в случаях, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, налоговые органы исчисляют налоговую базу и подлежащий уплате с нее налогоплательщиком налог на основе имеющихся у них данных. В том числе, к таким данным относятся как документы и сведения, представленные самим налогоплательщиком по требованию налогового органа (статья 93 Налогового кодекса), так и документы и информация, касающиеся деятельности проверяемого налогоплательщика, истребованные налоговым органом у его контрагентов и иных лиц, располагающих такими документами и информацией (статья 93.1 Налогового кодекса).

На обязанность налогового органа руководствоваться правилом, предусмотренным подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса, создающим дополнительные гарантии прав налогоплательщика и обеспечивающим баланс публичных и частных интересов, при невозможности установить налоговые обязанности налогоплательщика в силу отсутствия данных, необходимых для исчисления налога, указано в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2004 N 668/04, от 19.07.2011 N 1621/11, от 10.04.2012 N 16282/11, а также в пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда от 30.07.2013 N 57.

Как следует из правовой позиции, сформулированной Высшим Арбитражным Судом, расчетный метод определения налоговых обязанностей налогоплательщика подлежит применению налоговым органом не только в случае непредставления им для налоговой проверки документов бухгалтерского и налогового учета, подтверждающих совершенные им хозяйственные операции, но и в случаях частичного представления таких документов либо в случае признания представленных документов ненадлежащими, поскольку задачей налогового контроля является объективное установление размера налогового обязательства проверяемого налогоплательщика.

Таким образом, применение расчетного метода исчисления налога является не правом, а обязанностью налогового органа в случае невозможности по итогам проверки сделать обоснованный вывод об объеме налоговых обязанностей налогоплательщика исходя из первичных документов. При этом инспекция, определяя налог расчетным путем, обязана учесть при применении указанного способа определения налоговых обязанностей налогоплательщика все элементы налогообложения, влияющие как на доходную, так и на расходную часть налоговой базы.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда от 22.06.2010 N 5/10, наличие у налогоплательщика документов бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов, а также уплату (удержание) налогов, гарантирует налогоплательщику начисление налогов в том размере, в котором они подлежат начислению в соответствии с действующим налоговым законодательством и обеспечивает достоверность исчисления подлежащих уплате ими налогов, в то время как применение расчетного метода предполагает исчисление налогов с той или иной степенью вероятности на основании имеющейся у налогового органа информации о самом налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках, и не преследует цель достоверного определения налоговых обязанностей налогоплательщика.

Из изложенного следует, что отсутствие у налогоплательщика документов бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов, а также уплату (удержание) налогов, гарантирующее налогоплательщику начисление налогов в том размере, в котором они подлежат начислению в соответствии с действующим налоговым законодательством и обеспечивающее достоверность исчисления подлежащих уплате ими налогов, обуславливает необходимость применения налоговым органом расчетного метода определения налоговых обязанностей налогоплательщика.

При этом налоговое законодательство не предусматривает возможности определения расчетным методом отдельных составляющих налоговой базы в целях исчисления налога, так как это противоречит общеправовым принципам налогообложения, закрепленным в Конституции Российской Федерации (статья 57) и в Налоговом кодексе Российской Федерации (статья 3) - всеобщности и справедливости налогообложения, юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени, экономической обоснованности и непроизвольности налогообложения.

Определение расчетным путем сумм налогов, подлежащих внесению в бюджет, производится на основании данных о доходах и расходах. При невозможности установить одну из составляющих, необходимых для исчисления налога, следует руководствоваться соответствующим правилом, предусмотренным подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса, создающим дополнительные гарантии прав налогоплательщика и обеспечивающим баланс публичных и частных интересов.

Из материалов дела следует, что обществом "Вояж" в налоговый орган ни в ходе проведения проверки, ни в ходе рассмотрения ее материалов не были представлены как документы, подтверждающие факт получения им дохода от осуществления перевозок пассажиров, так и документы, подтверждающие несение им расходов, включая расходы на материалы и запчасти, а отсутствие расходных операций по расчетному счету, которыми производилась бы оплата за указанные товары, не позволило инспекции принять в расчет расходы, сопутствующие осуществлению деятельности по перевозке пассажиров.

Между тем, налоговым органом не учтено следующее.

Общество "Вояж", считая себя плательщиком единого налога на вмененный доход, не вело учет расходов, необходимых для расчета налогов по общей системе налогообложения, следовательно, у него объективно отсутствовали документы и регистры бухгалтерского и налогового учета, позволяющие достоверно установить доходы, расходы и налоговые базы в целях исчисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость.

Исходя из указанных обстоятельств, суд области обоснованно указал, что в рассматриваемом случае налоговый орган, в целях достоверного определения налоговой обязанности налогоплательщика по уплате налога на прибыль, обязан был применить расчетный метод, предусмотренный подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса.

Данный вывод соответствует правовой позиции, сформулированной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.07.2012 N 2341/12, согласно которой в случае, если инспекцией принимается решение, в котором установлена недостоверность представленных налогоплательщиком документов и содержится предположение о наличии в его действиях умысла на получение необоснованной налоговой выгоды либо непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога подлежит определению исходя из особенностей деятельности проверяемого налогоплательщика и сведений, полученных как из документов, находящихся в распоряжении инспекции, так и путем сопоставления этих сведений с информацией о деятельности аналогичных налогоплательщиков, с применением рыночных цен по аналогичным сделкам.

Иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств налогоплательщика.

Налоговым органом в ходе проведения проверки указанных действий предпринято не было, наличие аналогичных налогоплательщиков, уровень их доходов и расходов с доходами и расходами общества "Вояж" не сопоставлялся.

При определении налоговой обязанности общества инспекция ограничилась лишь показаниями водителей, управляющих транспортными средствами, согласно которым ими ежемесячно уплачивалась в кассу общества сумма 2 000 руб., расходуемая последним на обеспечение лицензирования деятельности, медицинского осмотра водителей и другие мероприятия, необходимые для организации работы по перевозке пассажиров, а также данными, полученными от контрагентов налогоплательщика и внебюджетных фондов, что не позволяет установить размер налоговой обязанности общества "Вояж" с учетом правовой позиции постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда от 22.06.2010 N 5/10.

Также апелляционная коллегия полагает, что при определении обязанностей общества "Вояж" по уплате налога на добавленную стоимость налоговый орган должен был учесть его право на налоговые вычеты.

При этом то обстоятельство, что самим налогоплательщиком данное право в порядке, предусмотренном статьями 80, 171-173, 176 Налогового кодекса реализовано не было, в данном случае не препятствует учету права налогоплательщика на получение вычетов на основании имеющихся у него документов.

Как следует из правовой позиции, сформулированной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Президиума от 25.06.2013 N 1001/13 по делу N А40-29743/12-140-143, в случае, когда доначисление налога на добавленную стоимость было обусловлено иной юридической оценкой для целей налогообложения хозяйственных операций, следствие чего спорные суммы налоговых вычетов не только не были заявлены налогоплательщиком в налоговых декларациях, но и не были отражены в первичной документации, документы, подтверждающие налоговые вычеты, а также книги покупок при проверке инспекции не представлялись и не могли представляться в силу отсутствия у налогоплательщика обязанности по их ведению, он не может быть лишен права на вычеты при определении его действительной налоговой обязанности по результатам налоговой проверки.

С учетом изложенного, апелляционная коллегия полагает, что у суда области имелись достаточные основания для признания необоснованным произведенного налоговым органом доначисления по налогу на прибыль в общей сумме 603 139 руб., по налогу на добавленную стоимость в сумме 434 921 руб.

В соответствии со статьей 75 Налогового кодекса Российской Федерации в случае уплаты причитающихся сумм налогов (сборов) в более поздние по сравнению с установленным законодательством о налогах и сборах сроки налогоплательщик должен уплатить пени. Пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора, и уплачиваются одновременно с уплатой сумм налога и сбора или после уплаты таких сумм в полном объеме.

Так как условием начисления пеней является несвоевременная уплата налога, с учетом вывода апелляционной коллегии об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления налога на прибыль в общей сумме 603 139 руб. и налога на добавленную стоимость в сумме 434 921 руб., у налогового органа также не имелось оснований и для начисления пеней в размере 57 101,51 руб. за неуплату налога на прибыль, в размере 13 523,95 руб. за неуплату налога на добавленную стоимость.

На основании статьи 106 Налогового кодекса лицо может быть привлечено к налоговой ответственности при наличии в его действиях состава налогового правонарушения, предусмотренного соответствующей статьей главы 16 Налогового Кодекса, т.е. виновно совершенного противоправного (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяния (действия или бездействия).

Статьей 108 Налогового кодекса установлено, что никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Кодексом. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу решением суда. Лицо, привлекаемое к налоговой ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Согласно статье 109 Налогового кодекса лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии вины в его совершении либо отсутствии в действиях лица события налогового правонарушения.

Поскольку материалами дела не доказан факт занижения налогоплательщиком налоговой базы при исчислении налога на прибыль и налога на добавленную стоимость в суммах соответственно 603 139 руб. и 434 921 руб., то в указанной части в его действиях отсутствует состав налогового правонарушения, предусмотренного статьей 122 Налогового кодекса - неуплата или неполная уплата налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия).

Следовательно, у налогового органа отсутствовали основания для привлечения налогоплательщика к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса за неуплату налога на прибыль в общей сумме 60 314,24 руб. и налога на добавленную стоимость в сумме 43 491,70 руб.

Что касается ответственности за непредставление налоговому органу налоговых деклараций по налогу на прибыль и по налогу на добавленную стоимость, то при оценке решения суда в этой части апелляционная коллегия исходит из следующего.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 119 Налогового кодекса в редакции, действовавшей в 2011-2012 годах, непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов неуплаченной суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основании этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 1 000 рублей.

Как следует из правовой позиции пункта 18 Постановления Пленума N 57, при применении данной нормы судам следует учитывать, что размер "неуплаченной суммы налога" надлежит определять на момент истечения срока, установленного положениями Кодекса для уплаты соответствующего налога.

Отсутствие у налогоплательщика недоимки по задекларированному налогу либо суммы налога к уплате по соответствующей декларации не освобождает его от названной ответственности. В таком случае установленный статьей 119 Кодекса штраф подлежит взысканию в минимальном размере - 1000 рублей.

Таким образом, размер применяемых в соответствии с данной статьей налоговых санкций подлежит расчету либо от суммы, подлежащей уплате (доплате) на основе декларации налогоплательщика, либо, при отсутствии таких данных, в минимальном размере, определенном указанной статьей.

В рассматриваемом случае, как это следует из решения налогового органа от 07.10.2013 N 09-12/26, обществом "Вояж" налоговые декларации по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость в налоговый орган представлены не были, в связи с чем налоговый орган произвел расчет налоговых санкций по статьей 119 Налогового кодекса исходя из сумм налогов, определенных налоговым органом по результатам проведенной проверки.

Следовательно, поскольку материалами дела не доказан размер сумм налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате по результатам проверки, то апелляционная коллегия полагает обоснованным вывод суда области относительно неправомерности привлечения налогоплательщика к ответственности по статье 119 Налогового кодекса за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль в виде штрафа в сумме 90 470,85 руб. и по налогу на добавленную стоимость - в виде штрафа в сумме 65 238 руб.

Рассматривая вопрос относительно правомерности привлечения общества "Вояж" к ответственности по статье 126 Налогового кодекса за непредставление документов по требованию налогового органа, апелляционная коллегия исходит из следующего.

Как установлено пунктом 1 статьи 93 Налогового кодекса, должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы.

Документы, которые были истребованы в ходе налоговой проверки, представляются в течение 10 дней (абзац 1 пункта 3 статьи 93 Кодекса).

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 126 Налогового кодекса в редакции, действующей в 2013 году, непредставление в установленный срок налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 119 и 129.4 настоящего Кодекса, влечет взыскание штрафа в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

Как следует из оспариваемого решения от 07.10.2013 N 09-12/26, налогоплательщиком с нарушение срока были представлены документы по требованию о предоставлении документов от 29.05.2013 N 09-11/31, полученному обществом "Вояж" 30.05.2013, в количестве 62 штук, а именно: приказы о приеме и увольнении работников за период с 01.01.2012 по 31.12.2012 в количестве 46 и договоры-контракты в количестве 16 штук. Указанные документы представлены 17.06.2013, то есть с нарушением срока на два дня, поскольку срок представления документов по данному требованию составил 14.06.2013.

По указанному требованию налогоплательщиком не были представлены главные книги за 2011, 2012 годы, январь-апрель 2013 года в количестве 3-х документов, кассовая книга за 2012 год в количестве 1 документа, акты выполненных работ, полученные от предприятия "Транспортные линии" в количестве 27 штук. Всего по указанному требованию не представлено и несвоевременно представлено 93 документа.

Также по требованию о предоставлении документов от 20.06.2013 N 09-11/36, полученному обществом 24.06.2013, не представлен 61 документ, в том числе 14 контрактов на транспортное обслуживание пассажиров автобусами и микроавтобусами по коммерческим маршрутам пассажирского транспорта г. Железногорска, заключенных с администрацией г. Железногорска, 6 документов, подтверждающих взаиморасчеты с обществом "Михайловский ГОК", 7 документов, подтверждающих взаиморасчеты с обществом "Торговый Дом "ЭСТ", 6 документов, подтверждающих взаиморасчеты с учреждением "Специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва Единоборств", 28 документов, подтверждающих взаиморасчеты с обществом "Железногорский вагоноремонтный завод".

По требованию о предоставлении документов от 04.07.2013 N 09-11/42, полученному обществом 05.07.2013, не представлено 30 документов: кредитный договор с филиалом ЗАО ВТБ, ведомости учета полученных от водителей денежных средств за 2010 год в количестве 5 шт., за 2011 год в количестве 12 шт., за 2012 год в количестве 12 шт.

Всего, по мнению налогового органа, представлено с нарушением срока и не представлено обществом "Вояж" по указанным требованиям 184 документа.

За указанное нарушение налоговый орган привлек общество "Вояж" к налоговой ответственности, предусмотренной статьей 126 Налогового кодекса в виде штрафа в размере 200 руб. за каждый не представленный документ, всего в сумме 18 400 руб. с учетом снижения штрафа в два раза.

Рассматривая спор в указанной части, суд области, применив положения статей 112, 114 Налогового кодекса, снизил размер налоговых санкций на 8 900 руб.

С указанной оценкой доводов налогоплательщика судом первой инстанции апелляционная коллегия находит необходимым согласиться в связи со следующим.

Согласно статье 112 Налогового кодекса, при применении налоговых санкций суд или налоговый орган, рассматривающий дело, обязан установить наличие (отсутствие) смягчающих вину налогоплательщика обстоятельств и учесть их в порядке, установленном статьями 112, 114 Налогового кодекса.

Из положений пункта 1 статьи 112 Кодекса следует, что налоговое законодательство не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, смягчающих ответственность налогоплательщика.

Указанными нормами налогового законодательства суду предоставлено право определения тех или иных обстоятельств в качестве смягчающих ответственность.

Таким образом, любое обстоятельство, характеризующее налогоплательщика, его отношение к совершенному правонарушению, меры, принимаемые к устранению негативных последствий правонарушения, могут быть расценены судом как смягчающие налоговую ответственность.

Из смысла пункта 4 статьи 112 Налогового кодекса следует, что смягчающие ответственность налогоплательщика обстоятельства устанавливаются и учитываются при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке, установленном статьей 114 Налогового кодекса, как налоговым органом, так и судом.

При этом, закон не ограничивает установление наличия смягчающих обстоятельств только моментом совершения правонарушения или моментом принятия решения о привлечении к налоговой ответственности налоговым органом. Данные обстоятельства могут быть установлены и судом на момент рассмотрения дела об оспаривании решения о привлечении к налоговой ответственности, при этом, отсутствие доводов налогоплательщика о наличии тех или иных смягчающих обстоятельств при рассмотрении материалов проверки не лишает его права заявить о таких обстоятельствах в суде при рассмотрении спора.

В соответствии с пунктом 3 статьи 114 Налогового кодекса при наличии хотя бы одного смягчающего обстоятельства, предусмотренного статьей 112 Кодекса, размер взыскиваемого штрафа подлежит уменьшению.

В пункте 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 30.07.2013 N 57 разъяснено, что в случае, если при рассмотрении дела о взыскании санкций за налоговое правонарушение будет установлено хотя бы одно из смягчающих ответственность обстоятельств, перечисленных в пункте 1 статьи 112 Налогового кодекса, суд при определении размера подлежащего взысканию штрафа обязан в соответствии с пунктом 3 статьи 114 Налогового кодекса уменьшить его размер не менее чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой главы 16 Налогового кодекса.

Таким образом, законодательством установлен лишь минимальный предел снижения налоговых санкций, и, соответственно, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств, вправе уменьшить размер штрафа и более чем в два раза.

В рассматриваемой ситуации, разрешая спор по существу, суд первой инстанции расценил приведенные налогоплательщиком обстоятельства как обстоятельства, смягчающие ответственность и подлежащие учету при определении размера налоговой санкции; при этом судом принят во внимание небольшой пропуск срока, а также то, что несвоевременное представление документов было вызвано причинами, о которых налогоплательщик своевременно сообщил налоговому органу заявлением от 06.06.2013 о невозможности представить ряд документов в установленный срок в связи с тем, что в 2012 году общество "Вояж" поменяло место аренды и ряд бухгалтерских реестров требуют восстановления.

Данное заявление налогоплательщика было оставлено без удовлетворения, а решение от 07.10.2013 N 09-12/26 не содержит его оценки. Налоговый орган указанным решением привлек налогоплательщика к ответственности за нарушение срока представления документов в количестве 60 штук на 2 дня (представлены 17.06.2013, а следовало 14.06.2013), а также за непредставление 33 документов.

При таких обстоятельствах, руководствуясь статьями 112, 114 Налогового кодекса, суд первой инстанции обоснованно счел возможным снизить размер примененных налоговым органом штрафных санкций за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 119 Кодекса до 9 500 руб. (18 400 руб. - 8 900 руб.)

Исходя из изложенного, апелляционная коллегия считает решение арбитражного суда Курской области от 23.01.2015 по делу N А35-225/2014 законным и обоснованным.

Обстоятельства рассматриваемого дела установлены судом области верно. Выводы, сделанные судом, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и им дана правильная оценка. Нормы материального и процессуального права применены верно.

Нарушений норм процессуального права, являющихся, в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом апелляционной инстанции не установлено.

В указанной связи оснований для удовлетворения апелляционной жалобы налогового органа не имеется.

Вопрос о распределении государственной пошлины судом не решается, поскольку в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы освобождены от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах.

Руководствуясь статьями 16, 17, 110, 112, 258, 266 - 268, пунктом 1 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение арбитражного суда Курской области от 23.01.2015 по делу N А35-225/2014 в обжалуемой части оставить без изменения, а апелляционную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Курской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий судья

Т.Л. Михайлова

 

Судьи

В.А. Скрынников
Н.А. Ольшанская

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.