Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 июля 2015 г. N 11АП-6203/15

 

ГАРАНТ:

Определением СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14 июня 2016 г. N 306-ЭС16-606 настоящее постановление оставлено без изменения

 

г. Самара

 

23 июля 2015 г.

Дело N А55-10730/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 16 июля 2015 г.

Постановление в полном объеме изготовлено 23 июля 2015 г.

 

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Буртасовой О.И.,

судей Деминой Е.Г., Шадриной О.Е.,

при ведении протокола Матвеевой М.Н.,

от истца - представитель Мартынова Е.В. (доверенность от 15.06.2015),

от ответчика - представитель Хайруллин Э.А. (доверенность от 12.01.2015),

от третьих лиц - представители не явились, извещены надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании 16 июля 2015 года в зале N 2 апелляционную жалобу Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Самарской области

на решение Арбитражного суда Самарской области от 23 марта 2015 года

по делу N А55-10730/2014 (судья Бунеев Д.М.),

по иску общества с ограниченной ответственностью "Инвестиционная компания "Спектр" (ОГРН 1136315006244, ИНН 6315653445), г.Самара,

к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Самарской области (ОГРН 1106315004003, ИНН 6315856460), г.Самара,

с участием в деле третьих лиц: общества с ограниченной ответственностью "АВТОКРЕДИТБАНК", Республика Татарстан, г.Казань,

общества с ограниченной ответственностью "ФИНТРАСТ", г.Москва,

о признании государственного контракта недействительным и о взыскании 1 535 750 руб.

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Инвестиционная компания "Спектр" (далее - истец), обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Самарской области (далее - ответчик), о признании недействительным государственного контракта от 16.01.2014 N 2 на оказание услуг по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, и взыскании неосновательного обогащения 1 535 750 руб., мотивируя исковые требования ст.ст.167, 168, 1102, 1103 Гражданского кодекса РФ.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "АВТОКРЕДИТБАНК" и общество с ограниченной ответственностью "ФИНТРАСТ".

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции от истца поступило заявление об уточнении исковых требований, в котором истец просил:

- признать недействительным государственный контракт от 16.01.2014 N 2 на оказание услуг по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право принимать решение об обращении взыскания на имущество на территории Самарской области (Лот N1, указанный в документации об открытом аукционе в электронной форме N 0342100019013000022), заключенный между Территориальным управлением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом в Самарской области и Обществом с ограниченной ответственностью "Инвестиционная компания "Спектр" по результатам проведения открытого аукциона в электронной форме 0342100019013000022 на основании протокола подведения итогов открытого аукциона в электронной форме от 29.11.2013 N 44/13,

- взыскать неосновательное обогащении в размере 1 535 750 руб. за счет казны Российской Федерации.

Уточнения судом рассмотрены и приняты в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 23 марта 2015 года по делу N А55-10730/2014 исковые требования удовлетворены в полном объёме.

Не согласившись с принятым судебным актом, ответчик обратился в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт.

В качестве доводов апелляционной жалобы ее заявитель ссылается на нарушение судом норм материального и процессуального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

По мнению ответчика, вывод суд первой инстанции о том, что основания к заключению государственного контракта отсутствовали, поскольку истец не предоставил обеспечение, является ошибочным. По мнению ответчика, истцом было представлено обеспечение, однако оно было ненадлежащим и нарушающим положения гражданского законодательства.

Информация о принятии апелляционной жалобы к производству, о времени и месте судебного заседания размещена арбитражным судом на официальном сайте Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда в сети Интернет по адресу: www.11aas.arbitr.ru в соответствии с порядком, установленным ст. 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представитель ответчика доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме по основаниям, в ней изложенным и настаивал на отмене обжалуемого решения.

Представитель истца возражал против удовлетворения апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в письменном отзыве на нее, и просил решение суда первой инстанции оставить без изменения.

Рассмотрев представленные материалы и оценив доводы апелляционной жалобы в совокупности с исследованными доказательствами по делу, арбитражный апелляционный суд считает решение Арбитражного суда Самарской области от 23 марта 2015 года по делу N А55-10730/2014 подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ответчиком был проведен открытый аукцион в электронной форме на право заключения государственного контракта на оказание услуг по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право принимать решение об обращении взыскания на имущество на территории Самарской области (Лот N 1, указанный в документации об открытом аукционе в электронной форме) извещение о проведении процедуры от 11.11.2013 N 0342100019013000022.

Документацией об открытом аукционе в электронной форме на право заключения государственного контракта, являющейся приложением N 2 к приказу ответчика от 11.11. 2013 N 105 "О размещении заказа на право заключения государственного контракта па оказание услуг по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право принимать решение об обращении взыскания на имущество, а также по реализации конфискованного, движимого бесхозяйного, изъятого и иною имущества, обращенного в собственность государства по основаниям, предусмотренным законами и иными нормативными актами Российской Федерации, а также вещественных доказательств по уголовным делам и изъятых вещей, явившихся орудиями совершения или предмета административного правонарушения, подвергающихся быстрой порче на территории Самарской области". предусмотрено требование об обеспечении исполнения государственного контракта в виде безотзывной банковской гарантии, выданной банком или иной кредитной организацией, или передачи заказчику в залог денежных средств, в том числе в форме вклада (депозита), в размере обеспечения государственного контракта, установленном документацией об аукционе. Информация об установлении данного требования также содержится в извещении о проведении процедуры от 11.11.2013 N 0342100019013000022.

Из протокола подведения итогов открытого аукциона в электронной форме от 29.11.2013 N 44/13 следует, что при проведении аукциона начальная цена контракта была снижена до нуля.

В связи с этим аукцион проводился на продажу права заключить контракт.

Победителем этого аукциона, состоявшегося 25.11.2013, согласно протоколу подведения итогов открытого аукциона в электронной форме от 29.11.2013 N 44/13 и в соответствии с пунктами 2 и 3 ст.38 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", признано ООО "КВС", которое затем переименовано в ООО "Инвестиционная компания "Спектр" решением единственного участка ООО "КВС" от 11.12.2013 N 5). С целью подписания государственного контракта и в качестве обеспечения исполнения обязательств по государственному контракту ООО "ИК "Спектр" предоставлена банковская гарантия ООО "АВТОКРЕДИТБАНК" от 14.01.2014 N 76-А-2309 на сумму 460 725 руб.

По результатам проведенного аукциона сторонами заключен государственный контракт N 2 от 16.01.2014 "На оказание услуг по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право принимать решение об обращении взыскания на имущество на территории Самарской области (Лот N1, указанный в документации об открытом аукционе в электронной форме)".

Согласно ч.18 ст.41.10 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ, п.8 протокола подведения итогов открытого аукциона в электронной форме от 29.11.2013 N 44/13 цена, достигнутая на аукционе на право заключения государственного контракта, составила сумму в размере 1 535 750 руб., как указано в п.2.1 государственного контракта N 2 от 16.01.2014.

16.01.2014 денежные средства в размере 1 535 750 руб. оплачены истцом, что подтверждается платежным поручением N 2 от 16.01.2014 (Т.1, л.д. 36), а в обеспечение исполнения предоставлена банковская гарантия N 76-А-2309 от 14.01.2014 г.

Письмом от 20.01.2014 г. государственным заказчиком в адрес банка был направлен запрос с просьбой подтвердить достоверность и факт выдачи истцу банковской гарантии.

Письмом от 21.01.2014 г. ООО "АвтоКредитБанк" подтвердило факт выдачи истцу банковской гарантии N 76-А-2309 от 14.01.2014 г. (Т.1, л.д. 76).

Позднее в адрес ответчика поступило письмо от ООО "АвтоКредитБанк" от 03.03.2014 г., в котором указано, что банковская гарантия истцу не выдавалась.

Указывая, что ООО "Инвестиционная компания "Спектр" обеспечения исполнения государственного контракта в виде безотзывной банковской гарантии не было предоставлено, что свидетельствует об отсутствии основания к заключению государственного контракта, полагая, что государственный контракт N 2 от 16.01.2014 заключен в нарушение требований п.19 ст.41.12 Федерального закона от 21.07.2005 N94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", в связи с чем должен быть признан судом недействительной сделкой в силу ст. 168 ГК РФ, истец обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями.

В силу статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

В соответствии с ч. 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Вместе с тем, порядок заключения договоров на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд установлен Федеральным законом от 21.07.2005 г. N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд".

Государственный контракт заключается в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ и иными федеральными законами с учетом положений Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ.

Согласно ч. 4 ст. 41.12 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ в течение пяти дней со дня получения проекта контракта участник открытого аукциона в электронной форме направляет оператору электронной площадки проект контракта, подписанный усиленной электронной подписью в соответствии с условиями функционирования электронных площадок лица, имеющего право действовать от имени участника открытого аукциона, а также подписанный усиленной электронной подписью в соответствии с условиями функционирования электронных площадок указанного лица документ об обеспечении исполнения контракта в случае, если заказчиком, уполномоченным органом было установлено требование обеспечения исполнения контракта или предусмотренный частью 4.1 настоящей статьи протокол разногласий.

Согласно части 19 статьи 41.12 Федерального закона от 21.07.2005 г. N 94-ФЗ в случае, если заказчиком, уполномоченным органом установлено требование обеспечения исполнения контракта, контракт заключается только после предоставления участником открытого аукциона в электронной форме, с которым заключается контракт, безотзывной банковской гарантии, выданной банком или иной кредитной организацией, или передачи заказчику в залог денежных средств, в том числе в форме вклада (депозита), в размере обеспечения исполнения контракта, установленном документацией об открытом аукционе в электронной форме. Способ обеспечения исполнения контракта из указанных в настоящей части способов определяется таким участником открытого аукциона в электронной форме самостоятельно.

Документацией об открытом аукционе в электронной форме на право заключения государственного контракта предусмотрено требование об обеспечении исполнения государственного контракта в виде безотзывной банковской гарантии, выданной банком или иной кредитной организацией, или передачи заказчику в залог денежных средств, в том числе в форме вклада (депозита).

Таким образом, Федеральный закон от 21.07.2005 N 94-ФЗ содержит императивные нормы, предъявляемые к заключению государственного контракта, которые предусматривают возможность заключения контракта на открытом аукционе в электронной форме только после предоставления участником аукциона безотзывной банковской гарантии.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, банковская гарантия предоставлена истцом 14.01.2014, государственный контракт заключен 16.01.2014, а проверка банковской гарантии инициирована заказчиком лишь 24.02.2014, посредством направления ТУ запроса в адрес банка за исх. N 2832.

Поскольку факт отсутствия надлежащего обеспечения исполнения государственного контракта установлен ответчиком лишь 03.03.2014, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что на момент заключения оспариваемого государственного контракта обеспечение исполнения контракта отсутствовало, государственный контракт N 2 от 16.01.2014 заключен в нарушение требований ч.19 ст.41.12 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ в связи с чем иск подлежит удовлетворению.

Со ссылкой на разъяснения Федеральной антимонопольной службы, содержащиеся в письме от 13.02.2012 N ИА/4178 "О применении Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ в части определения соответствия представляемого обеспечения исполнения контрактов", согласно которых в целях пресечения негативных последствий, при представлении лицом, с которым заключается контракт, в качестве документа об обеспечении исполнения контракта банковской гарантии, государственному заказчику надлежит осуществлять проверку представленной банковской гарантии в установленные законом сроки, в том числе, заказчик вправе обратиться в соответствующий банк за подтверждением факта выдачи банковской гарантии и ее достоверности, суд указал, что данное право должно было быть реализовано заказчиком именно до заключения государственного контракта.

Доводы ответчика о том, что истец нарушил обязательства по государственному контракту, предоставив ненадлежащее обеспечение, в связи с чем оспариваемый государственный контракт расторгнут, суд первой инстанции признал не основанными на законе.

Указанные выводы суд апелляционной инстанции считает ошибочными.

Как следует из материалов дела, исполнителем в качестве обеспечения исполнения государственного контракта была предоставлена банковская гарантия N 76-А-2309 от 14.01.2014 г. выданная ООО "АвтоКредитБанк" (г. Казань, пр. Ибрагимова, д. 48) на сумму 460 725 руб. (Т.1, л.д. 64, 113,114).

Согласно сведениям Единой электронной торговой площадки (Т.1, л.д. 35) - 16.01.2014 г. истцом в 16 час. 38 мин. были опубликованы подписанный со своей стороны контракт и гарантийное обеспечение.

16.01 2014 г. заказчик в 17 час. 49 мин. подписал со своей стороны контракт.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что контракт был подписан заказчиком после предоставления истцом обеспечения исполнения государственного контракта.

Письмом от 20.01.2014 г. государственным заказчиком в адрес банка был направлен запрос с просьбой подтвердить достоверность и факт выдачи истцу банковской гарантии.

Письмом от 21.01.2014 г. ООО "АвтоКредитБанк" подтвердило факт выдачи истцу банковской гарантии N 76-А-2309 от 14.01.2014 г. (Т.1, л.д. 76).

Вместе с тем, в адрес ответчика поступило письмо от ООО "АвтоКредитБанк" от 03.03.2014 г., в котором указано, что банковская гарантия истцу не выдавалась.

Кроме этого, в письме от 03.03.2014 г., сообщено об установленных фактах осуществления мошеннических действий, путем использования ложных сайтов с недостоверной информацией о кредитной организации (Т.1, л.д. 75).

В отзыве на исковое заявление привлеченное в качестве третьего лица ООО "АвтоКредитБанк" также подтвердило что банковская гарантия истцу не выдавалась (Т.1, л.д. 46).

В соответствии с п 7.6. государственного контракта ненадлежащее исполнение исполнителем своих обязательств перед заказчиком является основанием для принятия заказчиком решения об одностороннем отказе от исполнения контракта (Т.1, л.д. 29).

03.04.2014 г. ответчик направил истцу решение об одностороннем отказе от исполнения государственного контракта.

В судебном заседании представители сторон подтвердили факт расторжения контракта.

На основании части 11 статьи 41.12 Федерального закона от 21.07.2005 г. N [ 94-фЗ участник открытого аукциона в электронной форме, с которым заключается контракт, признается уклонившимся от заключения контракта в случае, если такой участник открытого аукциона в срок, предусмотренный частями 4, 4.4 и 4.6 данной статьи, не направил оператору электронной площадки подписанный электронной цифровой подписью лица, имеющего право действовать от имени участника размещения заказа, проект контракта или протокол разногласий в случаях, предусмотренных настоящей статьей, либо не направил подписанный электронной цифровой подписью указанного лица проект контракта по истечении трех дней со дня размещения на электронной площадке указанного в части 8 статьи 41.11 указанного Федерального закона протокола в случае, предусмотренном частью 4.4 данной статьи, а также подписанный электронной цифровой подписью указанного лица документ об обеспечении исполнения контракта при условии, что заказчиком, уполномоченным органом было установлен требование обеспечения исполнения контракта.

Как следует из смысла указанной правовой нормы, при неисполнении победителем размещения заказа в установленные сроки обязанности представить государственному заказчику подписанный документ об обеспечении исполнения государственного контракта он признается уклонившимся от заключения контракта в силу закона, а не в силу специального решения государственного заказчика или судебного органа.

При этом если по общим правилам части 12 статьи 25, части 12 статьи 35 Федерального закона N 94-ФЗ участнику торгов в форме конкурса и аукциона, признанному уклонившемся от заключения государственного контракта, денежные средства, внесенные в качестве обеспечения заявки на участие в торгах, не возвращаются, то есть государственный заказчик обращает их в собственность Российской Федерации в качестве меры гражданско-правовой ответственности, нет экономического обоснования считать правовые основания наложения взыскания на данные денежные средства в порядке части 12 статьи 41.12 Федерального закона N 94-ФЗ отличными от названных правовых норм.

В свою очередь, Федеральный закон N 94-ФЗ не регулирует случай, когда заключенный государственный контракт признается недействительным в судебном порядке в связи с противоправными действиями участника торгов.

Согласно части 1 статьи 2 Федерального закона N 94-ФЗ законодательство о размещении заказов основывается, в том числе, на положениях Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом в силу пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств лишь вследствие действия непреодолимой силы, то есть непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, к которым не относится нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника.

Суд апелляционной инстанции также принимает во внимание, что действуя в рамках заключения и исполнения государственного контракта, участник должен осознавать то обстоятельство, что он вступает в правоотношения по расходованию публичных финансов на существенные социально-экономические цели, что требует от него большей заботливости и осмотрительности при исполнении своих обязанностей, вытекающих из конкретного контракта.

Оформление банковской гарантии черев сомнительную организацию, без непосредственного обращения к представителям банка и соблюдения установленного порядка получения финансового обеспечения со стороны кредитной организации, свидетельствует о недостаточной осмотрительности заявителя в выборе контрагентов, отсутствии добросовестности и позволяет квалифицировать действия участника заказа как уклонение от заключения контракта в контексте норм Федерального закона N 94-ФЗ.

Кроме того, согласно ч. 18 ст. 41.10 Федерального закона N 94-ФЗ в случае, если при проведении открытого аукциона в электронной форме цена контракта снижена до нуля, проводится открытый аукцион в электронной форме на право заключить контракт. В этом случае открытый аукцион в электронной форме проводится путем повышения цены контракта исходя из положений настоящего федерального закона о порядке проведения открытого аукциона в электронной форме с учетом определенных особенностей.

Поскольку в ходе проведения аукциона на оказание услуг по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право принимать решение об обращении взыскания на имущество на территории Самарской области цена контракта была снижена до нуля, осуществлялось проведение аукциона в электронной форме на право заключения контракта путем повышения цены за это право в пределах шага аукциона. При этом победителем аукциона признается лицо, предложившее наиболее высокую цену права заключить контракт.

Из приведенных правовых норм следует, что после снижения цены контракта до нуля начинается иная процедура - покупка права на заключение контракта тем подачи участниками размещения заказа своих ценовых предложений.

Предлагаемая же претендентами в этом случае стоимость уже не связана с ценой контракта, так как она составляет ноль, а представляет собой выкупную стоимость (оплату) приобретения вышеназванного права. Победителем открытого аукциона в электронной форме в случае, предусмотренном ч. 18 с 1.10 Федерального закона N 94-ФЗ, признается участник открытого аукциона, который предложил наиболее высокую цену контракта и заявка на участие в крытом аукционе которого соответствует требованиям документации об открытом аукционе (ч. 9 ст. 41.11 Закона о размещении заказов Федерального закона N 94-ФЗ).

Истец, как лицо, предложившее наибольшую цену права заключения контракта, был признан победителем аукциона, в связи с чем перечислило денежные средства в качестве оплаты права на заключение государственного контракта, указанное право было предоставлено истцу, однако он его реализовал с нарушением требований действующего законодательства.

Денежные средства в сумме 1 535 750 руб. не могут считаться исполнением истцом своих обязательств по сделке (государственному контракту), которую истец просит признать недействительной, более того, это прямо следует из законодательства о размещении заказов, где прямо указано, что перечисление денежных средств на право заключения контракта является поводом заключению сделки, а никак не действиями, направленными на ее непосредственное исполнение.

Свои обязательства ответчик, как заказчик исполнил надлежащим образом, а именно - направил в адрес истца подписанный со своей стороны проект государственного контракта, в связи с чем оснований возврата денежных средств истцу не имеется, а неосновательное обогащение на стороне ответчика отсутствует.

Судом принято во внимание также то, что банковская гарантия представленная истцом не признана недействительной, сторонами не оспаривалась.

Кроме того, сроки оказания услуг согласно п. 1.4. государственного контракта N 15 от 27.12.2012 установлены с момента заключения контракта по 31.12.2014, в связи с чем возврат сторон в первоначальное положение невозможен.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2015 по делу N А55-14443/2013 и постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 09.07.2015 г. по этому же делу.

На основании вышеизложенного, обжалуемое решение подлежит отмене, а иск общества с ограниченной ответственностью "Инвестиционная компания "Спектр" -оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 23 марта 2015 года по делу N А55-10730/2014 отменить.

Принять по делу новый судебный акт.

В удовлетворении исковых требований общества с ограниченной ответственностью "Инвестиционная компания "Спектр" отказать.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Арбитражный суд Поволжского округа.

 

Председательствующий

О.И. Буртасова

 

Судьи

Е.Г. Демина
О.Е. Шадрина