Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 августа 2015 г. N 12АП-3331/15

 

г. Саратов

 

05 августа 2015 г.

Дело N А12-38611/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена "29" июля 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен "05" августа 2015 года.

 

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Цуцковой М.Г.,

судей Кузьмичева С.А., Смирникова А.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Тюкиной А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Импульс"

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 27 февраля 2015 года по делу N А12-38611/2014 (судья Репникова В.В.)

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Импульс" (117463, г. Москва, проезд Карамзина, 9, 2, ИНН 3447029693, ОГРН 1103461005625)

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области (400080, г. Волгоград, ул. Командира Рудь, 3 А, ИНН 3448202020, ОГРН 1043400590001)

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора: инспекция Федеральной налоговой службы N 28 по г. Москве (117292, г. Москва, ул. Ивана Бабушкина, 10, ИНН 7728124050, ОГРН 1047728058311)

о признании недействительным ненормативного правового акта,

при участии в судебном заседании представителей: общества с ограниченной ответственностью "Импульс" - представитель Астафьев Р.А., по доверенности N 12 от 20.05.2014; Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области - представитель Вершинин В.О., по доверенности от 12.01.2015 (удостоверение), представитель Чертков А.В., по доверенности от 26.05.2015 (удостоверение), представитель Попова Л.Н., по доверенности от 26.05.2015 (удостоверение)

без участия в судебном заседании представителей: инспекции Федеральной налоговой службы N 28 по г. Москве (почтовое уведомление N 93109 приобщено к материалам дела)

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Юг-Бурение" (далее - ООО "Юг-Бурение", общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области (далее - межрайонная ИФНС России N 11 по Волгоградской области, налоговый орган, ответчик) о признании недействительным решения N 15.5883в от 30 июня 2014 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 27 февраля 2015 года по делу N А12-38611/2014 в удовлетворении требований ООО "Юг-Бурение" о признании недействительным решения межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области N 15.5883в от 30 июня 2014 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль за 2011 год в сумме 169 680 рублей и за 2012 год в сумме 18 687 824 рублей, налога на добавленную стоимость за 2011 год в сумме 4 651 245 рублей и за 2012 год в сумме 15 976 833 рублей, соответствующих пеней и штрафов отказано.

Заявление общества с ограниченной ответственностью "Юг-Бурение" о признании недействительным решения N 15.5883в от 30 июня 2014 года в части начисления пени по налогу на доходы физических лиц в размере 45 527,26 рублей и привлечения к налоговой ответственности по ст.123 НК РФ в виде штрафа в размере 1 068 019 рублей оставлено без рассмотрения.

Не согласившись с принятым решением, ООО "Импульс" обратилось в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе.

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области заявлено ходатайство о переименовании общества с ограниченной ответственностью "Юг-Бурение" на общество с ограниченной ответственностью "Импульс" в связи с внесением в единый государственный реестр юридических лиц записи о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица общество с ограниченной ответственностью "ЮГ-Бурение" в части изменения наименования на общество с ограниченной ответственностью "Импульс".

Суд апелляционной инстанции указывает на смену наименования заявителя в порядке части 4 статьи 124 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области в порядке статьи 262 АПК РФ представлен письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором налоговый орган просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Иных письменных отзывов в порядке статьи 262 АПК РФ на апелляционную жалобу не представлено.

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области в порядке статьи 81 АПК РФ представлены письменные объяснения.

В судебном заседании представители Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области, общества с ограниченной ответственностью "Импульс" поддержал позицию по делу.

Апелляционная жалоба рассмотрена в отсутствие представителей инспекции Федеральной налоговой службы N 28 по г. Москве, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания (п.1 ст. 123, п.3 ст.156 АПК РФ).

При рассмотрении апелляционной жалобы установлены следующие обстоятельства.

Межрайонной ИФНС России N 11 по Волгоградской области проведена выездная налоговая проверка ООО "Юг-Бурение" за период с 13 декабря 2010 года по 31 декабря 2012 года, по результатам которой составлен акт N 15-17/1272в от 23 мая 2014 года и вынесено решение N 15.5883в от 30 июня 2014 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Проверкой установлена неполная уплата обществом налога на прибыль в сумме 18 857 504 рублей, в том числе за 2011 год - 169 680 рублей, за 2012 год - 18 687 824 рублей, налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 20 628 078 рублей, в том числе за 2011 год - 4 651 245 рублей, за 2012 год - 15 976 833 рублей, что послужило основанием начисления пени по налогу на прибыль в сумме 3 530 738,19 рублей, по НДС в сумме 3 757 744,11 рублей и привлечения к ответственности, предусмотренной п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 3 769 873,04 рублей, за неполную уплату НДС в виде штрафа в размере 4 092 155,38 рублей.

Кроме того, установлено несвоевременное перечисление налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ), что повлекло начисление пени в размере 45 527,26 рублей и привлечение к налоговой ответственности по ст.123 НК РФ в виде штрафа в размере 1 068 019 рублей.

1 августа 2014 года общество обратилось с апелляционной жалобой в Управление федеральной налоговой службы по Волгоградской области, в которой просило отменить решение межрайонной ИФНС России N 11 по Волгоградской области N 15.5883в от 30 июня 2014 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части неполной уплаты налога на прибыль в сумме 18 857 504 рублей, налога на добавленную стоимость в сумме 20 628 078 рублей (л.д.16-37 т.2).

Решением УФНС России по Волгоградской области N 771 от 29 сентября 2014 года апелляционная жалоба ООО "Юг-Бурение" оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с выводами налогового органа, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просит признать недействительным решение N 15.5883в от 30 июня 2014 года о привлечении к ответственности в полном объеме.

Суд счел, что заявление ООО "Юг-Бурение" о признании недействительным решения N 15.5883в от 30 июня 2014 года в части начисления пени по налогу на доходы физических лиц в размере 45 527,26 рублей и привлечения к налоговой ответственности по ст.123 НК РФ в виде штрафа в размере 1 068 019 рублей подлежит оставлению без рассмотрения ввиду несоблюдения заявителем досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком.

Вывод суда в данной части налогоплательщиком не обжалуется, в связи с чем законность и обоснованность принятого решения проверена арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке ст.ст. 268 (ч.5) - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В остальной части Арбитражный суд Волгоградской области счел заявление не подлежащим удовлетворению, указав, что налоговым органом представлено достаточно доказательств отсутствия реальных хозяйственных операций и недостоверности представленных первичных документов по взаимоотношениям ООО "Юг-Бурение" с организациями ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд", ООО "МСТА", ООО "УниверсалГруп".

Проверив обоснованность выводов суда в оспариваемой налогоплательщиком части, судебная коллегия установила следующие обстоятельства.

Основанием начисления налога на прибыль является исключение налоговым органом из расходов затрат по приобретению бурильных труб, противовыбросового оборудования у организаций ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд" и начисление налога на добавленную стоимость в виду о неправомерного применения налоговых вычетов при приобретении бурильных труб, противовыбросового оборудования, электростанции, бурового оборудования, дизельного топлива у организаций ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд", ООО "МСТА", ООО "УниверсалГруп".

По мнению ООО "Импульс" им представлены все первичные документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль организаций. Контрагенты налогоплательщика зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) и состоят на налоговом учете, являются действующими организациями.

Оценивая правомерность доводов сторон относительно выводов налогового органа, и приходя к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований общества о признании недействительными оспариваемых решений налогового органа, суд учитывает следующее.

В силу пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Налогового кодекса Российской Федерации, убытки) осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии с НК РФ, общество ООО "Импульс (ООО "Юг-Бурение") является плательщиком НДС.

Пунктом 1 статьи 52 НК РФ установлено, что налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот.

На основании пункта 1 статьи 166 НК РФ сумма налога на добавленную стоимость при определении налоговой базы в соответствии со статьями 154 - 159 и 162 НК РФ исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, а при раздельном учете - как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз.

Пунктами 1 и 2 ст. 171 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на полагающиеся налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 172 НК РФ, налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). При этом вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Как следует из пункта 1 статьи 173 НК РФ, сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 НК РФ (в том числе налоговых вычетов, предусмотренных пунктом 3 статьи 172 НК РФ), общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со статьей 166 НК РФ и увеличенная на суммы налога, восстановленного в соответствии с главой 21 НК РФ.

Из изложенного следует, что применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость является правом налогоплательщика, носит заявительный характер посредством их декларирования в подаваемых в налоговый орган налоговых декларациях и может быть реализовано только при соблюдении установленных в главе 21 НК РФ условий.

Исходя из экономической сущности налога на добавленную стоимость как косвенного налога (налога на потребление), федеральный законодатель предусмотрел многоступенчатый механизм его исчисления и уплаты, в рамках которого статьей 173 НК РФ для расчета суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, предусмотрена необходимость определения как сумм налога, исчисленных с налоговой базы (со стоимости реализованных товаров, работ, услуг), так и сумм налога, предъявленных по покупкам, приобретенным для осуществления операций по реализации товаров (работ, услуг), подлежащих налоговому вычету. При этом налогоплательщику в пределах срока, установленного пунктом 2 данной статьи, предоставлена возможность возмещать налог из бюджета и при отсутствии переплаты (переплаченной в бюджет суммы), а именно в случае превышения налоговых вычетов, указанных в декларации, над суммами налога, исчисленными в связи с реализацией товаров (работ, услуг).

В соответствии с п. 2 ст. 169 НК РФ, в целях принятия НДС к вычету или возмещению, счет-фактура должен соответствовать требованиям пунктов 5, 6 указанной статьи.

Таким образом, для получения налогового вычета необходимо наличие счетов-фактур, документов, подтверждающих принятие указанных товаров (работ, услуг) на учет, а также соответствие выставленных счетов-фактур требованиям пунктов 5, 6 статьи 169 НК РФ.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.10.1998 N 24-П, определении от 25.07.2001 N 138-О, налогоплательщик, действительно, не обязан доказывать свою добросовестность при осуществлении предпринимательской деятельности.

Обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщика, так же как и законность решения, в котором содержится вывод об этом, должен доказать налоговый орган.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом, в соответствии с п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Исходя из пунктов 3 и 4 постановления Пленума ВАС РФ N 53, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), а также, если налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Данная позиция изложена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации по делам N ВАС-15574/09 и N ВАС-18162/09.

Как свидетельствуют материалы дела, 14 июня 2011 года между ООО "Эталон-Профит" и ООО "Юг-Бурение" заключен договор поставки N 38/1, согласно которому поставщик обязуется поставить, а покупатель принять и оплатить оборудование в соответствии со спецификацией (приложение N 1).

В спецификации N 1 указан товар - труба буровая УБТ 178х71 в количестве 151,335 тн на сумму 6 356 212,80 рублей, в том числе НДС - 969 591,78 рублей (л.д.79-82 т.24).

Фактически поставка трубы, как следует из счетов-фактур и товарных накладных, произведена 31 марта 2011 года, 20 июня 2011 года, 5 сентября 2011 года, 7 ноября 2011 года на общую сумму 19 036 469,71 рублей в количестве 453,239 тонн, при этом в документах указана поставка бурильной трубы СБТ 127х12,7 (л.д.83-96 т.24).

Таким образом, Арбитражный суд Волгоградской области счел, что имеет место быть несоответствие предмета договора поставки и первичных документов, хотя поставка первой партии товара произведена до заключения договора - в марте 2011 года. В первом квартале 2012 года заявителем произведено списание бурильной трубы СБТ 127х12,7 как пришедшей в негодность (л.д.136-146 т.24).

Судом установлено, что на момент приобретения ООО "Юг-Бурение" бурильной трубы СБТ 127х12,7 у ООО "Эталон-Профит" у общества имелась бурильная труба данного вида в следующем количестве:

- по договору субподряда N 28/НТС/2011 от 6 апреля 2011 года на выполнение работ при строительстве скважины, заключенному между обществом с ограниченной ответственностью "НьюТек Сервисез" (подрядчик) и обществом с ограниченной ответственностью "Юг-Бурение" (субподрядчик), субподрядчик обязуется качественно выполнить работы по бурению скважины N 2 Муравлинской площади с использованием бурового оборудования и персонала субподрядчика согласно условиям договора и приложения к договору.

В приложении N 5 к договору перечислено оборудование субподрядчика, имеющееся у субподрядчика (ООО "Юг-Бурение"), в число которого входят трубы бурильные 127х12,70 длиной 9 м в количестве 1450 м, то есть 161 штука (л.д.105-164 т.5);

- по договору аренды имущественного найма с ООО "Светлоярское УБР" от 28 февраля 2011 года обществом арендована труба бурильная СБТ 127х12,7 в количестве 310 штук (л.д.97-105 т.24),

- по договору аренды оборудования с ООО "НК-Альянс" от 25 апреля 2011 года обществом арендована труба бурильная СБТ 127х12,7 в количестве 128 штук.

Документов, подтверждающих необходимость использования трубы в указанном объеме, непригодность к использованию бурильной трубы, предоставленной ООО "Светлоярское УБР", ООО "НК-Альянс", а также документов, свидетельствующих о дальнейшем использовании пришедшей в негодность трубы, приобретенной у ООО "Эталон-Профит" в количестве в количестве 453,239 тонн, заявителем не представлено.

Оплата товара произведена заявителем частично - в размере 1 207 000 рублей платежным поручением N 684 от 5.10.2011. В декабре 2012 года ООО "Юг-Бурение" составлен односторонний акт сверки, подтверждающий наличие кредиторской задолженности в размере 17 829 469,71 рублей (л.д.1-5 т.27).

Данная задолженность до настоящего времени заявителем не погашена, со стороны поставщика ООО "Эталон-Профит" отсутствовали меры по ее взысканию.

В судебном заседании представитель заявителя пояснил, что перевозка бурильных труб осуществлялась обществом с ограниченной ответственностью "Давекс" и заявил ходатайство об истребовании у данного общества документов, подтверждающих перевозку труб от ООО "Эталон-Профит" до места проведения буровых работ ООО "Юг-Бурение".

По определению суда об истребовании доказательств ООО "Давекс" через представителя заявителя были передано пояснение о наличии договорных отношений с ООО "Эталон-Профит" по доставке в Саратовскую область, Озинский район, буровая N 2 Муравлинская трубы бурильной с приложением копий товарно-транспортных накладных, содержащих копию оттиска печати ООО "Юг-Бурение" (л.д.52-76 т.26).

В дальнейшем в ходе судебного разбирательства заявителем представлены копии товарно-транспортных накладных, переданных ООО "Давекс" (со слов представителя), содержащих копии оттисков печатей ООО "Эталон-Профит" в графе "отпуск груза произвел" и ООО "Юг-Бурение" в графе "груз получил", а также подлинник оттиска печати ООО "Давекс" (л.д.77-101 т.26).

Суд не принял товарно-транспортные накладные в качестве документов, подтверждающих перевозку бурильных труб от ООО "Эталон-Профит" в адрес ООО "Юг-Бурение" по следующим основаниям.

Представленные в разные судебные заседания копии одних и тех же товарно-транспортных накладных не соответствуют между собой в части наличия печатей грузоотправителя, грузополучателя и перевозчика. Подлинники товарно-транспортных накладных суду не представлены.

Определением арбитражного суда от 27 января 2015 года у ООО "Давекс" по ходатайству налогового органа истребованы для представления непосредственно в суд дополнительные документы, подтверждающие достоверность товарно-транспортных накладных и реальность хозяйственных отношений с ООО "Эталон-Профит": договоры перевозки, книги продаж, карточки бухгалтерских счетов, платежные поручения, акты сверки.

Однако никаких документов обществом с ограниченной ответственностью "Давекс" в суд представлено не было.

Суд отметил, что в выписке банка о движении денежных средств по расчетному счету ООО "Эталон-Профит" отсутствует информация о перечислении денежных средств в адрес ООО "Давекс" за транспортные услуги.

Кроме того, в товарно-транспортных накладных не заполнено ряд обязательных реквизитов, позволяющих сделать вывод о содержании хозяйственной операции и маршруте следования: отсутствует информация об организации, осуществляющей перевозку груза, не указан пункт погрузки груза, в транспортном разделе отсутствуют какие-либо печати.

Упоминание об ООО "Давекс" в качестве организации-перевозчика в товарно-транспортных накладных отсутствует. При таких обстоятельствах суд приходит к выводу об отсутствии в материалах дела документов, подтверждающих доставку бурильных труб от ООО "Эталон-Профит" (г.Волгоград) до места проведения бурильных работ ООО "Юг-Бурение" (Саратовская область).

В отношении поставщика ООО "Эталон-Профит" налоговым органом установлено, что данная организация зарегистрирована в качестве юридического лица 26 октября 2010 года и ликвидирована по решению налогового органа ввиду непредставления налоговой и бухгалтерской отчетности 9 августа 2013 года.

Юридический адрес, по которому зарегистрировано ООО "Эталон-Профит", является недействительным (адрес дома ликвидирован в 2006 году), налоговая отчетность за 1,2,3,4 кварталы 2011 года сдавалась с незначительными показателями (сумма реализации гораздо ниже, чем реализация в адрес ООО "Юг-Бурение"), отсутствует какое-либо имущество, транспортные средства, складские помещения, в штате имеется один работник - директор Грешнова Лариса Геннадьевна.

При допросе в качестве свидетеля Грешнова Л.Г. пояснила, что зарегистрировала ООО "Эталон-Профит" по просьбе своего знакомого Дегтярева Константина, выдала на него нотариально удостоверенную доверенность, первичные документы подписывала по просьбе Дегтярева, к финансово-хозяйственной деятельности ООО "Эталон-Профит" отношения не имеет, о поставке бурильной трубы ничего не знает, с директором ООО "Юг-Бурение" Пастуховым И.С. не знакома (л.д.92-102 т.12).

Показания Грешновой Л.Г. о том, что она является номинальным директором ООО "Эталон-Профит", отсутствие со стороны данной организации реальной хозяйственной деятельности подтверждаются вступившим в законную силу приговором Краснооктябрьского районного суда г.Волгограда от 16 апреля 2014 года, которым Узун А.Ф. и Бондаренко С.В. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а,б" части 2 статьи 171 УК РФ (л.д.82-146 т.14).

Приговором установлено, что Узун А.Ф. и Бондаренко С.В. действовали в составе организованной группы под руководством Небыкова Л.В. и Дегтярева К.В. (до февраля 2011 года), которая занималась созданием сети коммерческих юридических лиц без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность с последующей целью извлечения имущественной выгоды путем осуществления перевода денежных средств из безналичной формы в наличную за денежное вознаграждение.

Так, членами организованной группы в период с декабря 2008 года по ноябрь 2011 года зарегистрировано 17 организаций, в том числе ООО "Эталон-Профит" (директор Грешнова Л.Г.), на третьих лиц, не причастных к их деятельности и получивших за оказанное содействие вознаграждение. Организованная группа получала доход от деятельности по снятию наличных денежных средств с расчетных счетов этих организаций в виде снятия денежных средств путем перечисления на лицевые счета номинальных физических лиц, с каждой снятой с расчетного счета суммы участники организованной группы оставляли себе не менее 6%. Из приговора следует, что Дегтярев К.В. предложил Грешновой Л.Г. за вознаграждение зарегистрировать на себя юридическое лицо, после чего ею было зарегистрировано ООО "Эталон-Профит" и открыт банковский счет.

Услугами по обналичиванию денежных средств через расчетный счет ООО "Эталон-Профит" воспользовались ряд юридических лиц, в том числе, ООО "Юг-Бурение", которое перечислило за товарно-материальные ценности 5 октября 2011 года 1 207 000 рублей (л.д.90 т.14). Всего за период с 17 ноября 2010 года по 17 января 2012 года на расчетный счет ООО "Эталон-Профит" поступили с целью обналичивания 74 623 347,59 рублей, которые в дальнейшем перечислялись на расчетные счета других лжепредприятий, подконтрольных указанной организованной группе, а в последующем на лицевые счета подконтрольных физических лиц.

Таким образом, как посчитал суд, указанная организация использовалась с целью усложнения схемы по незаконному переводу безналичных денежных средств в наличные путем неоднократного изменения сумм перечисляемых денежных средств и назначения платежей, с целью конспирации противоправной деятельности, воздания видимости добропорядочности организаций и усложнения возможных проверок со стороны правоохранительных и контролирующих органов.

Далее посредством пластиковых карт, зарегистрированных на подставных лиц, денежные средства обналичивались лично Небыковым Л.В., Бондаренко С.В. и Узуном А.Ф. В действительности, как указано в приговоре, никакой финансово-хозяйственной деятельности (поставок товаров, выполнения работ либо оказания услуг) ООО "Эталон-Профит" не осуществляло, и не имело для этого соответствующей материальной базы, так как в штате организации числился только один участник и директор в одном лице, по указанному в учредительных документах адресу предприятие не располагалось, а было создано для обналичивания денежных средств организованной преступной группой под руководством Небыкова Л.В. и Дегтярева К.В. (л.д.91 т.14). Обстоятельства, установленные приговором суда, согласуются с материалами выездной налоговой проверки:

- выпиской банка по расчетному счету ООО "Эталон-Профит",

- материалами налогового контроля в отношении организаций-получателей денежных средств с расчетного счета ООО "Эталон-Профит" - ООО "Техинновация-Восток", ООО "Комплект-Югпром", ООО "Профстатус-В", которые являются недействующими юридическими лицами и не обладают ресурсами для поставки бурильной трубы,

- показаниями Грешновой Л.Г., Мингалевой О.В., которая осуществляла снятие денежных средств с расчетного счета ООО "Эталон-Профит".

Таким образом, суд приходит к выводу об отсутствии в материалах дела документов, подтверждающих реальность хозяйственных взаимоотношений между ООО "Юг-Бурение" и ООО "Эталон-Профит", и необоснованности налоговой выгоды как полученной вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Суд апелляционной инстанции находит данный вывод основанным на неполной оценке представленных в материалы дела доказательствах.

Как установлено выше, 14 июня 2011 года между ООО "Эталон-Профит" и ООО "Юг-Бурение" был заключен договор поставки N 38/1, согласно которому поставщик обязуется поставить, а покупатель принять и оплатить оборудование в соответствии со спецификацией (приложение N 1).

В спецификации N 1 указан товар - труба буровая УБТ 178х71 в количестве 151,335 тн на сумму 6 356 212,80 рублей, в том числе НДС - 969 591,78 рублей (л.д.79-82 т.24). Фактически поставка трубы, как следует из счетов-фактур и товарных накладных, была произведена 31 марта 2011 года, 20 июня 2011 года, 5 сентября 2011 года, 7 ноября 2011 года на общую сумму 19 036 469,71 рублей в количестве 453,239 тонн, при этом в документах указана поставка бурильной трубы СБТ 127х12,7 (л.д.83-96 т.24).

По мнению налогового органа, имеет место несоответствие предмета договора поставки и первичных документов, хотя поставка первой партии товара произведена до заключения договора - в марте 2011 года.

Согласно статье 506 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием

В соответствии с положениями статьи 516 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки.

Поскольку все существенные условия конкретной поставки товара в товарных накладных N N 382 от 31.03.2011, 867 от 20.06.2011, 869 от 20.06.2011,1301 от 05.09.2011, 1302 от 05.09.2011, 1591 от 07.11.2011, 1590 от 07.11.2011 сторонами согласованы, соответственно, спорные поставки следует расценивать в качестве разовых сделок купли-продажи товара, в которых ООО "Юг-Бурение" выступал в качестве покупателя, а ООО "Эталон-Профит" - в качестве продавца.

Между тем, материалами дела подтверждается, что несоответствие наименования товара в договоре и накладных связано исключительно с производственной необходимостью.

Налоговым органом фактически оспаривается сделка по приобретению ООО "Юг-Бурние" оборудования - трубы СБТ 127*12,7 в количестве 453,239 тн.и дальнейшем списанием данной трубы в производство. Основанием для этого послужил факт несоответствия наименования буровой трубы названной в договоре N 38/1 - УБТ 178*71 и первичных документах, где указана труба СБТ 127*12,7, а также несоответствие в количестве приобретаемой трубы (в договоре поставки N 38/1 указано 151,335 тн.), а в первичных документах (товарных накладных) указано приобретение в количестве 453,239 тн.

Для документального подтверждения факта необходимости приобретения буровой трубы СБТ 127*12,7 в количестве 453,239 т Межрайонной ИФНС России N 11 по Волгоградской области направлено поручение об истребовании документов у ООО "НьюТек Сервисез".

Согласно пункту 6.4. договора субподряда N 28/НТС/2011 от 6 апреля 2011, заключенного между ООО "НьюТек Сервисез" оборудование для бурения предоставляется Субподрядчиком в качестве и комплектации согласно Приложению N5 к договору. Субподрядчик несет ответственность за ненадлежащее качество и комплектацию предоставляемого им оборудования.

Согласно п.п.5.1.14 договора субподрядчик обязан обеспечить качественное и своевременное выполнение работ в соответствии с условиями договора. Приведенная в приложении N 5 к договору бурильная труба 178*71, предоставляемая субподрядчиком в количестве 6 шт. является минимально необходимым количеством для надлежащего выполнения субподрядчиком работ по договору.

Как следует из пояснений заявителя, бурильные трубы применяются для спуска в скважину и подъема породообразующего инструмента, передаче вращения, создания осевой нагрузки на инструмент, подвода промывочной жидкости или сжатого воздуха к забою.

Вышеназванное назначение бурильных труб предполагает наличие значительных динамических нагрузок на данное оборудование, что приводит к ее повреждению, быстрому износу и поломке.

С целью исключения возникновения простоев, обеспечения бесперебойности и эффективности работ при бурении скважин необходимо иметь соответствующий запас данного оборудования. Необходимый объем запасного оборудования определяет сам подрядчик.

Согласно положениям статей 702, 703,704, 705 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику. Если иное не предусмотрено договором подряда, работа выполняется из материалов подрядчика, его силами и средствами. Подрядчик несет ответственность за ненадлежащее качество предоставленных им материалов и оборудования.

Таким образом, ООО "Юг-Бурение" по собственному усмотрению определило достаточное количество бурильных труб.

Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В данном случае судебная коллегия признает спорные расходы налогоплательщика обоснованными и экономически оправданными.

В первом квартале 2012 года заявителем произведено списание бурильной трубы СБТ 127х12,7 как пришедшей в негодность (л.д.136-146 т.24). Данный факт подтверждается соответствующими актами, представленными в материалы дела.

Довод налогового органа о том, что оплата товара произведена заявителем частично - в размере 1 207 000 рублей платежным поручением N 684 от 05.10.2011 не подтверждает мнимость совершенной сделки.

В декабре 2012 года ООО "Юг-Бурение" составлен односторонний акт сверки, подтверждающий наличие кредиторской задолженности в размере 17 829 469,71 рублей (л.д.1-5 т.27). Данная задолженность до настоящего времени заявителем не погашена, со стороны поставщика ООО "Эталон-Профит" отсутствовали меры по ее взысканию.

Между тем, согласно Информационному письму от 21.12.2005 N 104 Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.

Как следует из материалов дела перевозка бурильных труб осуществлялась обществом с ограниченной ответственностью "Давекс". В пояснении ООО "Давекс" сообщает о наличии договорных отношений с ООО "Эталон-Профит" по доставке в Саратовскую область, Озинский район, буровая N 2 Муравлинская трубы бурильной с приложением копий товарно-транспортных накладных, содержащих копию оттиска печати ООО "Юг-Бурение" (л.д.52-76 т.26).

В дальнейшем в ходе судебного разбирательства заявителем были представлены копии товарно-транспортных накладных, переданных ООО "Давекс", содержащих копии оттисков печатей ООО "Эталон-Профит" в графе "отпуск груза произвел" и ООО "Юг-Бурение" в графе "груз получил", а также подлинник оттиска печати ООО "Давекс" (л.д.77-101 т.26).

Суд первой инстанции не принял товарно-транспортные накладные в качестве документов, подтверждающих перевозку бурильных труб от ООО "Эталон-Профит" в адрес ООО "Юг- Бурение" и пришел к выводу об отсутствии в материалах дела документов, подтверждающих доставку бурильных труб от ООО "Эталон-Профит" (г.Волгоград) до места проведения бурильных работ ООО "Юг-Бурение" (Саратовская область).

Между тем, к данной позиции суда первой инстанции суд апелляционной инстанции относится критически.

Согласно постановлению Государственного комитета РФ по статистике от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте", товарно-транспортная накладная предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом и является документом, определяющим взаимоотношения грузоотправителей-заказчиков автотранспорта с организациями-владельцами автотранспорта за оказанные ими услуги по перевозке грузов.

Представление обществом товарно-транспортных накладных, содержащих противоречивые сведения, при наличии товарных накладных (форма ТОРГ-12) не свидетельствует об отсутствии правовых оснований для применения налогового вычета по операции приобретения товара.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2010 N 8835/10.

Таким образом, учитывая, что доставка оборудования была все-таки осуществлена, налоговым органом не представлено бесспорных доказательств отсутствия перевозки товара от поставщика.

Принятие товара подтверждается товарными накладными (форма ТОРГ-12), соответствующих форме первичных документов, установленной статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (действующего в спорный период).

В отношении поставщика ООО "Эталон-Профит" налоговым органом установлено, что данная организация зарегистрирована в качестве юридического лица 26 октября 2010 года и ликвидирована по решению налогового органа ввиду непредставления налоговой и бухгалтерской отчетности 9 августа 2013 года.

Юридический адрес, по которому зарегистрировано ООО "Эталон-Профит", является недействительным (адрес дома ликвидирован в 2006 году), налоговая отчетность за 1,2,3,4 кварталы 2011 года сдавалась с незначительными показателями (сумма реализации гораздо ниже, чем реализация в адрес ООО "Юг-Бурение"), отсутствует какое-либо имущество, транспортные средства, складские помещения, в штате имеется один работник - директор Грешнова Лариса Геннадьевна.

При допросе в качестве свидетеля Грешнова Л.Г. пояснила, что зарегистрировала ООО "Эталон-Профит" по просьбе своего знакомого Дегтярева Константина, выдала на него нотариально удостоверенную доверенность, первичные документы подписывала по просьбе Дегтярева, к финансово-хозяйственной деятельности ООО "Эталон-Профит" отношения не имеет, о поставке бурильной трубы ничего не знает, с директором ООО "Юг-Бурение" Пастуховым И.С. не знакома (л.д.92-102 т.12).

Так, членами организованной группы в период с декабря 2008 года по ноябрь 2011 года было зарегистрировано 17 организаций, в том числе ООО "Эталон-Профит" (директор Грешнова Л.Г.), на третьих лиц, не причастных к их деятельности и получивших за оказанное содействие вознаграждение.

Из приговора следует, что Дегтярев К.В. предложил Грешновой Л.Г. за вознаграждение зарегистрировать на себя юридическое лицо, после чего ею было зарегистрировано ООО "Эталон-Профит" и открыт банковский счет. Услугами по обналичиванию денежных средств через расчетный счет ООО "Эталон-Профит" воспользовались ряд юридических лиц, в том числе, ООО "Юг-Бурение", которое перечислило за товарно-материальные ценности 5 октября 2011 года 1 207 000 рублей (л.д.90 т.14). Всего за период с 17 ноября 2010 года по 17 января 2012 года на расчетный счет ООО "Эталон-Профит" поступили с целью обналичивания 74 623 347,59 рублей, которые в дальнейшем перечислялись на расчетные счета других лжепредприятий, подконтрольных указанной организованной группе, а в последующем на лицевые счета подконтрольных физических лиц.

Однако, вывод суда первой инстанции о том, что обстоятельства, установленные приговором суда, согласуются с материалами выездной налоговой проверки (выпиской банка по расчетному счету ООО "Эталон-Профит", материалами налогового контроля в отношении организаций-получателей денежных средств с расчетного счета ООО "Эталон-Профит", ООО "Техинновация-Восток", ООО "Комплект-Югпром", ООО "Профстатус-В", которые являются недействующими юридическими лицами и не обладают ресурсами для поставки бурильной трубы, показаниями Грешновой Л.Г., Мингалевой О.В., которая осуществляла снятие денежных средств с расчетного счета ООО "Эталон-Профит") подлежит отклонению на основании следующего.

Свидетельские показания Грешновой Л.Г., данные на предмет того, подписывала документы по просьбе Дегтярева Константина - являются противоречивыми, и не позволяют определить те временные периоды, в которые договор мог быть подписан по просьбе Дегтярева Константина, или как самостоятельно действующим единоличным руководителем данного общества с ограниченной ответственностью.

Спорный договор поставки N 38/1 от 14.06.2011 и товарные накладные NN 382 от 31.03.2011, 867 от 20.06.2011, 869 от 20.06.2011,1301 от 05.09.2011, 1302 от 05.09.2011, 1591 от 07.11.2011, 1590 от 07.11.2011 не признаны судом первой инстанции мнимыми сделками, но с учетом представленных доказательств таковыми и не являются.

В силу статей 9, 65 АПК РФ суд на основе принципа состязательности с учетом представленных сторонами доказательств устанавливает значимые для дела обстоятельства. При этом каждая из сторон несет риск процессуальных последствий непредставления доказательств.

В рассматриваемом случае заявителем представлены доказательства исполнения договора поставки.

Факт получения товара и его использования для выполнения работ заявитель в суде апелляционной инстанции также подтверждает.

Доказательств, свидетельствующих о порочности воли заявителя при совершении указанной сделки не представлено.

Изложенное с учетом положений пункта 3 статьи 10 ГК РФ позволяет суду апелляционной инстанции прийти к выводу, что полнота и достоверность сведений, содержащихся в документах бухгалтерского учета, в отсутствие доказательств обратного, предполагается.

В силу статьи 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии в материалах дела документов, опровергающих реальность хозяйственных взаимоотношений между ООО "Юг-Бурение" и ООО "Эталон-Профит", и необоснованности налоговой выгоды как полученной вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

2. ООО "ТрансЭнергоОйл" и ООО "СервисТрейд".

Из материалов дела следует, что ООО "Юг-Бурение" заключило с ООО "ТрансЭнергоОйл" договор поставки N 49 от 11 октября 2011 года, согласно которому поставщик обязуется поставить, а покупатель принять и оплатить оборудование в соответствии со спецификацией (приложение N 1).

В спецификации N 1 указан товар - труба буровая СБТ 127х12,7 в количестве 50 тн на сумму 4 000 000 рублей, в том числе НДС - 610 169,49 рублей (л.д.13-16 т.25). 17 октября 2011 года между ООО "Юг-Бурение" и ООО "ТрансЭнергоОйл" было заключено дополнительное соглашение к договору поставки N 49 от 11.10.2011, согласно которому поставщик в связи с отсутствием возможностей поставки всего объема, указанного в спецификации, осуществляет поставку буровой трубы СБТ 127х12,7 в количестве 13,52 тн на общую сумму 1 060 000 рублей с учетом НДС (л.д.17 т.25).

11 октября 2011 года ООО "Юг-Бурение" перечислило на расчетный счет ООО "ТрансЭнергоОйл" 4 000 000 рублей за трубу бурильную.

17 октября 2011 года поставщиком на расчетный счет общества возвращено 2 940 000 рублей за недопоставленный товар (л.д.132-133 т.26).

Согласно счету-фактуре N 148 и товарной накладной N 127 поставка товара произведена 14 октября 2011 года (л.д.18-19 т.25). При этом ООО "ТрансЭнергоОйл" был поставлен другой товар - труба бурильная УБТ 178х71 в количестве 7 штук на сумму 1 060 000 рублей. Суд апелляционной инстанции считает, что все существенные условия сторонами согласованы, соответственно, спорные поставки следует расценивать в качестве разовых сделок купли-продажи товара, в которых ООО "Юг-Бурение" выступал в качестве покупателя, а ООО "ТрансЭнергоОйл" - в качестве продавца.

Таким образом, отклоняется вывод суда первой инстанции о формальности составления договора и первичной документации.

Кроме того, заявителем был представлен акт результатов неразрушающего контроля от 10 декабря 2011 года, согласно которому отбраковано 7 скалок трубы бурильной УБТ 178х71 с дефектами в виде трещин в ниппельной и муфтовой частях (л.д.55 т.27).

25 октября 2011 года между ООО "ТрансЭнергоОйл" (поставщик) и ООО "Юг-Бурение" (покупатель) заключен договор поставки N 53, согласно которому поставщик обязуется поставить, а покупатель принять и оплатить дизельное топливо в объеме ориентировочно 180 тонн ежемесячно.

В качестве первичных документов заявителем представлены в налоговый орган счета-фактуры и товарные накладные за 2011 год на общую сумму 6 543 024,53 рублей, в том числе НДС - 998 088,40 рублей, за 2012 год на общую сумму 13 516 618,58 рублей, в том числе НДС - 2 061 660 рублей (л.д.20-133 т.25).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", действующего в спорный период, бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций.

В силу пункта 2 указанной статьи одной из основных задач бухгалтерского учета, в числе прочего, является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности.

Изложенное с учетом положений пункта 3 статьи 10 ГК РФ позволяет суду апелляционной инстанции прийти к выводу, что полнота и достоверность сведений, содержащихся в документах бухгалтерского учета, в отсутствие доказательств обратного, предполагается.

17 мая 2012 года между ООО "Сервис Трейд" (арендодатель) и ООО "Юг-Бурение" (арендатор) заключен договор аренды N 11, согласно которому арендодатель обязуется предоставить во временное владение и пользование буровое оборудование и инструменты, перечень которого указан в приложении N 1, а арендатор - своевременно вносить арендную плату и при прекращении договора возвратить оборудование в том со- стоянии, в котором оно было получено, с учетом нормального износа.

Стоимость арендной платы за оборудование в сутки составляет 409 065,88 рублей с учетом НДС. 17 мая 2012 года между сторонами договора составлен акт приема-передачи оборудования.

4 января 2013 года договор аренды N 11 от 17 мая 2012 года расторгнут (л.д.15-19 т.26).

Первичные документы подписаны от имени ООО "ТрансЭнергоОйл" директором Пономаревым Владимиром Геннадьевичем, от имени ООО "Сервис Трейд" директором Подшиваловой Татьяной Викторовной.

Апелляционный суд отклоняет довод о том, что организации ООО "ТрансЭнергоОйл" и ООО "Сервис Трейд" созданы по инициативе одного лица - Шелегейко Виталия Вячеславовича; Пономарев В.Г. и Подшивалова Т.В. зарегистрировали организации за вознаграждение по просьбе Шелегейко В.В., были номинальными руководителями, не имели отношения к финансово-хозяйственной деятельности ООО "ТрансЭнергоОйл" и ООО "Сервис Трейд" и не подписывали соответствующие первичные документы по поставке товара в адрес ООО "Юг-Бурение".

Довод заинтересованного лица о том, что поставка товара в адрес ООО "Юг-Бурение" от имени ООО "ТрансЭнергоОйл" и ООО "Сервис Трейд" фактически не производилась, отклоняется как неподтвержденный доказательствами.

В качестве первичных документов обществом в налоговый орган представлены счета-фактуры, акты оказания услуг за период с мая по декабрь 2012 года на общую сумму 91 221 691,24 рублей, в том числе НДС - 13 915 173,24 рублей (л.д.20-37 т.26). Документы, подтверждающие доставку противовыбросового оборудования (ПВО) от ООО "Сервис Трейд" (г.Волгоград) до места проведения бурильных работ в г.Усинск Республики Коми, заявителем не представлены.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции представитель заявителя пояснил, что перевозка бурильных труб, дизельного топлива и ПВО осуществлялась обществом с ограниченной ответственностью "Давекс".

С учетом указанных обстоятельств судом первой инстанции необоснованно и преждевременно сделан вывод об отсутствии доказательств, подтверждающих доставку бурильных труб, дизельного топлива от ООО "ТрансЭнергоОйл" (г.Волгоград) до места проведения бурильных работ ООО "Юг- Бурение" (Саратовская область) и доставку комплекта ПВО от ООО "Сервис Трейд" (г.Волгоград) до места проведения бурильных работ в г.Усинск Республика Коми.

Не принимаются в качестве доказательств вышеназванных обстоятельств следующие документы:

1) Протоколы допроса Пономарева В.Г. от 19.02.2014 и Подшиваловой Т.В. от 07.02.2014, полученные в рамках налоговой проверки, которые пояснили, что зарегистрировали, соответственно, ООО "ТрансЭнергоОйл" и ООО "Сервис Трейд" за вознаграждение по инициативе Шелегейко В.В., финансово-хозяйственную деятельность не осуществляли, договоры, счета-фактуры, товарные накладные по взаимоотношениям с ООО "Юг- Бурение" не подписывали, с Пастуховым И.С. не знакомы (л.д.86-96 т.10, л.д.107-117 т.6).

2) Протокол допроса Горкушенко (Подшиваловой) Т.В. от 26.02.2015, полученный в рамках уголовного дела N 509721, в котором она дала показания, аналогичные данным налоговому органу.

3) Заключение эксперта N 3531 от 23 апреля 2014 года, согласно которому подпись от имени Подшиваловой Т.В. в счетах-фактурах, актах оказания услуг, составленных по взаимоотношениям с ООО "Юг-Бурение", выполнены не Подшиваловой Т.В., а другим лицом (лицами).

4) Протокол допроса Шелегейко В.В. от 26.02.2015, полученный в рамках уголовного дела N 509721, в котором свидетель пояснил, что знаком с директором ООО "Юг-Бурение" Пастуховым И.С. примерно с 2005 года, с начала 2011 года по просьбе Пастухова И.С. стал оказывать ему услуги по обналичиванию денежных средств.

Отклоняется вывод суда первой инстанции как неподтвержденный надлежащими доказательствами, что Пастухов И.С. производил перечисление на расчетные счета организаций, подконтрольных Шелегейко В.В., - ООО "ТрансЭнергоОйл" и ООО "Сервис Трейд", денежные средства, которые Шелегейко В.В. снимал посредством чеков и возвращал Пастухову И.С. в наличной форме за минусом 6% вознаграждения.

Также не подтвержден довод заинтересованного лица о том, что Пастухов И.С. периодически привозил изготовленные им бухгалтерские документы (договоры, счета-фактуры, товарные накладные, акты) между ООО "Юг-Бурение" и ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд", согласно которым последние якобы поставляли буровые трубы, дизельное топливо, оказывали услуги по аренде противовыбросового оборудования.

Согласно п.п.2,3 ст.71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Апелляционный суд в результате проверки и оценки совокупности доказательств не принимает в качестве достоверного доказательства показания свидетеля Шелегейко В.В., данные им при допросе 26 февраля 2015 года по уголовному делу и при допросе в судебном заседании 27 февраля 2015 года, поскольку они не согласуются с иными доказательствами по делу.

Заинтересованное лицо в рамках мероприятий налогового контроля установило, что ООО "ТрансЭнерго-Ойл" и ООО "Сервис Трейд" в период совершения хозяйственных операций с заявителем не располагали имуществом, транспортными средствами, складскими помещениями, имели одного работника, в 2013 году были реорганизованы и стали недоступны для осуществления налогового контроля.

ООО "ТрансЭнергоОйл" реорганизовано 3 октября 2013 года в форме присоединения к ООО "Орион", которое с 23 октября 2013 года встало на учет в ИФНС N 31 по г.Москве, с момента постановки на учет бухгалтерскую и налоговую отчетность не представляет, по юридическому адресу отсутствует.

ООО "Сервис Трейд" реорганизовано 14 июня 2013 года, правопреемником является ООО "Прогресс".

27 июня 2013 года ООО "Прогресс" встало на учет в ИФНС N 31 по г.Москве, с момента постановки на учет бухгалтерскую и налоговую отчетность не представляет, по юридическому адресу отсутствует.

Однако из материалов дела следует, что между ООО "Юг-Бурение" и ООО "Сервис Трейд" заключен договор аренды N 11 от 17.05.2012.

По условиям договора арендодатель ООО "Сервис Трейд" предоставил во временное пользование противовыбросовое оборудование, комплекс по схеме ОП5 в 1 комплекте. Стоимость арендной платы составила 409 065,4 рублей в сутки.

Полученное по акту приема - передачи от 17.05.2012 оборудование использовалось заявителем при бурении скважин N 2003, 3000, 1001 на Западно-Хатаяхском месторождении по договору субподряда N 262 от 22.03.2012, заключенным с ООО "Р.С. -Бурение".

27 декабря 2013 года ИФНС N 11 по Волгоградской области направлено поручение N 21379 об истребовании документов у ООО "Р.С. Бурение" с целью подтверждения факта оказания услуг по бурению скважин.

05 февраля 2014 года ИФНС России N 34 по г. Москве N 42033 направило документы подтверждающие факт выполнения работ ООО "Юг-Бурение".

Исходя из анализа ИФНС N 11 по Волгоградской области в период с 17.05.2012 по 03.01.2013 г, общая стоимость аренды ПВО составило - 77 306 518 рублей без НДС. Оборудование находилось в аренде 232 суток, соответственно суточная стоимость аренды ПВО, по расчету ИФНС N 11, составляет 333 217,75 рубля. Данный вывод не соответствует материалам дела.

Согласно Приложения N 3 к Договору субподряда N 262 от 22.03.2012, указана стоимость предоставления ПВО Субподрядчиком, это 65 000 рублей в сутки без НДС. Между ООО "Юг-Бурение" и ООО "Сервис-Трейд" был заключен договор аренды оборудования, а не договор аренды ПВО, как ошибочно сделала вывод ИФНС N 11 по Волгоградской области, который был поддержан судом первой инстанции. В данном договоре аренды имеется перечень арендованного оборудования, состоящий из семи позиций, в том числе ПВО. Таким образом, стоимость аренды всего оборудования составила 333 000 руб в сутки без НДС, а не аренда только одного ПВО.

Согласно, пункта 3 Приложения N 9 к договору субподряда N 262 Субподрядчик обязан предоставить дополнительное оборудование для бурения скважин. Согласно пунктов 4,5,6,7 Таблицы N 1 Приложения N 3 к договору субподряда N 262 стоимость предоставления Субподрядчиком, данного дополнительного оборудования составила 347 тыс.руб. в сутки без НДС. Субподрядчик в свою очередь арендовал у ООО "Сервис-Трейд" данное оборудование за 333 тыс.руб в сутки без НДС (7 позиций), в том числе ПВО. Выводы налогового органа о завышенной цене аренды оборудования "ПВО" необоснованы и неподтверждены материалми дела. ООО "Юг-Бурение" действовало в пределах заключенных договоров, а выводы налогового органа о завышении цены на аренду ПВО, сделаны без надлежащих экспертиз и экономического обоснования специалистов, соответственно, являются предположениями.

Сам факт применения ПВО, как и его наличие - бесспорны, т.к. материалами дела подтверждено достижение результата работ с применением ПВО - пробурена нефтяная скважина, которая принята Заказчиком.

Согласно выпискам банков по расчетным счетам поставщиков ООО "Юг-Бурение" перечислило на расчетный счет ООО "Сервис Трейд" за аренду оборудования 91 221 600 рублей, которые с разницей в несколько дней перечислены на расчетный счет ООО "ТрансЭнергоОйл".

Денежные средства в размере 47 446 800 рублей сняты с расчетного счета ООО "ТрансЭнергоОйл" Пономаревым В.Г., Шелегейко В.В., Тыщенко О.А.

Согласно выписке банка по расчетному счету ООО "Сервис Трейд" денежные средства в размере 91 221 600 рублей перечислены ООО "ТрансЭнергоОйл" за аренду ПВО, что составляет 75% всех полученных денежных средств, остальные 25% - 29 341 950 рублей перечислены на пластиковые карточки Шелегейко В.В., Тыщенко О.А., Подшиваловой Т.В.

Согласно показаниям Пономарева В.Г., Подшиваловой Т.В. и Тыщенко О.А. (протокол допроса от 17.02.2014 в рамках налоговой проверки, протокол допроса от 26.02.2015 в рамках уголовного дела) снятые с расчетного счета денежные средства они передавали Шелегейко В.В., который, в свою очередь, пояснил, что денежные средства, поступившие от ООО "Юг-Бурение" за поставку бурильной трубы, дизтоплива и аренду ПВО, передавал Пастухову И.С. за вычетом вознаграждения.

Судебная коллегия отклоняет данный вывод суда первой инстанции как несостоятельный, поскольку, факт передачи денежных средств Пастухову И.С. в указанном размере, ни какими доказательствами не подтверждается. В связи с чем, не принимается апелляционным судом, как не относящийся к обстоятельствам по настоящему делу.

Таким образом, собранные по делу доказательства в их совокупности, а не по отдельности (протоколы допросов, выписки с расчетных счетов) не подтверждают вывод налогового органа о недоказанности наличия реальных хозяйственных отношений и недостоверности документов в отношении поставки бурильной трубы, дизельного топлива от ООО "ТрансЭнергоОйл", оказания услуг по аренде ПВО ООО "Сервис Трейд",

Как следует из материалов дела, 29 марта 2011 года между ООО "Юг-Бурение" и ООО "МСТА" заключен договор купли-продажи N 12, на основании которого ООО "Юг-Бурение" приобрело электростанцию стоимостью 852 000 рублей, в том числе НДС - 129 966,10 рублей, в подтверждение чего представлены счет-фактура N 12 от 31.03.2011 и товарная накладная N 12 от 31.03.2011 (л.д.41-42 т.26).

Оплата произведена платежным поручением от 30 марта 2011 года в сумме 852 000 рублей.

9 июня 2011 года между ООО "Юг-Бурение" и ООО "УниверсалГруп" заключен договор поставки N 32, согласно которому ООО "Юг-Бурение" приобрело оборудование (динамометр, вертлюг, клинья, спайдер) на общую сумму 3 000 000 рублей, в том числе НДС - 457 627,11 рублей, в подтверждение чего представлены счет-фактура N 176 от 14.06.2011 и товарная накладная N 176 от 14.06.2011 (л.д.9-14 т.26).

Оплата произведена платежным поручением от 16.09.2011 на сумму 2 600 000 рублей.

В отношении поставщиков ООО "МСТА" и ООО "УниверсалГрупп" налоговым органом установлено, что в период совершения сделок с ООО "Юг-Бурение" они не находились по юридическому адресу, указанному в учредительных документах, представляли "нулевую" налоговую отчетность, у организаций отсутствует какое-либо имущество, транспортные средства, складские помещения, в штате имеется один работник.

Первичные документы по поставке товара подписаны от имени ООО "МСТА" директором Тарасовой Оксаной Викторовной, которая при допросе в рамках налоговой проверки пояснила, что формально являлась директором организации по предложению мужчины по имени Александр, финансово-хозяйственной деятельностью не занималась, о поставке электростанции ничего не знает, с директором ООО "Юг-Бурение" Пастуховым И.С. не знакома (л.д.126-136 т.9).

Заключением эксперта N 3529 от 21 апреля 2014 года подтверждается, что подпись от имени Тарасовой О.В. в договоре купли-продажи N 12 от 29.03.2011 и приложении к нему, в счете-фактуре N 12 и товарной накладной N 12 от 31.03.2011 выполнены не Тарасовой Оксаной Викторовной, а другим лицом (л.д.60-63 т.9).

То, каким именно образом денежными средствами, перечисленными ООО "Юг-Бурение", распоряжалось ООО "МСТА", при неподтвержденности "обналичивания" денежных средств в интересах налогоплательщика-заявителя, о чем упомянуто выше в настоящем судебном акте, самостоятельного правового значения не имеет и не может быть расценено, как одно из доказательств вменяемого заявителю получения необоснованной налоговой выгоды.

Суд первой инстанции делает вывод о фиктивности взаимоотношений заявителя со спорными контрагентами - о фактическом отсутствии товара и использовании его в производственной деятельности, несмотря на то, что оборудование поставлено на баланс налогоплательщика, неоднократно предлагалось Инспекции обозреть имущество в натуре.

При этом судом оставлено без внимания следующее.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.01.2007 N 83-О-О, отмечается, что положения НК РФ, регулирующие порядок возмещения НДС, направлены на реализацию, а не на ограничение прав налогоплательщиков, их применение налоговыми органами и судами связано с казуальным толкованием, при котором учитываются фактические обстоятельства каждого конкретного дела.

Как неоднократно указывалось Конституционным Судом Российской Федерации, при рассмотрении налоговых споров суды должны исследовать все фактические обстоятельства дела, а не только формальные условия применения правовой нормы. В случае сомнений в правильности применения налогового законодательства арбитражные суды обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела юридически значимых обстоятельств, наличие иных документов, подтверждающих хозяйственные операции (Постановления от 28.10.1999 N 14-П, от 14.07.2003 N 12-П, Определения от 15.02.2005 N 93-О, от 28.05.2009 N 865-О-О, от 19.03.2009 N 571-О-О).

При этом Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 865-О-О касается рассмотрения судами доводов налогового органа о вовлечении в систему поставок и взаиморасчетов проверяемого налогоплательщика юридических лиц, не уплачивающих налоги и зарегистрированных по подложным или утерянным документам и по несуществующим адресам.

Следует принимать во внимание, что по смыслу статьи 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые в их исполнение финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете.

Кроме того, в деле о налоговом правонарушении первостепенное значение имеет сбор доказательств о конкретных хозяйственных проявлениях результатов сделок непосредственно в обороте самого налогоплательщика.

В случае ссылки налогового органа на неполноту, недостоверность и (или) противоречивость сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком документах, обязанность доказывания существования этих обстоятельств возлагается на налоговый орган (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.07.2007 N 2236/07, от 20.01.2009 N 2236/07).

Акт налоговой проверки должен соответствовать требованиям объективности, обоснованности, обеспечивать полноту вывода о несоответствии законодательству о налогах и сборах совершенных проверяемым лицом деяний (действий или бездействия). Каждый установленный в ходе проверки факт нарушения законодательства о налогах и сборах должен быть проверен полно и всесторонне, акт не должен содержать субъективных предположений проверяющих, не основанных на достаточных доказательствах (Требования к составлению акта налоговой проверки, утвержденные приказом Федеральной налоговой службы от 25.12.2006 N САЭ-3-06/892@, которые обязательны для исполнения налоговыми органами).

В настоящем деле выполнение налогоплательщиком формальных требований в части полноты представленного пакета документов налоговый орган не отрицает.

В соответствии с условиями договоров поставки ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд", ООО "МСТА", ООО "УниверсалГруп" обязуются поставить покупателю - ООО "Юг-Бурение", а покупатель принять и оплатить товар, при этом все поставки осуществлялись спорными контрагентами в 2011-2012г.г.

Местонахождение контрагентов по адресу госрегистрации, выяснялось налоговым органом в 2014 году, что подтверждается протоколами осмотра. При этом собственники помещений, расположенным по адресам государственной регистрации спорных юридических лиц, на момент заключения и исполнения сделки, налоговым органом не выяснялись и не допрашивались. Иного материалы проверки, представленные в материалы арбитражного дела, не содержат.

Между тем, отсутствие контрагента по юридическому адресу на момент проведения контрольных мероприятий не свидетельствует о его отсутствии и о неосуществлении им хозяйственной деятельности на момент совершения рассматриваемых сделок, не может служить безусловным основанием для вывода о недобросовестности налогоплательщика (с учетом его отсутствия во время проверки, то есть после осуществления хозяйственных операций).

Кроме того, делая выводы о ненахождении юридических лиц-контрагентов по юридическим адресам и нарушении тем самым требований законодательства, налоговый орган вместе с тем, не представляет доказательства того, что уполномоченным на то государственным органом (коим также является налоговый орган) принимаются меры по устранению данных грубых нарушений законодательства, в том числе путем исключения юридических лиц из Единого государственного реестра юридических лиц, путем подачи в суд исковых заявлений о ликвидации юридических лиц в порядке ст.61 ГК РФ.

Доводы инспекции об отсутствии у спорных контрагентов задекларированных материально-технической базы, персонала, о минимизации ими уплаты налогов, неисполнения налоговых обязанностях сами по себе не порочат сделки с их участием по налоговым последствиям для заявителя, кроме того, касаются оценки деятельности контрагентов, за действия и поведение которых общество не может нести ответственность.

Вопреки доводам инспекции, в обычаях коммерческой деятельности торговое посредничество не всегда требует наличия собственных основных и транспортных средств, складских помещений и значительного персонала, обычаями делового оборота установлены иные возможности для привлечения материальных ресурсов без регистрации их в уполномоченных органах - аренда, наем по гражданским договорам и т.п.

При этом, проявив должную осмотрительность, налогоплательщик проверил факт регистрации данных организаций в качестве юридического лица.

У общества не было оснований сомневаться в правоспособности указанных юридических лиц, поскольку у него имелись сведения о контрагентах и исполняемые с их стороны сделки.

Выводы налогового органа о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе контрагента с целью недопущения произвольного и расширительного толкования законодательных норм, ограничения прав налогоплательщика либо возложения на него не обусловленных законом и обычаями делового оборота обязанностей должны основываться на конкретных положениях законодательства и обычаях деловой практики, требующих от налогоплательщика выполнения тех или иных действий.

Налоговые обязательства, будучи прямым следствием деятельности в экономической сфере, неразрывно с нею связаны. Их возникновению, как правило, предшествует вступление лица в гражданские правоотношения, то есть налоговые обязательства базируются на гражданско-правовых отношениях либо тесно с ними связаны.

Между тем, заключая сделку (договор), налогоплательщик не может предвидеть, как при исполнении своих обязанностей будет вести себя контрагент в будущем, в том числе и в сфере налогообложения.

Каждый участник сделки осуществляет предпринимательскую деятельность самостоятельно на свой риск, несет свою долю налогового бремени. Разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (пункт 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

У налогоплательщика не имеется прав и возможности устанавливать те обстоятельства, которые могут быть выявлены налоговыми и правоохранительными органами (вызвать и получить объяснения у физического лица, провести экспертизу подлинности подписи на документе, получить информацию об уплате контрагентом налогов, их размере и прочее, в том числе из-за ограничения распространения такой информации, представляющей налоговую тайну). Налогоплательщики не должны и не вправе заниматься контролем за деятельностью других лиц.

В силу статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, а также недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела.

Ни обычаи делового оборота, ни НК РФ не обязывают законного представителя налогоплательщика-покупателя лично присутствовать при подписании контрагентом счета-фактуры. Пункт 2 статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации допускает заключение договора путем обмена самостоятельно подписанными документами.

Положения гражданского и налогового законодательства не обязывают налогоплательщика-покупателя проводить предварительную (до сделки) почерковедческую экспертизу подписей на документах контрагентов.

Кроме того, не исключается возможность заинтересованного лица в будущем отказаться от своей подписи в документах, если такое признание может быть использовано против него (разрешено статьей 51 Конституции Российской Федерации). Требование участником гражданского оборота у подписанта документов раскрытия своих персональных (в том числе паспортных) данных вступает в конфликт с законным правом физического лица - правообладателя их не представлять (статья 6 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных").

В силу Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О не на налогоплательщиков, а именно на налоговые органы возложена обязанность осуществлять контроль за исполнением налоговых обязательств и проверять добросовестность налогоплательщиков, а в случае выявления их недобросовестности обеспечивать охрану интересов государства.

Апелляционным судом отклоняется вывод суда первой инстанции о том, что при рассмотрении дела ООО "Юг-Бурение" не представлены достаточные доказательства того, что до заключения договоров оно убедилось в деловой репутации контрагентов, их платежеспособности, возможностей исполнения обязательства без риска, наличии у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта для поставки оборудования, наличии у лиц, действующих от имени организаций - поставщиков, полномочий на представление их интересов и подписание первичных документов.

В решении суда первой инстанции указано, что из протоколов допроса директора ООО "Юг-Бурение" Пастухова И.С. следует, что с руководителями ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд", ООО "МСТА", ООО "УниверсалГруп" руководитель налогоплательщика лично не встречался, по юридическому адресу поставщиков не был.

Инспекцией в ходе проверки в соответствии со статьей 90 НК РФ проведены допросы только учредители и руководители формальных и неформальных фирм - поставщиков, фактически только на их показаниях построено все решение суда первой инстанции,

Исходя из положений статей 90, 101 НК РФ, следует также принимать во внимание, что свидетельские показания, полученные в порядке статьи 90 НК РФ, служат только источником информации о каких-либо обстоятельствах и не могут являться единственным, безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении, доказательства в котором подлежат оценке в совокупности.

Следует отнестись критически к показаниям свидетелей о непричастности их к осуществлению предпринимательской деятельности, поскольку доказательств того, регистрация организаций производилась за вознаграждение в материалы дела не представлено.

Поскольку налоговым органом в ходе проверки установлено, что спорные контрагенты в проверяемом периоде (2011-2012г.г.) не в полном объеме отражали свои налоговые обязательства и не в полном объеме исполняли свои налоговые обязанности по уплате налогов, не исключено, что таким способом допрошенные лица хотят избежать ответственности за недостоверность сведений, отражаемых в налоговой и бухгалтерской отчетности, а также за неуплату налогов.

На основании полученных экспертных заключений налоговый орган пришел к выводу, сделки совершены при отсутствии волеизъявления юридического лица, что не соответствует требованиям пункта 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, и в силу статьи 168 Кодекса влечет ее ничтожность, поскольку от имени единоличного исполнительного органа выступало неустановленное лицо, не обладавшее полномочиями на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей общества.

Однако, то обстоятельство, что спорные счета-фактуры подписаны, по мнению инспекции, неустановленными лицами, а не руководителем контрагента, само по себе не может быть положено в обоснование отсутствия у подписавшего документ лица соответствующих полномочий, если инспекцией это не доказано (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.01.2007 N 11876/06).

То обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагентов общества оформлены за подписью ненадлежащего лица, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.06.2010 N 17684/09).

Несоответствие данных подписанта не порочит счет-фактуру как ничтожный документ, в случае, если не опровергнута реальность оформленной им хозяйственной операции по иным содержащимся в нем налогозначимым сведениям.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09).

Налоговый кодекс РФ не регулирует гражданско-правовые отношения, возникающие между контрагентами, и не предусматривает обязанность организации проводить почерковедческую экспертизу документов контрагентов.

Сами по себе выводы почерковедческого исследования не служат безусловным доказательством осведомленности налогоплательщика о подписании документов неполномочным лицом и игнорировании этого обстоятельства как известного ему.

Для признания налоговой выгоды необоснованной налоговому органу в части довода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности необходимо доказать, что налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ N 53).

Однако, таких доказательств налоговым органом в настоящем деле не представлено.

Кроме того, суд отмечает, что направлением и следствием схем неправомерного получения налоговых выгод является получение недобросовестным налогоплательщиком незаконного обогащения за счет бюджета при условии нереальности (ввиду не проведения либо возврата в результате кругового оборота) его собственных денежных декларируемых затрат, чего в настоящем деле налоговым органом не установлено.

Кругового движения и обналичивания денежных средств налогоплательщиком, в результате чего выявился бы возврат в его адрес ранее направленных денежных средств либо перевод в наличную форму средств со счета в банке с целью их исключения из-под налогового контроля по вышеуказанным контрагентам, налоговым органом не доказано.

Замечания налогового органа относительно оценки деятельности поставщиков второго звена неосновательны, поскольку заявитель хозяйственных операций с ними не осуществлял и не может нести ответственности за данных неподконтрольных ему лиц.

Кроме того, оценивая обстоятельства настоящего спора с позиции получения необоснованных налоговых выгод, следует отметить следующее.

В налоговом споре налоговый орган не может только ставить под сомнение налогооблагаемую сделку, ссылаясь на не проявление налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе контрагента, а должен доказать нереальность такой сделки ввиду отсутствия товарно-денежного оборота и ее номинальное оформление, имитацию с единственной целью получения незаконных налоговых выгод и налоговой экономии.

Предъявляя налоговые претензии, налоговый орган должен исходить не из предполагаемого, а убедительного и доказательственного утверждения.

В настоящем же споре инспекция, констатировав отдельные обстоятельства, не исследовала вопрос об использовании (неиспользовании) приобретенных товаров (работ, услуг) для осуществления облагаемых НДС операций, о необходимом объеме таких товаров. Были проведены многочисленные почерковедческие экспертизы, однако ни технической экспертизы, ни экспертизы проверки технико-экономической обоснованности приобретения товаров налоговым органом и судом первой инстанции проведено не было. В данном случае налоговый орган ссылается лишь на инструкции и ГОСТы, без детального изучения (с помощью специалистов) характера производственной деятельности. Показания директора Пастухова И.С. во внимание также не были приняты, несмотря на наличие у него специального профильного образования.

Вместе с тем, судом установлено, что товарно-материальные ценности в наименованиях, количестве, датах и стоимости, указанных в документах от названных поставщиков, фактически обществом получены, частично оплачены, оприходованы и в дальнейшем использованы в производственной деятельности, которые в свою очередь использованы в налогооблагаемых операциях.

Налоговым органом и судом в оспариваемом решении налогоплательщику вменяется создание искусственной ситуации в целях извлечения необоснованной налоговой выгоды, которая выражается в создании искусственной ситуации по приобретению товара, использованного в производственной деятельности.

Указанные выводы налоговым органом сделаны в связи с тем, что ни налогоплательщиком, ни его контрагентами в ходе проверки не были представлены документы, подтверждающие перемещение товара, подвергнуты критике первичные документы, подтверждающие факт списания трубы.

Как следует из материалов дела, спорные хозяйственные операции выполнялись в рамках соответствующих договоров, заключенных налогоплательщиком с ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд"; ООО "МСТА", ООО "УниверсалГруп".:

Указанные договоры заключены в соответствии с требованиями ст. ст. 506, 509, 510 ГК РФ и Инструкциями Госарбитража "О порядке приемки продукции ПТН и товаров НП по количеству", утв. Постановлением Госарбитража при СМ СССР от 15.06.65 г. N П-6, а также Инструкции Госарбитража "О порядке приемки продукции ПТН и товаров НП по качеству" утв. Постановление Госарбитража при СМ СССР от 25.04.66 г. N П-7 с последующими изменениями и дополнениями.

Кроме того, отсутствие ТТН у налогоплательщика само по себе не доказывает отсутствия факта поставки.

Таким образом, налогоплательщиком для целей налогообложения учтены операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом, обусловленные разумными экономическими причинами и целями делового характера.

Виновных, умышленных действий налогоплательщика, злоупотребления им правом и признаков недобросовестности при получении налоговой выгоды, определяемых с учетом совокупности критериев, приведенных в Постановлении Пленума ВАС РФ N 53, инспекцией не доказано, как и направленности деятельности заявителя и групповой согласованности его действий с контрагентами на получение необоснованной налоговой выгоды.

Соответственно, формальных нарушений условий п. п. 1, 2, 5, 6 ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, влекущих за собой отказ налогоплательщику в праве на получение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, не установлено.

При этом суд апелляционной инстанции, оценивая имеющиеся в деле доказательства, как в отдельности, так и в их совокупности, учитывает правовую позицию, изложенную в абз. 3 п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" считает подлежащим удовлетворению требования ООО "Юг-Бурение" о признании недействительным оспариваемого решения в части начисления налога на добавленную стоимость, налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафов.

Налоговым органом, в данном случае, в нарушение ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлены доказательства, ни вмененного налогоплательщику-заявителю получения необоснованной налоговой выгоды (как в форме умысла путем создания формального документооборота, так и в форме неосторожности путем не проявления должной осмотрительности при выборе контрагента), ни факта согласованности действий с ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд", ООО "МСТА", ООО "УниверсалГруп" в целях "обналичивания" денежных средств в интересах налогоплательщика-заявителя, ни факта отсутствия возможности выполнения работ силами привлеченной субподрядной организации, с привлечением для этого, сил и средств сторонних организаций (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

Налоговым органом не доказано отсутствие реальности совершения заявителем финансово-хозяйственных операций с ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд", ООО "МСТА", ООО "УниверсалГруп" (п. 3, 4 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

Все финансово-хозяйственные операции, совершенные заявителем с контрагентами, отражены в учете заявителя, произведенные организацией-контрагентом работы оприходованы и использованы для целей предпринимательской деятельности, получена прибыль в результате сдачи итогов работ организациям-заказчикам).

При этом следует исходить из того, что ООО "Юг-Бурение" проявило должную осмотрительность при выборе организации-контрагента, в целях выполнения последней.

Невозможность реального осуществления обществом с ограниченной ответственностью "Юг-Бурение" бурильных работ, налоговым органом не доказана, о чем, сказано выше, в настоящем судебном акте, равно как, не доказано, что соответствующие работы были выполнены силами и средствами заявителя, либо с привлечением сил иных субподрядных организаций (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53)

МРИ ФНС России N 11 по Волгоградской области в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, приведено лишь, описание расчетов ООО "Юг-Бурение", с ООО "Эталон-Профит", ООО "ТрансЭнергоОйл", ООО "Сервис Трейд", ООО "МСТА", ООО "УниверсалГруп", однако, не установлено согласованности финансовых операций, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, а, соответствующие выводы сделаны на основе предположений, - что является неправомерным, исходя из условий п. 6 ст. 108 Налогового кодекса Российской Федерации;

- какого-либо сокрытия в целях налогообложения выручки, полученной ООО "Юг-Бурение", в результате оказания подрядных работ, налоговым органом не установлено; факт реального несения расходов посредством перечисления заявителем денежных средств на расчетные счета организаций - МРИ ФНС России N 11 по Волгоградской области не оспаривается.

Ссылку налогового органа на преюдициальное значение при установлении факта получения обществом необоснованной налоговой выгоды, наличие возбужденного уголовного дела в отношении руководителя налогоплательщика, суд апелляционной инстанции находит несостоятельной, поскольку она не порождает оснований освобождения налогового органа от доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности ООО "Юг-Бурение" и законности решения, оспариваемого в рамках настоящего дела, в котором содержится вывод об этом.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит основания для удовлетворения требования ООО "Импульс" о признании недействительным оспариваемого решения в части начисления налога на добавленную стоимость, налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафов и отмены состоявшегося по делу судебного акта в обжалованной части.

Руководствуясь статьями 110, 268 (ч.5) - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 27 февраля 2015 года по делу N А12-38611/2014 в обжалованной части отменить, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Импульс" удовлетворить.

Признать недействительным решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области N 15.5883в от 30 июня 2014 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль за 2011 год в сумме 169 680 рублей и за 2012 год в сумме 18 687 824 рублей, налога на добавленную стоимость за 2011 год в сумме 4 651 245 рублей и за 2012 год в сумме 15 976 833 рублей, соответствующих пеней и штрафов.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области (400080, г. Волгоград, ул. Командира Рудь, 3 А, ИНН 3448202020, ОГРН 1043400590001) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Импульс" (117463, г. Москва, проезд Карамзина, 9, 2, ИНН 3447029693, ОГРН 1103461005625) судебные расходы в размере 2000 рублей 00 копеек понесенные в связи с уплатой государственной пошлины за рассмотрение дела в суде первой инстанции.

Арбитражному суду Волгоградской области выдать исполнительный лист.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Поволжского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме, через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий

М.Г. Цуцкова

 

Судьи

С.А. Кузьмичев
А.В. Смирников

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А12-38611/2014


Истец: ООО "Юг-Бурение"

Ответчик: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области

Третье лицо: ИФНС России N 28 по г. Москве