Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 29 января 2004 г. Дело "Кормачева (Kormacheva) против Российской Федерации" (жалоба N 53084/99) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Кормачева (Kormacheva)
против Российской Федерации"
(жалоба N 53084/99)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 29 января 2004 г.

 

По делу "Кормачева против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х. Розакиса, Председателя Палаты,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

Э. Левитса,

А. Ковлера,

В. Загребельского,

Э. Штейнер, судей,

а также при участии С. Нильсена, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 8 января 2004 г.,

принял следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой (N 53084/99), поданной 25 октября 1999 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданкой России Татьяной Ахунбековной Кормачевой (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены своим Уполномоченным при Европейском Суде по правам человека П. А. Лаптевым.

3. Заявитель жаловалась на основании статей 6 и 13 Конвенции на длительность судебного разбирательства по инициированному ею гражданскому делу и на отсутствие эффективных средств правовой защиты в связи с этим.

4. Жалоба была направлена на рассмотрение в Первую секцию Европейского Суда (пункт 1 Правила 52 Регламента Суда). В рамках этой Секции была сформирована Палата, в соответствии с пунктом 1 Правила 26 Регламента, для рассмотрения данного дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

5. 1 ноября 2001 г. Европейский Суд изменил состав своих Секций (пункт 1 Правила 25 Регламента). Данное дело было передано на рассмотрение заново составленной Первой секции (пункт 1 Правила 52 Регламента).

6. Решением от 6 мая 2003 г. Европейский Суд объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.

7. Власти Российской Федерации представили свои доводы по существу дела, чего заявитель не сделала (пункт 1 Правила 59 Регламента). Поскольку Палата приняла решение, предварительно проведя консультации со сторонами, о том, что проведение устных слушаний не требуется (пункт 3 Правила 59 Регламента in fine), заявитель в письменном виде представила свои комментарии к доводам властей Российской Федерации.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

8. Заявитель родилась в 1952 г. и проживает в г. Гусь-Хрустальный Владимирской области.

9. До своего переезда в г. Гусь-Хрустальный заявитель проживала и работала в поселке Мыс Шмидта на Чукотке - дальневосточная территория, находящаяся недалеко от Аляски.

10. 31 октября 1996 г. заявитель подала в Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа иск против своего прежнего работодателя, местной торговой конторы. Она требовала, чтобы ответчик ей выплатил задолженности по отпускным, выходному пособию и выплате заработной платы, а также надлежащим образом оформил ее увольнение.

11. В связи с отсутствием судебного разбирательства по делу в 1997-1999 гг. заявитель направила несколько жалоб на Шмидтовский районный суд в вышестоящие судебные и иные органы.

12. 18 апреля 1997 г. председатель Квалификационной коллегии судей Чукотского автономного округа (далее - Квалификационная коллегия судей) запросил председателя Шмидтовского районного суда проинформировать его, почему суд так долго рассматривает дело заявителя и когда дело будет слушаться.

13. 24 июля 1997 г. председатель Чукотского окружного суда потребовал от председателя Шмидтовского районного суда начать рассмотрение дела, назначить дату слушаний и проинформировать заявителя о дате слушаний до 20 августа 1997 г.

14. 1 августа 1997 г. председатель судебной коллегии по гражданским делам Чукотского окружного суда направил жалобу заявителя председателю Шмидтовского районного суда. Он попросил проинформировать его и заявителя о ходе рассмотрения дела до 25 августа 1997 г.

15. 13 марта 1998 г. председатель Чукотского окружного суда запросил председателя Шмидтовского районного суда проинформировать заявителя до 15 апреля 1998 г. о дате слушаний по ее делу. Он также проинформировал заявителя о том, что Чукотский окружной суд сам не может рассмотреть ее дело, поскольку у него имеется нехватка сотрудников. Председатель Чукотского окружного суда отметил, что его предыдущие запросы в Шмидтовский районный суд остались без ответов.

16. 30 марта 1998 г. Председатель Высшей квалификационной коллегии судей попросил председателя Чукотского окружного суда провести расследование  по жалобе заявителя и в случае необходимости принять меры.

17. 20 апреля 1998 г. председатель Чукотского окружного суда запросил председателя Шмидтовского районного суда проинформировать его до 20 мая 1998 г. о ходе рассмотрения дела заявителя. Он отметил, что председатель Шмидтовского районного суда не ответил на предыдущие запросы Чукотского окружного суда об ускорении хода рассмотрения дела заявителя. Он также предупредил председателя Шмидтовского районного суда, что ему придется обратиться в Квалификационную коллегию судей, если задержка будет продолжаться.

18. 18 мая 1998 г. Шмидтовский районный суд выдал судебное поручение, которым он просил суд Москвы* допросить заявителя. Суд Москвы не смог исполнить это поручение, поскольку заявитель не проинформировала суды об изменении ее адреса.

19. 7 июля 1998 г. председатель Чукотского окружного суда проинформировал заявителя о том, что ее дело не может быть рассмотрено, поскольку Шмидтовский районный суд недоукомплектован судьями и перезагружен работой.

20. 4 августа 1998 г. новый председатель Окружной квалификационной коллегии судей попросила председателя Шмидтовского районного суда направить ей до 1 октября 1998 г. копии процессуальных документов по делу заявителя. Председатель с неудовлетворением отметила, что Шмидтовский районный суд проигнорировал предыдущие жалобы заявителя и запросы коллегии. Она также проинформировала заявителя о том, что с июля 1997 г. Шмидтовский районный суд недоукомплектован и что согласно российскому законодательству нельзя подать иск в отношении суда или отдельного судьи за ущерб, причиненный в результате задержки разбирательства по делу.

21. 13 января 1999 г. председатель Окружной квалификационной коллегии судей запросила председателя Шмидтовского районного суда проинформировать коллегию и заявителя до 10 февраля 1999 г. о продвижениях в рассмотрении дела. Она также попросила председателя Шмидтовского районного суда представить копии процессуальных документов, которые бы свидетельствовали о том, что судья, ведущий дело заявителя, подготовил дело к слушанию. Она также проинформировала заявителя о том, что вызвать председателя Шмидтовского районного суда в столицу округа невозможно, поскольку Мыс Шмидта находится очень далеко от столицы и поскольку Квалификационная коллегия судей не получает финансирование на эти цели.

22. 15 февраля 1999 г. заместитель председателя Окружной квалификационной коллегии судей отметил, что председатель Шмидтовского районного суда все еще не проинформировал заявителя о продвижении в рассмотрении ее дела, несмотря на сделанные запросы. Заместитель председателя Окружной квалификационной коллегии судей потребовал, чтобы председатель Шмидтовского районного суда незамедлительно предоставил заявителю информацию об этом.

23. 12 апреля 1999 г. председатель Окружной квалификационной коллегии судей проинформировала заявителя о том, что коллегия намерена посетить Шмидтовский районный суд, поскольку имелось множество жалоб на его бездействие. Поездка была намечена на май-июнь 1999 г. при условии, что у коллегии будет на то достаточно средств.

24. 26 апреля 1999 г. председатель Высшей квалификационной коллегии судей запросил председателя Чукотского окружного суда заверить жалобы заявителя и передать их в Окружную квалификационную коллегию в случае, если они окажутся обоснованными.

25. 3 июня 1999 г. Шмидтовский районный суд вынес первое решение по делу заявителя, которым он удовлетворил ее иск. Ответчик подал кассационную жалобу на это решение.

26. 12 июля 1999 г. председатель Высшей квалификационной коллегии судей запросил председателя Чукотского окружного суда до 1 сентября 1999 г. провести расследование деятельности председателя Шмидтовского районного суда.

27. 18 августа 1999 г. председатель Окружной квалификационной коллегии судей проинформировала заявителя о том, что коллегия проведет расследование деятельности председателя Шмидтовского районного суда.

28. 23 декабря 1999 г. Чукотский окружной суд удовлетворил кассационную жалобу ответчика и направил дело в Шмидтовский районный суд на новое рассмотрение.

29. 3 апреля 2000 г. Окружная квалификационная коллегия судей официально сделала выговор судье Шмидтовского районного суда, ответственного за ведение дела заявителя, ввиду нарушений норм процессуального права. Коллегия предупредила судью, что он может быть лишен права занимать свою должность в случае повторного нарушения.

30. 16 марта 2001 г. Шмидтовский районный суд частично удовлетворил иск заявителя.

31. 21 мая 2001 г. прокурор Шмидтовского района в интересах ответчика принес кассационный протест на вынесенное решение.

32. 11 октября 2001 г. Чукотский окружной суд отменил решение Шмидтовского районного суда от 16 марта 2001 г. и направил дело на новое рассмотрение.

33. Между тем 23 октября 2002 г. заявитель потребовала присуждения ей суммы в размере 200 000 руб. за счет Шмидтовского районного суда в качестве компенсации за задержки в ходе рассмотрения ее дела. 10 ноября 2002 г. Шмидтовский районный суд выделил данное требование в отдельное производство.

34. 14 ноября 2002 г. Шмидтовский районный суд частично удовлетворил исковые требования заявителя.

35. 2 апреля 2003 г. заявитель подала кассационную жалобу на это решение.

36. 15 мая 2003 г. Чукотский окружной суд частично отменил ранее вынесенное решение и вынес новое постановление, согласно которому требования заявителя были частично удовлетворены.

37. 27 июня 2003 г. Шмидтовский районный суд закрыл производство в отношении ущерба, причиненного в результате судебных задержек. Суд пришел к выводу, что законодательно не закреплен порядок рассмотрения такого рода исков.

38. 2 октября 2003 г. Чукотский окружной суд отменил вышеуказанное решение на том основании, что Шмидтовский районный суд не должен был рассматривать иск, поданный против него же. Данное разбирательство все еще продолжается.

39. В ходе судебного разбирательства по ее делу заявитель также подала ряд жалоб Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, министру юстиции Российской Федерации, в Правительство Российской Федерации, в парламент и Конституционный Суд Российской Федерации. Указанные официальные лица и органы либо переправляли жалобы заявителя в судебные органы Чукотского автономного округа, либо рекомендовали заявителю сделать это самой.

 

II. Применимое национальное законодательство

 

А. Процессуальные сроки

 

40. В соответствии со статьей 99 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г., действовавшего во время событий, подготовка гражданских дел к судебному разбирательству должна была проводиться в семидневный срок со дня подачи искового заявления. Если процессуальные стороны не находятся в одном городе или на одной территории, дела, вытекающие из трудовых правоотношений, должны рассматриваться судом первой инстанции не позднее 20 дней.

41. В соответствии со статьей 284.1 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г. суд кассационной инстанции должен рассмотреть поступившую кассационную жалобу в десятидневный срок со дня ее поступления.

 

В. Квалификационные коллегии судей

 

42. Статья 18 Федерального закона "О статусе судей в Российской Федерации" от 26 июня 1992 г., действовавшего на момент событий, учреждала Высшую квалификационную коллегию судей и квалификационные коллегии судов субъектов Российской Федерации. Квалификационные коллегии имеют право отбирать кандидатов на должности судей, приостанавливать и прекращать полномочия судей, обеспечивать неприкосновенность судей и удостоверять профессиональные способности судей. Порядок функционирования и особые полномочия квалификационных коллегий судей должны были определяться специальными положениями.

43. 13 мая 1993 г. парламент России принял "Положение о квалификационных коллегиях судей". Указанное положение оставалось в силе до 14 марта 2002 г., когда по этому же предмету регулирования было принято новое положение. Согласно статье 12 Положения квалификационные коллегии имели право:

"5) ...принимает решение по вопросам, связанным с возбуждением в отношении судьи уголовного дела, привлечением его к уголовной ответственности, заключением под стражу или приводом судьи;

6) предупреждает судью о необходимости прекращения деятельности, несовместимой с его должностью, принимает решение о приостановлении или прекращении полномочий судьи, прекращении отставки судьи по основаниям, предусмотренным [законодательством];

7) рассматривает жалобы и представления на действия либо бездействие судьи, умаляющие авторитет судебной власти..."

44. Согласно статье 14 Положения квалификационные коллегии судей могли получать информацию, необходимую для обеспечения их деятельности, от председателей судов и иных судей, от правоохранительных и прочих государственных органов, от общественных организаций и должностных лиц.

45. Согласно статье 15 Положения, если жалоба, поданная в квалификационную коллегию судей, находится в ее компетенции, коллегия должна рассмотреть такую жалобу в течение 30 дней. В течение трех дней после вынесения коллегией решения выписка из него должна быть направлена заинтересованным сторонам.

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

 

46. Заявитель жаловалась на то, что длительность судебного разбирательства по ее делу не соответствовала требованию "разумного срока", установленному в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который гласит:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом..."

47. Власти Российской Федерации с этим не согласились.

48. В настоящем деле период времени, который следует рассматривать, начинается не тогда, когда иск был подан в соответствующий суд 31 октября 1996 г., а 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении России. Однако для установления обоснованности рассматриваемого срока судебного разбирательства следует принимать во внимание стадию рассмотрения дела на тот момент (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Билли против Италии" (Billi v. Italy) от 26 февраля 1993 г., Series А, N 257-G, § 16). Судебное разбирательство было завершено 15 мая 2003 г. с вынесением решения Чукотским окружным судом. Таким образом, оно длилось в целом 6 лет, 6 месяцев и 15 дней, из которых 5 лет и 10 дней подпадают в компетенцию Европейского Суда ratione temporis. За это время суды первой и кассационной инстанций рассматривали дело трижды каждый.

 

А. Доводы сторон

 

1. Власти Российской Федерации

49. Власти Российской Федерации утверждали, что длительность судебного разбирательства была объективно обоснованной по следующим причинам.

Во-первых, Шмидтовский районный суд расположен на Дальнем Востоке России, то есть очень далеко от г. Гусь-Хрустальный - места, где проживает заявитель. Таким образом, у суда занимает длительное время разрешение различных процессуальных вопросов, например, получение доказательств от заявителя, уведомление ее о предстоящих слушаниях или получение уведомлений и вручение заявителю судебных поручений.

Во-вторых, в ходе работы суд сталкивался с практическими сложностями. Длительное время суд был недоукомплектован сотрудниками. С 1998 г. здание суда находится в аварийном состоянии, и слушания проводятся в зале заседаний местной администрации. Зимой 2000 г. здание суда не отапливалось.

В-третьих, действия заявителя сами способствовали удлинению судебного разбирательства. Она своевременно не представила копию своей трудовой книжки, которая являлась важным доказательством по делу. Она не уведомила суд о смене своего адреса.

2. Заявитель

50. Заявитель не согласилась с доводами властей Российской Федерации. По ее мнению, расстояние между местом расположения суда и местом ее жительства не оправдывает длительность разбирательства. Согласно ее расчетам, письма с Чукотки обычно приходили во Владимирскую область через 20 дней. Таким образом, если бы суд высылал ей все процессуальные запросы вовремя, он бы смог вынести решение в течение шести месяцев. Более того, в 1996-1997 гг. суд был полностью укомплектован и не страдал от природных условий. Судебное поручение, которым Шмидтовский районный суд просил суд Москвы допросить заявителя, не могло быть исполнено, поскольку в нем содержалась ошибка в ее адресе. Наконец, разбирательство по ее делу было неприемлемо долгим, поскольку для нее было практически невозможно найти новую работу до тех пор, пока в ее трудовую книжку не будет внесена запись о ее увольнении с предыдущей работы.

В. Мнение Европейского Суда

 

51. Европейский Суд напомнил, что обоснованность срока судебного разбирательства может быть оценена в свете обстоятельств дела и с учетом критериев, установленных его прецедентной практикой, в частности, сложности дела, действий заявителя и соответствующих органов власти и значимости рассматриваемого вопроса для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, § 43).

52. Европейский Суд отметил, что иск заявителя касался обычного спора из трудовых отношений. Следовательно, данное дело не было особенно сложным.

53. Что касается действий заявителя, Европейский Суд не счел установленным то, что они могли бы оправдать длительность судебного разбирательства.

54. Что касается действий судебных органов, Европейский Суд напомнил, что Высокие Договаривающиеся Стороны организуют свои правовые системы таким образом, чтобы их суды каждому гарантировали право на вынесение окончательного решения в разумный срок при определении их гражданских прав и обязанностей (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции", § 45). То, каким образом государства обеспечивают работу механизма, соответствующего этому требованию - либо посредством увеличения числа судей, либо автоматическими сроками подачи исков и инструкциями, либо иным образом - остается на усмотрение государств. Если государство допускает продолжение судебного разбирательства вне пределов "разумного срока", предусмотренных статьей 6 Конвенции, не предпринимая никаких действий по недопущению этого, оно несет ответственность за образующуюся задержку (см. Постановление Европейского Суда по делу "Прайс и Лоу против Соединенного Королевства" (Price and Lowe v. United Kingdom) от 29 июля 2003 г., жалобы NN 43185/98 и 43186/98, § 23).

55. В своем меморандуме власти Российской Федерации указывали, в основном, на такие объективные сложности, с которыми столкнулся Шмидтовский районный суд, как недоукомплектованность, плохое техническое состояние здания суда и географическая отдаленность. Европейский Суд счел, что такие сложности не могут освободить государство от обеспечения того, чтобы судебное разбирательство было проведено в разумный срок.

56. Далее, Европейский Суд напомнил, что трудовые споры по своей сути требуют быстрого разрешения (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Обермайстер против Австрии" (Obermeister v. Austria) от 28 июня 1990 г., Series А, N 179, § 72). Дело заявителя касалось, inter alia, формализации ее увольнения, без которой она имела серьезные трудности при поиске новой работы. Европейский Суд пришел к выводу, что заявитель была сама лично заинтересована в обеспечении скорого вынесения судебного решения по ее делу.

57. Принимая во внимание указанное выше и тот факт, что дело рассматривалось в течение более пяти лет, Европейский Суд пришел к выводу, что упоминавшиеся выше доводы являются достаточными, чтобы прийти к выводу, что дело заявителя не было рассмотрено в разумный срок. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

II. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

 

58. Заявитель также жаловалась на то, что в России у нее не было эффективных средств правовой защиты в отношении чрезмерного срока судебного разбирательства по ее делу. Она ссылалась на статью 13 Конвенции, которая гласит:

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

59. Власти Российской Федерации не согласились с этим доводом. Они утверждали, что когда заявитель подала жалобы в вышестоящие судебные органы, эти органы призвали Шмидтовский районный суд ускорить разбирательство по делу.

60. Европейский Суд напомнил, что статья 13 Конвенции гарантирует наличие эффективных средств правовой защиты во внутринациональных органах в отношении предполагаемого нарушения требования о рассмотрении дела в разумный срок в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kud"a v. Poland), жалоба N 30210/96, ECHR 2000-XI, § 156).

61. Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации, однако, не указали, каким образом, если это вообще возможно, заявитель могла получить средство правовой защиты - превентивное или компенсационное - при подаче жалобы в вышестоящий судебный или иной орган. Не уточнялось, что это средство правовой защиты могло способствовать ускорению рассмотрения дела заявителя или предоставить ей адекватную компенсацию за уже произошедшие задержки. Власти Российской Федерации не привели также примеров из национальной правоприменительной практики, которая бы демонстрировала, что при использовании указанных средств заявитель могла получить такое средство правовой защиты (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Кудла против Польши", § 159).

62. Верно, что бесчисленные жалобы в судебные органы в конечном счете привели к вынесению решения Окружной квалификационной коллегии судей от 3 апреля 2000 г., согласно которому судье, ответственному за рассмотрение дела, был официально объявлен выговор. Но Европейский Суд не счел, что данная специфическая процедура является эффективным средством правовой защиты в отношении длительности судебного разбирательства по смыслу статьи 13 Конвенции. Прежде всего, жалоба заявителя в Квалификационную коллегию судей была не более чем информацией, поданной в надзорный орган, с просьбой использовать свои полномочия в случае, если это будет необходимо. Эти полномочия могут осуществляться точно так же и без инициативы со стороны заявителя. Когда подается такая жалоба, коллегия лишь обязана предпринять меры в отношении судьи, против которого подана жалоба, если она не расценит жалобу в качестве явно необоснованной. Когда инициируется разбирательство, они касаются лишь коллегии и судьи, в то время как лицо, подавшее жалобу, не является стороной этого разбирательства. Действие любого принятого решения касается лишь личного положения соответствующего судьи, но оно не будет иметь прямых незамедлительных последствий для разбирательства, послужившего основанием жалобы (см., mutatis mutandis, Решение Европейской Комиссии по делу "Каррер, Фухс и Кодринья против Австрии" (Karrer, Fuchs and Kodrinja v. Austria) от 5 декабря 1978 г., DR 14, р. 51).

63. Наконец, Европейский Суд не усмотрел никаких указаний на то, что в результате разбирательства, инициированного заявителем против Шмидтовского районного суда 23 октября 2003 г., она имела возможность получить существенную компенсацию.

64. Соответственно, Европейский Суд пришел к выводу, что в настоящем деле имеет место нарушение статьи 13 Конвенции в отношении того, что заявитель не имела внутренних средств правовой защиты для осуществления ее права на "разбирательство по делу в разумный срок", гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

 

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

65. Статья 41 Конвенции гласит:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

А. Ущерб

 

66. Заявитель потребовала возместить ей материальный ущерб по нескольким пунктам, включая предположительно не выплаченный ей при увольнении заработок, составляющий приблизительно 2 058 326,1 российских рублей. Она просила Европейский Суд признать дату вынесения окончательного решения по ее делу датой ее увольнения с работы.

67. Власти Российской Федерации особо не высказали своих замечаний в отношении требуемых сумм, но отметили, что Европейский Суд должен ограничить присуждаемую сумму, если таковая будет, пределами разумного.

68. Европейский Суд не усмотрел какой-либо причинно-следственной связи между установленным нарушением и предполагаемым материальным ущербом. Таким образом, он отклонил это требование.

69. Заявитель потребовала присудить ей 50 000 евро в отношении морального вреда. Она утверждала, что если бы Шмидтовский районный суд вынес справедливое и своевременное решение, то ей бы не пришлось эти годы жить в нищете.

70. Власти Российской Федерации утверждали, что если Европейский Суд признает факт нарушения Конвенции, это само по себе будет достаточной справедливой компенсацией.

71. Европейский Суд установил в настоящем деле, что было бы разумно полагать, что заявитель пострадала от горя и разочарований, причиненных в результате необоснованной длительности судебного разбирательства. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 3000 евро в этом отношении.

В. Судебные расходы и издержки

 

72. Заявитель также потребовала присудить ей 1965 руб. в качестве компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в национальных судах, и 7461 руб. - в Европейском Суде.

73. Власти Российской Федерации не высказали конкретных замечаний по этому поводу.

74. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек лишь в той мере, в какой было показано, что они были действительными понесенными по необходимости и были разумными в своем размере. В настоящем деле, принимая во внимание представленную информацию и указанные выше критерии, Европейский Суд счел разумным присудить сумму в размере 200 евро в отношении компенсации всех расходов.

С. Процентная ставка при просрочке платежей

 

75. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На этих основаниях Суд единогласно:

 

1) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

3) постановил:

а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в трехмесячный срок после вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы:

i) 3000 (три тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда;

ii) 200 (двести) евро в качестве компенсации судебных издержек и расходов;

b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 24 июля 2003 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

 

заместитель Секретаря Секции Суда

С. Нильсен

 

Председатель Палаты

Х. Розакис

 

______________________________

* Так в тексте Постановления.- Примеч. перев.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Удовлетворены требования заявителя по делу "Кормачева против Российской Федерации". Суд признал в отношении нее нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на судебное разбирательство дела в разумный срок, а также нарушение ст. 13 Конвенции, предусматривающей право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе в случае нарушения прав и свобод.

Заявитель требовала от организации выплаты задолженности по отпускным, выходному пособию и заработной плате, а также правильного оформления ее увольнения. Суд установил, что дело заявителя длилось в российских судах в целом 6 лет, 6 месяцев и 15 дней, из которых 5 лет и 10 дней подпадают в компетенцию Европейского Суда. За это время суды первой и кассационной инстанций рассматривали дело трижды каждый.

При этом было отмечено, что иск заявителя касался обычного спора из трудовых отношений, поэтому данное дело не было сложным, а трудовые споры по своей сути требуют быстрого разрешения.

Европейский Суд признал, что заявитель пострадала от горя и разочарований, причиненных в результате необоснованной длительности судебного разбирательства, и присудил ей 3000 евро в качестве компенсации морального вреда и 200 евро в качестве компенсации судебных издержек и расходов.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 29 января 2004 г. Дело "Кормачева (Kormacheva) против Российской Федерации" (жалоба N 53084/99) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в сборнике "Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация. Постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 года" / Отв. ред. Ю.Ю.Берестнев. - М.: НОРМА, 2005. - 960 с.; в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 8/2006