Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2016 г. N 03АП-3112/16 (ключевые темы: протокол допроса - создание ООО - переработка - готовая продукция - право на применение упрощенной системы) (подтверждено кассацией)

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2016 г. N 03АП-3112/16

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2016 г. N Ф02-6176/16 настоящее постановление оставлено без изменения

Требование: о признании недействительным акта органа власти по уплате налогов

Вывод суда: жалоба заявителя оставлена без удовлетворения, решение суда первой инстанции оставлено в силе

г. Красноярск

 

12 сентября 2016 г.

Дело N А33-16262/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена "02" сентября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен "12" сентября 2016 года.

 

Третий арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего Борисова Г.Н.,

судей: Иванцовой О.А., Севастьяновой Е.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Елистратовой О.М.,

при участии:

от налогового органа (Межрайонной инспекции ФНС России N 12 по Красноярскому краю) - Ермоленко А.А., представителя по доверенности от 27.01.2016 N 2.2-02/01084, Кириенко Л.Л., представителя по доверенности от 27.01.2016 N 2.2-02/01081, Кащеевой М.А., представителя по доверенности от 27.01.2016 N 2.2-02/01085, Байкаловой Т.А., представителя по доверенности от 27.01.2016 N 2.2-02/01086,

от налогоплательщика (ООО "Шарыповское молоко") - Белика С.Е., представителя по доверенности от 24.02.2015, Лисовца А.И., представителя по доверенности от 24.02.2015,

от третьего лица (ООО "Молоко") - Белика С.Е., представителя по доверенности от 01.07.2015,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Шарыповское молоко"

на решение Арбитражного суда Красноярского края

от "19" апреля 2016 года по делу N А33-16262/2015, принятое судьей Данекиной Л.А.,

установил:

общество с ограниченной ответственностью (ООО) "Шарыповское молоко" ИНН 2459013907, ОГРН 1052459014288 (далее - общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Красноярскому краю ИНН 2459013167, ОГРН 1042441730011 (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 22.04.2015 N5 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль в размере 130 806 рублей, пени в размере 53 129 рублей 04 копеек, налога на добавленную стоимость в размере 13 370 616 рублей, пени в размере 4 197 284 рублей 01 копейки, налога на имущество в размере 522 169 рублей, пени в размере 161 383 рублей 06 копеек, взыскания штрафов по пункту 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль за 2012 год в размере 250 рублей, за непредставление налоговой декларации по налогу на имущество за 2012 год в размере 5 775 рублей 80 копеек, по пункту 1 статьи 126 Кодекса за непредставление налоговых деклараций по налогу на прибыль за 1 квартал, полугодие и 9 месяцев 2012 года в размере 150 рублей, налоговых деклараций по налогу на имущество за 1 квартал, полугодие и 9 месяцев 2012 года в размере 150 рублей, по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату налога на имущество за 2012 год в размере 15 241 рубля 35 копеек, за неполную уплату налога на добавленную стоимость в размере 313 322 рублей 40 копеек.

Определением суда от 24.08.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО "Молоко" ИНН 2459017348, ОГРН 110245900269.

Инспекция обратилась с встречным заявлением о взыскании с общества задолженности по обязательным платежам в размере 18 770 256 рублей (с учетом уточнения от 05.04.2016), в том числе 130 806 рублей налога на прибыль, 53 129 рублей 04 копеек пени, 400 рублей штрафа, 13 370 616 рублей налога на добавленную стоимость, 4 197 284 рублей 01 копейки пени, 313 322 рублей 40 копеек штрафа, 522 169 рублей налога на имущество, 161 383 рублей 06 копеек пени, 21 147 рублей 15 копеек штрафа.

Определением суда от 19 апреля 2016 года (резолютивная часть вынесена 12.04.2016) принят отказ общества от заявленного требования, производство по заявлению общества о признании частично недействительным решения инспекции от 22.04.2015 N 5 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения прекращено.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 19 апреля 2016 года встречное заявление налогового органа удовлетворено, с общества в соответствующий бюджет взысканы 130 806 рублей налога на прибыль, 53 129 рублей 04 копеек пени, 400 рублей штрафа, 13 370 616 рублей налога на добавленную стоимость, 4 197 284 рублей 01 копейки пени, 313 322 рублей 40 копеек штрафа, 522 169 рублей налога на имущество, 161 383 рублей 06 копеек пени, 21 147 рублей 15 копеек штрафа.

Заявитель обратился в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении встречного заявления инспекции.

Из апелляционной жалобы следует, что суд с учетом положений статьи 115 Кодекса необоснованно восстановил инспекции срок для обращения со встречным заявлением. Заявитель считает, что незначительность пропуска срока (один день) не является причиной пропуска, относится к качественной характеристике пропущенного срока и не может быть признана основанием для его восстановления.

Также заявитель считает, что заблуждение налогового органа относительно порядка исчисления срока, предусмотренного статьей 115 Кодекса, а также рассмотрение арбитражным судом первоначального требования общества о признании недействительным решения инспекции не являются обстоятельствами, не зависящими от налогового органа и объективно препятствующими ему своевременно обратиться с требованием о взыскании задолженности по обязательным платежам.

Общество указывает, что при проверке законности доначисления инспекцией налогов по общей системе налогообложения суд первой инстанции согласился с доводами налогового органа о направленности действий заявителя на получение необоснованной налоговой выгоды в результате создания другой организации - ООО "Молоко" исключительно в целях сохранения права на применение упрощенной системы налогообложения. При этом судом в нарушение статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса не дана надлежащая оценка возражениям общества против указанного вывода инспекции.

По мнению заявителя, создание ООО "Молоко" двумя из четырех учредителей общества имело цель получения всей прибыли от деятельности создаваемой организации при наличии внутрикорпоративного конфликта учредителей общества. В подобной ситуации создание ООО "Молоко" и организация его деятельности на условиях переработки давальческого сырья обществом не требует финансовых вложений, соответствующих по размеру выкупу доли в уставном капитале общества у других участников, и, безусловно, имеет разумные экономические причины (цели делового характера).

Заявитель указывает на несостоятельность доводов инспекции о том, что при создании ООО "Молоко" учредители общества достоверно знали, что по итогам 2010 года налогоплательщиком будет превышен лимит доходов для применения упрощенной системы налогообложения, так как составленный налоговым органом прогнозный расчет доходов общества не соответствует его фактическим финансовым результатам. Инспекция, ссылаясь на обязанность главного бухгалтера проводить экономический анализ деятельности предприятия по данным бухгалтерского и налогового учета и отчетности, не учла, что решение о создании ООО "Молоко" было принято до окончания девяти месяцев 2010 года, и главный бухгалтер на момент создания указанной организации не мог знать о размере доходов по итогам девяти месяцев 2010 года.

Общество не согласно с выводом инспекции о мнимости деятельности ООО "Молоко", поскольку с учетом характера деятельности третьего лица по реализации продукции, полученной в результате переработки налогоплательщиком давальческого сырья, у него отсутствовала необходимость в наличии собственных основных средств и трудовых ресурсов, реальность деятельности ООО "Молоко" подтверждается договорам и первичными документами на приобретение сырья и реализацию продукции, платежными документами.

Налоговый орган в отзыве на апелляционную жалобу не согласился с изложенными в ней доводами, просит решение суда оставить без изменения, полагая, что им не пропущен срок для обращения с встречным заявлением, вместе с тем, указывая на обоснованность вывода суда о наличии уважительных причин для восстановления пропущенного срока. Также инспекция считает мотивированными выводы суда об отсутствии деловой цели при создании ООО "Молоко" в связи с отсутствием осуществления им самостоятельной предпринимательской деятельности, направленности действий общества на сохранение упрощенной системы налогообложения и получение дохода в результате получения необоснованной налоговой выгоды.

В судебном заседании представители общества и третьего лица поддержали доводы апелляционной жалобы, представители инспекции просили апелляционную жалобу оставить без удовлетворения

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 26.08.2016 был объявлен перерыв до 10 часов 30 минут 02.09.2016.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Налоговым органом проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2010 по 31.12.2012.

По результатам проверки инспекцией составлен акт от 15.12.2014 N 2.9-25/17, согласно которому налоговый орган пришел к выводу о создании обществом схемы, ведущей к минимизации уплаты налогов, посредством создания и вовлечения в схему уклонения об налогообложения по общепринятой системе налогообложения взаимозависимой организации - ООО "Молоко"

Акт проверки вручен налогоплательщику 22.12.2014, налогоплательщиком 22.01.2015 и 04.02.2015 представлены возражения на акт проверки.

По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки налоговым органом принято решение от 22.04.2015 N 5, которым обществу доначислены и предложены к уплате по налогу на прибыль 130 806 рублей недоимки и 53 129 рублей 04 копейки пени, по налогу на добавленную стоимость 13 370 616 рублей недоимки и 4 197 284 рубля 01 копейка пени, по налогу на имущество 522 169 рублей недоимки и 161 383 рубля 06 копеек пени, 6457 рублей налога на доходы физических лиц (налоговый агент) и 9168 рублей 57 копеек пени.

Также данным решением общество привлечено к ответственности в виде штрафов по пункту 1 статьи 119 Кодекса в сумме 6005 рублей 80 копеек, по пункту 1 статьи 126 Кодекса в сумме 1350 рублей, по пункту 1 статьи 122 Кодекса в сумме 328 563 рубля 75 копеек, по статье 123 Кодекса в сумме 50 453 рубля 75 копеек. В связи с наличием смягчающих ответственность обстоятельств сумма штрафов снижена налоговым органом в 4 раза.

Общество обратилось в вышестоящий налоговый орган с апелляционной жалобой на решение инспекции от 22.04.2015 N 5, решением Управления Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю от 15.07.2015 N 2.12-13/11477 апелляционная жалоба общества оставлена без удовлетворения.

Требованием N 1429 по состоянию на 16.07.2015 налогоплательщику предложено в срок 05.08.2015 уплатить доначисленные решением от 22.04.2015 N 5 налоги в сумме 14 030 048 рублей, пени в сумме 4 420 964 рублей 68 копеек и штрафы в сумме 386 323 рубля 30 копеек.

В связи с тем, что доначисление спорных сумм налогов, пеней и штрафов основано на изменении инспекцией юридической квалификации характера деятельности налогоплательщика, а также в связи с неисполнением в установленный срок требования N 1429 по состоянию на 16.07.2015, налоговый орган 05.02.2016 через сервис "Мой арбитр" обратился в арбитражный суд с встречным заявлением о взыскании задолженности по обязательным платежам в размере 18 770 256 рублей (с учетом уточнения от 05.04.2016).

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. Статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно пункту 1 статьи 213 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, наделенные в соответствии с федеральным законом контрольными функциями, вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о взыскании с лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, установленных законом обязательных платежей и санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания.

Подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 Кодекса предусмотрено, что взыскание налога в судебном порядке производится с организации или индивидуального предпринимателя, если их обязанность по уплате налога основана на изменении налоговым органом юридической квалификации сделки, совершенной таким налогоплательщиком, или статуса и характера деятельности этого налогоплательщика.

Суд первой инстанции, учитывая, что согласно решению инспекции от 22.04.2015 N 5 обязанность по уплате налогов, пени и штрафов в общей сумме 18 770 256 рублей возникла у общества по результатам проверки и основана на изменении налоговым органом юридической квалификации характера его деятельности, правильно признал, что инспекцией указанные суммы налогов, пеней и штрафов подлежали взысканию в судебном порядке.

Пунктом 2 статьи 45 Кодекса установлено, что взыскание налога с организации или индивидуального предпринимателя производится в порядке, предусмотренном статьями 46 и 47 Кодекса.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 60 постановления от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" разъяснил, что при рассмотрении заявлений налоговых органов о взыскании налогов, пеней, штрафов, предъявленных на основании пункта 3 статьи 46, пункта 1 статьи 47, пункта 1 статьи 115 Кодекса, судам, независимо от наличия соответствующего заявления ответчика, необходимо проверять, не истекли ли установленные этими нормами сроки для обращения налоговых органов в суд.

Согласно пункту 3 статьи 46 Кодекса налоговый орган может обратиться в суд с заявлением о взыскании с налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя причитающейся к уплате суммы налога. Заявление может быть подано в суд в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Пунктом 1 статьи 115 Кодекса предусмотрено, что заявление о взыскании штрафа с организации или индивидуального предпринимателя в случаях, предусмотренных подпунктами 1 - 3 пункта 2 статьи 45 Кодекса, может быть подано налоговым органом в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате штрафа. Пропущенный по уважительной причине срок подачи указанного заявления может быть восстановлен судом.

С учетом приведенных норм налогового законодательства налоговый орган может обратиться в суд в случаях, предусмотренных подпунктами 1-3 пункта 2 статьи 45 Кодекса в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате сумм налогов, пеней и штрафов. В связи с этим не принимается довод инспекции о том, что такой срок налоговым законодательством не установлен и подлежит применению общий срок исковой давности, установленный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции, принимая во внимание позицию сторон о том, что последним днем для исполнения требования N 1429 от 16.07.2015 является 04.08.2015, пришел к выводу о том, срок на обращение в суд с рассматриваемым заявлением истек 04.02.2016, и налоговым органом пропущен срок обращения с встречным заявлением на 1 день.

Между тем, из буквального содержания требования N 1429 от 16.07.2015 следует, что инспекция предлагает обществу числящуюся согласно лицевым счетам задолженность погасить в срок 05.08.2015. Следовательно, последним днем исполнения указанного требования является 05.08.2012, и суд первой инстанции не должен был принимать во внимание позицию сторон об окончании исполнения требования 04.08.2015 как противоречащую содержанию требования N 1429 от 16.07.2015.

В связи с этим и исходя из порядка исчисления сроков, установленного статьей 6.2 Кодекса, налоговым органом при обращении в арбитражный суд с встречным заявлением о взыскании начисленных проверкой сумм налогов, пеней и штрафов соблюден предусмотренный пунктом 3 статьи 46 и пунктом 1 статьи 115 Кодекса срок давности взыскания в судебном порядке обязательных платежей.

Однако данный вывод суда не привел к принятию неправильного судебного акта, так как, руководствуясь разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 58 постановления от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", суд проверил законность и обоснованность доначисления заявленных к взысканию сумм налогов, пеней и штрафов.

Основанием для доначисления обществу налогов, пени и штрафов в общей сумме 18 770 256 рублей послужил вывод инспекции о создании обществом схемы, ведущей к минимизации уплаты налогов, посредством создания и вовлечения в схему уклонения об налогообложения по общепринятой системе налогообложения взаимозависимой организации - ООО "Молоко".

При этом налоговый орган исходил из того, что названные организации действовали как единый хозяйствующий субъект с целью достижения единого экономического эффекта, деятельность по производству и реализации молочной продукции общество осуществляло самостоятельно. Целью заключения обществом договоров на оказание услуг по переработке давальческого сырья с ООО "Молоко" являлось сохранение за заявителем права на применение упрощенной системы налогообложения.

Налогоплательщик с указанным выводом инспекции не согласился, указав, что приведённые налоговым органом обстоятельства не свидетельствуют о том, что единственной и главной целью создания ООО "Молоко" было сохранение права общества на применение упрошенной системы налогообложения, так как третьим лицом осуществлялись реальные операции по закупке и передаче давальческого сырья обществу, реализации произведенной из него продукции. Также инспекцией не учтено, что создание ООО "Молоко" связано с наличием внутрикорпоративного конфликта в обществе, направлено на увеличение доходов участников ООО "Молоко".

Согласно пункту 1 статьи 346.12 Кодекса плательщиками единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощённой системы налогообложения, признаются организации и индивидуальные предприниматели, перешедшие на упрощённую систему налогообложения и применяющие её в порядке, установленном главой 26.2 Кодекса.

В соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 346.11 Кодекса в связи с применением упрощенной системы налогообложения общество не уплачивало налог на прибыль организаций, налог на имущество организаций, налог на добавленную стоимость.

Пунктом 4 статьи 346.13 Кодекса установлено, что если по итогам отчётного (налогового) периода доходы налогоплательщика, определяемые в соответствии со статьёй 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 Кодекса превысили 60 млн рублей и (или) в течение отчётного (налогового) периода допущено несоответствие требованиям, установленным пунктами 3 и 4 статьи 346.12 и пунктом 3 статьи 346.14 Кодекса, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение упрощённой системы налогообложения с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение и (или) несоответствие указанным требованиям.

В соответствии с пунктом 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачёт) или возмещение налога из бюджета.

Представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для её получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Пунктом 3 названного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предусмотрено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Из пункта 9 данного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации следует, что установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Суд первой инстанции согласился с выводом инспекции о взаимозависимости заявителя и ООО "Молоко" в связи со следующими обстоятельствами:

- учредителями ООО "Шарыповское молоко" в проверяемом периоде являлись Нестеренко И.В. (доля 30%), Гулина Е.Г. (доля 30%), Кушкин С.А. (доля 30%), Хорохов В.А. (доля 10%); учредителями ООО "Молоко" - Нестеренко И.В. (доля 50%), Гулина Е.Г. (доля 50%);

- руководителем ООО "Шарыповское молоко" и ООО "Молоко" в проверяемом периоде являлась Нестеренко И.В., главным бухгалтером - Гулина Е.Г.;

- указанные лица имеют право электронно-цифровой подписи в обеих организациях;

- заявитель и ООО "Молоко" зарегистрированы и находятся по одному адресу: Красноярский край, г. Шарыпово, ул. Российская, 136. При этом нежилое помещение, расположенное по указанному адресу принадлежит на праве собственности обществу (свидетельство о государственной регистрации права от 14.09.2007 серия 24 ЕЗ N 624780).

В связи с этим суд в силу положений статей 20, 105.1 Кодекса пришел к правильному выводу о том, что заявитель и ООО "Молоко" являются взаимозависимыми организациями, так как Нестеренко И.В и Гулина Е.Г. имеют долю участия в каждой из организаций более 25 % и отношения между организациями могут оказывать влияние на условия и результаты сделок по реализации товаров.

Общество обстоятельства взаимозависимости с третьим лицом не оспаривает.

Признавая, что создание ООО "Молоко" не имело иной цели, кроме сохранения обществом права на применение упрощенной системы налогообложения, суд первой инстанции исходил из того, что третьим лицом не осуществлялась самостоятельная финансово-хозяйственная деятельность.

В обоснование наличия у ООО "Молоко" помещений для осуществления деятельности общество ссылается на аренду третьим лицом помещения у заявителя на основании договоров аренды помещения от 13.07.2010 N 1, от 11.07.2011 N 15, от 09.07.2012 N 33.

Пунктом 3 статьи 607 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

Из условий договоров аренды помещения от 13.07.2010 N 1, от 11.07.2011 N15, от 09.07.2012 N 33, заключенных между заявителем и третьим лицом, установлено, что предметом договоров аренды, является предоставление арендатору в аренду части помещения общей площадью 5 кв.м, расположенного в нежилом здании по адресу: 662313, Российская Федерация, Красноярский край, г. Шарыпово, ул. Российская, 136, для использования в качестве размещения офиса вновь созданного ООО "Молоко".

При этом индивидуальные характеристики сданной в аренду части помещения общей площадью 5 кв.м, в том числе номер кабинета (комнаты) в договорах не указаны. В связи с чем определить, какая именно часть помещений, находящихся в здании общей площадью 242,9 кв.м фактически сдается в аренду ООО "Молоко" не представляется возможным.

Кроме того, документы, подтверждающие фактическую сдачу помещения в аренду, ООО "Молоко" в материалы дела не представлены.

При анализе выписок банка по расчетным счетам заявителя и третьего лица операций с назначением платежа "Оплата за аренду помещения", "Оплата телефонной и факсовой связи" за период с 12.07.2010 по 31.12.2012 не установлено.

Аналитические ведомости и ведомости операций по счетам 62 "Расчеты с покупателями и заказчиками", 76.4 "Расчеты с дебиторами и кредиторами, тара возвратная", 60 "Расчеты с поставщиками и подрядчиками", 50 "Касса" заявителя и третьего лица не содержат хозяйственных операций по оказанию и оплате услуг аренды помещения за период с 2010 по 2012 годы.

В актах сверок расчетов между заявителем и ООО "Молоко" за период с 12.07.2010 по 31.12.2012 хозяйственные операции по услугам аренды и оплате таких услуг не указаны.

На основании указанных обстоятельств суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что между заявителем и третьим лицом не подтверждены правоотношения по аренде помещения.

По результатам проведенных налоговым органом осмотров территории общества (протоколы осмотра от 27.02.2014 N 28, от 21.07.2014 N 46) не установлено наличие каких-либо признаков нахождения и осуществления финансово-хозяйственной деятельности ООО "Молоко" по заявленному юридическому адресу. Вывески (информационные таблички), указывающие на нахождение ООО "Молоко" по адресу: Красноярский край, г. Шарыпово, ул. Российская, 136, отсутствуют.

Также по результатам осмотра установлено наличие единой локальной компьютерной сети без разделения на общество и ООО "Молоко" и единого сервера, на котором установлена бухгалтерская программа ВЕSТ. К указанному единому серверу подключен компьютер главного бухгалтера обществ Гулиной Е.Г. и компьютеры других работников заявителя.

В соответствии с книгой учета выданных заявителем доверенностей установлено, что за период с 23.09.2010 по 16.11.2011 в книге зарегистрированы доверенности, в том числе, выданные от имени ООО "Молоко". В журналах входящей и исходящей корреспонденции общества осуществлялась регистрация входящей и исходящей корреспонденции ООО "Молоко".

Согласно показаниям работников общества бухгалтера-кассира Куваевой И.Ю. (протокол допроса от 23.06.2014 N 105), менеджеров Горобец И.Г. и Волынкиной О.С. (протоколы допросов от 24.04.2014 N 63 и от 04.09.2014 N 185) бухгалтерский учет общества и третьего лица осуществлялся на одних и тех же компьютерах в единой программе ВЕSТ. Информацию о деятельности организаций в бухгалтерскую программу вносили сотрудники заявителя.

Указанные обстоятельства подтверждают факт ведения единого учета и делопроизводства в этих организациях.

Также заявитель ссылается на заключение с ООО "Молоко" договора от 15.07.2010 N 1 на переработку давальческого сырья, предметом которого является переработка подрядчиком (заявителем) на своих технологических установках молока (сырья), передаваемого заказчиком (ООО "Молоко") и получение готовой продукции (пункт 1.1).

В соответствии с пунктом 1.2 договора заказчик передает подрядчику сырье для переработки согласно товарным накладным, которые являются неотъемлемой частью договора.

Согласно разделу 2 договора от 15.07.2010 N 1 заказчик обязуется передать подрядчику сырье для переработки. Поставка сырья производится транспортом и за счет ООО "Молоко". Подрядчик обязуется обеспечить выработку готовой продукции согласно заявкам заказчика, являющихся неотъемлемой частью договора.

При отгрузке готовой продукции подрядчик обязуется представлять отчет об израсходовании сырья по каждой поставленной партии.

Пунктом 5.1. договора определено, что приемка сырья и готовой продукции производится на складе подрядчика или заказчика на основании товарной накладной (товарно-транспортной накладной).

Договор от 15.07.2010 N 1 не содержит существенных условий договора подряда, так как в нем отсутствует стоимость работ по переработке сырья, не установлены сроки поставки, сроки выполнения работ.

Согласно условиям договора от 15.07.2010 N 1 передача в переработку сырья (молока), выполнение работ по переработке и передача готовой продукции подрядчиком в адрес заказчика подлежит оформлению посредством составления товарных накладных (товарно-транспортных накладных) на передачу сырья на переработку (пункты 1.2,5.1 договора); заявки заказчика на выработку продукции (пункт 2.2.2 договора). Указанные документы налогоплательщиком не представлены.

Из показаний работников общества менеджера отдела сбыта Горобец И. Г. (протокол допроса от 24.04.2014 N 63), менеджера отдела сбыта Волынкиной О. С. (протокол допроса от 04.09.2014 N 185), кладовщика склада готовой продукции Волокитиной И. А. (протокол от 19.08.2014 N 175), технолога Анциферовой Л. В. (протокол допроса от 27.06.2014 N 119), мастера цельномолочного цеха Карабина М. Е. (протокол допроса от 18.07.2014 N 145), мастера цельномолочного цеха Шоковой Л. Г. (протокол допроса от 28.08.2014 N 181), установлено, что работники отдела сбыта принимали заявки от покупателей ООО "Молоко" и налогоплательщика в устной форме, по одним и тем же контактным телефонам. Затем формировалась общая заявка в бумажном виде и передавалась в цех мастерам или на склад кладовщикам для выработки заказанной продукции. На складе продукция между собственниками заявителем и третьим лицом не разделялась. Учет отгруженной продукции в адрес покупателей ООО "Молоко" и общества велся в одном отчете кладовщика.

Из представленных налогоплательщиком в ходе проверки актов выполненных работ, счетов-фактур, представленных в подтверждение факта выполнения обществом и третьим лицом условий договора от 15.07.2010 N 1, невозможно достоверно определить количество переработанного сырья (молока) и стоимость выполненных работ по переработке за единицу измерения.

Согласно пункту 156 Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденных приказом Минфина России от 28.12.2001 N 119н, давальческие материалы - это материалы, принятые организацией от заказчика для переработки (обработки), выполнения иных работ или изготовления продукции без оплаты стоимости принятых материалов и с обязательством полного возвращения переработанных (обработанных) материалов, сдачи выполненных работ и изготовленной продукции.

С момента регистрации ООО "Молоко" заявителем и третьим лицом сырье приобреталось у одних и тех же поставщиков: ИП Гасанова И.А., ЗАО "Авангард", ЗАО "Алтатское", СХПК "Ивановский". Для указанных поставщиков сырья (молоко) не имело значения, заявитель или третье выступает покупателем, поскольку условия договоров были одинаковыми. Руководитель, главный бухгалтер и адрес покупателя в договорах указаны одинаковые, доставка молока производилась техникой покупателя (приезжали одни и те же водители), независимо от его наименования. При составлении документов менялось только наименование организации.

Водители Глушков П.Н. (протокол допроса от 14.08.2014 N 172), Фокин В.Н. (протокол допроса от 12.08.2014 N 168) пояснили, что в проверяемом периоде являлись работниками общества; транспорт, на котором перевозили молоко, принадлежит заявителю; путевые листы выписывались от имени общества.

ООО "Молоко" собственный транспорт не имеет, услуги за аренду автотранспорта в проверяемом периоде не оплачивало.

В соответствии с показаниями сотрудников общества приемщиков молока Бусовой Е. Л. (протокол допроса от 29.07.2014 N 152), Конкиной Л.В. (протокол допроса от 22.07.2014 N 150), лаборантов Куприяновой Л. В. (протокол допроса от 21.07.2014 N 140), Руденко Л. М. (протокол допроса от 13.08.2014 N 170), мастера цельномолочного цеха Карабина М. Е. (протокол допроса от 18.07.2014 N 145) прием всего поступающего на переработку молочного сырья и его анализ на приемном пункте производился сотрудниками заявителя, доверенности на осуществление указанных действий от имени ООО "Молоко" им не выдавались.

Кроме того, согласно показаниям сотрудников технолога Анциферовой Л.В. (протокол допроса от 27.06.2014 N 119); лаборантов Куприяновой. В.Н. (протокол допроса от 21.07.2014 N 140), Руденко Л.М. (протокол допроса от 13.08.2014 N170); мастеров Карабина М.Е. (протокол допроса от 18.07.2014 N 145), Шоковой Л.Г. (протокол допроса от 28.08.2014 N 181); приемщиков молока (аппаратчиков) Бусовой Е.Л. (протокол допроса от 29.07.2014 N 152), Конкиной Л.В. (протокол допроса от 22.07.2014 N 150); менеджеров отдела сбыта Горобец И. Г. (протокол допроса от 24.04.2014 N 63), Волынкиной О.С. (протокол допроса от 04.09.2014 N 185), кладовщика склада готовой продукции Волокитиной И. А. (протокол допроса от 19.08.2014 N 175), установлено, что давальческое сырье от ООО "Молоко" заявителю не передавалось, сырье поступало, хранилось и перерабатывалось совместно с сырьем, приобретенным налогоплательщиком. Технологический процесс приемки и переработки молока с созданием ООО "Молоко" не изменился. Оборудование осталось прежнее, должностные обязанности, объем выполняемых работ, адрес рабочего места не изменялись. Все сотрудники заявителя были задействованы в едином непрерывном производственном процессе по переработке сырья и производству молочных продуктов, в дальнейшем реализованных как от имени налогоплательщика, так и от имени ООО "Молоко". После создания ООО "Молоко" увеличился только документооборот, так как первичные документы стали заполняться на две организации.

На основании указанных доказательств суд первой инстанции обоснованно признал, что после создания ООО "Молоко" производственный процесс заявителя не претерпел изменений, фактическая передача давальческого сырья не подтверждена.

Также судом первой инстанции в обоснование вывода об отсутствии у ООО "Молоко" самостоятельной предпринимательской деятельности учтены следующие обстоятельства:

- численность сотрудников ООО "Молоко" в 2010-2012 годах составлял 2 человека (генеральный директор и главный бухгалтер), с ноября 2012 года в штат ООО "Молоко" введен кладовщик склада готовой продукции - Зубкова Н.Г., которая до приема на работу в ООО "Молоко" занимала должность кладовщика склада готовой продукции заявителя. После приема на работу в ООО "Молоко" Зубкова Н.Г. продолжала составлять и подписывать документы от имени заявителя ООО "Шарыповское молоко";

- с момента образования ООО "Молоко", не имея собственных материальных и трудовых ресурсов, занималось реализацией молока и молочной продукции, произведенной заявителем.

В связи с этим обоснованным является вывод суда первой инстанции о том, что действия общества и взаимозависимого лица направлены на уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость, налога на прибыль и налога на имущество путем заключения договоров на оказание услуг по переработке давальческого сырья, не обусловленных разумными экономическим или иными причинами, не имеющими деловой цели и не соответствующие целям предпринимательской деятельности.

Не соглашаясь с данным выводом, общество указывает, что налоговым органом не учтено наличие внутрикорпоративного конфликта, для разрешения которого самым малозатратным способом являлось создание ООО "Молоко" двумя из четырех участников общества.

Суд апелляционной инстанции не принимает во внимание указанный довод общества, так как наличие внутрикорпоративного конфликта не подтверждено документально. При этом при отсутствии самостоятельной предпринимательской деятельности ООО "Молоко" увеличение доходов участников последнего могло быть осуществлено только посредством перераспределения доходов между обществом и третьим лицом, а также в связи с сохранением применения обеими организациями права на применение упрощенной системы налогообложения. Создание ООО "Молоко" повлекло убыточность деятельности общества в 2011 и 2012 годах.

Заявитель указывает, что вывод инспекции о создании ООО "Молоко" с целью сохранения обществом права на применение упрощенной системы налогообложения основан на прогнозном расчете доходов общества, который экономически не обоснован и не соответствует его фактическим финансовым результатам.

Данный довод также отклоняется судом апелляционной инстанции, так как руководитель и главный бухгалтер общества с учетом полученных доходов за первое полугодие 2010 года и прогнозируемых доходов с учетом объема производства и заключенных договоров на реализацию произведенной продукции могли предполагать возможность превышения размера полученных доходов над лимитом, необходимым для сохранения права на применение упрощенной системы налогообложения.

Также суд учитывает и фактические действия общества и взаимозависимого лица, направленные на сохранение права на применение упрощенной системы налогообложения, так как согласно декларации за 2012 год доход общества составил 59 640 975 рублей, заявителем третьему лицу были предъявлены к оплате услуги по переработке давальческого сырья на сумму 8 036 834 рублей, фактически оплачены услуги на сумму 6 952 343 рубля, последний платеж был произведен 22.10.2012, до конца года задолженность в размере 1 125 257 рублей не была погашена, что позволило заявителю не превысить лимит дохода, установленный пунктом 4 статьи 346.13 Кодекса.

В связи с этим суд апелляционной инстанции считает, что общество не обосновало разумными и необходимыми причинами обстоятельства, послужившие основанием для заключения договора с взаимозависимым лицом, тогда как у заявителя имелись самостоятельные условия для осуществления производства и торговли продукцией, а ООО "Молоко" фактически не осуществляло самостоятельной хозяйственной деятельности, связанной с переработкой обществом сырья, производством им продукции и ее реализацией.

При расчете сумм налогов на прибыль и на добавленную стоимость налоговым органом в соответствии со статьями 39, 153, 154, 249 Кодекса в налоговую базу была включена как выручка от реализации товаров (работ, услуг) самим обществом, так и выручка ООО "Молоко" от реализации произведенной заявителем продукции.

В соответствии со статьями 169, 171, 172 Кодекса инспекцией были применены налоговые вычеты на основании счетов-фактур, представленных заявителем.

При определении налоговой базы по налогу на прибыль инспекцией в соответствии со статьей 252 Кодекса были учтены как расходы самого общества, так и расходы третьего лица, относящиеся к доходам, включенным в налоговую базу.

Налоговая база по налогу на имущество и подлежащая уплате сумма данного налога определена инспекцией в соответствии со статьями 375, 376, 382 Кодекса исходя из среднегодовой стоимости основных средств общества и третьего лица.

Непредставление деклараций по налогам на прибыль, на имущество и на добавленную стоимость послужило основанием для привлечения общества к ответственности по пункту 1 статьи 119 и пункту 1 статьи 126 Кодекса, за неуплату данных налогов общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса.

Несвоевременная уплата налогов на прибыль, на имущество и на добавленную стоимость в соответствии со статьей 75 Кодекса является основанием для начисления пени.

По обстоятельствам расчета сумм налогов, пеней и штрафов, доначисленных решением инспекции от 22.04.2015 N 5, между сторонами спора нет.

С учетом изложенного решение суда об удовлетворении встречного заявления инспекции соответствует закону, основано на установленных по делу обстоятельствах и имеющихся в деле доказательствах, нормы процессуального права при рассмотрении дела судом первой инстанции соблюдены, поэтому отсутствуют предусмотренные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены или изменения решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "19" апреля 2016 года по делу N А33-16262/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

 

Председательствующий

Г.Н. Борисов

 

Судьи

О.А. Иванцова
Е.В. Севастьянова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А33-16262/2015


Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2016 г. N Ф02-6176/16 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: ООО "ШАРЫПОВСКОЕ МОЛОКО"

Ответчик: МИФНС России N 12 по Красноярскому краю

Третье лицо: ООО "Молоко"