Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 11 ноября 2016 г. N 02АП-8583/16

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 22 марта 2017 г. N Ф01-456/17 настоящее постановление оставлено без изменения

г. Киров

 

11 ноября 2016 г.

Дело N А29-833/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 24 октября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 11 ноября 2016 года.

 

Второй арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Черных Л.И.,

судей Великоредчанина О.Б., Немчаниновой М.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Гущиной В.В.,

при участии в судебном заседании:

представителей Общества - Ледневой Н.В. по доверенности от 01.03.2016, Леднева М.А. по доверенности от 01.03.2016,

представителей Инспекции - Пау Е.В. по доверенности от 25.04.2016, Осипова В.В. по доверенности от 19.09.2016, Болотиной Г.И. по доверенности от 21.10.2016, Скулкиной Ю.Ф. по доверенности от 15.03.2016, Белоусовой Т.В. по доверенности от 21.10.2016,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Сыктывкару

на решение Арбитражного суда Республики Коми от 29.07.2016 по делу N А29-833/2016, принятое судом в составе судьи Василевской Ж.А.

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Шинторг"

(ИНН: 1101114550, ОГРН: 1021100524279)

к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Сыктывкару

(ИНН: 1101481359, ОГРН: 1041130401091)

о признании недействительным решения,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Шинторг" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Сыктывкару (далее - Инспекция, заявитель жалобы) от 28.08.2015 N 17-17/04 в части доначисления налога на прибыль в сумме 1 414 425 рублей, налога на добавленную стоимость в сумме 2 358 283 рублей, пени за неуплату налогов в сумме 888 532 рублей 32 копейки, налоговых санкций в сумме 259 058 рублей 10 копеек.

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 29.07.2016 заявленные требования удовлетворены.

Инспекция с принятым решением суда не согласилась, обратилась во Второй арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой.

Заявитель жалобы считает, что реализация Обществом товара в адрес взаимозависимых лиц (ООО "СеверТрансЛогистика", ООО ТК "Автотранс", ИП Васильев Н.Г.) по фактической себестоимости или ниже себестоимости (с убытком) фактически имела цель перераспределить прибыль в сторону указанных лиц, применяющих специальный налоговый режим, что позволило Обществу минимизировать полученные финансовые результаты для целей налогообложения путем завышения расходной части и отказа от получения выручки (отсутствие деловой цели). Заявитель жалобы ссылается на то, что реализуя такой же товар не взаимозависимым лицам, Общество применяло наценку, что позволило покрыть понесенные расходы и получить прибыль, ООО ТК "Автотранс", ИП Васильевым Н.Г. также была получена прибыль от дальнейшей розничной реализации приобретенного у Общества товара. Кроме того, заявитель жалобы указывает, что ИП Васильев Н.Г. и ООО ТК "Автотранс" выдавали Обществу беспроцентные займы, фактически задолженность Общества по договорам беспроцентного займа не погашена. Следовательно, Общество несло расходы по закупке товара за счет займов, полученных у взаимозависимых лиц, а затем реализовывало данный товар указанным лицам по цене себестоимости либо ниже себестоимости. Заявитель обращает внимание, что методы расчета налоговой базы, установленные в статье 40 и главе 14.3 Налогового кодекса Российской Федерации, применены налоговым органом не для доказывания факта реализации товара по рыночным или не рыночным ценам, а в целях доказывания налоговой выгоды, полученной Обществом при совершении сделок с взаимозависимыми лицами.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу с доводами Инспекции не согласилось.

В судебном заседании, проведенном с использованием систем видеоконференцсвязи с Арбитражным судом Республики Коми, представители сторон поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе и в отзыве на нее.

Законность решения Арбитражного суда Республики Коми проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) по всем налогам и сборам за период с 01.01.2011 по 31.12.2013, налога на доходы физических лиц за период с 01.01.2011 по 29.09.2014, результаты которой отражены в акте от 07.05.2015 N 17/17/04.

По итогам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки заместителем начальника Инспекции принято решение от 28.08.2015 N 17-17/04 о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного статьями 122, 123 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафов в сумме 268 438 рублей 70 копеек (с учетом наличия смягчающих ответственность обстоятельств размер штрафа снижен в два раза). Данным решением Обществу предложено уплатить указанную сумму штрафов, 3 772 708 рублей налогов, 888 889 рублей 14 копеек пеней, а также уменьшить убытки по налогу на прибыль за 2011 год в размере 3 710 263 рублей.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми от 13.11.2015 N 266-А решение Инспекции от 28.08.2015 N 17-17/04 оставлено без изменения.

Не согласившись с решением Инспекции, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, Арбитражный суд Республики Коми руководствовался статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 40, 105.3, 105.17 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктами 1, 3, 6, 7, 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", пунктом 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.03.2003 N 71 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации", Обзором судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 06.07.2016, учитывал позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от 18.09.2014 N 1822-О, и исходил из того, что налоговый орган не установил совокупность условий, свидетельствующих о согласованных действиях взаимозависимых лиц в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Рассмотрев апелляционную жалобу, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях настоящей главы признается для российских организаций, не являющихся участниками консолидированной группы налогоплательщиков, - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

Согласно пункту 1 статьи 249 Кодекса доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав.

На основании подпункта 1 пункта 1 статьи 146 Кодекса объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

При определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами (пункт 2 статьи 153 Кодекса).

Пунктом 1 статьи 154 Кодекса предусмотрено, что налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено настоящей статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 настоящего Кодекса (с 2012 года - статьей 105.3 Кодекса), с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

Как следует из материалов дела, в 2011 - 2013 годах Общество осуществляло реализацию товаров (автошины, колесные диски и т.п.) в адрес ИП Васильева Н.Г. (договор поставки от 10.12.2009 N 079/10), ООО ТК "Автотранс" (договор оптовой поставки от 10.01.2012), ООО "СеверТрансЛогистика" (разовая поставка в 2011 году) (листы дела 42-45 том 13).

Инспекция, в ходе настоящей выездной проверки, установив факт взаимозависимости Общества с названными лицами, сделала вывод, что действия Общества при заключении сделок с взаимозависимыми лицами по цене ниже, чем с иными лицами, направлены исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды в виде неуплаты налога на прибыль и налога на добавленную стоимость в части занижения цены при реализации Обществом товаров этим лицам.

По общему правилу стороны договора свободны в определении его условий, в том числе, условия о цене предмета сделки. Поэтому отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно применяемого по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота не может служить самостоятельным основанием для вывода о неисполнении участником сделки обязанности по уплате налогов и возникновении у него недоимки, определяемой исходя из возникшей ценовой разницы.

Инспекция в рамках проводимых ею камеральных и выездных проверок не наделена компетенцией по непосредственному определению в целях налогообложения доходов (прибыли, выручки) в связи с отклонением примененной сторонами сделки цены от рыночного уровня, поскольку налоговой контроль за ценообразованием осуществляется лишь Федеральной налоговой службой России (ее центральным аппаратом), при условии, что соответствующая сделка признается контролируемой в соответствии с главой 14.4 Налогового кодекса, а доходы (расходы) по ней признаются в налоговом учете с 2012 года (положений пункта 2 статьи 105.3, пункта 1 статьи 105.5, статьи 105.6, пункта 1 статьи 105.7, статьи 105.17 Кодекса, а также пункта 5 статьи 4 Федерального закона от 18.07.2011 N 227-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения").

Вместе с тем, в силу пункта 1 статьи 82, статьи 87 Кодекса, Инспекция вправе посредством камеральных и выездных проверок осуществлять налоговый контроль за соблюдением налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах, в том числе доказывать получение необоснованной налоговой выгоды при выявлении фактов уклонения от уплаты налогов.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной (пункты 1, 3, 4).

О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета. При этом взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной (пункты 5, 6).

При этом Кодекс не предусматривает закрытый перечень способов оценки размера необоснованной налоговой выгоды в целях доначисления налога по результатам камеральных и выездных проверок и не содержит запрета на использование методов, установленных статьей 40 Кодекса (при признании доходов (расходов) в налоговом учете до 2012 года) и главой 14.3 Кодекса (в целях определения ее размера в налоговой учете с 2012 года).

Подпункт 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса также не исключает возможность определения размера недоимки применительно к методам, установленным вышеприведенными нормами.

Суд апелляционной инстанции учитывает, что обязанность определения исключительно точной величины подлежащего учету у налогоплательщика дохода не может быть возложена на Инспекцию. Размер недоимки может быть определен предусмотренными Кодексом методами контроля и расчета недоимки, если с учетом всех обстоятельств дела примененные Инспекцией сведения и расчеты позволяют сделать вывод не о точной величине, но об уровне дохода, который действительно мог быть получен налогоплательщиком при совершении сопоставимых сделок в нормальных условиях, обусловленных целями делового характера.

Таким образом, существенность и выраженность отклонения примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня в совокупности с иными обстоятельствами совершения спорных операций может иметь юридическое знание, если при проведении камеральной или выездной налоговой проверки установлены признаки получения необоснованной налоговой выгоды, в частности, указанные в пункте 3 Постановления N 53.

Как следует из материалов дела, спорные сделки по реализации товара заключены Обществом с взаимозависимыми лицами (по данным из Единого государственного реестра юридических лиц Васильев Н.Г. является единственным учредителем и руководителем Общества, ООО ТК "Автотранс", ООО "СеверТрансЛогистика". Таким образом, Общество и ИП Васильев Н.Г., ООО ТК "Автотранс", ООО "СеверТрансЛогистика" являются взаимозависимыми лицами).

Оценив представленные в дело доказательства в совокупности, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что помимо взаимозависимости участников спорных сделок, иных обстоятельств и признаков, свидетельствующих об отсутствии разумных экономических оснований и причин условий совершения операций и о получении необоснованной налоговой выгоды, не установлено.

Сама по себе реализация товара лицам, являющимся плательщиками единого налога на вмененный доход (ИП Васильев Н.Г., ООО ТК "Автотранс"), поэтому не учитывающим в целях налогообложения суммы доходов, не может служить основанием для признания необоснованной налоговой выгоды.

Кроме того, по сделкам между Обществом и ООО "СеверТрансЛогистика" данное обстоятельство вообще отсутствует, так как покупатель находился на общей системе налогообложения.

Соответствие цены предмета сделки величине его себестоимости (либо ниже себестоимости) также в отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о необоснованности налоговой выгоды, не может быть принято во внимание, поскольку такие цены (по себестоимости и ниже) могут иметь место в сопоставимых сделках, заключаемых между независимыми друг от друга лицами, а применение такой цены не указывает на занижение дохода от реализации.

В случае, если покупателями не в полной мере учитываются доходы от реализации ими товаров (работ, услуг), данное обстоятельство никаким образом не свидетельствует о согласованности операций, не подтверждает названных в Постановлении N 53 обстоятельств получения необоснованной налоговой выгоды, не влияет на условия спорных сделок между Обществом и взаимозависимыми лицами, и не указывает на неполучение его в целях исчисления налогов Обществом.

Выдача Васильевым Н.Г. и ООО ТК "Автотранс" беспроцентных займов Обществу, которые использовались на закуп товара, также не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды, в отсутствие в данном случае обстоятельств для признания ее таковой, принимая во внимание, что реальность операций по займам не оспорена при проведении выездной налоговой проверки и материалами дела не опровергается. Доказательствами по делу не подтверждается, что операции по займам невозможны были к совершению и учтены недействительные хозяйственные операции в виде займов. Обстоятельств по ним, в том числе в отношении их условий, сроков и цен сделок, свидетельствующих о согласованности операций по реализации товаров и займов исключительно в целях получения налоговой выгоды, не усматривается.

Из материалов дела следует, что при установлении отклонений цены товара по сделкам с взаимозависимыми лицами и иными лицами, Инспекцией не учтены даты, количество продаж, возможность применения Обществом оптовых и сезонных скидок, условия договоров поставки (тома 3, 4, 6, листы дела 116-118 том 26). В частности, при сравнении количества реализованного товара (по каждому наименованию товара в отдельности) видно, что по спорным сделкам реализация товара осуществлялась в количестве, значительно превышающем количество товара, реализованного по сделкам с иными лицами. Товары одного наименования были реализованы взаимозависимым и иным лицам в основном в разный период времени (с разницей от одного до семи месяцев). Инспекцией не учтены сезонный характер продукции (автошины) и, соответственно, стоимость продукции в зависимости от сезона реализации.

Таким образом, при сравнении стоимости товара по спорным сделкам и сделкам с иными лицами, Инспекцией не приняты во внимание скидки и надбавки к цене реализуемого Обществом товара взаимозависимым лицам и иным лицам, в том числе условия правомерного снижения цен с использованием законных преимуществ взаимозависимости, условия сезонности реализации товара, его количество и качество.

Материалами дела не подтверждается, что в 2012, 2013 годы с иными лицами заключались договоры поставки с аналогичными условиями передачи товара договорам, заключенным между Обществом и ООО ТК "Автотранс". Ряд договоров с иными лицами, в отличие от договоров с взаимозависимыми лицами, предусматривает не только оказание услуг по доставке товара, но и по разгрузке товара силами и средствами поставщика, а также услуги по шиномонтажу.

Согласно пояснениям главного бухгалтера Общества (листы дела 69-70 том 2) в состав цены входит: закупочная цена, транспортные расходы, страхование груза, расходы по предприятию: заработная плата, отчисления в страховые фонды, аренда, канцтовары, услуги банка и охраны, связи, интернета, электроэнергия. Реализация шин и сопутствующих им товаров ИП Васильеву Н.Г., ООО ТК "Автотранс", ООО "СеверТрансЛогистика" производилась крупными партиями, поэтому им была предоставлена более высокая скидка.

Из протокола пояснений Булыгина А.Н. (с 2009 года по октябрь 2014 года заместитель директора Общества по развитию) (листы дела 67-68 том 2) также следует, что формирование цен зависит от закупочной цены, цены на рынке. Наценка варьировалась: на какие-то группы товаров она составляла 10 %, на какие-то 20 %, на какие-то 1 %, в зависимости от продажи: разовая или оптовая. Если сделка была разовая, то наценка применялась максимальная, если сделка производилась с постоянным покупателем, то наценка применялась минимальная. Кроме того, в проверяемом периоде производилась реализация следующим постоянным покупателям, на которых распространялась скидка: ООО "Лузалес", ООО "Альфа-Транс", ООО "СеверСтройТранс", АТУ Минздрава, АТХ МВД, ООО ТК "Автотранс", ИП Васильев, ООО "СеверАвто".

Руководитель Общества Васильев Н.Г. также указал, что по ценам, применяемыми Обществом при реализации товара взаимозависимым лицам учитывается, что данные лица являлись крупными покупателями, объем продаж по которым не сопоставим с объемами продаж разовым покупателям, в связи с чем им предоставлялись оптовые скидки в зависимости от партии продаж в месяц. Фактов реализации данным организациям без наценки, либо по ценам ниже фактической себестоимости не было.

С учетом изложенного, оценив условия спорных сделок и сделок, учитываемых налоговым органом в качестве обоснования его доводов, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что экономические условия сделок существенно различаются. При этом условия спорных сделок не сопоставимы с условиями сделок по поставке продукции с иными лицами.

Доказательств того, что вышеуказанные различия между сделками не повлияли (не могли повлиять) на цену товаров, не представлено.

Из решения Инспекции также следует вывод о том, что в ходе выездной налоговой проверки в результате анализа сделок, заключенных Обществом с взаимозависимыми лицами, и сделок, заключенных Обществом с иными лицами, на предмет их сопоставимости, Инспекцией установлено, что указанные сделки не отвечают требованиям сопоставимости.

Следовательно, выводы налогового органа о том, что товары в адрес ИП Васильева Н.Г., ООО ТК "Автотранс", ООО "СеверТрансЛогистика" опускались по ценам фактической себестоимости без наценки, либо по ценам ниже фактической себестоимости, а также выводы о существенности отклонения цены спорных сделок, сделанные на основании сравнения цен реализации товара иным лицам по сделкам, которые не являются сопоставимыми со спорными сделками, являются необоснованными и неправомерными.

В данном случае материалами дела не подтверждается, что установленные Обществом с взаимозависимыми лицами цены на товар не обусловлены разумными экономическими причинами, а имели своей целью получение необоснованной налоговой выгоды за счет уменьшения налоговой базы у Общества при реализации товара по примененной цене.

Ссылки налогового органа на письмо ООО "Росавтошина" о том, что на цену товара влияют только цены рынка; на пояснения Булыгина А.Н. о том, что на цену влияли отпускные цены поставщиков и вид сделки (разовая или оптовая), доводы налогового органа об отсутствии в спорных договорах условий об уценке товара, подлежат отклонению, поскольку установленных выше обстоятельств не опровергают и правомерность позиции Инспекции не подтверждают. При этом пояснения работников (должностных лиц) Общества оцениваются судом апелляционной инстанции в совокупности с другими доказательствами по делу.

В рассматриваемом случае расходы Общества на приобретение товаров не оспариваются Инспекцией при проведении выездной налоговой проверки.

Из материалов дела следует, что ИП Васильев Н.Г., ООО ТК "Автотранс" осуществляли реализацию приобретенного товара по договорам розничной купли-продажи. ИП Васильев Н.Г., ООО ТК "Автотранс", ООО "СеверТрансЛогистика" не являются аналогичными налогоплательщиками по отношению к Обществу. Кроме того, рентабельность (торговая наценка, прибыль) у ИП Васильев Н.Г., ООО ТК "Автотранс" выведена налоговым органом по данным о размере общей выручки взаимозависимых лиц, исходя из разницы между суммой продаж Обществом товаров взаимозависимым лицам и размером выручки взаимозависимых лиц, то есть оценивалась не фактическая торговая наценка конкретной единицы товара (определенной партии товара либо определенного наименования товара или определенной сделки).

Следовательно, сведения их рентабельности и их торговой наценки не подтверждают предположения налогового органа о занижении Обществом цены реализации. Условия совершения сделок ИП Васильев Н.Г., ООО ТК "Автотранс" с их независимыми контрагентами (розничной продажи) не идентичны условиям сделок Общества с взаимозависимыми оптовыми покупателями и не сопоставимы с ними.

Указанное также следует из решения Инспекции о том, что установив в ходе налоговой проверки отсутствие сопоставимых сделок и информации о последующей реализации в сопоставимых экономических условиях, Инспекцией был использован затратный метод определения рыночной цены товара, установленный в статье 40 и главе 14.3 Кодекса.

Вместе с тем, материалами дела подтверждается, что порядок, предусмотренный статьей 40 Кодекса (в части налогового учета 2011 года) для доказывания факта реализации товаров по рыночным или нерыночным ценам, Инспекцией не применялся и не соблюден, а полномочий производить корректировку цен в налоговые периоды 2012-2013 годов на основании положений главы 14.3 Кодекса Инспекция не имеет.

Как указывает Инспекция, ею производилась не корректировка цен, а методы, установленные статьей 40 и главой 14.3 Кодекса, использовались для доказывания налоговой выгоды.

При этом, в состав затрат за 2011 год Инспекция включила все затраты Общества, в том числе, не учитываемые Обществом для целей налогообложения. Согласно декларации по налогу на прибыль за 2011 год расходы, связанные с реализацией товаров, составили 3 134 409 рублей, в то же время Инспекция учла в составе затрат 6 689 060 рублей.

Для определения показателя прибыли (как изложено выше) Инспекцией использован показатель рентабельности проданных товаров, полученный в результате деления финансового результата от продажи товаров на себестоимость проданных товаров.

Также Инспекцией не представлено доказательств и отсутствуют основания считать, что вмененные Обществу затраты являются обычными для подобных случаев затратами, а рассчитанная Инспекцией прибыль (показатель рентабельности) является обычной для данной сферы деятельности прибылью.

Учитывая изложенное, оценив доводы и обстоятельства, приводимые налоговым органом, представленные в дело доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что Инспекцией в рассматриваемом случае не доказано, что цены, по которым Общество реализовало товар взаимозависимым лицам, существенно отклонялись от рыночного уровня цен, которые бы имели бы место в сопоставимых сделкам, но заключаемых между независимыми лицами, и не доказано, следовательно, того уровня дохода, который мог быть получен Обществом при совершении сделок в нормальных условиях, о котором можно было бы говорить, что он необоснованно не отражен налогоплательщиком в его налоговом учете и выведен к получению на взаимозависимых лиц, не учитывающих его при исчислении суммы налога в силу особенностей его исчисления на специальном налоговом режиме. При этом последнее обстоятельство (специальный налоговый режим) вообще отсутствует в отношении взаимозависимого лица ООО "СеверТрансЛогистика". Кроме того, отличие примененной Обществом с взаимозависимыми лицами цены, взаимозависимость участников спорных сделок, а также другие обстоятельства (в том числе, применение покупателями единого налога на вмененный доход; размер их выручки; выдача ими займов) не указывают на то, что Общество манипулировало ценами в отсутствие разумных экономических оснований, не подтверждают искусственного создания условий деятельности, согласованности действий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды, нереальности деятельности либо иных обстоятельств и оснований для признания налоговой выгоды необоснованной. Материалами дела не подтверждается получение Обществом необоснованной налоговой выгоды.

При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда Республики Коми подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба Инспекции - без удовлетворения.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии с подпунктом 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы освобождены от уплаты государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 258, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Коми от 29.07.2016 по делу N А29-833/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Сыктывкару - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Республики Коми.

Постановление может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьями 291.1-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при условии, что оно обжаловалось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа.

 

Председательствующий

Л.И. Черных

 

Судьи

О.Б. Великоредчанин
М.В. Немчанинова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А29-833/2016


Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 22 марта 2017 г. N Ф01-456/17 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: ООО Шинторг

Ответчик: ИФНС России по г.Сыктывкару