Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2016 г. N 09АП-57598/16

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2016 г. N 09АП-57598/16

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 27 апреля 2017 г. N Ф05-2912/17 настоящее постановление оставлено без изменения

г. Москва

 

09 декабря 2016 г.

Дело N А40-156377/16

 

Резолютивная часть постановления объявлена 06 декабря 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 09 декабря 2016 года.

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Кочешковой М.В.,

судей:

Лепихина Д.Е., Марковой Т.Т.,

при ведении протокола

секретарем судебного заседания Добыш Д.К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы

ООО "Магна" и Федеральной антимонопольной службы России

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 10.10.2016 г.

по делу N А40-156377/16

принятое судьей Вигдорчика Д.Г.

по заявлению 1. Общества с ограниченной ответственностью "Газпром Комплектация" (ОГРН 1027700501113, ИНН 7740000044, 119991, г.Москва, ул.Строителей, д. 8 корпус 1), 2. Публичного акционерного общества "Газпром" (117997 г.Москва ул.Наметкина д. 16)

к Федеральной антимонопольной службе России (ОГРН 1047796269663, ИНН 7703516539, 123995, г.Москва, ул. Садовая-Кудринская, дом 11),

третье лицо - Общество с ограниченной ответственностью "Магна" (115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, дом 2, пом. XV, ком. 1)

о признании незаконным и отмене решения и предписание ФАС России N 223-ФЗ- 336/16 от 07.07.2016 г.,

при участии:

от заявителей:

1) Чоракаев К.Э. по доверенности от 28.11.2016, Ивкин С.В. по доверенности от 18.04.2016, Илясов П.И. по доверенности от 18.04.2016, 2) Листаров Д.Б. по доверенности от 26.10.2016;

от ответчика:

Семенов Р.В. по доверенности от 08.04.2016;

от третьего лица:

не явился, извещен;

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Газпром Комплектация" (далее - ООО "Газпром Комплектация"), Публичное акционерное общество "Газпром" (далее - ПАО "Газпром") обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Федеральной антимонопольной службе России (далее - ФАС России) о признании незаконным и отмене решения и предписание ФАС России N 223-ФЗ-336/16 от 07.07.2016 г.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 31.08.2016 г. дела А40- 156377/2016-145-1376, А40-166452/2016-33-1376 объединены для совместного рассмотрения.

К участию в деле в качестве Третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО "Магна".

Решением Арбитражного суда города Москвы от 10.10.2016 г. решение Федеральной антимонопольной службы России от 30.06.2015 N Р-48/15 о включении сведений в реестр недобросовестных поставщиков признано незаконным.

ФАС России обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить. По мнению апеллянта, при вынесении обжалуемого решения судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельства дела.

ООО "Магна" обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить. По мнению апеллянта, при вынесении обжалуемого решения судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельства дела.

В судебном заседании представитель ФАС России поддержал доводы апелляционной жалобы, просит решение суда первой инстанции отменить.

Третье лицо по делу ООО, надлежащим образом извещенное о месте и времени рассмотрения дела, представителей в судебное заседание не направило, заявлений и ходатайств суду не представило.

Рассмотрев дело в порядке статей 123, 156, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, заслушав представителей сторон по делу, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

При этом согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 г. N 6/8 для принятия решения о признании недействительным ненормативного акта, решения органа, действия (бездействия) необходимы оба условия, предусмотренных названными статьями.

Таким образом, в силу указанных норм и статьи 13 ГК РФ в круг обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) госорганов входят проверка соответствия оспариваемого акта, действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, факта нарушения оспариваемым актом, действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя, а также соблюдение срока на обращение с заявлением в суд.

Согласно части 5 статьи 200 АПК РФ с учетом части 1 статьи 65 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действие (бездействие).

Принимая оспариваемое решение, суд первой инстанции, вопреки доводам апелляционной жалобы, полно и всесторонне исследовал имеющие значение для правильного рассмотрения дела обстоятельства, применил и истолковал нормы материального права, подлежащие применению, и на их основании сделал обоснованный вывод о наличии в настоящем деле совокупности необходимых условий для удовлетворения заявленных требований.

Апелляционная коллегия поддерживает данный вывод суда первой инстанции исходя из следующего.

Судом первой инстанции установлено, что Решением Участника ООО "Газпром комплектация" от 21 июля 2014 г. N 138 утверждено Положение о закупках товаров, работ, услуг ПАО "Газпром" и Компаний Группы Газпром, утвержденное решением Совета директоров ПАО "Газпром" от 19.04.2012 г. N 1969 (далее Положение о закупке), в качестве документа, регламентирующего закупочную деятельность ООО "Газпром комплектация". Информация о применении ООО "Газпром комплектация" Положения о закупке содержится, в том числе, на Официальном сайте.

В соответствии с пунктом 1.1.3. Положения о закупке Положение регулирует отношения, связанные с осуществлением ПАО "Газпром" и Компаниями Группы Газпром закупочной деятельности, в том числе, устанавливает единые правила и порядок закупок товаров, работ, услуг.

В соответствии с пунктом 1.1.4. Положения о закупке требования Положения обязательны для применения при осуществлении закупочной деятельности ПАО "Газпром" и Компаниями Группы Газпром.

Согласно пункту 1.3.4.3. Положения о закупке Центральный орган управления закупками Группы Газпром осуществляет организацию и проведение конкурентных закупок, в том числе, утверждает документацию о закупке, критерии и методику оценки заявок на участие в конкурентной закупке. При этом в соответствии с пунктом 1.3. Положения о закупке Центральный орган управления закупками Группы Газпром - это структурное подразделение ПАО "Газпром", созданное в целях реализации единой политики в области закупочной деятельности Группы Газпром в соответствии с принципами, установленными Положением. Центральным органом управления закупками Группы Газпром является Департамент по управлению корпоративными затратами ПАО "Газпром".

Между ООО "Газпром комплектация" и ПАО "Газпром" заключен агентский договор N 60 от 01.08.2012 г. В соответствии с агентским договором ПАО "Газпром" в лице Департамента по управлению корпоративными затратами ПАО "Газпром" (Организатор) принимает на себя обязательства по организации и проведению конкурентных закупок на право заключения договоров на поставку товаров (выполнение работ, оказание услуг) от имени Заказчика.

В ФАС России поступила жалоба ООО "Магна" за вх. от 13.05.2016 г. N 67680-ЭП/16 на действия (бездействие) заказчика ООО "Газпром комплектация", организатора ПАО "Газпром" при проведении открытого запроса предложений в электронной форме на право заключения договора на поставку летней спецодежды для нужд ООО "Газпром комплектация" (N0001/16/4.2/0044990/ГПК/ЗП/ГОС/Э/ 22.06.2016 г.)(извещение N31603806777).

Решением ФАС России от 07.07.2016 г. N 223-ФЗ- 336/16 удовлетворена жалоба ООО "Магна" за вх. от 13.05.2016 г. N 67680-ЭП/16 на действия (бездействие) заказчика ООО "Газпром комплектация", организатора ПАО "Газпром" при проведении открытого запроса предложений в электронной форме на право заключения договора на поставку летней спецодежды для нужд ООО "Газпром комплектация" (N0001/16/4.2/0044990/ГПК/ЗП/ГОС/Э/22.06.2016)(извещение N31603806777).

ПАО "Газпром" признано нарушившим часть 1 статьи 2, пункты 9, 10, 12, 13 части 10 статьи 4 Федерального закона от 18.07.2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (далее - Закон о закупках, Закон N 223-ФЗ).

Также ФАС России выдано Предписание N 223-ФЗ-336/16 от 07.07.2016 г. в отношении ПАО "Газпром" и ООО "Газпром комплектация".

Признавая оспариваемые ненормативные акты ФАС России незаконными, суд первой инстанции обоснованно и правомерно исходил из следующего.

Во-первых, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о вынесении ФАС России оспариваемого решения за пределами своей компетенции.

В соответствии с пунктом 1 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 г. N 331, ФАС России является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Согласно пункту 5.3.1.12 упомянутого Положения, ФАС России осуществляет контроль за соблюдением заказчиками, контрактными службами, контрактными управляющими, комиссиями по осуществлению закупок и их членами, уполномоченными органами, уполномоченными учреждениями, специализированными организациями, операторами электронных площадок законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

В силу части 2 статьи 1 Закона о закупках названный закон устанавливает общие принципы закупки товаров, работ, услуг и основные требования к закупке товаров, работ, услуг государственными корпорациями, государственными компаниями, субъектами естественных монополий, организациями, осуществляющими регулируемые виды деятельности в сфере электроснабжения, газоснабжения, теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, утилизации (захоронения) твердых бытовых отходов, государственными унитарными предприятиями, муниципальными унитарными предприятиями, автономными учреждениями, а также хозяйственными обществами, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в совокупности превышает пятьдесят процентов.

В соответствии с частью 1 статьи 18.1 Федерального закона от 26.07.2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), по правилам настоящей статьи антимонопольный орган рассматривает жалобы на действия (бездействие) юридического лица, организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной комиссии или аукционной комиссии при организации и проведении торгов, заключении договоров по результатам торгов либо в случае, если торги, проведение которых является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, признаны несостоявшимися, а также при организации и проведении закупок в соответствии с Федеральным законом от 18 июля 2011 года N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц", за исключением жалоб, рассмотрение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Статьей 6 Закона N 223-ФЗ установлено, что контроль за соблюдением требований настоящего Федерального закона осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 21.05.2014 N ВАС-5634/14, требования ст. 18.1 Закона о защите конкуренции распространяются на все закупочные процедуры (торги). Положения названной нормы права допустимо применять в совокупности с иными нормативными актами, регулирующими проведение закупок (торгов).

Согласно части 2 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции действия (бездействие) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии могут быть обжалованы в антимонопольный орган лицами, подавшими заявки на участие в торгах, а в случае, если такое обжалование связано с нарушением установленного нормативными правовыми актами порядка размещения информации о проведении торгов, порядка подачи заявок на участие в торгах, также иным лицом (заявителем), права или законные интересы которого могут быть ущемлены или нарушены в результате нарушения порядка организации и проведения торгов.

Положения части 10 статьи 3 Закона о закупках дополняют компетенцию ФАС России, устанавливая возможность проверять отдельные действия заказчика, указанные в пунктах 1-4 приведенной нормы. К таким действиям относятся: неразмещение в единой информационной системе положения о закупке, изменений, вносимых в указанное положение, информации о закупке или нарушения сроков такого размещения; предъявление к участникам закупки требования о представлении документов, не предусмотренных документацией о закупке; осуществление заказчиками закупки товаров, работ, услуг в отсутствие утвержденного и размещенного в единой информационной системе положения о закупке и без применения положений Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 44- ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"; неразмещение или размещение в единой информационной системе недостоверной информации о годовом объеме закупки, которую заказчики обязаны осуществить у субъектов малого и среднего предпринимательства.

Таким образом, статья 18.1 Закона о защите конкуренции в части действий Заказчика устанавливает процедурные правила рассмотрения, а материально-правовые основания (случаи) рассмотрения антимонопольным органом действий Заказчика установлены частью 10 статьи 3 Закона о закупках.

В качестве основания для подачи Жалобы по настоящему делу послужили действия Организатора торгов и Комиссии по проведению запроса предложений.

Вместе с тем, оспариваемое Решение ФАС России не содержит выводов о нарушениях Заказчика, указанных в части 10 статьи 3 Закона о закупках.

В связи с этим является правильным вывод суда первой инстанции о том, что ФАС России, принимая оспариваемое Решение, действовала за рамками компетенции, предусмотренной частью 10 статьи 3 Закона о закупках.

Во-вторых, суд правильно оценил оспариваемые решение и предписание ФАС России и счел выводы, указанные в решении, не соответствующими законодательству.

Относительно выводов ФАС России, изложенных в обжалуемом решении о том, что заказчик не установил в Документации о закупке дату начала и дату окончания срока предоставления участникам запроса предложений разъяснений положений Документации, что признано антимонопольным органом нарушением пункта 10 части 10 статьи 4 Закона о закупках, суд первой инстанции пришел к следующим выводам.

В обжалуемом решении указано, что вывод о нарушении пункта 10 части 10 статьи 4 Закона о закупках мотивирован содержанием в пункте 2.4.4 Документации следующей формулировки: "Организатор обязуется ответить на любой вопрос, связанный с разъяснением Документации, который он получит не позднее чем за 5 (пять) рабочих дней до истечения срока приема заявок на участие в запросе предложений, указанного в извещении. При этом ответ (без указания источника запроса) размещается на официальном сайте и на сайтах, указанных в пункте 4.3 информационной карты, не позднее чем в течение трех дней со дня получения запроса от претендента".

Однако, пункт 2.4.4 в Документации о закупке изложен следующим образом: датой начала срока предоставления разъяснений Документации - является дата размещения Извещения на Официальном сайте и на сайтах, указанных в п. 4.3 информационной карты. Датой окончания срока предоставления разъяснений Документации - является день, предшествующий дню истечения срока подачи Заявок. Указанное положение пункте 2.4.4 Документации о закупке антимонопольным органом не анализировалось.

Кроме того, в силу пункта 2.4.4 Документации о закупке датой начала срока предоставления разъяснений Документации - является дата размещения Извещения на соответствующем сайте, согласно извещению о закупке - 22.06.2016 г. С указанной даты у потенциальных участников закупки появляется возможность знакомиться с документацией, делать соответствующие запросы о разъяснении в случае ее неясности и получать ответы на запросы. Согласно извещению днем окончания срока приема заявок является 30.06.2016 г. Согласно пункту 2.4.4 Документации о закупке датой окончания срока предоставления разъяснений Документации - является день, предшествующий дню истечения срока подачи Заявок. Таким образом, дата размещения извещения и дата окончания срока подачи заявок, опубликованные в свободном доступе, понятны и известны неограниченному кругу лиц.

Согласно статье 190 ГК РФ срок может определяться не только календарной датой, но и истечением периода времени, указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. При этом пункт 10 части 10 статьи 4 Закона о закупках не содержит требования о необходимости указания именно календарных дат начала и окончания срока предоставления разъяснений. Содержание Документации о закупке не содержит никаких препятствий и трудностей для претендентов для определения даты начала и окончания срока предоставления разъяснений, что свидетельствует об отсутствии нарушения пункта 10 части 10 статьи 4 Закона о закупках.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что обжалуемое решение ФАС России в указанной части является не обоснованным.

Относительно доводов ФАС России о том, что требование о предоставлении документов, подтверждающих отгрузку товара на сумму более чем 50% от начальной (максимальной) цены, противоречит пункту 2 части 1 статьи 3 и части 1 статьи 2 Закона о закупках, а также о нарушения положений пункта 9 части 10 статьи 4 Закона о закупках, выразившееся в истребовании документов, перечисленных в пункте 3.5.16 Документации о закупке суд первой инстанции установил следующее.

Согласно Документации о закупке в подтверждение соответствия квалификационным требованиям участники запроса предоставляют, в том числе: -для официальных дилеров/дистрибьюторов - в обязательном порядке копии дилерских/дистрибьюторских соглашений (пункт 3.5.16 Документации о закупке); - документами, подтверждающими полномочия участника на предложение и поставку предлагаемого им товара (или части товара), если он не является ее производителем или официальным дилером/дистрибьютором, могут быть следующие (пункт 3.5.17 Документации о закупке): - копии договоров с производителями или официальными дилерами/дистрибьюторами (с приложением документов, подтверждающих статус дилера/дистрибьютора); - письма предприятий-изготовителей товара (или официальных дилеров/дистрибьюторов с приложением документов, подтверждающими статус дилера/дистрибьютора) в адрес заказчика (форма 8), предоставляющие участнику право на предложение этого товара, с гарантиями отгрузки в случае победы участника в запросе предложений; - документы, подтверждающие право пользования и владения товаром, находящимся на складе. Таким образом, Документацией о закупке предусмотрено несколько вариантов подтверждения гарантии отгрузки.

В соответствии с пунктом 9 части 10 статьи 4 Закона о закупках в документации о закупке должны быть указаны требования к участникам закупки и перечень документов, представляемых участниками закупки для подтверждения их соответствия установленным требованиям. Законодатель наделил заказчика правом самостоятельно устанавливать требования к претендентам, к составу их заявок, перечню документов, представляемых претендентами для подтверждения их соответствия установленным в документации требованиям.

Такой же позиции придерживается ФАС России в письме от 24.12.2012 г. N ИА/44025/12 "О направлении разъяснений по вопросам применения Федерального закона "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц", в котором в абзазе 5 раздела 8 установлено, что заказчик самостоятельно устанавливает требования к участникам закупки и перечень документов, необходимых для подтверждения их соответствия установленным требованиям.

Среди целей Закона о закупках в части 1 статьи 1 названного закона закреплены: - создание условий для своевременного и полного удовлетворения потребностей юридических лиц, указанных в части 2 настоящей статьи, в товарах, работах, услугах с необходимыми показателями цены, качества и надежности; - эффективное использование денежных средств. Данные цели являются определяющим фактором при установлении заказчиком требований, предъявляемых к участникам проводимой закупки. Установление на стадии отбора участников процедуры проверки наличия возможности у претендентов осуществить поставку товара не противоречит Закону о закупках.

Согласно пункту 11 Раздела 1 Методики анализа и оценки заявок участников запроса предложения (Приложение N 3 к Документации о закупке) суть требования заключается в наличии документально подтвержденных гарантий поставки товара, являющегося предметом запроса предложений. Пунктами 3.5.16 и 3.5.17 Документации о закупке установлен перечень документов, подтверждающих соответствие участников квалификационным требованиям.

Кроме того, представление документального подтверждения гарантий возможности отгрузки товара на сумму более 50 % от начальной (максимальной) цены позволяет оценивать степень надежности претендента применительно к его возможности выполнить поставку, а также способность претендента своевременно удовлетворить потребность заказчика, что соответствует целям, закрепленным в частью 1 статьи 1 Закона о закупках.

Отсутствие указанных сведений и участие в закупке недобросовестного лица, у которого отсутствует возможность поставить товар, может привести к срыву срока поставки, расторжению договора, необходимости повторно осуществлять закупку и приведет неэффективному использованию денежных средств, выделенных заказчиком на ее проведение.

Таким образом, в данной закупке может принять участие любое лицо, представившее документальное подтверждение реальной возможности исполнения договора, заключаемого по результатам подведения итогов запроса предложений.

Кроме того, в соответствии с правовой позицией Президиума ВАС России, изложенной в постановлении от 28.12.2010 г. N 11017/10, основной задачей законодательства, устанавливающего порядок проведения торгов, является не столько обеспечение максимально широкого круга участников размещения заказов, сколько выявление в результате торгов лица, исполнение контракта которым в наибольшей степени будет отвечать целям эффективного использования источников финансирования, предотвращения злоупотреблений в сфере размещения заказов. В торгах могут участвовать лишь те лица, которые соответствуют названным целям.

Суд первой инстанции верно счел, что включение в документацию о закупке условий, которые в итоге приводят к исключению из круга участников размещения заказа лиц, не отвечающих таким целям, не может рассматриваться как ограничение доступа к участию в закупке, необоснованное ограничение конкуренции по отношению к участникам закупки, нарушение равноправия, справедливости, создание дискриминации. Ограничением конкуренции может быть признано не любое ограничение круга потенциальных участников путем установления определенных требований к участникам, а лишь незаконное ограничение круга потенциальных участников закупки путем установления требований, не соответствующих положениям закона.

В рассматриваемом случае требование о предоставлении гарантий отгрузки на сумму более 50 % от начальной (максимальной) цены не противоречит ни Закону о закупках, ни ФЗ "О защите конкуренции". То или иное условие документации о закупке может рассматриваться как нарушающее закон, если антимонопольный орган докажет, что это условие включено в документацию об аукционе специально для того, чтобы обеспечить победу в аукционе конкретному хозяйствующему субъекту. В данном случае ФАС России подобных доказательств не представило.

Довод антимонопольного органа, что в отсутствие обязанности производителя, изготовителя реагировать на обращения участников закупки на соответствующие запросы, возможность участников сформировать заявочные материалы в соответствии с вышеуказанными требованиями Документации зависит от волеизъявления третьего лица -производителя, изготовителя закупаемого товара, не свидетельствует, что данные обстоятельства ставят участников в неравные, несправедливые и дискриминационные условия, а также создают условия для необоснованного ограничения конкуренции между участниками, отклоняется как не обоснованный. Исполнение договора по результатам закупки остальными лицами, у которых в настоящее время отсутствует товар, в случае признания их победителями точно также будет зависеть от действий третьих лиц. В частности, не забронировав товар у производителя, последний может продать необходимый ассортимент, что сделает невозможным и исполнение договора победителем.

Таким образом, указанный вывод антимонопольного органа не свидетельствует о нарушении закона путем включения условия о гарантии отгрузки. Антимонопольным органом не представлены доказательства того, что включение данного условия направлено не на гарантированное и своевременное поступление товара для обеспечения непрерывности и эффективности процесса деятельности заказчика, а имело целью ограничить конкуренцию.

Кроме того признаки ограничения конкуренции установлены пунктом 17 статьи 4 Закона о защите конкуренции: сокращение числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, на товарном рынке, рост или снижение цены товара, не связанные с соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке, отказ хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, от самостоятельных действий на товарном рынке, определение общих условий обращения товара на товарном рынке соглашением между хозяйствующими субъектами или в соответствии с обязательными для исполнения ими указаниями иного лица либо в результате согласования хозяйствующими субъектами, не входящими в одну группу лиц, своих действий на товарном рынке, иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара на товарном рынке, а также установление органами государственной власти, органами местного самоуправления, организациями, участвующими в предоставлении государственных или муниципальных услуг, при участии в предоставлении таких услуг требований к товарам или к хозяйствующим субъектам, не предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Антимонопольным органом не представлены доказательства наличия указанных признаков ограничения конкуренции, что исключает наличие оснований для признания Заявителя нарушившим пункт 1.1.3 Положения о закупке, пункт 2 части 1 статьи 3, часть 1 статьи 2 Закона о закупках.

Обоснованность включения данного условия в Документацию о закупке также являлось предметом рассмотрения Верховного Суда Российской Федерации. В определении от 03.04.2015 г. N 306-КГ15-1535 Верховного Суда Российской Федерации указано, что действие заказчика по установлению квалификационных требований к участникам закупки, касающихся наличия у последних статуса производителя оборудования или уполномоченного дилера производителя, не влекут нарушения антимонопольного законодательства, в частности путем ограничения конкуренции между участниками.

Относительно выводов ФАС о нарушении пункта 12, 13 части 10 статьи 4 Закона о закупках, выразившееся в не правомерном установлении принципа учета критерия опыта судом отмечено следующее.

Нарушение данных норм мотивировано антимонопольным органом ограничением участников в возможности начисления баллов при подтверждении опыта лишь копией договора поставки.

Согласно пункту 12, 13 части 10 статьи 4 Закона о закупках в Документации о закупке должны быть указаны критерии и порядок оценки. Данные положения Закона о закупках в Документации о закупке соблюдены.

Подпунктом 1 пункта 2 Раздела 3 Методики анализа и оценки заявок установлен критерий оценки "опыт выполнения поставок товаров, подобных предмету закупки: (количество договоров и отзывов к ним)". Документацией о закупке установлен порядок оценки данного критерия по формуле, где значение Д - договор с отзывом (1 балл). Предметом оценки выступает количество представленных в заявке участника выполненных договоров и отзывов по ним от заказчика (покупателя). Требования к оцениваемым договорам: 1. исполненные на момент подачи заявки; 2. заключенные не ранее, чем за три года до проведения запроса предложений; 3. сумма каждого договора - не менее 20% от НМЦ. 4. наличие отзыва от заказчика по договору.

Антимонопольным органом сделан вывод, что в рамках оценочной стадии применение в соответствии с Методикой анализа и оценки заявок данного подкритерия на основе учета наличия отзыва по выполненным договорам ограничивает количество участников и создает преимущественные условия участия отдельным участникам.

Вместе с тем, признавая выводы антимонопольного органа не обоснованными, суд первой инстанции правильно указал на следующее.

В соответствии с Разделом N 1 Приложения N 3 Документации о закупке непредставление претендентом отзыва по договору не является обстоятельством, исключающим возможность принятия участия в закупке путем подачи заявки, не влечет отклонение заявки и отказ в допуске к участию. Наличие отзывов по договору учитывается организатором исключительно на оценочной стадии и влияет на количество баллов, которое будет присвоено заявке, а соответственно данный подкритерий оценки не ограничивает конкуренцию и доступ к выполнению поставок по предмету закупки.

В соответствии с правовой позицией Президиума ВАС России, изложенной в постановлении от 28.12.2010 г. N 11017/10, основной задачей законодательства, устанавливающего порядок проведения торгов, является не столько обеспечение максимально широкого круга участников размещения заказов, сколько выявление в результате торгов лица, исполнение контракта которым в наибольшей степени будет отвечать целям эффективного использования источников финансирования, предотвращения злоупотреблений в сфере размещения заказов. В торгах могут участвовать лишь те лица, которые соответствуют названным целям. Поэтому включение в документацию о торгах условий, которые в итоге приводят к исключению из круга участников размещения заказа лиц, не отвечающих таким целям, не может рассматриваться как ограничение доступа к участию в торгах. Данный подкритерий применяется одинаково ко всем участникам, все они находятся в равных конкурентных условия.

В силу части 1 статьи 1 Закона о закупках целями его регулирования являются обеспечение необходимого качества и надежности выполняемых работ и услуг с учетом потребностей заказчиков. При этом приведенный в документации критерий опыт свидетельствует о надежности претендента. Наличие опыта выполнения поставок и положительные отзывы позволяют судить о высоком качестве и надежности того или иного поставщика. Главным свидетельством качественной характеристики поставщика является не количество набранных заказов, а количество клиентов, готовых рекомендовать поставщика как добросовестного контрагента.

Действия по включению данного подкритерия в Документацию о закупке не противоречат ни Закону о защите конкуренции, ни Закону о закупках. В данном случае законодатель предоставляет право заказчику самостоятельно определить как состав критериев оценки, так и содержание указанных критериев, в том числе предмет и количественные показатели оценки участников по соответствующему критерию. Каких-либо требований об установлении в Положении о закупках и/или в Документации о закупке закрытого перечня документов, представляемых претендентами законодательство Российской Федерации и Положение о закупках не предусматривает.

Аналогичная позиция изложена в письме ФАС России от 24.12.2012 г. N ИА/44025/12 "О направлении разъяснений по вопросам применения Федерального закона "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц", в котором в абзаце 5 раздела 8 установлено, что заказчик самостоятельно устанавливает требования к участникам закупки и перечень документов, необходимых для подтверждения их соответствия установленным требованиям. В данном случае установление критериев оценки, принципов учета и их значимости является исключительной прерогативой заказчика. Данный принцип учета подкритерия нельзя считать незаконным ввиду того, что для заказчика имеет значение не просто наличие опыта выполнения подобных поставок, а его положительный опыт.

Из объяснений Заявителя следует, что наличие самого по себе договора не свидетельствует, что претендент выполнил его качественно, надлежащим образом и в установленные по договору сроки. Учет исключительно количественного показателя подкритерия по договорам не позволяет обеспечить переход его в качественное отражение данного подкритерия. При этом, поставщик, получивший заказ на выполнение договора, и на протяжении его исполнения допускающий его нарушение, отступление от условий, не получит положительный отзыв от заказчика. Для заказчика важно заключить договор с поставщиком, исполнение которого обеспечивает надлежащее удовлетворение потребностей заказчиков, с необходимым уровнем качества и надежности, подтверждаемые соответствующим отзывом.

С целью обеспечения равных возможностей реализации претендентами права на участие в закупке, обеспечения учета совокупности характеристик претендентов и недопущения создания преимуществ отдельным лицам путем выбора победителя исключительно по одному критерию, в Документации о запросе предложений установлено как долевое соотношение между максимально возможными оценками: так по стоимостному критерию - 60 баллов (60 %), а по нестоимостному критерию, в составе которого учитывается подкритерий опыта - 40 баллов (40 %), так и весомость подкритериев и, в частности, подкритерия, учитывающего опыт выполнения аналогичных работ - 0,30.

Таким образом, в данной закупке не может стать победителем лицо только на основании наличия опыта выполнения соответствующих работ, подтвержденного отзывом, поскольку: - количество баллов, которое можно набрать по данному под критерию, не является безграничным, в том числе по подкритерию нельзя набрать максимум в виде 100 баллов. - установлено ограничение как по весу данного подкритерия - 0,30, так и по максимальному значению нестоимостного критерия - 40%, т.е. его вес на 20 % меньше других критериев оценки. - в рамках оценки нестоимостного критерия участников данный подкритерий не является единственным. Оценка заявок по нестоимостному критерию проводится также по подкритериям "финансовое состояние и обеспеченность финансовыми ресурсами", "наличие сертификата менеджмента качества", "условие гарантийного обслуживания", "статус участника", весомость которых в совокупности составляет 0,70, что в сумме значительно превышает вес подкритерия "опыт выполнения поставок товаров, подобных предмету закупки: (количество договоров и отзывов по ним). Соответственно, любой участник, не имеющий отзывов от заказчиков по сравнению с другими участниками, имеет возможность стать победителем, предложив лучшие условия исполнения договора по другим критериям оценки.

Кроме того, согласно формуле оценки данного подкритерия баллы присваиваются по установленной формуле, где - Д - договор с отзывом (1 балл) Из данной формулы следует, что за договор с отзывом дается только 1 (один) балл, а количество договоров с отзывами, которые будут учтены при оценке, ограничено только 10(десять) штук. Таким образом, 10 отзывов, которые можно получить за три года осуществления деятельности, и обеспечивающие максимум по подкритерию, не позволяют утверждать о неразумном, невыполнимом условии учета подкритерия, которым может соответствовать участник. Подобный принцип учета подкритерия на основе представления отзывов по договорам не может ограничить доступ к данной закупке и ограничить конкуренцию. Иное антимонопольным органом не доказано.

Кроме того, суд отмечает, что в обжалуемом решении ФАС России от 07.07.2016 г. N 223-ФЗ-336/16 установлено, что ООО "Магна" не представлено доказательств, подтверждающих, что требование о наличии опыта в размере 20 % от начальной максимальной цены приводит к ограничению количества участников запроса предложений".

В продолжении вывода о незаконности подобного условия антимонопольный орган указал, что в Документации о закупке не установлено, опыт выполнения поставок товаров, подобных какому предмету учитывается при осуществлении и оценки заявок, судом первой инстанции также правильно отклонен. Указанный довод не может быть принят, так как согласно пункту 1.3.3.3 Документации о закупке под подобными товарами подразумеваются товары, указанные в пункте 4.26 информационной карты.

Согласно пункту 4.26 информационной карты указано, что в качестве подобного товара, рассматривается товар соответствующий следующим кодам ОКПД-2, который установлен нормативно "ОК 034-2014 (КПЕС 2008). Общероссийский классификатор продукции по видам экономической деятельности" (утвержден Приказом Росстандарта от 31.01.2014 г. N 14-ст): 14.14, 14.12.30.130, 14.31.10, 14.19, 14.12.30.120, 32.99.59.000, 14.19.43.150, 14.12.30.190. Письмом Минэкономразвития России от 25.11.2015 г. N 34016-ЕЕ/Д28и рекомендовано заказчикам при формировании плана закупки товаров, работ, услуг на 2016 г. руководствоваться Общероссийским классификатором продукции по видам экономической деятельности (ОКПД 2).

При этом ни один из участников аукциона не обжаловал указанные положения Документации о закупке, не обращался за разъяснениями Документации о закупке в части содержания пункта 1.3.3.3, подпункта 1 пункта 2 "оценка нестоимостного критерия" Раздела 2 Документации о закупке.

Относительно доводов ФАС России о том, что установление требования к участникам закупки о перечне банков, приемлемых для обеспечения надлежащего исполнения обязательств по договору поставки, суд отмечает следующее.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются следующими принципами: равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки. Нарушение данной нормы антимонопольный орган мотивировал тем, что требование о выдаче банковской гарантии приемлемым для заказчика (организатора) банком является требованием к участникам закупки и ограничивает круг участников.

Признавая указанные выводы антимонопольного органа не обоснованными, суд первой инстанции правильно указал следующее.

В разделе 2.14 Документации о закупке установлен порядок обеспечения исполнения обязательств по договору, заключаемому по результатам проведения запроса предложений. Согласно пункту 6.4 проекта договора банковская гарантия, предусмотренная настоящим разделом, должна быть выдана любым из следующих банков: Банк ВТБ (ПАО); ПАО Сбербанк; Банк ГПБ (АО); Внешэкономбанк; ОАО "Банк Москвы"; АО "Райффайзенбанк"; АО "Россельхозбанк"; ОАО "АБ "РОССИЯ"; АО "Нордеа Банк"; ПАО РОСБАНК; АО КБ "Ситибанк"; ЗАО "БАНК КРЕДИТ СВИСС (МОСКВА)"; КБ "Дж.П. Морган Банк Интернешнл" (ООО); ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) АО; ПАО Банк "ФК Открытие"; ПАО "Промсвязьбанк"; АО ЮниКредит Банк; АО "КОММЕРЦБАНК" (Евразия).

Согласно Информационной карте открытого запроса предложений перечень требований к участникам процедуры закупки установлены в пунктах 4.22-4.27, к числу которых не отнесено предоставление банковской гарантии.

Согласно пункту 4.17 Информационной карты открытого запроса предложений для участия в запросе предложений не требуется предоставление участником обеспечения заявки, в том числе, в виде банковской гарантии. Таким образом, Документацией о закупке не установлено требования к участникам о наличии в составе заявки участника банковской гарантии.

Раздел N 1 12 Приложения N 3 Документации о закупке, устанавливающий исчерпывающий перечень оснований для отклонения заявки и отказа в допуске к участию, не содержит такого основания отклонения заявки как не предоставление банковской гарантии из перечня банков, на который ссылается ФАС России. Соответственно возможность участия в закупке, круг участников закупки и возможность участника стать ее победителем не поставлены в зависимость от наличия банковской гарантии, что исключает нарушение пункта 2 части 1 статьи 3 и части 1 статьи 2 Закона о закупках, пункта 1.1.3 Положения о закупках.

Учитывая, что проект договора не устанавливает требований к участникам закупки, данное обстоятельство исключает и нарушение пункта 2 части 1 статьи 3 и части 1 статьи 2 Закона о закупках, поскольку нарушение указанных норм может касаться ограничений только в отношении требований, предъявляемых непосредственно к участникам закупочной процедуры, а не к условиям исполнения договора, когда отбор участников и закупка уже завершены.

Согласно пункту 4.19 Информационной карты открытого запроса предложений банковская гарантия является способом обеспечения исполнения уже заключенного по результатам закупки договора. Вывод антимонопольного органа о том, что предоставление банковской гарантии любым банком не влияет на возможность исполнять обязательства по договору либо на качество обязательств является также необоснованным на основании следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 1 и пунктом 3 части 1 статьи 9 Закона о закупках в качестве его целей и принципов закреплено удовлетворение потребностей заказчика с учетом эффективного использования денежных средств на приобретение товаров, работ и услуг, реализации мер, направленных на сокращение издержек заказчика, предотвращение злоупотреблений. Выступая условием надлежащего исполнения договора и снижения рисков заказчика и неблагоприятных последствий для него, банковская гарантия должна обеспечивать высокую степень надежности своего обеспечения, которое напрямую зависит от лица, выдавшего такую банковскую гарантию, его платежеспособности, финансовой устойчивости, экономических показателей, достаточности собственного капитала.

Более того, при проведении закупок государственными и муниципальными заказчиками последним аналогично запрещено принимать банковские гарантии от любого банка, перечень банков, от которых принимаются банковские гарантии строго ограничен (статьи 44, 45 ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд").

Согласно указанным нормам государственные и муниципальные заказчики в качестве обеспечения заявок и исполнения контрактов могут принимать банковские гарантии, выданные только банками, включенными в предусмотренный статьи 74.1 Налогового кодекса РФ перечень банков. При этом государственный орган может помимо указанных в статьях 44, 45 указанного закона ограничений установить дополнительные требования к банковской гарантии.

В соответствии с частями 2, 3 статьи 74.1 Налогового кодекса РФ указанный в ней перечень банков установлен применительно к случаям предоставления банковской в целях налогообложения, когда банк (гарант) обязывается перед налоговыми органами исполнить в полном объеме обязанность налогоплательщика по уплате налога, если последний не уплатит в установленный срок причитающиеся суммы налога, и соответствующих пеней в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства уплатить денежную сумму по представленному налоговым органом в письменной форме или электронной форме по телекоммуникационным каналам связи требованию об уплате этой суммы.

Вместе с тем предусмотренные законом обязанности по применению положений части 3 статьи 74.1 Налогового кодекса Российской Федерации (банки из перечня 13 Министерства финансов РФ) юридическими лицами, указанными в часть 2 статьи 1 Закона о закупках, отсутствуют.

Кроме того, законодательно установленное ограничение перечня банков, чьи банковские гарантии предоставляются в целях налогообложения и при проведении закупок государственными и муниципальными заказчиками, также свидетельствует о необходимости обеспечения требований безотзывности денежных средств (банковской гарантии) и надежности лица, которое их внесло.

Применительно к Закону о закупках заказчики наделяются большими правами в отличие от государственных и муниципальных заказчиков при определении условий исполнения договора, и в этом случае закон не ограничивает заказчика в установлении повышенных требований к перечню банков, от которых принимается банковская гарантия с целью минимизации финансовых рисков. Доказательств наличия препятствий в получении банковских гарантий от банков, указанных в Документации о закупке, антимонопольным органом не представлено, не доказано установление данного перечня банков специально для того, чтобы обеспечить победу в запросе предложений конкретному лицу (постановление Президиума ВАС России от 28.12.2010 г. N 11017/10).

Все участники находятся в равных условиях, поскольку указанное условие применяется ко всем в равной степени независимо от того, кто станет победителем, что исключает возможность нарушения принципа равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки, что свидетельствует об отсутствии нарушения пункте 1.1.3 Положения о закупках, пункт 2 часть 1 статьи 3 Закона о закупках и часть 1 статьи 2 Закона о закупках.

Доводы ФАС России о не правомерности включения условия о страховании груза в АО"СОГАЗ", как противоречащего пункт 2 часть 1 статьи 3 и часть 1 статьи 2 Закона о закупках, также правильно отклонены судом первой инстанции.

Признавая оспариваемое решение незаконным в данной части суд исходил из того, что данное условие содержится в проекте договора. Документацией о закупке не установлено требование к участникам закупки при подаче заявки застраховать груз. Наличие страховки не входит в перечень документов, которые обязан представить претендент для допуска к участию в закупке. Также факт отсутствия или наличия страхования груза не влияет на количество баллов, начисляемых участнику при сопоставлении его заявки с заявками других участников. Таким образом, данное условие не влияет на права участников закупки, на равные условия доступа к закупочной процедуре и на конкуренцию между участниками.

Согласно пунктам 4.22-4.31 Информационной карты открытого запроса предложений для участия в запросе предложений не требуется предоставление участником доказательств страхования груза. Таким образом, Документацией о закупке не установлено требования к участникам о наличии в составе заявки участника доказательств страхования. Соответственно, возможность участия в закупке, доступ к закупке, круг участников закупки и возможность участника стать ее победителем не поставлены в зависимость от того произвел участник страхование груза в АО "СОГАЗ" или нет, что исключает нарушение пункта 2 часть 1 статьи 3 и часть 1 статьи 2 Закона о закупках.

Учитывая, что проект договора не устанавливает требований к участникам закупки, а определяет порядок исполнения уже заключенного договора, когда победитель уже определен, данное обстоятельство исключает и нарушение пункт 2 части 1 статьи 3 и часть 1 Закона о закупках, поскольку нарушение указанных норм может касаться ограничений только в отношении требований непосредственно к участникам закупочной процедуры, а не к условиям исполнения договора. Таким образом, рассматриваемое положение представляет собой условие о порядке исполнения договора подряда, не является требованием к участникам закупки и не противоречит Закону о закупках.

Из содержания части 1 статьи 1 Закона о закупках следует, что целями регулирования Закона о закупках являются, в том числе, создание условий для своевременного и полного удовлетворения потребностей юридических лиц в товарах, работах, услугах с необходимыми показателями цены, качества и надежности, а также эффективное использование денежных средств. Таким образом, часть 1 статьи 1 Закона о закупках закрепляет право заказчика самостоятельно устанавливать требования к товарам, работам, услугам в соответствии с потребностями Заказчика, требования к их качеству и надежности. При этом стоимость таких товаров, работ, услуг с учетом установленных заказчиком параметров надежности и качества не должна быть завышена.

В дополнение к указанным выше целям, пункт 3 часть 1 статьи 3 Закона о закупках предусмотрен принцип целевого и экономически эффективного расходования денежных средств на приобретение товаров, работ, услуг и реализация мер, направленных на сокращение издержек заказчика. Исходя из указанного принципа, Заказчик должен расходовать денежные средства не только эффективно, но и исключительно на те товары, работы, услуги, с такими параметрами качества и надежности, в которых Заказчик испытывает потребность. При этом в соответствии с приведенным принципом Заказчик должен предпринимать все необходимые меры, направленные на сокращение издержек Заказчика. Требования к страховой компании являются теми самыми параметрами качества товара, его надежности, а также мерами по сокращению издержек Заказчика, которые установлены, исходя из потребностей Заказчика.

Относительно выводов ФАС России о не правомерности установления условия о предоставлении заключения ООО "Газпром газобезопасность", как противоречащего положениям пункта 1.1.3 Положения о закупках, пункта 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках и часть 1 статьи 2 Закона о закупках, суд первой инстанции отметил следующее.

В соответствии с пунктом 1.2.3 Технического задания, товар должен иметь заключение ООО "Газпром газобезопасность" о возможности использования товара на объектах ПАО "Газпром". В соответствии с пояснениями Заявителей, и материалами дела, отсутствие данного заключения не влияет ни на допуск участника к закупке, ни на количество баллов получаемых по результатам закупки, так как Раздел N 1 Приложения N 3, устанавливающий исчерпывающий перечень оснований для отклонения заявки и отказа в допуске к участию, не содержит такого основания отклонения заявки как не предоставление заключение. Таким образом, возможность участия в закупке и возможность стать победителем не поставлена в зависимость от наличия у претендента указанного заключения.

Наличие данного заключения является условием, регулирующим порядок исполнения уже заключенного договора, применяемое ко всем в равной степени независимо от того кто станет победителем, данное обстоятельство исключает нарушение пункта 2 части 1 статьи 3 и часть 1 статьи 2 Закона о закупках, поскольку нарушение указанных норм может касаться ограничений только в отношении требований, предъявляемых непосредственно к участникам закупочной процедуры, а не к условиям исполнения договора, когда отбор участников и закупка уже завершены. Кроме того, в силу части 1 статьи 1 Закона о закупках определяющим фактором при установлении требований к поставляемым товарам является удовлетворения потребностей юридических лиц в товарах с необходимыми показателями цены, качества и надежности, а также эффективное использование денежных средств. Таким образом, часть 1 статьи 1 Закона о закупках закрепляет право заказчика самостоятельно устанавливать требования к товарам, работам, услугам в соответствии с потребностями заказчика, требования к их качеству и надежности. Исходя из указанного принципа, заказчик должен расходовать денежные средства не только эффективно, но и исключительно на те товары, работы, услуги, с такими параметрами качества и надежности, в которых заказчик испытывает потребность.

Согласно Политике ПАО "Газпром" в области охраны труда и промышленной безопасности, утвержденной приказом от 29.07.2009 г. N 235, компания при осуществлении всех видов деятельности признает приоритет жизни и здоровья работников по отношению к результатам производственной деятельности, что требует от поставщиков и подрядчиков, осуществляющих деятельность на объектах компании, соблюдения стандартов и норм в области охраны труда и промышленной безопасности, принятых ПАО "Газпром", в отношении средств индивидуальной защиты персонала: СТО Газпром (28-2006, 10.005-2012, 10.007-2012). Руководствуясь собственными потребностями, заказчик предъявил требование к товару на этапе исполнения договора о наличии заключения ООО "Газпром газобезопасность" о возможности использования товара на объектах ПАО "Газпром" для подтверждения соответствия СТО Газпром, что направлено на обеспечение гарантий защиты от опасных и вредных производственных факторов на объектах ПАО "Газпром".

При этом нормы, на которые ссылается антимонопольный орган: пункт 1.1.3 Положения о закупках, пункт 2 части 1 статьи 3, часть 1 статьи 2 Закона о закупках не устанавливают обязанность заказчика в Документации о закупке указывать перечень документов, требований к товару, предъявляемых для прохождения указанной сертификации на этапе исполнения договора и порядок его выдачи. Указанные сведения размещены в свободном доступе для ознакомления неопределенным кругом лиц по адресу: http://gazobezopasnost.ga2prom.ru/. Перечень технических требований к товару приведены в составе Документации о закупке в таблице "перечень, объемы и специальные требования закупаемого товара по запросу предложений".

В Техническом задании, пункте 1.1 Заказа на поставку товара приведен перечень, объем и специальные технические требования к закупаемому товару "Таблица А". При этом указанный перечень содержит наименование товара и технические требования Заказчика. Указанная таблица содержит 160 предполагаемых к поставке наименований товара. При этом только пп. 126-130, 132-134, 137-141, статьей 143-147, 148, 156, 158, 159, 160 содержат требования о необходимости представления Заключения указанной организации. К остальным приведенным в Таблице товарам необходимость представления указанного заключения не обозначена. Необходимость представления указанного заключения связано связанно со спецификой поставляемого товара. В частности, необходимость представления заключения связано с поставкой такого товара как костюмов для сварщика различных классов защиты, костюмов, плащей и т.д. с применением антиэлектрических тканей с огнезащитными и масловодоотталкивающими свойствами. Таким образом, применение к указанным товарам специальных требований в данном случае является обоснованным.

Доводы Третьего лица о возможности поставки указанной продукции в отсутствии заключения при наличии представленных в дело сертификатов соответствия суд не принимает, так как представленные доказательства также не свидетельствуют о соответствии товара СТО Газпром 10.005-2012, 10.007-2012. Таким образом, Документация о закупке не противоречит п. 1.1.3 Положения о закупках, пункт 2 части 1 статьи 3, часть 1 статьи 2 Закона о закупках.

Относительно выводов ФАС России о наличии противоречий пункта 1.1.3 Положения о закупке и нарушении положений пункта 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках, при установлении условий, изложенных в пункте 1.3.5.7 Документации сд первой инстанции указал следующее.

Разделом 1.3 Документации о закупке установлены требования к участникам закупки. В частности, пунктом 1.3.5.7 установлено, что общая сумма всех судебных решений не в пользу участника в качестве ответчика, связанных с изготовлением, поставкой, эксплуатацией продукции, выполнением работ (оказанием услуг) за последние 3 года не должна превышать 20% начальной (максимальной) цены предмета закупки (цены лота). В соответствии с пояснениями Заявителей, под суммой судебных решений понимается совокупность взысканных с участника денежных средств в соответствии с решением суда, в том числе задолженностей, неустоек, пени, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов по уплате госпошлин. Несоблюдение этого условия является основанием для отклонения заявки участника (пункт 14 Методики анализа заявок участников аукциона).

В оспариваемом решении ФАС России указывает, что наличие судебных решений не связано с исполнением договора и не влияет на исполнение обязательств по заключённому договору. Вместе с тем какого-либо обоснования принятого решения в указанной части со ссылкой на нормы закона решение не содержит.

В силу положений Закона о закупках, документация о закупке формируется заказчиком (организатором) самостоятельно, исходя из собственных потребностей. Критерии отбора претендентов и выбора победителя закупки также определяются заказчиком самостоятельно. Наличие вступившего в законную силу решения суда, которым с участника закупки взыскана задолженность, неустойка свидетельствует о том, что участник закупки не выполняет взятые на себя гражданско-правовые обязательства, т.е. нарушает закон (статьи 310 Гражданского кодекса РФ). Наличие таких судебных решений в совокупной сумме более 20 % от начальной максимальной цены закупки за последние три года, означает, что такое нарушение (или несколько нарушений) носят существенный характер. Например, цена предмета закупки составляет 1 654 233 750,79 руб. Следовательно, отрицательные судебные решения в отношении участника закупки не должны превышать сумму 330 846 750, 16 руб. Установление в Методике оценки указанного критерия направлено на минимизацию рисков участия в закупках недобросовестных поставщиков и защиту интересов ООО "Газпром комплектация", как заказчика закупки, и дочерних Обществ ПАО "Газпром", в интересах которых будет осуществляться поставка. Данный критерий соответствует целям, изложенным в части 1 статьи 1 Закона о закупках.

Указанное условие не является нарушением императивных положений Закона о закупках или Закона о защите конкуренции, доказательств обратного ФАС России не представлено. Кроме того, суд принимает во внимание, что включение спорного условия в Документацию о закупке согласуется с позицией Верховного Суда РФ, изложенной в определении от 21.08.2014 г. N 307-ЭС14-210 по делу N А05-10778/2013. В частности, Верховный Суд РФ указал, что субъекты предпринимательской деятельности по условиям делового оборота при выборе контрагентов должны оценивать не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Следовательно, проверка лишь правоспособности контрагентов не свидетельствует о том, что общество, будучи заинтересованным в надлежащем исполнении контрагентом договоров субподряда, проявило должную степень осмотрительности и осторожности при выборе контрагент".

С учётом вышеизложенного, условие о положительной деловой репутации не противоречит закону, а решение ФАС России в указанной части является незаконным и необоснованным и подлежит признанию недействительным.

В оспариваемом решении антимонопольный орган также пришел к выводу, что условия Документации о закупке ограничивают количество участников закупки, поскольку привлечение субпоставщиков/соисполнителей предполагается в процессе исполнения договора. В оспариваемом решении антимонопольный орган указывает, что установление требования пункта 3.7 Документации о закупке о предоставлении документов о субпоставщиках, а также отказ в допуске к участию в запросе предложений в связи с несоответствием таким требованиям противоречит пункта 1.1.3 Положения о закупках, пункта 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках, части 1 статьи 2 Закона о закупках.

Нарушение данных норм мотивировано тем, что в соответствии с пунктом 12 Раздела 1 "Анализ заявок на предмет соответствия состава заявок и участника требованиям Документации" Приложения 3 "Методика анализа и оценки заявок участников запроса предложений" Документации основаниями для отклонения заявки участника запроса предложений является непредставление любого из документов, требуемых документацией о закупке, на любого из привлекаемых поставщиков/субподрядчиков/соисполнителей, а также несоответствие любого из привлекаемых поставщиков/субподрядчиков/соисполнителей требованиям, установленных Документацией".

Вместе с тем, Документация о закупке не содержит изложенных в решении антимонопольного органа положений, как и оснований отклонения заявки участника в связи с несоответствием субпоставщика квалификационным требованиям, предъявляемым к участникам закупки.

Согласно пункту 12 Раздела 1, на который ссылается антимонопольный орган в оспариваемом решении, основанием отклонения заявки является "несоответствие по функциональным или качественным характеристикам предлагаемых участником аналогов требованиям заказчика, изложенным в таблице А и опросных листах (при наличии) технического задания".

Согласно пункту 3.7 Документации о закупке в случае, если участник признает факт его неспособности исполнить заказ в полном объеме в силу отсутствия у него необходимых ресурсов, средств и т.д., т.е. привлекает на исполнение предмета закупке субпоставщика, в таком случае установлен перечень документов для субпоставщиков, принадлежащих к субъектам малого и среднего предпринимательства, привлекаемых к поставке товара, при условии, что доля цены которых не менее 30% от общей цены Заявки: - копии лицензий и других разрешительных документов, если таковые требуются для выполнения работ и оказания услуг, являющихся дополнительными условиями для выполнения договора поставки в соответствии с пунктом 4.15 информационной карты. Однако пунктом 4.15 информационной карты не предусмотрена необходимость представления каких -либо документов, соответственно указанные документы по субпоставщикам не представляются; - анкета участника (форма 2), справка об объеме поставок товара (форма 3), справка о деловой репутации (Форма 6) и Декларация субъекта малого или среднего предпринимательства о соответствии критериям, установленным статьей 4 Федерального закона "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" (Форма 9) по каждому субпоставщику; - копии баланса и отчета о прибылях и убытках за прошедший год и за последний отчетный период текущего года; - копии отчета о прибылях и убытках за прошедший год; - копии пояснений к бухгалтерскому балансу и отчету о прибылях и убытках; - для индивидуальных предпринимателей - копии налоговых деклараций за последний отчетный год; - копия письма из ПАО "Газпром" о включении в реестр потенциальных участников закупок Группы Газпром, которая представляется только при его наличии.

При этом Документация о закупки не предусматривает оценку содержания указанных документов, снижение баллов в связи с несоответствием их содержания каким-либо количественным или качественным показателям.

Документация о закупке не устанавливает, что привлекаемый участником субпоставщик должен соответствовать квалификационным требованиям, предъявляемым к участнику. В Разделе 1 Методики оценки и сопоставления заявок не установлено оснований для отклонения заявки участника в связи с несоответствием субпоставщика квалификационным требованиям, предъявляемым к участнику, непредставлением документов на субпоставщиков. Таким образом, по своей сути предоставление указанных сведений имеет уведомительный характер и не требует получения согласия со стороны заказчика на привлечение конкретных субпоставщиковк исполнению договора и необходимость соответствия их каким-либо качественным требованиям.

Каких-либо претензий к содержанию перечня документов оспариваемое решение не содержит. Доказательств наличия каких-либо препятствий для представления указанных документов антимонопольным органом не представлено. В силу пункта 3.7 Документации о закупке применяется одинаково ко всем участникам, которые находятся в равных конкурентных условиях участия в закупке. Кроме того, ни один из участников аукциона не обжаловал включение в Документацию о закупке данного условия. Доказательства наличия заинтересованных лиц, которые не смогли участвовать в данной закупке в результате применения данного условия, антимонопольным органом также не представлены. В свою очередь, для признания лица нарушившим часть 1 статьи 2, пункт 2 часть 1 статьи 3 Закона о закупках антимонопольный орган должен доказать необоснованность ограничения конкуренции между участниками. Признаки ограничения конкуренции установлены пунктом 17 статьи 4 ФЗ "О защите конкуренции", однако, доказательств наличия признаков ограничения между какими-либо участниками конкуренции не представлено.

Применительно к рассматриваемой закупке антимонопольный орган, указывая, что указанное условие Документации о закупке ограничивает количество участников закупки, не учитывает, что организатором не установлен запрет на привлечение субпоставщиков. Представление документов по субпоставщикам осуществляется в интересах самих участников. Так, согласно пункту 2.11.6 Документации о закупке предоставление данных документов позволяет при равном количестве баллов обеспечить признание лучшей заявки участнику, привлекающего к поставке субпоставщиков, являющихся субъектами малого и среднего предпринимательства, доля цены заявки которых не менее 30 % от общей цены заявки. Кроме того, необходимость сбора информации о привлекаемых субпоставщиках и объеме их участия также обусловлена возложенными на заказчика обязанностями согласно постановлению Правительства РФ от 11.12.2014 N 135.

Согласно пункту 6 утвержденного данным постановлением Положения заказчики обязаны рассчитывать годовой объем закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства, в том числе при заключении договоров поставщиками (исполнителями, подрядчиками) непосредственно с субъектами малого и среднего предпринимательства в целях исполнения договоров, заключенных поставщиками (исполнителями, подрядчиками) с заказчиками по результатам закупок. Кроме этого, в силу пункта 2 части 8 статьи 3 Закона о закупках и положений Постановления Правительства РФ от 11.12.2014 г. N 1352 "Об особенностях участия субъектов малого и среднего предпринимательства в закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" Заказчик размещает в единой информационной системе отчет о закупках об участии субъектов малого и среднего предпринимательства в закупках, проводимых Заказчиком. При этом учитываются также субъекты малого и среднего предпринимательства, привлеченные победителем закупки в качестве субпоставщиков. Принимая во внимание данное обстоятельство. Заказчику необходимо получить сведения о субпоставщиках товара. Таким образом, данное условие не противоречит пункту 1.1.3 Положения о закупке, части 1 статьи 2, пункту 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках.

Доводы антимонопольного органа о наличии нарушений пункта 4 части 1 статьи 3, части 1 статьи 2, пункта 9 част 10 статьи 4 Закона о закупках и пункта 1.1.3 Положения о закупках, мотивировано тем, что из данного положения не представляется возможным определить, какой объем сведений необходимо представить участником в случае получения от заказчика запроса о предоставлении дополнительных документов, т.к. отсутствуют критерии, по которым участник мог бы определить объем сведений для корректной подачи ответа заказчику на запрос разъяснений.

В соответствии с пунктом 9 Раздела 1 "Анализ заявок на предмет соответствия состава заявок и участника требованиям Документации" Приложения N 3 установлено следующее основание отклонения заявки. Суть требования Документ представляемый Участником, Проверяемые сведения, Перечень оснований для отклонения Заявок, Представление в установленные сроки Участником Организатору письменных разъяснений положений поданной им Заявки по письменному запросу Организатора, в том числе, обоснование им цены Заявки по отдельным номенклатурным позициям. Ответ на запрос организатора с приложением (при необходимости) дополнительных документов. Наличие ответа в установленный срок и достаточность сведений Отсутствие ответа на запрос в установленный срок и недостаточность сведений. Суд первой инстанции, с учетом пояснений Заявителей, принял во внимание, что достаточность информации (полнота) означает, что ответ участника содержит пояснения по всем вопросам, указанным в запросе. Таким образом, учитывая невозможность на этапе подготовки Документации о закупке определить какие из положений Документации о закупке не будут раскрыты участниками, заранее закрепить перечень представляемой информации и объем таких сведений по каждому заданному вопросу в виду неизвестности вопроса, требующего разъяснения, невозможно. При этом заявки участников аукциона не отклонялись по данному основанию, что исключает нарушение указанных норм. Доказательства ограничения доступа к закупке какому-либо из претендентов на основании применения пункта 9 Раздела 1 "Анализ заявок на предмет соответствия состава заявок и участника требованиям Документации" Приложения N 3 оспариваемое решение не содержит.

Относительно доводов о нарушении положений пункта 9 части 10 статьи 4 Закона о закупках, судом первой инстанции установлено, что данный вывод не соответствует фактическим обстоятельствам, поскольку в пункте 4.6 определен предмет закупки - поставка летней спецодежды.

В соответствии с пунктом 1.1.3 Положения о закупках содержит сведения о том, какие отношения регулирует Положение, указывает, что Положение о закупке устанавливает единые правила и порядок закупок. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что указывая, что из указанного условия невозможно определить, какие установлены требования, в частности их неизмеряемость, антимонопольный орган не учитывает следующее.

Требования, которые установлены законом, установлены нормативно, их содержание распространяется на неопределенный круг лиц, данное обстоятельство исключает неизмеримость требования, возможность неоднозначного понимания и неравного применения ко всем участникам закупки. Лица обязаны соответствовать требованиям, установленным законом, независимо от включения такого условия в закупочную документацию. Пункт 1.1.3 Положения о закупках носит информационный характер и не устанавливает каких-либо требований к содержанию Документации при проведении конкретных закупок, так и не устанавливает обязанность заказчика установить перечень сведений, указанных в оспариваемом решении.

Согласно Методическому пособию для предпринимателей, участвующих в государственных и муниципальных закупках, разработанном ФАС России в закупочную документацию должно включаться аналогичное условие - "соответствие участников размещения заказа требованиям, устанавливаемым в соответствии с законодательством Российской Федерации к лицам, осуществляющим поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг, являющихся предметом торгов". Таким образом, условия Документации о закупке не противоречат пункту 1.1.3 Положения о закупках. Относительно доводов ФАС России о том, что требования пункта 1.2 проекта договора сформулированы с нарушением положений пункта 1.1.3 Положения о закупках и пункта 2 части 1 статьи 3, часть 1 статьи 2 Закона о закупках.

Антимонопольным органом тем, что заказчик оставляет за собой право распределить объем продукции на 2017-2018 г. по цене, установленной на момент подписания договора по результатам запроса предложений, что ограничивает количество участников запроса предложений. Вместе с тем, согласно п. 2.1 проекта договора общий перечень и количество Продукции, поставляемой по настоящему Договору, а также цена единицы Продукции, поставляемой по настоящему Договору в 2016 году, определены в соответствии с представленной Поставщиком заявкой на участие в запросе предложений и указаны в Приложении N 7 к настоящему Договору.

Цена единицы продукции, поставляемой по настоящему договору в 2017, 2018 годах, определяется в соответствии с пунктом 4.1 проекта договора. Покупатель по согласованию с Поставщиком вправе изменить (увеличить или уменьшить) количество Продукции, поставляемой по настоящему Договору. При увеличении количества Продукции общая стоимость Продукции для соответствующего года поставки может быть увеличена по соглашению Сторон пропорционально количеству дополнительно поставленной Продукции, исходя из установленной Договором цены единицы Продукции. При уменьшении количества Продукции в связи с сокращением потребности общая стоимость Продукции для соответствующего года поставки может быть уменьшена по соглашению Сторон. При этом цена единицы Продукции определяется в соответствии с пунктом 4.1. настоящего Договора для соответствующего года поставки. Таким образом, изменение объема и цены товара согласно пункту 2.1 возможно исключительно по соглашению сторон, а не произвольно в одностороннем порядке заказчиком.

Согласно части 5 статьи 4 Закона о закупках в случае, если при заключении и исполнении договора изменяются объем, цена закупаемых товаров, работ, услуг или сроки исполнения договора по сравнению с указанными в протоколе, составленном по результатам закупки, не позднее чем в течение десяти дней со дня внесения изменений в договор в единой информационной системе размещается информация об изменении договора с указанием измененных условий. Таким образом, законодательством о закупках предусмотрена возможность при заключении и исполнении договора изменить объем, цену закупаемых товаров, работ, услуг или сроки исполнения договора по сравнению с указанными в протоколе, составленном по результатам закупки. Целью предоставления данного права является рациональное использование денежных средств и эффективное участие предусмотренных частью 2 статьи 1 Закона о закупках субъектов.

Вывод антимонопольного органа о распределении объема продукции на 2017- 2018 г. по цене, установленной на момент подписания договора по результатам закупки, сделан без учета пункта 4.1 проекта договора, согласно которому: Цена единицы Продукции, поставляемая в 2016 году, не должна превышать цены единицы Продукции, установленной в заявке Поставщика на участие в запросе предложений.

Цена единицы Продукции, поставляемой в 2017 году, определяется по следующей формуле: Р2 = Р1 * (I * К), где Р2 - цена единицы Продукции, поставляемой в 2017 году, Р1 - цена единицы Продукции, поставляемой в 2016 году, и указанная в Приложении N 7 к настоящему Договору, I - индекс цен производителей промышленных товаров в соответствующих отраслях промышленности, публикуемый на сайте Федеральной службы государственной статистики www.gks.ru за предшествующий календарный год с учетом макроэкономических тенденций, К - Коэффициент сдерживания на уровне 0,80.

Цена единицы Продукции, поставляемой в 2017 году, определяется по указанной выше формуле. Цена единицы Продукции, пересчитанная в соответствии с указанной выше формулой, указывается в спецификациях к настоящему Договору. Цена единицы Продукции, поставляемой в 2018 году, определяется по следующей формуле: РЗ = Р2 * (I * К), где РЗ - цена единицы Продукции, поставляемой в 2018 году, Р2 - цена единицы Продукции, поставляемой в 2017 году, I - индекс цен производителей промышленных товаров в соответствующих отраслях промышленности, публикуемый на сайте Федеральной службы государственной статистики www.gks.ru за предшествующий календарный год с учетом макроэкономических тенденций, К - Коэффициент сдерживания на уровне 0,80. Цена единицы Продукции, поставляемой в 2018 году, определяется по указанной выше формуле. Цена единицы Продукции, пересчитанная в соответствии с указанной выше формулой, указывается в спецификациях к настоящему Договору. Таким образом, цена поставки продукции на 2017 -2018 гг. подлежит перерасчету с учетом показателей на товарном рынке, а изменение объема возможно только по соглашению сторон в порядке, предусмотренном часть 5 статьи 4 Закона о закупках, что не противоречит закону. Указанные условия проекта договора обусловлены потребностями заказчика и необходимости учета при определении сроков поставки и объема закупки специфики товара, различной интенсивности использования спецодежды и изменчивости объемов производственных задач при её использовании.

При этом, доказательств наличия признаков ограничения конкуренции, установленных пунктом 17 статьи 4 Закона о защите конкуренции, между какими- либо участниками, антимонопольным органом не представлено.

Суд первой инстанции также удовлетворил требования Заявителей о признании незаконным Предписания ФАС России N 223-ФЗ-336/16 от 07.07.2016 г., при этом судом первой инстанции правильно указано следующее.

В силу пункта 20 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции по результатам рассмотрения жалобы по существу комиссия антимонопольного органа принимает решение о признании жалобы обоснованной или необоснованной и в случае, если жалоба признана обоснованной, либо в случае установления иных не являющихся предметом обжалования нарушений (нарушений порядка организации и проведения торгов, заключения договоров по результатам торгов или в случае признания торгов несостоявшимися) принимает решение о необходимости выдачи предписания, предусмотренного пунктом 3.1 части 1 статьи 23 Закона о защите конкуренции.

В соответствии с пунктом 3.1 части 1 статьи 23 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган выдает организатору торгов, конкурсной или аукционной комиссии, продавцу государственного или муниципального имущества, организатору продажи обязательные для исполнения предписания о совершении действий, направленных на устранение нарушений порядка организации, проведения торгов, продажи государственного или муниципального имущества (далее в настоящем пункте - торги), порядка заключения договоров по результатам торгов или в случае признания торгов несостоявшимися, в том числе предписания об отмене протоколов, составленных в ходе проведения торгов, о внесении изменений в документацию о торгах, извещение о проведении торгов, об аннулировании торгов.

Таким образом, из содержания приведенной нормы следует, что предписание должно быть направлено на устранение нарушений установленных в решении антимонопольного органа.

Из материалов дела следует, что на основании обжалуемого решения от 07.07.2016 г. N 223-ФЗ-336/16 антимонопольным органом выдано обязательное для исполнение Предписание от 07.07.2016 г. Учитывая, что в рамках настоящего решения суд пришел к выводу о незаконности решения ФАС России от 07.07.2016 г. N 223-ФЗ-336/16, выданное на его основании предписание также подлежит отмене.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришёл к верному выводу о том, что оспариваемые Заявителем решения и предписание ФАС России N 223-ФЗ-336/16 от 07.07.2016 г. являются незаконными.

Судом апелляционной инстанции рассмотрены все доводы апелляционной жалобы, однако они не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы.

Обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены полно и правильно, им дана надлежащая правовая оценка.

Нарушений норм процессуального права, которые привели к принятию неправильного решения, судом первой инстанции не допущено. Основания для отмены решения суда отсутствуют.

Руководствуясь ст.ст. 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г.Москвы от 10.10.2016 по делу N А40-156377/16 оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья

М.В. Кочешкова

 

Судьи

Д.Е. Лепихин
Т.Т. Маркова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А40-156377/2016


Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 27 апреля 2017 г. N Ф05-2912/17 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: ООО "Газпром комплектация", ПАО "Газпром", ПАО Газпром

Ответчик: ФАС России, Федеральная антимонопольная служба (ФАС России), Федеральная антимонопольная служба России

Третье лицо: ООО "Магна", ООО ГАЗПРОМ КОМПЛЕКТАЦИЯ