Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 июня 2017 г. N 17АП-6953/17

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 июня 2017 г. N 17АП-6953/17

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 24 октября 2017 г. N Ф09-6173/17 настоящее постановление оставлено без изменения

г. Пермь

 

22 июня 2017 г.

Дело N А71-7587/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 21 июня 2017 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 22 июня 2017 года.

 

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Голубцова В. Г.,

судей Борзенковой И.В., Гуляковой Г.Н.,

при ведении протокола судебного заседания Державиной А.В.,

при участии:

от заявителя ООО "Удмуртское фармацевтическое объединение Тазалык" - Зембаев А.И., предъявлен паспорт, доверенность от 03.04.2017, Мухаметдинов И.Г., предъявлен паспорт, доверенность от 03.04.2017,

от заинтересованного лица Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 9 по Удмуртской Республике г.Ижевск - Карнаухова И.О., предъявлено удостоверение, доверенность от 15.02.2017, Николаева С.Л., предъявлено удостоверение, доверенность от 03.04.2017,

лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу

заинтересованного лица Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 9 по Удмуртской Республике

на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики

от 21 марта 2017 года

по делу N А71-7587/2016,

вынесенное судьей Калининым Е.В.,

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Удмуртское фармацевтическое объединение "Тазалык" (ИНН 1808203500, ОГРН 1021800648792)

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 9 по Удмуртской Республике

о признании незаконным решения N 7 от 21.03.2016 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения,

установил:

ООО "Удмуртское фармацевтическое объединение "Тазалык" с. Завьялово (далее - налогоплательщик, общество, заявитель) обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 9 по Удмуртской Республике г.Ижевск (далее - налоговый орган, инспекция) от 21.03.2016 N 7 в части доначисления НДС и налога на прибыль в общей сумме 14 321 999 руб., а также соответствующих сумм пеней и штрафов (с учетом уточнённых требований принятых судом в порядке ст.49 АПК РФ).

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 21 марта 2017 года принят отказ заявителя от заявленного требования в части признания незаконным решения МРИ ФНС России N 9 по УР от 21.03.2016 N 7 по начислению пени по НДФЛ в сумме 2 210,79 руб. и 6 965,09 руб., штрафа по ст.123 НК РФ в сумме 213 529 руб. и штрафа по п.1 ст.126 НК РФ в сумме 5 600 руб. (п.п.7, 8, 9 и 10 п.3.1 резолютивной части решения) производство по делу в указанной части прекращено; решение МРИ ФНС России N 9 по УР от 21.03.2016 N 7 в части доначисления НДС и налога на прибыль в общей сумме 14 321 999 руб., а так же соответствующих сумм пеней и штрафов признано незаконным, как несоответствующее Налоговому кодексу РФ

Не согласившись с принятым решением налоговый орган, обратился с апелляционной жалобой, в соответствии с которой просит отменить решение в части удовлетворённых требований.

Из содержания жалобы следует, что суд, признавая недействительным решение инспекции в части, отклоняя каждый довод налогового органа в отдельности, не оценил все имеющиеся доказательства по делу в соответствие со ст.71 АПК РФ оставив без надлежащей оценки представленные в дело доказательства применительно к имеющим существенное значение для рассмотрения спора обстоятельствам, установленным в ходе проверки в их совокупности и взаимосвязи. Полагает, что инспекций установлены обстоятельства свидетельствующие о создании "УФО "Тазалык" схемы снижения своих налоговых обязательств путем формального соблюдения действующего законодательства и за счет создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких налогоплательщиков прикрывала фактическую деятельность одного налогоплательщика, а именно: организации группы компании "Тазалык" имели не только общий доход, но и идентичных контрагентов, общие склад и офисы, общий трудовой ресурс. Общее программное обеспечение; хозяйственные операции группы компаний "Тазалык" являются частью единой системы финансово-хозяйственной деятельности, направленной на достижение общего экономического результата; при этом распоряжение доходами осуществлялось в рамках общей финансово-хозяйственной деятельности через структурные обособленные подразделения; единственный учредитель и руководитель перераспределял доходы организаций "Тазалык" таким образом, чтобы исключить превышение установленного п.4ст.346.13 НК РФ лимита полученных доходов за налоговый период, с целью выведения из под налогообложения налогом на прибыль и НДС доходов от реализации товаров, фактически полученных налогоплательщиком и его взаимозависимыми лицами.

Заявитель представил письменный отзыв на апелляционную жалобу, в соответствии с которым просит решение суда оставить без изменения, жалобу инспекции - без удовлетворения.

Представители налогового органа в судебном заседании доводы апелляционной жалобы поддержали, просили решение отменить, апелляционную жалобу удовлетворить.

Представители общества в судебном заседании возражали против удовлетворения апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве, просили решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, налоговым органом в отношении ООО "УФО "Тазалык" проведена выездная налоговая проверка за период с 01.01.2012 г. по 31.12.2014.

По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки и возражений налогоплательщика налоговым органом принято решение N 7 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 21.03.2016 г. в отношении ООО "УФО "Тазалык". Указанным решением установлена неуплата налога на прибыль организаций и НДС за 2012-2014 г.г., налога на добавленную стоимость за 2012-2014 годы: начислена недоимка по налогу на прибыль организаций в сумме 7 130 199 руб., по НДС в сумме 7 191 801 руб.; начислены пени по состоянию на 21.03.2016 по налогу на прибыль организаций в сумме 2 105 261,50 руб., по НДС в сумме 1 861 848,21 руб.

Указанным решением ООО "УФО "Тазалык" привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ в виде штрафа за неуплату налога на прибыль организаций в сумме 1 426 040 руб., за неуплату НДС в сумме 1 022 034 руб.

Основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности послужили выводы проверяющих о создании ООО "УФО "Тазалык" с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, схемы снижения своих налоговых обязательств путем формального соблюдения действующего законодательства и за счет создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких налогоплательщиков прикрывала фактическую деятельность одного налогоплательщика.

Не согласившись с указанным решением, ООО "УФО "Тазалык" обжаловало его в апелляционном порядке в Управление Федеральной налоговой службы по Удмуртской Республике. Решением УФНС по УР по апелляционной жалобе ООО "УФО "Тазалык" от 17.05.2016 года N 06-07/07030@ апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения.

Несогласие заявителя с решением налогового органа в обжалуемой части послужило основанием для обращения с заявлением в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции указал, что приведенные налоговым органом обстоятельства при реальном исполнении сделок не доказывают участие заявителя в целенаправленной, основанной на групповой согласованности действий участников хозяйственного оборота, схеме незаконной минимизации налоговых обязательств и получении необоснованной налоговой выгоды.

Изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, заслушав пояснения лиц участвующих в деле, проверив правильность применения судом норм материального права, соблюдения норм процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Согласно п. 1, 2 ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с гл. 21 Кодекса и в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В п. 1 ст. 172 Кодекса установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6-8 ст. 171 Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено ст. 172 Кодекса, суммы налога, предъявленные налогоплательщику, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Требования к счетам-фактурам, которые могут служить основанием для принятия покупателями к вычету сумм НДС, уплаченных за товары (работы, услуги), определены ст. 169 Кодекса.

Согласно постановлению Пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.2006 г. "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

В соответствии с позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 1, 3, 4, 5, 9 постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии, в частности, следующих обстоятельств: невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Установление судом наличия разумных или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды").

Если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Возможность возмещения налогов из бюджета обуславливается наличием реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами, либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций.

В силу ст. 65, 200 АПК РФ, на налоговый орган возлагается бремя доказывания, что сведения, содержащиеся в представленных налогоплательщиком документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы, налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, налогоплательщиком учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Как следует из оспариваемого решения, основанием для доначисления налога на прибыль и НДС, соответствующих пени за проверяемый период послужили выводы проверяющих о занижение налоговой базы по налогу на прибыль организаций и НДС в результате применения схемы дробления бизнеса через специально созданных взаимозависимых лиц, применяющих специальные налоговые режимы (ЕНВД и УСП).

Как следует из материалов дела, 2012 - 2014 годах ООО "УФО "Тазалык" осуществляло реализацию продукции (работ, услуг) по налоговой ставке 10 и 18 %. Налогоплательщик по строке 7 раздела 3 деклараций по НДС, представленных в инспекцию, общая сумма НДС, исчисленная с учетом восстановленных сумм налога отражена за 2012 год в размере 21 345 370 руб., за 2013 год в размере 19 648 800 руб., за 2014 год в сумме 11 479 430 руб. Общая сумма НДС, исчисленная от реализации товаров, работ и услуг по данным проверки составила за 2012 год в размере 27 886 541 руб., за 2013 год в размере 33 559 076 руб., за 2014 год в размере 22 987 955 руб.

По строке 14 раздела 3 деклараций но НДС, представленных в инспекцию, общая сумма НДС, подлежащая вычету отражена за 2012 год в размере 20 786 132 руб., за 2013 год в размере 18 956 399 руб., за 2014 год в сумме 11114 568 руб. Общая сумма НДС, предъявленная к вычету по данным проверки составила за 2012 год в сумме 23 943 135 руб., за 2013 год в сумме 24 198 333 руб., за 2014 год в сумме 15 414 359 руб.

ООО "УФО "Тазалык" в налоговой декларации по налогу на прибыль за 2012 год по строке 010 листа 2 доходы от реализации отражены в сумме 206637220 руб., за 2013 год - 191053945 руб., за 2014 год- 111234285 руб. По результатам проверки общая сумма доходов от реализации товаров (работ, услуг) составила за 2012 год в сумме 283866374 руб., за 2013 год в сумме 287005071 руб., за 2014 год в сумме 186045589 руб.

ООО "УФО "Тазалык" в налоговой декларации по налогу на прибыль за 2012 год по строке 050 листа 2 расходы, уменьшающие доходы от реализации отражены в сумме 211 764 070 руб., за 2013 год -189 533 971 руб., за 2014 год - 112 817 773 руб. По результатам проверки общая сумма расходов от реализации товаров (работ, услуг) с учетом объединения расходов организаций, входящих в группу компаний "Тазалык" составила за 2012 год в сумме 266 938 428 руб., за 2013 год в сумме 270 494 496 руб., за 2014 год в сумме 181 175 291 руб.

Налогоплательщиком по строке 120 налоговых деклараций по налогу на прибыль отражена налоговая база в размере: за 2012 год - 1560773 руб., за 2013 год - 672923 руб., за 2014 год - 563033 руб. Налоговая база по налогу на прибыль организаций по данным проверки занижена и составила: за 2012 год - 15 367 173 руб., за 2013 год -15 837 652 руб., за 2014 год - 4 307 265 руб.

В группу компаний сети "Тазалык" входят следующие взаимозависимые организации: ООО "УФО "Тазалык", ООО "Аптека Тазалык", ООО "Тазалык Неосептика", ООО "Тазалык Фарм".

ООО "УФО "Тазалык" занималось оптовой торговлей медикаментами; ООО "Тазалык Неосептика" занималось продажей изделий медицинского назначения (бинты, шприцы, вата); ООО "Тазалык Фарм" и ООО "Аптека Тазалык" занимались розничной продажей.

При этом, указанные организации применяли следующие режимы налогообложения: ООО "УФО "Тазалык" - общий режим налогообложения и ЕНВД; ООО "Тазалык Неосептика" - УСН; ООО "Тазалык Фарм" - ЕНВД и УСН; ООО "Аптека Тазалык" - ЕНВД и УСН, а так же уплачивало НДС.

В ходе проверки налоговым органом установлено, что предпринимательская деятельность организаций осуществлялась под полным контролем Зембаева А.И. (договоры закупки и поставки, контракты подписаны Зембаевым А.И.), который является единственным учредителем и руководителем группы компаний "Тазалык"; группа компаний "Тазалык" имела единый сайт в сети Интернет с перечнем адресов всех организаций сети, указанных в качестве составных частей единой группы; организации, входящие в группу компаний "Тазалык", имеют общий товарный знак; организациями использовались одни и те же помещения, договора на аренду которых заключены одним и тем же лицом Зембаевым А.И.; расчетные счета по всем организациям группы открыты в одном и том же кредитном учреждении, право подписи имеет одно и то же лицо; группа компаний "Тазалык" так же имеет единую кадровую службу и бухгалтерию; работники, оформленные в штат организаций, фактически осуществляли свою трудовую деятельность в ООО "УФО Тазалык"; предельная численность по всем организациям группы превышает 100 чел.; в ходе анализа доходов организаций, входящих в группу компаний "Тазалык" установлено, что при максимальном приближении к установленному пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ лимиту дохода (60 млн. руб.), производится регистрация "дополнительной" организации.

Налоговый орган полагает, что организации группы компаний "Тазалык" являются взаимозависимыми, контролируются одним физическим лицом Зембаевым А.И., не обладают волей, не являются самостоятельными при принятии решений по ведению финансово-хозяйственной деятельности, в том числе не несут расходов по финансово-хозяйственной деятельности.

По мнению инспекции, при проведении выездной налоговой проверки собраны доказательства, подтверждающие создание налогоплательщиком схемы в виде дробления бизнеса на ряд организаций с применением ЕНВД и УСН путем выведения из-под обложения налогом на прибыль организаций и НДС доходов от реализации товаров, полученных налогоплательщиком и его взаимозависимыми лицами (являющимися плательщиками налогов, предусмотренных специальными налоговыми режимами), с целью минимизации налоговых платежей и получения необоснованной налоговой выгоды.

Фактически в основу спорных доначислений (НДС и налога на прибыль) был положен вывод инспекции о формальном создании обществ, отсутствия самостоятельности ведения финансово-хозяйственной деятельности, как и отсутствие расходов по финансово-хозяйственной деятельности, что оказало непосредственное влияние на условия и экономические результаты деятельности налогоплательщика.

Вместе с тем, указанные выводы налогового органа носят предположительный характер, не основанный на материалах дела, так как не представлены достаточные доказательства недобросовестности налогоплательщика вследствие создания юридических лиц находящихся на специальных налоговых режимах.

Как следует из постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", проявлением недобросовестности налогоплательщиков является создание (выделение) юридического лица, регистрация индивидуального предпринимателя исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности, формирование дохода исключительно за счет налоговой выгоды (пункт 9).

О необоснованности налоговой выгоды согласно пункту 5 названного постановления могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учета для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций, совершения операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Ни одного из приведенных обстоятельств налоговым органом в настоящем случае не установлено.

Действующее законодательство не содержит ограничений для физических лиц относительно количества юридических лиц, учредителями которых они могут являться, не содержит запрета на совершение хозяйственных операций между организациями, в состав участников которых они входят. Указанные обстоятельства, равно как и нахождение таких хозяйствующих субъектов на одной территории, не подтверждают отсутствие у них разумной деловой цели при совершении ими хозяйственных операций. Каждый из них удовлетворяет признакам самостоятельных субъектов предпринимательской деятельности, установленным применительно к юридическим лицам в п.1 ст.48 ГК РФ.

Доводы инспекции о том, что общество и его взаимозависимые лица находятся на одной территории (совпадение адресов склада), имеют общий товарный знак, имеют единый бухгалтерский учет и кадровое обслуживание, счета открыты в одной кредитной организации, не являются безусловным доказательством того, что реально вся деятельность осуществляется одним юридическим лицом и "дробление" её на несколько хозяйствующих субъектов направлено исключительно на минимизацию налоговых платежей.

При этом, что судом первой инстанции на основе анализа представленных доказательств в совокупности, вопреки доводам жалобы, установлено, что ООО "Тазалык Неосептика" имело собственный склад, при этом ООО "Тазалык Фарм" и ООО "Аптека Тазалык" не нуждались в оптовых складах, поскольку занимались розничной продажей. Указанные организации арендовали помещения для размещения аптек. Также не требовался транспорт, поскольку доставка товара осуществлялась, как правило, поставщиками товара. ООО "УФО "Тазалык" несло значительные расходы на транспорт, поскольку, являясь оптовым поставщиком, занималось доставкой товара до всех своих покупателей.

Не может рассматриваться как нарушение закона и недобросовестное поведение создание юридических лиц, подпадающих под применение льготного режима налогообложения.

Проявлением недобросовестности является создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности, чего в данном случае не установлено.

Напротив, судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что ООО "УФО "Тазалык" создано в 2002 году и осуществляло деятельность по оптовой продаже лекарственных средств; ООО "Тазалык-Неосептика" создано в 2004 году и осуществляло деятельность по оптовой продаже товаров медицинского назначения; ООО "Аптека Тазалык" создано в 2004 году, деятельность по розничной продаже лекарственных средств начало в 2006 году; ООО "Тазалык Фарм" создано в 2012 году и осуществляло деятельность по розничной продаже лекарственных средств в сегменте дискаунта.

Все организации удовлетворяют названным в п. 1 ст. 48 ГК РФ признакам самостоятельных юридических лиц.

Из пояснений ООО "УФО "Тазалык" следует, что налогоплательщик занимался оптовой торговлей в сегменте недорогих медикаментов, в основном российского производства, и являлся лидером низкого ценового ассортимента в регионе.

Розничной торговлей налогоплательщик занимался только в двух случаях в незначительных объемах: для обеспечения населения Завьяловского района всеми видами федеральных, региональных и муниципальных льгот, а также, с целью обеспечения наркосодержащими лекарственными средствами Завьяловской ЦРБ и населения. Для реализации указанной цели были получены две отдельные лицензии на осуществление деятельности, связанной с оборотом и хранением наркотических и психотропных веществ, а также на деятельность по работе с сильнодействующими и ядовитыми веществами. При этом кказанная деятельность являлась убыточной и несистемной, в связи большими расходами по хранению наркосодержащих лекарств и являлась исключительно социальным проектом для онкобольных региона. Другие организации "группы" таких лицензий не имели.

Для ООО "Аптека Тазалык" и ООО "Тазалык Фарм" розничная торговля через сеть аптек была основным видом деятельности, приносящим доход.

ООО "УФО "Тазалык" осуществляло поставку лекарственных средств в адрес ООО "Аптека Тазалык" и ООО "Тазалык Фарм", доля поставок ООО "УФО "Тазалык" в разные периоды по оценке заявителя находилась в пределах 9%-37%, при этом налогоплательщик не являлся доминирующим поставщиком для всех вышеназванных организаций, что подтверждается представленными налогоплательщиком документами бухгалтерского учета.

Так доля поставок ООО "УФО "Тазалык" в общем объеме приобретенного товара ООО "Тазалык-Неосептика" в проверяемый период составила от 0,25% до 2%; для ООО "Аптека Тазалык" от 26% до 37%; для ООО "Тазалык Фарм" от 9% до 10%.

Иного налоговым органом не доказано.

Организации имели обособленное имущество, в том числе автотранспорт, на котором осуществлялась перевозка медикаментов. ООО "Тазалык-Неосептика" имело также грузовой транспорт.

Согласно представленной заявителем бухгалтерской отчетности ООО "Тазалык Фарм" за 2013 год организацией получен убыток в размере 1,5 млн руб.; в 2014 году организация получила прибыль в размере 148 тыс. руб. при выручке 53 359 тыс. руб., что составляет 0,27%.

Таким образом, в проверяемый период общества "Тазалык-Неосептика", "Аптека Тазалык", "Тазалык Фарм" осуществляли реальную хозяйственную деятельность, имели в штате работников, несли расходы, самостоятельно вели бухгалтерский учет, отчитывалось в налоговый орган, что вопреки доводам жалобы, свидетельствует об организационной и финансовой самостоятельности данного юридического лица.

При этом участвующими в деле лицами не оспаривается то обстоятельство, что единственным учредителем и руководителем указанных организаций являлся Зембаев А.И., который осуществлял общее руководство деятельностью (принимал управленческие решения, подписывал все документы, связанные с деятельностью организаций, принимал на работу и т.п.).

Однако, из материалов дела следует, что каждое общество имеет единоличный исполнительный орган, в отношении своего имущества заключало от собственного имени договоры, формировало клиентскую базу, самостоятельно вело учет своих доходов и расходов, самостоятельно несет налоговые обязательства, результаты предпринимательской деятельности указанных обществ не зависят от деятельности налогоплательщика.

Суд первой инстанции обоснованно отметил, что факт наличия одного и того же учредителя обществ сам по себе не может свидетельствовать о наличии схемы, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, не исключает самостоятельный характер деятельности общества "Тазалык-Неосептика", "Аптека Тазалык", "Тазалык Фарм", и не свидетельствует о недобросовестности действий налогоплательщика.

Для ООО "Аптека Тазалык" и ООО "Тазалык Фарм" налогоплательщик являлся оптовым поставщиком и поставка товара производилась с его склада. Товары от других поставщиков, в основном, поступали напрямую в аптеки указанных организаций.

Менеджеры ООО "УФО "Тазалык" формировали партию из товара, который хранился на его складе и разделялся по видам медикаментов перегородками не только для аптек группы "Тазалык", но и для других покупателей.

ООО "Тазалык Неосептика" вело самостоятельную деятельность в своем сегменте товаров и имело собственный склад, с которого производило поставки товара своим покупателям.

Фактически целью налогоплательщика и других обществ являлось получение дохода за счет оптимизации функционирования при осуществлении реальной экономической деятельности с учетом имеющихся факторов материально-технической, функциональной, коммерческой (рыночной) индивидуализации и самостоятельности.

Полученные от хозяйственной деятельности денежные средства юридические лица самостоятельно включали каждое в налогооблагаемую базу при исчислении единого налога, уплачиваемого в связи с применением ЕНВД и УСН, а также самостоятельно направляли в налоговый орган соответствующие налоговые декларации и уплачивали предусмотренные законом налоги.

При этом судом первой инстанции фактов деления активов, путем передачи имущества, перевод трудовых ресурсов, искусственное снижение объемов продаж, с одновременным созданием взаимозависимых организаций исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности, дела не установлено.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции находит доводы инспекции о "дроблении бизнеса" не подтвержденными достаточными доказательствами. Так материалами дела не подтверждается осуществление обществами видов деятельности, которые в целом представляют собой единый производственный (технологический) процесс, или неразрывно взаимосвязаны с учетом фактической организации деятельности).

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, указанные выше юридические лица, на согласованности действий которых настаивает инспекция, созданы учредителем в различные периоды времени, кроме того, анализ имеющихся в материалах дела сведений о хозяйственной деятельности указанных организаций позволяет сделать вывод о том, что каждая из организаций осуществляла реальную предпринимательскую деятельность, состояла на учете в налоговых органах и фондах, отчитывалось в установленном законом порядке.

Выдача заработной платы и других компенсационных, стимулирующих и иных выплат, а также уплата страховых взносов и перечисление налога на доходы физических лиц с сумм заработной платы работников производилась самостоятельно каждым из указанных юридических лиц, что нашло отражение в бухгалтерском учете организаций.

Инспекцией не доказана совокупность обстоятельств направленности действий обществ исключительно либо преимущественно на минимизацию налогового бремени путем дробления бизнеса. Признак подконтрольности организаций одному и тому же физическому лицу не свидетельствует о недобросовестности действий обществ, поскольку они являются самостоятельными субъектами хозяйственных и налоговых отношений, самостоятельно исполняли обязательства в рамках уставной деятельности, самостоятельно ведут учет своих доходов и расходов, исчисляют налоги и представляют в налоговый орган по месту учета налоговую отчетность.

Также не доказаны материалами дела факты получения обществами налоговой выгоды вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, при этом налогоплательщик и указанные общества фактически осуществляли деятельность в соответствии с видом экономической деятельности, для которого были созданы.

Инспекция не доказала получение обществом необоснованной налоговой выгоды, путем дробления бизнеса, который способствовал бы уменьшению налоговых обязательств.

Вопреки доводам жалобы, представленные в материалы дела доказательства оценены судом первой инстанции в их совокупности и взаимосвязи по правилам ст.71 АПК РФ.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к верному выводу, что налоговым органом не представлено бесспорных и достаточных оснований для признания получения обществом необоснованной налоговой выгоды, в связи с чем, основания для доначисления заявителю НДС и налога на прибыль в общей сумме 14321999 руб., а также соответствующих сумм пеней и штрафов, у налогового органа не имелось.

Приводимые инспекцией в жалобе доводы не опровергают правильность применения судом норм материального права применительно к установленным обстоятельствам не позволяет расценивать действия общества как совершенные с намерением получить необоснованную налоговую выгоду. При этом выводы о "дроблении бизнеса" инспекцией не доказаны

Таким образом, оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы у суда апелляционной инстанции не имеется.

Решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, принято в соответствии с нормами материального и процессуального права, оснований для его отмены (изменения) в соответствии со ст. 270 АПК РФ, судом апелляционной инстанции не установлено.

Расходы по уплате государственной пошлины относятся на заявителя апелляционной жалобы в порядке ст. 110 АПК РФ. В силу ст. 333.37 НК РФ налоговая инспекция освобождена от уплаты государственной пошлины.

Руководствуясь статьями 176, 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 21 марта 2017 года по делу N А71-7587/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, через Арбитражный суд Удмуртской Республики.

 

Председательствующий

В.Г.Голубцов

 

Судьи

И.В.Борзенкова
Г.Н.Гулякова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А71-7587/2016


Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 24 октября 2017 г. N Ф09-6173/17 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: ООО "Удмуртское фармацевтическое объединение Тазалык"

Ответчик: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N9 по Удмуртской Республике