Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 августа 2017 г. N 09АП-36627/17

 

г. Москва

 

18 августа 2017 г.

Дело N А40-137995/16

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 августа 2017 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 18 августа 2017 года.

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Н.И. Левченко,

судей В.Р. Валиева, А.Н. Григорьева

при ведении протокола судебного заседания секретарем Е.В. Федотовой,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

Якибчука Михаила Степановича

на решение Арбитражного суда города Москвы от 18 мая 2017 года

по делу N А40-137995/16, принятое судье О.В. Козленковой,

по иску Якибчука Михаила Степановича

к Индивидуальному предпринимателю Огулову Ростиславу Анатольевичу

(ОГРНИП 308770000256001)

Обществу с ограниченной ответственностью "Агрисовгаз"

(ОГРН: 1024000691725; 249091, Малоярославец, ул. Мирная, 3)

о применении последствий недействительности лицензионного договора

при участии в судебном заседании:

от истца: Баранова А.В. (по доверенности от 26.09.2016)

от ответчика: от Индивидуального предпринимателя Огулова Ростислава Анатольевича - Огулов Р.А.; от Общества с ограниченной ответственностью "Агрисовгаз" - Лашнев С.В. (по доверенности от 14.03.2017)

УСТАНОВИЛ:

Якибчук Михаил Степанович (далее - Якибчук М.С., истец) обратился в Арбитражный суд города Москвы с исковыми требованиями к ответчикам: Индивидуальному предпринимателю Огулову Ростиславу Анатольевичу (далее - ИП Огулов Р.А.), Обществу с ограниченной ответственностью "Агрисовгаз" (далее - ООО "Агрисовгаз", общество) о применении последствий недействительности ничтожной сделки -лицензионного договора N 01-04-2012 от 25.04.2012 в виде взыскания полученных денежных средств в размере 1 350 000 рублей.

Исковые требования заявлены на основании статей 10, 166-168, 170, 361, 362, 421, 1235, 1353, 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс), статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) и мотивированы тем, что лицензионный договор является ничтожной сделкой, а также содержит признаки недействительной сделки, поскольку ее предмет не соответствует главе 75 Кодекса. Бывший генеральный директор ООО "Агрисовгаз" Колбичев Д.С., действуя от имени общества, при заключении договора с ИП Огуловым Р.А. действовал вопреки интересам общества и его участников, сознавая отсутствие объективной необходимости заключения спорного договора.

Указанные требования заявлены единственным участником общества, ставшим таковым 05.05.2014.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.05.2017 в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом, Якибчук М.С. обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил отменить решение суда первой инстанции, принять новый судебный акт, которым исковые требования удовлетворить.

В обоснование жалобы, заявитель ссылается на неполно выясненные обстоятельства по делу, имеющие значение для дела; выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом нарушены нормы материального и процессуального права.

В заседании суда апелляционной инстанции 14.08.2017 представитель истца доводы жалобы поддержала.

Представитель указала, что фактически личные наработки ИП Огулова Р.А. в рамках оказания услуг сводились к добавлению в любой проект договора общества с его контрагентом пункта X "Прочие условия", смысл которого в том, что физическое лицо (т.е. директор юридического лица - контрагента общества) выступает поручителем за данное юридическое лицо, и они отвечает солидарно с ним перед Обществом. При этом ответчик утверждает, что добавление данного пункта в договор является гарантией исполнения контрагентом, принятых на себя обязательств.

Представитель ООО "Агрисовгаз" согласился с доводами жалобы, указал на отсутствие в мотивировочной части решения выводов относительно письменного заявления общества суду первой инстанции о признании иска.

ИП Огулов Р.А., явившись в заседание суда лично, против удовлетворения жалобы возражал.

Ответчиком ИП Огуловым Р.А., представителем ответчика Колбичевым Д.С. представлен отзыв на апелляционную жалобу, в котором они просят решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Повторно рассмотрев дело по правилам статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), изучив доводы жалобы, заслушав объяснения представителей сторон, исследовав и оценив представленные доказательства, Девятый арбитражный апелляционный суд соглашается с выводом резолютивной части решения Арбитражного суда города Москвы от 20.08.2012, руководствуясь разъяснениями пункта 35 Постановления Пленума ВАС РФ N 36 от 28.05.2009 "О применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 36 от 28.05.2009).

Как разъяснил Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в названном Постановлении, в случае несогласия суда только с мотивировочной частью обжалуемого судебного акта, которая, однако, не повлекла принятия неправильного решения, суд апелляционной инстанции, не отменяя обжалуемый судебный акт, приводит иную мотивировочную часть.

По мнению суда апелляционной инстанции, требования истца не подлежат удовлетворению, исходя из следующего.

По правилам части 5 статьи 49 АПК РФ, арбитражный суд не принимает признание иска ответчиком, если это противоречит закону или нарушает права других лиц. В этих случаях суд рассматривает дело по существу.

Суд апелляционной инстанции полагает, что признание иска об оспаривании сделки одной из ее сторон нарушает права другой стороны, в связи с чем суд правомерно рассмотрел настоящее дело по существу.

Девятый арбитражный апелляционный суд также рассматривает дело по существу с учетом доводов жалобы и возражений на нее.

Как установлено судом апелляционной инстанции, 25.04.2012 между ИП Огуловым Р.А. (лицензиар) и ООО "Агрисовгаз" (лицензиату) заключен лицензионный договор о предоставлении права использования секрета производства N 01-04-2012 (далее - лицензионный договор), согласно пункту 1.1 которого лицензиар обязался предоставить лицензиату право использования совокупности конкретных юридических практик и собственных эффективных наработок, базирующихся на профессиональном знании работы органов исполнительной и судебной властей, психологии и логики, бизнес-коммуникаций и обеспечивающий получение оплаты при использовании инструмента отсрочки платежа за поставленный товар/услугу под названием "Обеспечение исполнение обязательств путем заключения в письменной форме смешанного договора" (далее - секрет производства) в порядке, предусмотренном договором, а лицензиат обязался уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение.

Сумма лицензионного вознаграждения составляет 50 000 рублей ежемесячно (пункт 3.1 договора). Первое лицензионное вознаграждение уплачивается не позднее трех рабочих дней с момента заключения договора, последующие платежи осуществляются не позднее 10 числа каждого календарного месяца (пункты 3.2, 3.3 договора).

Лицензионный договор в 2012 году со стороны ООО "Агрисовгаз" подписан генеральным директором Колбичевым Д.С.

В соответствии с пунктом 1 статьи 170 ГК РФ мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Данная норма применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения, при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.

Поскольку сторонами подписывались акты сдачи-приемки оказанных услуг, обществом осуществлялись платежи, суд не может признать сделку мнимой.

Оснований для признания сделки недействительной в связи с несоответствием условий договора главе 75 ГК РФ суд также не усматривает в связи со следующим.

На основании статьи 1465 ГК РФ секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

В соответствии со статьей 1466 ГК РФ обладателю секрета производства принадлежит исключительное право использования его в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на секрет производства), в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений. Обладатель секрета производства может распоряжаться указанным исключительным правом.

В силу пункта 1 статьи 1469 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на секрет производства предоставляет или обязуется предоставить другой стороне право использования соответствующего секрета производства в установленных договором пределах.

Согласно положениям пункта 6 статьи 3 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" передаваемая информация, составляющая секрет производства, должна быть зафиксирована на материальном носителе.

В пункте 1.2 лицензионного договора, заключенного между истцом и ответчиком, стороны пришли к соглашению о том, что в целях исполнения условий договора лицензиар обязуется передать "Агрисовгаз" секрет производства в форме "Практических рекомендаций" N 01-04-2012. Передача документации является частью обязанности лицензиара по передаче лицензиату прав на использование секрета производства.

Между тем, представленный в материалы дела акт сдачи-приемки права на использование секрета производства от 22.05.2012 не позволяет установить факт передачи ответчику документации, необходимой для использования секрета производства, а также количество передаваемых документов, поскольку, исходя и буквального толкования названного акта, следует, что лицензиар передал лицензиату право использования секрета производства "Обеспечение исполнение обязательств путем заключения в письменной форме смешанного договора".

Доказательств передачи обществу "Практических рекомендаций" N 01-04-2012 и иных документов в материалах дела не имеется и суду не представлено.

Согласно пункту 6 статьи 1235 ГК РФ лицензионный договор должен предусматривать предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера и даты выдачи документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент,свидетельство); способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В пункте 57 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что секреты производства (ноу-хау), есть сведения любого характера (производственных, технических, экономических, организационных и других), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведений о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны (статья 1465 Кодекса).

Как установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы по делу N А40-7539/13 в момент заключения лицензионного договора (25.04.2012) в отношении секрета производства "Обеспечение исполнения обязательств путем заключения в письменной форме смешенного договора" не был введен режим коммерческой тайны.

О чем свидетельствует обращение Огулова Р.А. 13.04.2012 в Арбитражный суд города Москвы с требованием об установлении факта введения режима коммерческой тайны в отношении сведений, являющихся секретом производства под названием "Обеспечение исполнения обязательств путем заключения в письменной форме смешенного договора".

В заявлении Огулов Р.А. указал, что им в период с апреля 2003 г. по апрель 2004 г. были разработаны секреты производства (ноу-хау) экономико-производственного характера. На основании Приказа N 1 от 10.05.2008, а также пункта 1 статьи 1 Федерального закона РФ от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" он установил режим коммерческой тайны в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау), разработал и утвердил локальный нормативный акт, ограничивающий доступ к информации составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка, утвердил название указанного локального нормативною акта - "Положение о коммерческой тайне у ИП Огулова Р.А.", разработал и утвердил Перечень информации, составляющей коммерческую тайну. А на основании Приказа N2 от 09.01.2012 Огуловым Р.А. было изменено название вышеуказанных секретов производства с объединением двух секретов производства в один.

Однако 14.02.2012 Огуловым Р.А. по неосторожности были уничтожены подлинные Приказ N 1 от 10.05.2008 и Приказ N 2 от 09.01.2012, что повлекло необходимость установления в судебном порядке факта введения коммерческой тайны. При этом Огулов Р.А. пояснил, что у него не имеется возможности самостоятельно восстановить утраченные Приказы N 1 от 10.05.2008 и Приказ N 2 от 09.01.2012.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12.07.2012. по делу N А40- 55767/12 Огулову Р.А. было отказано в установлении юридического факта введения режима коммерческой тайны в отношении секрета производства. Решение суда мотивировано тем, что при обращении в Арбитражный суд Огулов Р.А. не представил суду доказательств, подтверждающих отсутствие возможности получить и восстановить надлежащие документы, удостоверяющие эти факты.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2012 Решение Арбитражного суда города Москвы от 12.07.2012 по делу N А40-55767/12 было оставлено без изменения.

Таким образом, в момент заключения лицензионного договора от 25.04.2012 у Огулова Р.А. фактически отсутствовали документы о введении в отношении секрета производства режима коммерческой тайны.

Согласно статье 1467 ГК РФ, исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание. С момента ее утраты данное право прекращается у всех правообладателей. Иными словами исключительное право на секрет производства (ноу- хау) действует только до тех пор, пока правообладателю удается сохранить его конфиденциальность.

Согласно абзацу первому пункта 4 статьи 1235 ГК РФ срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

Согласно разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5. Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" договор, содержащий условие о сроке его действия, превышающем срок действия исключительного права, считается заключенным на срок, равный сроку действия исключительного права.

Из чего следует, что лицензионный договор от 25.04.2012 N 01-04-2012 является незаключенным, поскольку в отношении секрета производства в момент заключения договора надлежащим образом не был введен режим коммерческой тайны.

Также суд отмечает, что в лицензионном договоре отсутствует указание на результат интеллектуальной деятельности, что является основанием считать такой договор незаключенным.

Из актов сдачи-приемки оказанных услуг, подписанных сторонами не усматривается какие услуги оказаны лицензиаром. При отсутствии иных доказательств оказания услуг и возражений другой стороны договора, суд не усматривает обоснованных оснований для признания договора заключенным.

С учетом изложенного, учитывая разъяснения пункта 35 Постановления Пленума ВАС РФ N 36 от 28.05.2009 оснований для отмены резолютивной части обжалуемого судебного акта не имеется.

Руководствуясь статьями 266, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 18 мая 2017 года по делу N А40-137995/16 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Суд по интеллектуальным правам.

 

Председательствующий судья

Н.И. Левченко

 

Судьи

В.Р. Валиев
А.Н. Григорьев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.