Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2017 г. N 16АП-3716/17

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2017 г. N 16АП-3716/17

 

г. Ессентуки

 

03 октября 2017 г.

Дело N А63-1976/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 сентября 2017 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 03 октября 2017 года.

 

Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Сомова Е.Г.,

судей: Бейтуганова З.А., Макаровой Н.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Савиным Д.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Сюкден Брэнднеймс Маркетинг" на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 10.07.2017 по делу N А63-1976/2017 (судья Чернобай Т.А.)

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Сюкден Брэнднеймс Маркетинг", г. Москва (ОГРН 1037739583287, ИНН 7708097610),

к Гулуа Торнике Акакиевичу, п. Присадовый Новоалександровского района,

с привлечением в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, закрытого акционерного общества по доращиванию и откорму крупного рогатого скота "Донское", Труновский район село Донское (ОГРН 1022603027721, ИНН 2621004072),

о взыскании неустойки в размере 99 127 889, 50 руб.,

при участии в судебном заседании представителей:

от Гулуа Т.А. - Клипаченко С.А. (доверенность N 26АА2294937 от 08.11.2016), ШиповскаяЛ.В. (доверенность N 26АА2807859 от 04.05.2017),

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Сюкден Брэнднеймс Маркетинг" (далее - общество, ООО "СБМ") обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с исковым заявлением к Гулуа Торнике Акакиевичу о взыскании неустойки в размере 99 127 889, 50 руб.

Определением суда от 19.06.2017 к участию в деле привлечено третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, закрытое акционерное общество по доращиванию и откорму крупного рогатого скота "Донское" (далее - ЗАО "Донское").

Исковые требования мотивированы тем, что при заключении договора купли-продажи акций ЗАО "Донское" от 01.12.2015 продавец предоставил недостоверные заверения об обстоятельствах, указанных в п. 4.2 договора.

Решением суда от 10.07.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с решением, истец обратился в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просил решение отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении иска.

В обоснование жалобы апеллянт ссылается на то, что судом неправильно применены нормы материального права, не полностью выяснены обстоятельства дела.

В отзыве ответчик просил отказать в удовлетворении жалобы.

В судебном заседании представитель истца поддержал доводы, изложенные в жалобе, просил решение отменить, жалобу - удовлетворить.

Представители ответчика поддержали доводы, изложенные в отзыве, просили решение оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения.

Апелляционный суд пересматривает решение арбитражного суда первой инстанции в соответствии со статьями 266 - 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) проверяет законность принятого решения и правильность применения норм материального и процессуального права.

Изучив доводы жалобы, отзыва на нее, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, проверив законность обжалуемого судебного акта в порядке, установленном главой 34 АПК РФ, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд находит решение от 10.07.2017 подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Как установлено судом и следует из материалов дела, между Гулуа Т.А. (продавец) и ООО "С.Б.М." (покупатель) 01.12.2015 был заключен договор купли-продажи акций, в соответствии с которым Гулуа Т.А. продал, а ООО "С.Б.М." купило 2 802 251 обыкновенную акцию ЗАО "Донское". Общая сумма договора составила 198 255 779 руб.

Согласно пункту 4.2 договора продавец акций гарантирует и заверяет, что

- ЗАО "Донское" не владеет каким-либо имуществом, обремененным залогом;

- финансовая отчетность ЗАО "Донское" обеспечивает достоверное и справедливое представление об активах и обязательствах компании по состоянию на отчетную дату и ее прибыли за период, закончившийся в эту дату;

- у ЗАО "Донское" отсутствуют непогашенные кредитные обязательства или ссуды;

- ЗАО "Донское" не имеет неисполненных обязательств по налогам и сборам.

В пункте 5.2 договора установлено, что в случае нарушения продавцом обязательств, предусмотренных пунктом 4.2 договора, продавец обязан возместить имущественные потери покупателя, возникшие в связи с предоставлением недостоверной информации о финансово-экономическом положении ЗАО "Донское". Размер возмещения определяется - 50 % от общей суммы договора.

Гулуа Т.А. выполнил обязательства по передаче акций. Право собственности на проданные акции перешло к ООО "С.Б.М." 09.12.2015, что не оспаривается сторонами по делу и подтверждается справкой ЗАО "ВТБ регистратор" об операциях, проведенных по лицевому счёту за период с 01.12.2015 по 31.12.2015.

Истец, полагая, что Гулуа Т.А. предоставил недостоверные заверения об обстоятельствах, указанных в пункте 4.2 договора, обратился с иском в суд.

На 01.12.2015 практически все объекты недвижимого имущества ЗАО "Донское" были обременены ипотекой в ЗАО "ЮниКредитБанк". Погашение записи о залоге недвижимости имело место 30.12.2015, т.е. после перехода права собственности на акции ЗАО "Донское" к ООО "СБМ".

Оценивая указанный довод, суд пришел к выводу, что предоставление неполной информации о залоге или непредоставление такой информации не может расцениваться как предоставление недостоверных заверений об обстоятельствах. Истцу самому следовало принять меры для проверки состояния имущества ЗАО "Донское".

В силу положений статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) предпринимательская деятельность осуществляется участниками гражданского оборота на свой риск. Указанное положение предполагает, что от участников гражданского оборота требуется должная степень осмотрительности при заключении сделок.

Суд посчитал, действуя добросовестно и разумно при заключении договора купли-продажи, ООО "С.Б.М." как заинтересованное лицо было обязано предпринять действия по получению у контрагента сведений и документов о физическом состоянии имущества и наличии заложенного имущества; вправе было в любое время запросить выписку из ЕГРП для возможности ознакомления с информацией о наличии (отсутствии) обременений объектов недвижимости юридического лица, акции которого оно приобретало.

В соответствии со статьей 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Суд счел, что общество имело возможность на момент заключения договора истребовать у истца и иных источников необходимую информацию и должно было это сделать, учитывая значительный размер принимаемых по договору обязательств (цена акций 198 255 779 руб.). Принцип публичности реестра, заложенный в ст. 8.1 ГК РФ позволяет любому лицу получить сведения о зарегистрированных правах и их обременениях.

Истец не указал, в чем именно выразилось намерение ответчика причинить истцу вред, какую противоправную цель преследовал ответчик при заключении договора.

Кроме того, истец указал, что на момент заключения договора ему (подп. 4 п. 2.2 договора) было известно о том, что недвижимое имущество ЗАО "Донское" было обременено ипотекой.

Следовательно, наличие ипотеки, обременяющей недвижимое имущество, не повлияло на решение истца заключить сделку по приобретению акций ЗАО "Донское" по цене, согласованной в договоре.

Кроме того, институт заверений об обстоятельствах вытекает и основывается на принципе добросовестности (пункт 3 статьи 307 ГК РФ). Поэтому право на иск о взыскании неустойки или убытков, вызванных недостоверными заверениями, имеет только добросовестная сторона. Осведомленность стороны, получившей заверения, является основанием для отказа в удовлетворении требования.

Из пояснений истца также следует, что проект договора составлялся ООО "СБМ".

При таких обстоятельствах включение покупателем (разработчиком проекта договора) в качестве заверений об обстоятельствах тех заверений, о пороках которых ему известно изначально, еще до заключения договора, суд оценил как злоупотребление правом (п.1 ст. 10 ГК РФ).

Судом установлено, что ООО "С.Б.М." на момент заключения договора не было известно о залоге движимого имущества ЗАО "Донское" на основании договора залога N 101/0089Z/15 от 27.04.2015 в счет обеспечения исполнения кредитных обязательств ООО СП "Юг Роскошной Промышленности" перед АО "ЮниКредитБанк". Соглашение о расторжении договора о залоге было подписано 25.01.2016, а свидетельство о регистрации уведомления об исключении сведений о залоге движимого имущества было выдано 27.01.2016. Залог движимого имущества погашался ЗАО "Донское" уже после того, как ООО "С.Б.М." стало основным акционером и стало контролировать деятельность ЗАО "Донское".

На 01.12.2015 земельные доли в земельном участке из земель сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером 26:05:000000:61, принадлежащие ЗАО "Донское" на праве собственности, находились под арестом согласно постановлению судебного пристава-исполнителя о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества от 25.05.2015, о чем покупателю было известно из выписок из ЕГРП по состоянию на 17.11.2015.

С расчетного счета ЗАО "Донское" в ОАО "Россельхозбанк" 29.02.2016 было списано 520 753, 70 руб. в счет оплаты по договору об открытии кредитной линии от 24.02.2015 N 150600/0004. Как указал истец, только после этого ему стало известно о существовании договора поручительства N 150600/0004-8/1 от 24.02.2015, заключенного между ЗАО "Донское" и ОАО "Россельхозбанк" в счет обеспечения исполнения обязательств ООО СП "Юг Роскошной промышленности" по кредитному договору.

Также истец обосновывает свои требования тем, что на момент заключения договора сумма долга ЗАО "Донское" перед ООО "ФЭС-Агро" составила 17 934 000 рублей. ООО "С.Б.М.", ссылаясь на подпункт 5 пункта 2.2 договора, посчитал, что указанную сумму в пользу ООО "ФЭС-Агро" должен был оплатить Гулуа Т.А., однако оплату производило ЗАО "Донское", что подтверждается платежными поручениями N 1, 2, 3 и 4 от 15.01.2016 на суммы 5 388 884, 70 руб., 1 101 130, 36 руб., 8 069 528, 15 руб. и 37 681, 73 руб.

В силу положений пунктов 1 и 2 статьи 431.2 ГК РФ сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Предусмотренная указанной статьей ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения.

Сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (статья 330 ГК РФ).

Поскольку сумма, заявленная истцом, ко взысканию определена в точном размере и предполагает однократное (а не периодичное) взыскание, суд правомерно признал требование ООО "С.Б.М." как требование о взыскании неустойки в виде штрафа.

Имущественные потери независимо от причин возникновения всегда имеют экономическую основу, которая состоит в умалении имущества потерпевшего лица и оцениваются в деньгах.

Содержание понятия "имущественные потери" раскрывается в статье 406.1 ГК РФ.

Указанной нормой предусмотрено, что стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут своим соглашением предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной (потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу, указанному в соглашении, и т.п.). Соглашением сторон должен быть определен размер возмещения таких потерь или порядок его определения.

То есть, имущественные потери предполагают любые отрицательные имущественные последствия, возникшие (или в отношении которых доказано, что они с неизбежностью возникнут) не в результате нарушения обязательства, а в результате возникновения обстоятельств, предусмотренных договором.

Суд пришел к выводу, что договоренности сторон в п. 5.2 договора нельзя квалифицировать как соглашение о возмещение потерь, регламентированное ст. 406.1 ГК РФ, поскольку по смыслу п. 5.2. договора стороны имели в виду отрицательные имущественные последствия, наступившие в результате предоставления недостоверных заверений об обстоятельствах.

Истец, ссылаясь на статью 431.2 ГК РФ, заявил требования о взыскании с ответчика неустойки в размере 99 127 889, 50 руб.

Однако из пункта 5.2 договора следует возможность наступления ответственности продавца в виде выплаты неустойки только в том случае, если покупатель (истец) понес имущественные потери в случае нарушения продавцом обязательств, предусмотренных пунктом 4.2 договора, в связи с предоставлением недостоверной информации о финансово-экономическом положении ЗАО "Донское". То есть, необходимым условием наступления ответственности продавца является установление факта предоставления им недостоверных сведений о тех обстоятельствах, относительно которых были даны заверения и возникновение имущественных потерь.

В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Однако истец не представил доказательств, что заверения Гулуа Т.А. относительно обстоятельств, указанных в п.4.2 договора, носили недостоверный характер, а также не доказал, что у истца возникли или с неизбежностью должны возникнуть имущественные потери в этой связи.

Истец указал, что после заключения договора купли-продажи акций выяснилось, что движимое имущество ЗАО "Донское" находится в залоге, хотя в договоре содержится заверение Гулуа Т.А. об отсутствии залога, что является недостоверным заверением об обстоятельствах.

Вместе с тем наличие залога не препятствовало истцу в пользовании техникой (механизмы и агрегаты, используемые в работе на землях сельхозназначения), что не оспорено истцом. Договор залога был заключен в связи с тем, что данная техника ЗАО "Донское" передавалась в залог в обеспечение исполнения кредитных обязательств ООО СП "Юг Роскошной Промышленности", которое надлежащим образом исполнило свои кредитные обязательства. То есть, к ЗАО "Донское" как залогодателю требования кредитором (банком) не предъявлялись, обращения взыскания на имущество не производилось.

Исследовав договор купли-продажи акций от 01.12.2015, суд пришел к выводу, что заверения о других обстоятельствах, на которые истец указывал в иске и дополнительных пояснениях от 15.05.2016, применительно к пункту 1 статьи 431.2 ГК РФ, ответчиком при заключении договора не давались.

В частности, продавец (ответчик) согласно пункту 4.2 договора не предоставлял гарантии и заверения относительно наличия (отсутствия) ареста на имущество ЗАО "Донское". Суд счел, что наложение судебным приставом-исполнителем ареста на земельные доли в земельном участке с кадастровым номером 26:05:000000:61 (постановление о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества от 25.05.2015), значения для рассматриваемого спора не имеет. Арест судебного пристава-исполнителя нельзя отнести к заверению Гулуа Т.А. об отсутствии залога на имущество.

Кроме того, 28.10.2015 вынесено постановление судебного пристава-исполнителя об отмене мер о запрете регистрационных действий в отношении имущества в связи с исполнением ЗАО "Донское" исполнительного документа, в связи с чем отменены меры о запрете на совершение регистрационных действий, принятые постановлением от 25.05.2015 по исполнительному производству N 4842/15/26033-ИП.

28.10.2015 от представителя продавца Шаповалова В.А. в адрес представителя ООО "С.Б.М." Евгении Барабаш направлена копия постановления судебного пристава-исполнителя от 28.10.2015.

Это свидетельствует о получении истцом информации о наличии запретов в отношении имущества (их снятии) еще до заключения договора купли-продажи от 01.12.2015.

Ссылка истца на умолчание Гулуа Т.А. о заключении договора поручительства N 150600/0004-8/1 от 24.02.2015 между ЗАО "Донское" и ОАО "Россельхозбанк" в счет обеспечения исполнения обязательств ООО СП "Юг Роскошной Промышленности" по кредитному договору судом не принята во внимание, поскольку об этих обстоятельствах продавец также не предоставлял гарантий и заверений.

Списанная банком 29.02.2016 с расчетного счета ЗАО "Донское" в безакцептном порядке сумма 520 753, 70 руб. возвращена в пользу ЗАО "Донское" основным должником по кредитному договору - ООО СП "Юг Роскошной Промышленности", что подтверждается платежными поручениями N 326 от 11.03.2016 на сумму 200 000 руб., N 387 от 28.03.2016 на сумму 150 000 руб., N 427 от 30.03.2016 на сумму 79 600 руб. и N 455 от 04.04.2016 на сумму 99 999, 38 руб., всего на сумму 529 599, 38 руб. Возврат указанной суммы истцом был подтвержден.

Таким образом, истец не доказал наличие имущественных потерь в связи с имевшимся договором поручительства. Согласно письму ОАО "Россельхозбанк" от 24.03.2016 кредитный договор N 150600/0004 от 24.02.2015 исполнен в полном объеме.

Суд посчитал, что не может служить основанием для взыскания неустойки с ответчика наличие у ЗАО "Донское" задолженности в сумме 17 934 000 руб. перед ООО "ФЭС-Агро", поскольку об этих обстоятельствах продавец не предоставлял заверений.

Суд также счел, что довод истца о наличии задолженности в указанном размере не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Как видно из судебных актов, размещенных на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" по делам N А63-13171/2015, А63-14355/2015, А63-13172/2015, N А63-13170/2015 в совокупности с платежными поручениями N 1, 2, 3 и 4 от 15.01.2016 общая сумма задолженности ЗАО "Донское" перед ООО "ФЭС-Агро" составляла 14 597 224, 94 руб.

На момент заключения договора купли-продажи ООО "С.Б.М." было известно об указанной задолженности.

26.11.2015 от представителя продавца Шаповалова В.А. в адрес представителя ООО "С.Б.М." Барабаш Е. В. была направлена справка о размере задолженности ЗАО "Донское" на общую сумму 33 959 007 руб., в том числе перед ООО "ФЭС-Агро" на сумму 13 230 533, 36 руб.

27.11.2015 в адрес истца направлена расшифровка кредиторской задолженности ЗАО "Донское" перед контрагентами, в пункте 13 которой указывается на наличие задолженности перед ООО "ФЭС-Агро" по состоянию на 01.11.2015 на сумму 13 907 138, 36 руб.; в пункте 17 расшифровки указывается на наличие задолженности перед ООО СП "Юг Роскошной промышленности" в размере 13 451 788 руб. Расшифровка задолженности 27.11.2015 в электронном виде была направлена от представителя продавца Шаповалова В.А. в адрес бухгалтера ООО "С.Б.М." Зайцевой Ирины.

21.10.2015 на электронную почту представителя ООО "С.Б.М." - бухгалтера Зайцевой Ирины от представителя продавца Шаповалова В.А. также была направлена информация о финансовом состоянии ЗАО "Донское". В соответствии с оборотно-сальдовой ведомостью по счёту 60 "расчёты с поставщиками и подрядчиками" кредиторская задолженность ЗАО "Донское" составляла 14 632 959, 85 руб., в том числе, перед ООО "ФЭС-Агро" в сумме 13 907 138, 36 руб.

Указанная переписка представлена в материалы дела с протоколом осмотра доказательств, выполненным 10.04.2017 нотариусом по Новоалександровскому районному нотариальному округу Ставропольского края Кудрявцевой Ларисой Александровной в порядке, предусмотренном ст. 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

Суд пришел к выводу, что, поскольку в тексте договора отсутствует упоминание о кредиторской задолженности именно перед ООО "ФЭС-Агро", но сведения о её наличии имелись у ООО "С.Б.М." в результате переданных по электронной почте документов о финансово-хозяйственной деятельности ЗАО "Донское", истец знал об указанной задолженности при заключении договора.

Однако суд посчитал, что отсутствие такого прямо выраженного условия в договоре не обязывает Гулуа Т.А. оплатить кредиторскую задолженность на сумму 17 934 000 руб., в том числе задолженность перед ООО "ФЭС-Агро", и расценивать такую обязанность как заверение об обстоятельствах.

Доказательства того, что указанная выше финансовая отчетность ЗАО "Донское" не обеспечивала достоверное представление об активах и обязательствах компании на момент заключения договора купли-продажи акций, в материалы дела не представлены.

Истец не оспаривает, что на стадии переговоров обмен документами о финансово-экономической деятельности ЗАО "Донское" осуществлялся путем электронных сообщений.

По мнению истца, ответчик не представил подтверждения передачи подлинных документов о финансово-хозяйственной деятельности ЗАО "Донское"; полагает, что электронная переписка является недопустимым доказательством, поскольку договором купли-продажи от 01.12.2015 не предусмотрен обмен электронными сообщениями.

В соответствии со статьей 165.1 ГК РФ заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Согласно пункту 2 данной статьи указанные положения применяются, если иное не предусмотрено законом или условиями сделки либо не следует из обычая или из практики, установившейся во взаимоотношениях сторон (пункт 64 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Следовательно, законом или договором может быть исключена или ограничена возможность обмена юридически значимыми сообщениями, в том числе в электронном виде.

Поскольку в договоре купли-продажи акций от 01.12.2015 стороны не исключили и не ограничили применение к его условиям положений ст. 165.1 ГК РФ о юридически значимых сообщениях, то каждая из сторон вправе ссылаться на электронную переписку как на юридически значимые сообщения.

Таким образом, суд пришел к выводу, что с момента поступления на электронную почту Барабаш Е.В. и Зайцевой И.Н. информации, содержащейся в электронных письмах, ООО "С.Б.М." считается уведомленным об обстоятельствах в них изложенных.

Проведя анализ содержания данных документов в их взаимосвязи и хронологической последовательности, учитывая фактические и юридически значимые действия поименованных в данных документах лиц, суд пришел к выводу, признав, что ООО "С.Б.М." на момент заключения договора купли-продажи акций от 01.12.2015 было проинформировано о наличии всей задолженности ЗАО "Донское" перед кредиторами, в том числе перед ООО "ФЭС-Агро" и ООО СП "Юг Роскошной Промышленности", и о наличии обременений движимого и недвижимого имущества.

Суд посчитал, что из изложенных в иске обстоятельств не следует, что после заключения договора купли-продажи акций у ЗАО "Донское" были выявлены непогашенные кредитные обязательства, ссуды или обнаружились неисполненные обязательства по налогам и сборам, которые, к тому же, повлекли для истца имущественные потери.

Кроме электронной переписки информированность покупателя о наличии кредиторской задолженности ЗАО "Донское" перед третьими лицами подтверждается условиями пункта 2.2 договора купли-продажи акций от 01.12.2015, в котором стороны согласовали порядок расчетов и указали, в частности, что оплата 17 934 000 руб. осуществляется при условии погашения кредиторской задолженности ЗАО "Донское" и предоставлении соответствующих бухгалтерских документов в сумме 17 934 000 руб.

Судом отклонен довод истца о том, что Барабаш Е.В. и Зайцева И.Н., на электронные адреса которых направлялась юридически значимые сообщения представителем ответчика, не имели отношения к ООО "С.Б.М." на момент ведения переговоров о заключении договора купли-продажи. Указанное опровергается фактическими обстоятельствами дела.

Полномочия указанных лиц действовать от имени ООО "С.Б.М." явствовали из обстановки (абзац 2 пункта 1 статьи 182 ГК РФ), поскольку непосредственно эти лица вели переговоры от имени истца.

В письменных возражениях, представленных ООО "С.Б.М." на иск ЗАО "Донское" в рамках дела N А63-14796/2016, имеется ссылка на то, что ведение переговоров со стороны ООО "С.Б.М." осуществлялось директором по развитию Тулиновым С.Е. и Барабаш Е.В.

Как установлено судом, что полученная посредством электронных сообщений информация была использована истцом при формулировании условий договора. Информация о финансовом состоянии ЗАО "Донское", направленная на электронную почту Зайцевой И.Н., отражена в качестве некоторых условий договора купли-продажи акций от 01.12.2015. Доказательств того, что ведение переговоров по заключению договора купли-продажи акций от 01.12.2015 от имени ООО "С.Б.М." осуществлялось иными лицами, суду не представлено.

Из трудовых книжек Барабаш Е.В. и Зайцевой И.Н. видно, что на момент ведения переговоров по заключению договора купли-продажи акций от 01.12. 2015 указанные лица работали в ООО "Агро-Стэд" юристом и главным бухгалтером. С момента ведения переговоров до настоящего времени трудовые отношения Барабаш Е.В. и Зайцевой И.Н. с ООО "Агро-Стед" не прекращены, указанные лица продолжают работать в этой же компании, в тех же должностях.

При этом Барабаш Е.В. поручено с выдачей доверенностей представлять интересы ООО "С.Б.М." по спору, вытекающему из договора купли-продажи от 01.12.2015, заключенного по результатам переговоров в 2015 году, по делу N А63-14796/2016, а также в рамках настоящего дела.

Обмен процессуальными документами с представителем Гулуа Т.А. при рассмотрении дела N А63-14796/2016 представитель ООО "С.Б.М." Барабаш Е.В. осуществляла с той же самой электронной почты, посредством которой происходил обмен письмами при ведении переговоров о заключении договора купли-продажи акций от 01.12.2015.

Директором ООО "Агро-Стед" является Тулинов Е.И. Согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц на основании заявления от 15.12.2015 в МИФНС N 11 по Ставропольскому краю в ЕГРЮЛ была внесена запись N 2152651582280 от 22.12.2015 г. о назначении нового единоличного исполнительного органа (генерального директора) ЗАО "Донское" Тулинова Е.И.

Суд посчитал, что факт осуществления менеджмента в разных юридических лицах ООО "Агро-Стед" и ЗАО "Донское", аффилированном с ООО "С.Б.М.", одним и тем же лицом - Тулиновым Е.И. подтверждает, что фактически ООО "С.Б.М." осуществляет свою деятельность с привлечением сотрудников ООО "Агро-Стед", в том числе Барабаш Е.В. и Зайцевой И.Н.

Суд пришел к выводу, что ООО "С.Б.М." своими фактическими действиями сформировало у Гулуа Т.А. представление о том, что Барабаш Е.В. и Зайцева И.Н., участвующие в переговорах, являются полномочными представителями ООО "С.Б.М.".

Суд также пришел к выводу, что доказательств того, что ведение переговорного процесса Барабаш Е.В. и Зайцевой И.Н. относительно заключения договора купли-продажи акций от имени ООО "С.Б.М.", не имеется, а также передача сведений, необходимых для заключения договора, осуществлялись без участия ООО "С.Б.М." с учетом того, что договор купли-продажи акций был заключен с отражением части полученной посредством электронных сообщений информации.

Суд признал, что истец ошибочно именует заверениями об обстоятельствах данное, по мнению истца, в подпункте 5 пункта 2.2 договора ответчиком обещание взять на себя расходы по оплате задолженности ЗАО "Донское" в сумме 17 934 000 руб. третьим лицам.

Под заверением об обстоятельствах следует понимать не обещание совершить действие (или воздержаться от его совершения), а некое утверждение о свершившихся фактах, за достоверность которых сторона несет ответственность перед контрагентом. Некое дополнительное к договору обещание, например, погасить долг и т. п., не может признаваться заверением об обстоятельствах.

Ответчиком не представлены доказательства того, что факт кредиторской задолженности у ЗАО "Донское" перед ООО "ФЭС-Агро" повлек имущественные потери для истца, в том числе на сумму 17 934 000 руб.

Обязанность по оплате долга перед ООО "ФЭС-Агро" возникла в связи с передачей в собственность ЗАО "Донское" имущества (семян сельскохозяйственных культур, средств защиты и удобрений) на эквивалентную сумму. Снижения стоимости активов не могло быть в любом случае, поскольку сама задолженность перед ООО "ФЭС-Агро" образовалась в результате неисполнения обязательств ЗАО "Донское" по оплате поставленного товара. То есть имело место встречное имущественное предоставление на сумму долга в виде товара, который использовало для своих хозяйственных целей ЗАО "Донское".

Других доказательств того, что неисполнение имевшейся у истца обязанности по погашению задолженности ЗАО "Донское" перед ООО "ФЭС-Агро" в сумме 17 934 000 руб. повлекло для истца или ЗАО "Донское" такие последствия, в результате которых оно понесло имущественные потери на тождественную сумму, ООО "С.Б.М." не представило.

Ответчиком в суде заявлено ходатайство о снижении размера неустойки.

Согласно абзацу 3 пункта 71 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 7 от 24.03.2016 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" заявление ответчика о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства само по себе не является признанием долга либо факта нарушения обязательства.

Соразмерность суммы неустойки последствиям нарушения обязательства подразумевает выплату кредитору компенсации за потери, которая будет адекватна нарушенному интересу и соизмерима с ним.

Если отсутствуют основания для привлечения должника к ответственности за нарушение обязательства, суд не применяет ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации об уменьшении неустойки, а отказывает в иске о ее взыскании в силу статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 N 12945/13 по делу N А68-7334/2012).

Таким образом, поскольку основания для взыскания неустойки отсутствуют и судом отказано в удовлетворении иска, не имеется оснований для уменьшения неустойки.

При установленных обстоятельствах апелляционный суд считает, что судом первой инстанции всесторонне и полно исследованы все обстоятельства дела и представленные сторонами доказательства, имеющие существенное значение для разрешения настоящего спора, установленным обстоятельствам и представленным доказательствам дана надлежащая оценка.

Иных доводов, основанных на доказательствах, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемого судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену оспариваемого акта (ч. 4 ст. 270 АПК РФ), судом апелляционной инстанции не установлено.

С учетом изложенного, основания для удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.

В соответствии со статьями 102, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, расходы по уплате госпошлины за рассмотрение апелляционной жалобы следует возложить на подателя жалобы, однако взысканию не подлежат, поскольку государственная пошлина в сумме 3 000 руб. уплачена при подаче апелляционной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 10.07.2017 по делу N А63-1976/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в двухмесячный срок через суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Е.Г. Сомов

 

Судьи

З.А. Бейтуганов
Н.В. Макарова

 

Номер дела в первой инстанции: А63-1976/2017


Истец: ООО "СЮКДЕН БРЭНДНЕЙМС МАРКЕТИНГ"

Ответчик: Гулуа Торнике Акакиевич

Третье лицо: ЗАО ПО ДОРАЩИВАНИЮ И ОТКОРМУ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА "ДОНСКОЕ", Барабаш Е. В., Барабаш Евгения Владимировна

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.