Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 октября 2017 г. N 13АП-17905/17

 

г. Санкт-Петербург

 

16 октября 2017 г.

Дело N А56-2317/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 12 октября 2017 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 16 октября 2017 года.

 

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего ГорбачевойО.В.

судей Будылевой М.В., Загараевой Л.П.

при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Верещагиным С.О.

при участии:

от истца (заявителя): Чуич А.В. - доверенность от 01.01.2017

от ответчика (должника): Мостовой С.М. - доверенность от 09.01.2017

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-17905/2017) ООО "Компакт-Плюс" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.06.2017 по делу N А56-2317/2017(судья Семенова И.С.), принятое

по иску ООО "Компакт-Плюс"

к СПбГБУК "Санкт-Петербургский музей хлеба"

о взыскании

установил:

общество с ограниченной ответственность "Компакт-плюс" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением к Санкт-Петербургскому государственному бюджетному учреждению "Санкт-Петербургский музей хлеба" (далее - ответчик) о взыскании упущенной выгоды в связи с незаконным отстранением от подписания государственного контракта в сумме 198 317 руб. 99 коп., убытков, понесенных в связи с необходимость получения банковской гарантии в сумме 27 800 рублей, а также инфляционных издержек начисленных на сумму упущенной выгоды в размере 25 781 руб. 34 коп.

Решением суда первой инстанции от 09.06.2017 требования истца удовлетворены в части взыскания с Ответчика убытков, понесенных в связи с необходимость получения банковской гарантии в сумме 27 800 рублей; в остальной части в удовлетворении требований отказано.

В апелляционной жалобе Истец, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права и не соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела в части отказа в удовлетворении требований, просит в указанной части решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.

В судебном заседании представитель истца доводы жалобы поддержал, настаивал на ее удовлетворении.

Представитель ответчика с жалобой не согласился по основаниям, изложенным в отзыве, просил решение суда оставить без изменения.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, 22.05.2015 на официальном сайте в сети Интернет Учреждение (заказчик) опубликовало извещение N 0372200172315000003 о проведении аукциона в электронной форме на право заключения контракта на выполнение работ по капитальному ремонту гидроизоляции фундамента, отмостки вокруг здания по адресу: Санкт-Петербург, улица Михайлова, дом 2, литера А. Начальная (максимальная) цена контракта 2 780 000 руб.

Общество признано победителем названного электронного аукциона.

На этапе заключения контракта аукционная комиссия пришла к выводу о недостоверности информации, представленной Обществом в составе заявки, в связи с чем заявитель отстранен от участия в аукционе (протокол о принятии комиссией решения об отстранении участника электронного аукциона от участия в электронном аукционе от 30.06.2015).

Общество обратилось в антимонопольный орган с жалобой на действия аукционной комиссии по отстранению победителя от участия в аукционе.

По результатам рассмотрения жалобы антимонопольным органом принято решение от 09.07.2015 по делу N 44-2329/15, которым жалоба Общества признана обоснованной, в действиях заказчика выявлено нарушение части 6.1 статьи 66 Закона N 44-ФЗ, выразившееся в необоснованном отстранении Общества от участия в электронном аукционе.

Управление выдало Учреждению и аукционной комиссии предписание от 09.07.2015 по делу N 44-2329/15 об устранении нарушения законодательства о закупках путем отмены протокола отказа от заключения контракта от 01.07.2015 N 0372200172315000003-4 и направления победителю проекта контракта.

Учреждение оспорило решение и предписание Управления в рамках дела N А56-55478/2015.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.05.2016 учреждению отказано в удовлетворении требования о признании решения и предписание Управления от 09.07.2015 по делу N 44-2329/15 о нарушении законодательства о закупках. При этом судом кассационной инстанции было установлен факт не правомерного отстранения ООО "Компакт-плюс" от подписания государственного контракта на этапе его заключения.

Поскольку до принятия постановления судом кассационной инстанции по делу N А56-55478/2015 государственный контракт был заключен с иным лицом и им же и исполнен, ООО "Компакт-плюс", полагает, что неправомерными действиями Ответчика ему причинен ущерб в виде расходов на получение банковской гарантии, а также упущенной выгоды.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения Истца в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований в части взыскания с ответчика упущенной выгоды и инфляционных издержек, начисленных на сумму упущенной выгоды, указал на то, что установление величины упущенной выгоды исключительно на основании проектно-сметной документации, не прошедшей надлежащего согласования, нельзя признать обоснованным.

Апелляционный суд, изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, полагает, что решение суда первой инстанции подлежит частичной отмене по следующим основаниям.

Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Целью гражданско-правовой ответственности, которую несет лицо, причинившее вред, является восстановление имущественных прав потерпевшего. По своей правовой природе ответственность носит компенсационный характер, поэтому ее размер должен соответствовать размеру причиненных убытков. Применение принципа полного возмещения убытков (статьи 15, 1064 ГК РФ) диктуется необходимостью восстановить права потерпевшей стороны в обязательстве и обеспечить всестороннюю охрану интересов тех, кто терпит убытки.

Реализация такого способа защиты, как возмещение убытков, предполагает применение к правонарушителю имущественных санкций, а потому возможна лишь при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности: совершение противоправного действия (бездействие), возникновение у потерпевшего убытков, причинно-следственная связь между действиями и их последствиями и вина правонарушителя.

Как следует из материалов дела, судебным актом, вступившим в законную силу, по делу N А56-55478/2015 установлен факт нарушения прав истца в ходе проведения аукциона, которое привело к заключению контракта с лицом, фактически не являвшимся победителем данного аукциона, в то время как при отсутствии данных нарушений истец являясь победителем аукциона, являлся бы стороной контракта.

В силу положений части 2 статьи 69 АПК РФ указанное обстоятельство не подлежит доказыванию при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено, подтверждается материалами дела и не оспаривается Ответчиком, факт несения Истцом расходов на получение банковской гарантии в размере 27 800 руб. в связи с участием в аукционе.

Поскольку неблагоприятные последствия для общества, выразившиеся в утрате денежных средств, уплаченных в качестве комиссии за оформление банковской гарантии, наступили в виду неправомерных действий Ответчика по отстранению Истца от подписания государственного контракта на этапе его заключения, указанные расходы правомерно признаны судом первой инстанции реальным ущербом, подлежащим возмещению за счет Ответчика.

Указанный вывод суда первой инстанции в рамках апелляционного производства сторонами не обжалуется.

Также Истцом было заявлено требование о взыскании с Ответчика упущенной выгоды в связи с незаконным отстранением от подписания государственного контракта в сумме 198 317 руб. 99 коп.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований в части взыскания с ответчика упущенной выгоды и инфляционных издержек, начисленных на сумму упущенной выгоды, указал на то, что установление величины упущенной выгоды исключительно на основании проектно-сметной документации, не прошедшей надлежащего согласования, нельзя признать обоснованным. При этом суд первой инстанции руководствовался разъяснениями изложенными пункте 19 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда".

Вместе с тем, судом первой инстанции не учтено, что данные разъяснения касаются порядка определения размера и состава убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда в порядке статьи 717 ГК Российской Федерации, что в рассматриваемом споре отсутствует.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в абзацах первом и втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25), по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ). Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

В силу разъяснений, приведенных в пункте 14 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25, по смыслу статьи 15 ГК РФ, упущенной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было; поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер; это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

В пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" разъяснено, что при определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (пункт 4 статьи 393 ГК РФ). В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения.

Истец для обоснования возмещения ему убытков в виде упущенной выгоды должен доказать, что им были не получены доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено, что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве его субъективного представления, а также представить доказательства предпринятых им мер и осуществленных действий, направленных на получение упущенной выгоды, и совершения с этой целью приготовлений.

Предъявляя по настоящему делу исковые требования о взыскании упущенной выгоды в виде неполученной сметной прибыли от выполнения контракта, истец должен доказать наличие реальных намерений заключить муниципальный контракт и исполнять обязательства по нему, а также наличие реальной возможности получить спорную упущенную выгоду в виде сметной прибыли в том случае, если бы истец явился победителем аукциона и стороной контракта.

В соответствии с аукционной документацией начальная (максимальная) цена государственного контракта была определена в сумме 2 780 000 руб.

Истец, признанный победителем аукциона, предложил цену 2 710 500 руб.

Если бы по результатам аукциона с истцом был заключен государственный контракт, то операции по реализации истцом своих работ подлежали бы обложению НДС, то есть, получив в составе цены контракта (согласно локальному сметному расчету) НДС, начисленный на цену работ, в том числе на сметную прибыль, истец должен бы был заплатить налог в бюджет, соответственно, его прибыль составила бы сумму сметной прибыли без НДС.

Вместе с тем неполученная истцом в качестве сметной прибыли упущенная выгода не обладает характером выручки от реализации товаров (работ, услуг) и соответственно отсутствует объект обложения НДС. Поскольку у истца не возникает обязанности уплатить в бюджет НДС с операции по получению убытков в форме упущенной выгоды, то включение суммы налога в размер упущенной выгоды является необоснованным.

Согласно локальной сметы на выполнение работ по капитальному ремонту гидроизоляции фундамента, отмостки вокруг здания по адресу ул. Михайлова, д. 2, лит. А, являющейся составной частью аукционной документации, общая стоимость работ составила 2 780 000 рублей, в том числе сметная прибыль 168 066,09 рублей (без НДС).

Истец, признанный победителем аукциона, предложил цену 2 710 500 руб.

Понижающий коэффициент для предложенной истцом цены составил 0,975 (2 710 500/2 780 000).

При условии заключения контракта с истцом, сметная прибыль, с учетом понижающего коэффициента, составляет 163 864,43 рубля (168 066,09 х 0,975).

Таким образом, упущенная выгода в виде сметной прибыли составляет 163 864,43 рубля.

Поскольку представленными в материалы дела доказательствами установлен состав деликтной ответственности, в том числе неправомерные действия ответчика в виде незаконного отстранения истца от заключения контракта, вина ответчика, причинно-следственная связь между действиями ответчика и неполучением истцом дохода в виде сметной прибыли, размер которой определен в аукционной документации ответчиком, размер упущенной выгоды, исковые требования истца в части взыскания с ответчика 163 864,473 рубля подлежат удовлетворению.

Вместе с тем, требование истца о взыскании с Ответчика инфляционных издержек начисленных на сумму упущенной выгоды в размере 25 781 руб. 34 коп. удовлетворению не подлежит в виду отсутствия правовых оснований для взыскания суммы компенсации потерь от инфляции, поскольку гражданским законодательством не предусмотрено взыскание убытков в виде применения сводного индекса потребительских цен, характеризующих уровень инфляции.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции подлежит изменению.

Руководствуясь статьями 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.06.2017 по делу N А56-2317/2017 изменить, изложив резолютивную часть решении в следующей редакции.

Взыскать с Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения культуры "Санкт-Петербургский музей хлеба" (ОГРН 1067847142219) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Компакт-плюс" (ОГРН 1037811055105) упущенную выгоду в сумме 163 864,43 рубля, убытки в сумме 27 800 руб., а также расходы по оплате государственной пошлины в сумме 6262 рубля.

В остальной части в удовлетворении требований отказать.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

О.В. Горбачева

 

Судьи

М.В. Будылева
Л.П. Загараева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А56-2317/2017


Истец: ООО "КОМПАКТ-ПЛЮС"

Ответчик: САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ МУЗЕЙ ХЛЕБА"