Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2017 г. N 08АП-11452/17

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 января 2018 г. N Ф04-5785/17 настоящее постановление оставлено без изменения

город Омск

 

17 октября 2017 г.

Дело N А70-13625/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 10 октября 2017 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 17 октября 2017 года.

 

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Бодунковой С.А.,

судей Зориной О.В., Шаровой Н.А.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарём Запорожец А.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-11452/2017) общества с ограниченной ответственностью "Антикор-М" на определение Арбитражного суда Тюменской области от 25.07.2017 по делу N А70-13625/2016 (судья Ли Э.Г.), вынесенное по результатам рассмотрения заявления конкурсного управляющего закрытого акционерного общества "Спецмонтаж" Сидор Павла Леонидовича о признании недействительным договора купли продажи N 1 от 01.042016, заключённого между закрытым акционерным обществом "Спецмонтаж" и обществом с ограниченной ответственностью "Антикор-М", и договора купли продажи N 2 от 31.03.2016, заключённого между закрытым акционерным обществом "Спецмонтаж" и обществом с ограниченной ответственностью "Антикор-М",

с привлечением к участию в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: Шкарупы Геннадия Васильевича, Асабина Дениса Юрьевича и общества с ограниченной ответственностью "Спецмонтажстрой" (ИНН 7206028531),

в рамках дела о признании закрытого акционерного общества "Спецмонтаж" (ИНН 7206000166, ОГРН 1027201298520) несостоятельным (банкротом),

при участии в судебном заседании представителей:

от общества с ограниченной ответственностью "Антикор-М" - Осинцева О.А. по паспорту, доверенности N 33/17 от 05.03.2015, сроком действия 1 год;

от конкурсного управляющего Сидора Павла Леонидовича - Сартания Г.Е. по паспорту, доверенности б/н от 28.08.2017, сроком действия до 28.08.2018

установил:

Определением Арбитражного суда Тюменской области от 30.11.2016 по делу N А70-13625/2016 в отношении закрытого акционерного общества "Спецмонтаж" (далее - ЗАО "Спецмонтаж", должник) введена процедура наблюдения, временным управляющим утверждён Сидор Павел Леонидович (далее - Сидор П.Л.).

Решением арбитражного суда от 27.02.2017 в отношении ЗАО "Спецмонтаж" введена процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утверждён Сидор П.Л.

В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий Сидор П.Л. подал в арбитражный суд заявление, уточнённое в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) (т. 26 л.д. 16-17):

- о признании недействительным договора купли-продажи N 2 от 31.03.2016 между ЗАО "Спецмонтаж" и обществом с ограниченной ответственностью "Антикор-М" (далее - ООО "Антикор-М"), применении последствий недействительности сделки путём возврата ООО "Антикор-М" в конкурсную массу ЗАО "Спецмонтаж" трактора К 701 Агрегат сварочный АС - 81, год выпуска 1992, заводской номер машины (рамы) 9203026, двигатель номер 9017539;

- о признании недействительным договора купли-продажи N 1 от 01.04.2016 между ЗАО "Спецмонтаж" и ООО "Антикор-М", применении последствий недействительности сделки путём возврата ООО "Антикор-М" в конкурсную массу ЗАО "Спецмонтаж" экскаватора HITACHI ZX - 120, год выпуска 2006, заводской номер машины (рамы) HCM1S100C00072661, двигатель номер 4BG1-934395.

В споре к участию в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены судом Шкарупа Геннадий Васильевич (далее - Шкарупа Г.В.), Асабин Денис Юрьевич (далее - Асабин Д.Ю.), общество с ограниченной ответственностью "Спецмонтажстрой" (далее - ООО "Спецмонтажстрой").

Определением арбитражного суда от 25.07.2017 заявление конкурсного управляющего ЗАО "Спецмонтаж" удовлетворено.

Суд признал недействительным договор купли-продажи N 2 от 31.03.2016 между ЗАО "Спецмонтаж" и ООО "Антикор-М", применил последствия недействительности сделки, указав ООО "Антикор-М" возвратить в конкурсную массу ЗАО "Спецмонтаж" трактор К 701 Агрегат сварочный АС - 81, год выпуска 1992, заводской номер машины (рамы) 9203026, двигатель номер 9017539.

Также суд признал недействительным договор купли-продажи N 1 от 01.04.2016 между ЗАО "Спецмонтаж" и ООО "Антикор-М", применил последствия недействительности сделки, указав ООО "Антикор-М" возвратить в конкурсную массу зАО "Спецмонтаж" экскаватор HITACHI ZX - 120, год выпуска 2006, заводской номер машины (рамы) HCM1S100C00072661, двигатель номер 4BG1-934395.

Кроме того, суд взыскал с ООО "Антикор-М" в пользу ЗАО "Спецмонтаж" 12 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины.

Не согласившись с вынесенным определением суда, ООО "Антикор-М" подало апелляционную жалобу, в которой просит его отменить, отказать конкурсному управляющему должника в удовлетворении его требований.

В обоснование своей жалобы заявитель приводит следующие доводы:

- вывод суда о безвозмездности сделки от 01.04.2016 является ошибочным, так как 31.03.2016 стороны сделки произвели зачёт взаимных требований, ООО "Антикор-М" передано транспортное средство по акту 31.03.2016, в связи с чем у него возникло право собственности 31.03.2016. Договор от 31.03.2016 в отношении экскаватора является действительным, а договор указанного транспортного средства от 01.04.2016 ничтожным, так как на момент его заключения транспортное средство выбыло из владения продавца, считает не соответствующим фактическим обстоятельствам спора вывод суда о недействительности сделки по отчуждению экскаватора по пункту 1 статьи 61.2. Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве);

- считает ошибочным вывод суда о недействительности обеих сделок купли-продажи по пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве, так как отсутствуют признаки совершения сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов и причинения такого вреда;

- считает несоответствующим фактическим обстоятельствам спора вывод суда о недействительности сделок по пункту 2 статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

От конкурсного управляющего Сидора П.Л. поступил отзыв на жалобу, в котором он просит оставить жалобу без удовлетворения.

Представители Шкарупы Г.В., Асабина Д.Ю., ООО "Спецмонтажстрой", Федеральной налоговой службы, извещённых о судебном заседании 10.10.2017 надлежащим образом, в него не явились. Суд апелляционной инстанции считает возможным на основании статьи 156 АПК РФ рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие их представителей.

Представитель ООО "Антикор-М" поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

Представитель конкурсного управляющего Сидора П.Л. поддержал доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу.

Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, отзыва на неё, заслушав пояснения представителей сторон спора, проверив законность и обоснованность обжалуемого определения суда в порядке статей 266, 268 АПК РФ, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 31.03.2016 между ЗАО "Спецмонтаж" (продавец) и ООО "Антикор-М" (покупатель) заключён договор купли-продажи N 2 (далее - договор N 2, т. 20 л.д. 26-29), по условиям которого продавец обязуется передать в собственность покупателя трактор К 701, заводской номер машины (рамы) 9203026, двигатель N 9017539, за 630 000 руб.

Согласно пункту 3.2. данного договора покупатель уплачивает цену договора путём перечисления денежных средств на расчётный счёт продавца.

ООО "Антикор-М" представлены в материалы спора следующие документы в заверенных копиях:

Счёт ЗАО "Спецмонтаж" на оплату N 2 от 31.03.2016 на сумму 630 000 руб. в адрес ООО "Антикор-М" за трактор по договору N 2 (т. 25 л.д. 29).

Письмо от 31.03.2016 N 46 ЗАО "Спецмонтаж" в адрес ООО "Антикор-М" с просьбой произвести оплату за ЗАО "Спецмонтаж" по счёту N 2 от 31.03.2016 получателю ООО "Спецмонтажстрой" (т. 25 л.д. 28).

Платёжное поручение N 353 от 21.04.2016 на сумму 630 000 руб. о перечислении этой суммы ООО "Антикор-М" в пользу ООО "Спецмонтажстрой" (т. 25 л.д. 30).

Трактор передан покупателю по акту от 31.03.2016 (приложение N 1 к договору, т. 20 л.д. 29).

01.04.2016 по договору купли-продажи N 1 (далее - договор N 1, т. 20 л.д. 22-25) ЗАО "Спецмонтаж" (продавец) передал в собственностью ООО "Антикор-М" (покупатель) экскаватор HITACHI ZX - 120, заводской номер машины (рамы) HCM1S100C00072661, двигатель N 4BG1-934395, по цене в 2 000 000 руб.

Экскаватор передан покупателю по акту от 01.04.2016 (приложение N 1 к договору, т. 20 л.д. 25).

При этом следует отметить, что в материалы спора ООО "Антикор-М" представлен аналогичный договор купли-продажи в отношении предмета сделки - экскаватора, но с иной датой его заключения - 31.03.2016. В приложении к N 1 к договору датой в акте приёма-передачи экскаватора также указана дата 31.03.2016, а не 01.04.2016 как в варианте договора, оспариваемого конкурсным управляющим (т. 25 л.д. 19-21).

По условиям пунктов 3.2. в редакции обоих договоров по продаже экскаватора покупатель уплачивает цену договора путём взаиморасчёта задолженности продавца перед покупателем.

ООО "Антикор-М" представлена заверенная копия акта от 31.03.2016 зачёта взаимных требований юридических лиц между ним и ЗАО "Спецмонтаж" (т. 25 л.д. 23), в соответствии с которым для частичного прекращения взаимных обязательств стороны договорились зачесть сумму встречных однородных требований, срок которых наступил. Основания возникновения требований, их сумма указаны в приводимой в акте таблице (со стороны ООО "Антикор-М" указан договор поручительства от 21.04.2015 N 13-110/3 с суммой 2 009 869 руб. 59 коп., со стороны ЗАО "Спецмонтаж" - договор купли-продажи N 1 от 31.03.2016 с суммой 2 000 000 руб.). С момента подписания сторонами настоящего акта обязательства сторон в сумме 2 000 000 руб. считаются прекращёнными. С момента подписания сторонами настоящего акта остаток задолженности ЗАО "Спецмонтаж" перед ООО "Антикор-М" по состоянию на 31.03.2016 составляет 9 869 руб. 59 коп.

Согласно отчётам об оценке ООО "Альянс-Оценка" от 10.04.2017 на дату проведения оценки 31.03.2016 рыночная стоимость экскаватора составляет 2 200 000 руб., трактора - 630 000 руб. (т. 25 л.д. 40-140).

Конкурсным управляющим Сидором П.Л. оспариваются обе сделки купли-продажи по основаниям пунктов 1, 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве, статьи 174 ГК РФ.

Суд первой инстанции, оценив представленные в материалы спора доказательства, пришёл к выводу о признании сделок недействительными, с чем соглашается апелляционный суд по следующим мотивам.

Как разъяснено в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 63), при определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего.

Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания её недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 настоящего Постановления).

Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве.

Согласно пункту 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве сделка, совершённая должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Согласно пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве сделка, совершённая должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трёх лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате её совершения был причинён вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

Учитывая, что оспариваемые сделки купли-продажи 31.03.2016 и 01.04.2016 по сроку их совершения относительно даты принятия судом заявления о признании должника банкротом (07.11.2016) подпадают под регулирование пункта 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве, то в данном случае при оспаривании конкурсным управляющим сделок по двум пунктам 1 и 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве при оценке сделок по пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве конкурсному управляющему Сидору П.Л. не требуется доказывать недобросовестность контрагента ООО "Антикор-М".

Итак, для признания сделок недействительными по основанию пункта 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве конкурсному управляющему необходимо доказать наличие состава недействительности (наличия квалифицирующих признаков) сделок, то есть наличие тех условий, при которых закон допускает признание их недействительными судом, а именно:

то, что сделки заключены в течение года до принятия заявления о признании банкротом (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота),

и неравноценное встречное исполнение обязательств, при этом неравноценность должна иметься в нарушение интересов должника.

Только при наличии совокупности обоих признаков оспариваемая сделки могут рассматриваться как подозрительные по пункту 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве.

Как разъяснено в абзацах 1 - 4 пункта 8 Постановления N 63, пункт 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

Для признания сделки недействительной на основании указанной нормы не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки.

В соответствии с абзацем 1 пункта 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент её заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

При этом по правилам части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии со статьей 8 АПК РФ судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе равноправия сторон.

По смыслу статьи 61.2 Закона о банкротстве для признания сделок недействительными по заявленному конкурсным управляющим основанию должна иметься неравноценность сделок, то есть цена каждой сделки должна быть значительно занижена должником, в несколько раз (как минимум в два раза) отличаться от реальной цены, подлежащей установлению в договоре при продаже имущества должника.

Апелляционный суд при повторном рассмотрении настоящего спора учитывает следующие разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в пункте 2 Постановления от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица".

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента).

Аналогичные разъяснения содержатся также в пункте 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью", согласно которому о наличии явного ущерба для стороны сделки свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два и более раза ниже стоимости предоставления, совершённого обществом в пользу контрагента.

Учитывая такие разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, применяемые в рассматриваемом случае по аналогии, конкурсный управляющий обязан в порядке статьи 65 АПК РФ представить суду надлежащие доказательства именно неравноценности обеих сделок.

Однако имеющиеся в деле доказательства не свидетельствуют о существенном (кратном) превышении цены аналогичных сделок цены оспариваемых сделок.

В нарушение положений статьи 65 АПК РФ конкурсный управляющий Сидор П.Л. не представил надлежащих доказательств, безусловно свидетельствующих о том, что условия сделок купли-продажи существенно в худшую для должника сторону отличаются от условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

В обоснование своих доводов о неравноценности сделок конкурсный управляющий указывает на сравнительную таблицу - приложение N 1 к заключению по итогам проверки наличия оснований для оспаривания сделок (т. 20 л.д. 30), содержащую ссылку на источник информации об иной цене - интернет.

В сравнительной таблице конкурсным управляющим для сравнения приведены средние значения рыночной цены по трактору - 1 043 280 руб. (против 630 000 руб., указанной в договоре N 2), по экскаватору - 3 188 839 руб. (против 2 000 000 руб., указанной в договоре N 1).

Однако, как верно указал суд первой инстанции, указанная информация не может быть принята судом во внимание для сравнения в качестве допустимого доказательства в арбитражном процессе иной цены автомобиля. Информация в сети "Интернет" не отвечает подобным критериям, учитывая также положения части 3 статьи 75 АПК РФ, согласно которым документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором.

На основании части 2 статьи 64 АПК РФ качестве доказательств допускаются заключения экспертов, консультации специалистов.

Суд первой инстанции, разрешая спор, определяя для сравнения рыночную стоимость движимого имущества, принял во внимание оценку эксперта ООО "Альянс-Оценка", приведённую в его отчётах об оценке от 10.04.2017 на дату проведения оценки 31.03.2016, представленных ООО "Антикор-М".

Согласно данным отчётам об оценке рыночная стоимость экскаватора составляет 2 200 000 руб., трактора - 630 000 руб.

Таким образом, имеющиеся в деле доказательства (отчёты об оценке) не подтверждают того факта, что продажная стоимость движимого имущества по обоим договорам купли-продажи превышает реальную цену как минимум в два раза.

Исходя из чего суд апелляционной инстанции считает, что неравноценность сделок продажи транспортных средств в смысле пункта 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве конкурсным управляющим (существенное отличие цены сделки от её реальной цены) суду не доказана.

Поэтому правовых оснований для признания обеих сделок купли-продажи недействительными по пункту 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве у суда апелляционной инстанции не имеется.

В связи с чем апелляционный суд не соглашается с выводом суда первой инстанции о недействительности договора N 1 (продажа экскаватора) по указанному основанию.

Данный вывод суда первой инстанции по сути основан на отсутствии расчёта контрагента по сделке ООО "Антикор-М" за экскаватор в сумме 2 000 000 руб. вследствие непринятия акта зачёта от 31.03.2016 в качестве доказательства исполнения обязательств последнего по причине расхождения даты совершения зачёта 31.03.2016 с датой самой сделки 01.04.2016, которая непосредственно оспаривается конкурсным управляющим.

Между тем, в силу разъяснений пункта 8 Постановления N 63 для признания сделки недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки.

То есть, отсутствие оплаты не является определяющим условием, чтобы считать недействительной сделку по этому основанию, утверждать о наличии неравноценности сделки, что собственно и обязан доказать суду заявитель по спору.

Отсутствие оплаты со стороны покупателя влечёт иные для него последствия, а именно:

Последствия неисполнения покупателем обязательств установлены в пункте 3 статьи 486 ГК РФ, в соответствии с которыми, если покупатель своевременно не оплачивает переданный в соответствии с договором купли-продажи товар, продавец вправе потребовать оплаты товара.

Поэтому наличие или отсутствие оплаты стоимости экскаватора в настоящем случае не имеет правового значения при оценке договора N 1 применимо к пункту 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве.

К тому же акт зачёта от 31.03.2016 является сделкой, могущей быть самостоятельно оспоренной в деле о банкротстве.

В данном случае суд не располагает сведениями о недействительности зачёта, признанного судом в установленном законом порядке.

В любом случае даже в отсутствие подобного зачёта сделка не может быть признана недействительной по пункту 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве, так как отсутствие оплаты не свидетельствует о неравноценности этой сделки.

В связи с чем при оценке сделки по пункту 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве как таковой зачёт между сторонами не имеет правового значения.

Поэтому у суда отсутствуют основания считать, состоялся зачёт между сторонами или нет, учитывая нижеследующее обстоятельство.

Относительно двух копий договора N 1 по экскаватору с разными датами от 31.03.2016 и от 01.04.2016, с наличием которых суд первой инстанции связал юридическую несостоятельность зачёта, апелляционный суд отмечает следующее.

Анализ предмета и условий этих договоров свидетельствует о том, что по содержанию данные договоры одинаковы.

Оба договора подписаны сторонами и скреплены печатями сторон.

Поэтому апелляционный суд считает, что между сторонами возникло правоотношение по поводу купли-продажи одного и того же имущества на одних и тех же условиях, а представленные в материалы спора копии договоров являются экземплярами одного и того же договора, датированными разными числами (датами), в отсутствие доказательств обратного.

Исходя из чего предметом оценки является один договор N 1 о продаже экскаватора, неважно с какой датой 31.03.2016 или 01.04.2016.

Признавая недействительным договор N 1 по пункту 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве, суд первой инстанции в отсутствие оплаты (зачёт признан несостоявшимся) посчитал данный договор безвозмездным.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 423 ГК РФ договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Безвозмездным признаётся договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от неё платы или иного встречного предоставления.

Как указывалось выше, по данному основанию необходимо доказывать заявителю неравноценность сделки, что им в рассматриваемом случае не доказано.

А условия обоих сделок не свидетельствуют об их безвозмездности, поскольку договоры содержат цену движимого имущества - 630 000 руб. и 2 000 000 руб.

Поэтому вывод суда первой инстанции о недействительности договора N 1 по пункту 1 статьи 61.2. Закона о банкротстве является ошибочным, вместе с тем, не привёл к принятию неправомерного по существу обжалуемого судебного акта.

Суд апелляционной инстанции поддерживает вывод суда первой инстанции о недействительности договоров N 1 и N 2 по пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве, основываясь на следующем.

По пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве одним из необходимых условий для признания сделки недействительной по этому основанию по общему правилу является установление судом недобросовестности контрагента по сделке.

В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки (пункт 7 Постановления N 63).

Однако, учитывая разъяснения пункта 9 Постановления N 63, вышеприведенные, исходя из даты совершения сделок в течение года до принятия судом заявления о признании должника банкротом, признак осведомлённости в данном случае доказывать конкурсному управляющему не требуется.

То есть, в данном конкретном случае конкурсному управляющему не требуется доказывание признака осведомлённости ООО "Антикор-М" применительно к пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве, достаточно иных условий, указанных в этой норме с учётом разъяснений, содержащихся в пунктах 5, 6 Постановления N 63, а именно:

- сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

- в результате совершения сделки был причинён вред имущественным правам кредиторов.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Согласно абзацам второму - пятому пункта 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве.

Установленные абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

Исходя из сказанного выше доводы жалобы относительно отсутствия у заявителя признака осведомлённости не принимаются апелляционным судом, учитывая разъяснения абзаца второго пункта 7 Постановления N 63, согласно которому при решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от неё по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Как установил суд первой инстанции, осведомлённость о неплатежеспособности должника на момент совершения оспариваемых сделок ООО "Антикор-М" фактически признал в своём отзыве и подтверждается материалами дела.

Как следует из отзыва (т. 25 л.д.1-5), между ООО "Антикор-М" (поручитель) и ПАО "Сбербанк России" заключён договор поручительства N 13-110/3 от 21.04.2015, согласно которому Поручитель обязуется отвечать перед Банком за исполнение ЗАО "Спецмонтаж" всех обязательств по договору об открытии возобновляемой кредитной линии N 13-110 от 02.12.2013 между Банком и ЗАО "Спецмонтаж" (т. 25 л.д. 6-8).

Указанным договором поручительства предусмотрена солидарная ответственность поручителя.

Согласно письму Банка в адрес ООО "Антикор-М" по договору поручительства последним уплачено за ЗАО "Спецмонтаж" 2 009 869 руб. 59 коп. в период с 05.11.2015 по 29.03.2016 (т. 25 л.д. 9-17).

Как указывает само ООО "Антикор-М" в отзыве, ЗАО "Спецмонтаж" начало допускать просрочку по гашению кредита, в связи с чем ООО "Антикор-М" было вынуждено оплачивать задолженность.

В соответствии с положениями статей 361, 363 ГК РФ в редакции на дату заключения договора поручительства 21.04.2015 по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объёме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Тем самым, ООО "Антикор-М", совершая периодические платежи (7 платежей) вместо ЗАО "Спецмонтаж" на протяжении длительного времени с 05.11.2015 по 29.03.2016 во исполнение обязательств последнего перед Банком по кредитному договору, не могло не знать о неплатежеспособности ЗАО "Спецмонтаж" на момент совершения сделок, принимая во внимание то, что только в марте 2016 года перед заключением договоров ООО "Антикор-М" произвело 4 платежа (21.03.2016, 22.03.2016, 25.03.2016, 29.03.2016) на общую сумму 325 881 руб. 72 коп.

Поэтому апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что ООО "Антикор-М" в момент совершения оспариваемых сделок было известно о неплатежеспособности должника, то есть о прекращении исполнения денежных обязательств в связи с отсутствием денежных средств.

Соответственно, даже в случае необходимости доказывания признака осведомлённости данный признак имеет место.

Податель жалобы считает, что заключением договоров купли-продажи не был причинён имущественный вред правам кредиторов должника.

Между тем, причинение имущественного вреда кредиторам имеет место и выразилось в следующем.

На момент совершения сделок (март-апрель 2016 года) должник отвечал признаку неплатежеспособности, поскольку фактически прекратил исполнение денежных обязательств перед кредиторами и уполномоченным органом уже в 2015 году.

Наличие у ЗАО "Спецмонтаж" просроченной кредиторской задолженности, установленной судом первой инстанции, подателем жалобы не оспаривается.

Податель жалобы считает, что само по себе наличие кредиторской задолженности не может свидетельствовать о наличии у должника признаков неплатежеспособности.

Однако податель жалобы не учитывает следующего.

Согласно статье 2 Закона о банкротстве неплатежеспособность - прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

Как разъяснено в пункте 6 Постановления N 63, при определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве. Для целей применения содержащихся в абзацах втором - пятом пункта 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве презумпций само по себе наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Это означает, что единственным условием для признания сделок недействительными по пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве не является наличие признака неплатежеспособности, если не доказаны иные условия.

В данном же случае помимо имеющегося признака неплатежеспособности имеются такие условия, что в совокупности позволяет суду применить правила пункта 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве и признать договоры купли-продажи недействительными по этому основанию.

К тому же последующее признание должника банкротом (решение суда от 27.02.2017) лишь подтверждает его неплатежеспособность, явившуюся причиной возбуждения настоящего дела о банкротстве 07.11.2016.

Тем самым, подателем жалобы не опровергнута презумпция неплатежеспособности ЗАО "Спецмонтаж".

Причинение имущественного вреда кредиторам выразилось в выбытии из конкурсной массы имущества должника в пользу ООО "Антикор-М", которое следует признать заинтересованным лицом в совершении должником оспариваемых сделок в его пользу в силу следующего.

Установление судом заинтересованности ООО "Антикор-М" в совокупности с признаком неплатежеспособности свидетельствует о наличии условий, позволяющих утверждать о наличии цели причинения вреда имущественным правам кредиторам и, как следствие, о причинении вреда совершёнными сделками.

В соответствии с пунктом 1 статьи 19 Закона о банкротстве в целях настоящего Закона заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются: лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Федеральный закон N 135-ФЗ) входит в одну группу лиц с должником; лицо, которое является аффилированным лицом должника.

В части 1 статьи 9 Закона N 135-ФЗ указано, что группой лиц признаётся совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам из следующих признаков:

1) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо имеет в силу своего участия в этом хозяйственном обществе (товариществе, хозяйственном партнерстве) либо в соответствии с полномочиями, полученными, в том числе на основании письменного соглашения, от других лиц, более чем пятьдесят процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства);

2) юридическое лицо и осуществляющие функции единоличного исполнительного органа этого юридического лица физическое лицо или юридическое лицо;

3) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо на основании учредительных документов этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства) или заключенного с этим хозяйственным обществом (товариществом, хозяйственным партнерством) договора вправе давать этому хозяйственному обществу (товариществу, хозяйственному партнерству) обязательные для исполнения указания;

4) юридические лица, в которых более чем пятьдесят процентов количественного состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета, совета фонда) составляют одни и те же физические лица;

8) лица, каждое из которых по какому-либо из указанных в пунктах 1 - 7 настоящей части признаку входит в группу с одним и тем же лицом, а также другие лица, входящие с любым из таких лиц в группу по какому-либо из указанных в пунктах 1 - 7 настоящей части признаку;

9) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство), физические лица и (или) юридические лица, которые по какому-либо из указанных в пунктах 1 - 8 настоящей части признаков входят в группу лиц, если такие лица в силу своего совместного участия в этом хозяйственном обществе (товариществе, хозяйственном партнерстве) или в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц, имеют более чем пятьдесят процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства).

В статье 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" даны понятия аффилированного лица и аффилированного лица юридического лица.

Аффилированные лица - физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность;

Аффилированными лицами юридического лица являются: член его Совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления, член его коллегиального исполнительного органа, а также лицо, осуществляющее полномочия его единоличного исполнительного органа; лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо; лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица; юридическое лицо, в котором данное юридическое лицо имеет право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица; если юридическое лицо является участником финансово-промышленной группы, к его аффилированным лицам также относятся члены Советов директоров (наблюдательных советов) или иных коллегиальных органов управления, коллегиальных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы, а также лица, осуществляющие полномочия единоличных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы.

Из материалов спора усматривается, что учредителем ООО "Спецмонтажстрой", в пользу которого ООО "Антикор-М" по просьбе ЗАО "Спецмонтаж" произвело оплату в сумме 630 000 руб., является, в частности, Шкарупа Г.В. (т. 26 л.д. 9-15).

Шкарупа Г.В. является также директором ООО "Спецмонтажстрой".

Оспариваемые договоры N 1 и N 2 заключены от имени должника ЗАО "Спецмонтаж" председателем Совета директоров Шкарупа Г.В.

Шкарупа Г.В. составляет группу лиц с ЗАО "Спецмонтаж" и ООО "Спецмонтажстрой".

ООО "Антикор-М" является поручителем должника (ЗАО "Спецмонтаж"), которым производились платежи вместо последнего в пользу Банка.

Согласно пункту 1 статьи 365 ГК РФ в редакции на дату 21.04.2015 к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объёме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесённых в связи с ответственностью за должника.

ООО "Антикор-М" ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции не дало пояснений относительно собственного экономического либо иного интереса в заключении договора поручительства по обязательствам должника, пояснив суду апелляционной инстанции, что имело место соглашение, достигнутое между руководителями обществ. В отсутствие доказательств иного, учитывая факт заключения ООО "Антикор-М" договора поручительства по кредитным обязательствам должника, фактическое исполнение поручителем кредитных обязательств должника, суд апелляционной инстанции констатирует наличие общего экономического интереса у заемщика по кредитному договору и его поручителя - ООО "Аверс" и ООО "Антикор-М", направленного, в том числе, на пропорциональное распределение риска дефолта заемщика с поручителем. Наличие исполненных ООО "Антикор-М" обязательств перед Банком вместо заёмщика ЗАО "Спецмонтаж" в общем размере 2 009 869 руб. 59 коп. на дату 31.03.2016 позволяет апелляционному суду считать ООО "Антикор-М" фактически заинтересованным по отношению к ЗАО "Спецмонтаж" лицом.

В связи с указанным исполнением ООО "Антикор-М" и ЗАО "Спецмонтаж" образуют группу экономически связанных лиц еще и потому что у ООО "Антикор-М" возник реальный интерес в получении от ЗАО "Спецмонтаж" удовлетворения своих требований в объёме 2 009 869 руб. 59 коп. В противном случае у сторон отсутствовала бы необходимость в заключении договора N 1 о продаже экскаватора по цене в 2 000 000 руб. с включением в него условия о расчёте исключительно совершением зачёта (пункт 3.2.), который предусматривает как раз зачёт встречных требований по договору поручительства в объёме суммы 2 009 869 руб. 59 коп.

Учитывая специфику рассмотрения споров об оспаривании сделок должника в деле о банкротстве, суд апелляционной инстанции исходя из фактических обстоятельств настоящего спора считает возможным признать заинтересованным лицом ООО "Антикор-М" к должнику по обеим сделкам:

по договору N 1 общество является непосредственным лицом, заинтересованным в получении от ЗАО "Спецмонтаж" имущества в связи с внесением Банку платежей вместо ЗАО "Спецмонтаж", в том числе посредством заключения данного договора с учётом включённого в него условия пункта 3.2.;

по договору N 2, заключённому в один день 31.03.2016 исходя из представленной ООО "Антикор-М" копии второго договора N 1 от этой даты - интерес общества, по мнению апелляционного суда, также проявляется в связи с наличием возникших у ЗАО "Спецмонтаж" обязательств перед обществом как лицом, уплатившим соответствующие платежи Банку вместо ЗАО "Спецмонтаж".

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что материалы спора безусловно свидетельствуют о том, что обе сделки купли-продажи подпадают под регулирование пункта 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве, в связи с чем судом первой инстанции правомерно признаны недействительными (подозрительными).

При этом судом апелляционной инстанции также учитывается, что вследствие совершения оспариваемых сделок по отчуждению имущества экономически близкому к должнику лицу оплата которых состоялась путем зачета взаимных обязательств, а также путем перечисления денежных средств аффилированному должнику лицу, утрачена возможность удовлетворения требований кредиторов за счет указанного имущества.

Доводы жалобы заявителя о несогласии с выводом суда первой инстанции о признании недействительности сделок по пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве являются необоснованными и отклоняются по вышеизложенным мотивам.

Кроме того, в качестве правового основания конкурсный управляющий привёл норму статьи 174 ГК РФ, по пункту 2 которой суд первой инстанции также признал сделки недействительными.

Однако апелляционный суд в этой части считает необходимым указать следующее.

В соответствии с пунктом 2 статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 93 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 23.06.2015 N 25), пунктом 2 статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрены два основания недействительности сделки, совершенной представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица. По первому основанию сделка может быть признана недействительной, когда вне зависимости от наличия обстоятельств, свидетельствующих о сговоре либо об иных совместных действиях представителя и другой стороны сделки, представителем совершена сделка, причинившая представляемому явный ущерб, о чем другая сторона сделки знала или должна была знать.

О наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, совершенного в пользу контрагента. При этом следует исходить из того, что другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения.

По второму основанию сделка может быть признана недействительной, если установлено наличие обстоятельств, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого, который может заключаться как в любых материальных потерях, так и в нарушении иных охраняемых законом интересов (например, утрате корпоративного контроля, умалении деловой репутации).

Ссылаясь на пункт 2 статьи 174 ГК РФ, конкурсный управляющий Сидор П.Л. указывает, в частности, на то, что договоры заключены органом управления, который не имел соответствующих полномочий, что привело к утрате должником своего имущества, что является квалифицирующим признаком подозрительной сделки, чему выше апелляционным судом была дана правовая оценка по пункту 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве.

Как разъяснено в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", при наличии в законе специального основания недействительности такая сделка признаётся недействительной по этому основанию.

Учитывая, что сделки купли-продажи оспариваются конкурсным управляющим в рамках дела о банкротстве по специальному основанию, предусмотренному в разделе III.1. Закона о банкротстве об оспаривании сделок должника (статья 61.2.), то ввиду признания судом оспариваемых сделок недействительными по такому основанию не требуется дополнительного признания этих сделок недействительными по иным общим основаниям, предусмотренным ГК РФ, поскольку указываемые пороки сделок не выходят за рамки подозрительности, установленные Законом о банкротстве.

Вместе с тем, признание судом первой инстанции недействительными сделок по статье 174 ГК РФ не привело к принятию неправомерного по существу определения по вышеизложенным мотивам.

На основании статьи 61.6 Закона о банкротстве суд первой инстанции применил соответствующие последствия недействительности сделок, в отношении которых подателем жалобы не приведено каких-либо аргументов несогласия.

С учётом изложенного суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого определения суда. Нормы материального права судом первой инстанции при разрешении спора были применены правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта, суд апелляционной инстанции не установил.

Апелляционная жалоба заявителя удовлетворению не подлежит.

Расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 000 руб. при подаче апелляционной жалобы в связи с отказом в её удовлетворении суд апелляционной инстанции по правилам статьи 110 АПК РФ относит на подателя жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьями 270-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Тюменской области от 25 июля 2017 года по делу N А70-13625/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Антикор-М" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение одного месяца со дня изготовления постановления в полном объеме.

 

Председательствующий

С.А. Бодункова

 

Судьи

О.В. Зорина
Н.А. Шарова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А70-13625/2016


Должник: ЗАО "СПЕЦМОНТАЖ"

Кредитор: Уполномоченный орган - Федеральная налоговая служба, Управление Федеральной налоговой службы по Тюменской области

Третье лицо: ААУ "СЦЭАУ", Асабин Денис Юрьевич, Ассоциация "Первая Саморегулируемая организация АУ", Ассоциация "Первая Саморегулируемая организация АУ, зарегистрированная в едином гос.реестре СРО АУ", МИФНС N7 по Тюменской области, ООО "Антикор-М", ООО "СпецМонтажСтрой", ООО "Сургутское ремонтно-строительное управление", ООО ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ КОММЕРЧЕСКАЯ ФИРМА "УРАЛСТРОЙМОНТАЖ", Управление по вопросам миграции УМВД России по Тюменской области, Управление по вопросам миграции УМВД России по ХМАО-Югре, Управление Росреестра по Тюм.обл, УФССП России по Тюменской области, Шкарупа Геннадий Васильевич, Администрация города Тобольска, АО "Сервис-Реестр" Тюменский филиал, Конкурсный управляющий Сидор Павел Леонидович, ООО "Пилигрим", ООО "Титан-М", ООО "ТЮМЕНСКАЯ КОМПАНИЯ ПЛАНЕТА", ООО "ЦЕНТР НАЛОГОВОЙ ПОМОЩИ", Сидор Павел Леонидович, Трофимов Александр Сергеевич, Щеколдин Дмитрий Николаевич


Хронология рассмотрения дела:


12.11.2019 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа N Ф04-5785/17


04.10.2019 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-13625/16


05.09.2019 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-2572/19


29.08.2019 Решение Арбитражного суда Тюменской области N А70-13625/16


01.02.2019 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-13625/16


18.01.2019 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-14140/18


31.10.2018 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-11514/18


20.08.2018 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-13625/16


17.01.2018 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа N Ф04-5785/17


17.10.2017 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-11452/17


23.03.2017 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-13625/16


28.02.2017 Решение Арбитражного суда Тюменской области N А70-13625/16


30.11.2016 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-13625/16