Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 февраля 2019 г. N 20АП-8042/18

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 17 апреля 2019 г. N Ф10-1518/19 настоящее постановление оставлено без изменения

 

г. Тула

 

5 февраля 2019 г.

Дело N А09-7940/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 29.01.2019.

Постановление изготовлено в полном объеме 05.02.2019.

 

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Еремичевой Н.В., судей Большакова Д.В. и Тимашковой Е.Н., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Лемонджавой С.Н., при участии от заявителя - индивидуального предпринимателя Кобзева Никиты Михайловича - Забрянского Р.А (доверенность от 24.07.2018), от ответчика - межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Брянской области - Качуры В.В. (доверенность от 19.01.2019 N 02-03/00069), Сидоренко В.П. (доверенность от 19.01.2019), рассмотрев в открытом судебном заседании, проводимом путем использования систем видеоконференц-связи с Арбитражным судом Брянской области, апелляционную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Брянской области на решение Арбитражного суда Брянской области от 26.10.2018 по делу N А09-7940/2018 (судья Черняков А.А.),

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Кобзев Никита Михайлович (г. Новозыбков, ОГРНИП 315325600040980, ИНН 324104617205) (далее - заявитель, предприниматель, ИП Кобзев Н.М.) обратился в Арбитражный суд Брянской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Брянской области (г. Клинцы, ОГРН 1043216508500, ИНН 3203007889) (далее - административный орган, инспекция, ответчик) от 16.07.2018 N 06/75 о назначении административного наказания.

Решением Арбитражного суда Брянской области от 26.10.2018 заявленное требование удовлетворено. Судебный акт мотивирован отсутствием в действиях предпринимателя состава административного правонарушения.

В апелляционной жалобе межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 1 по Брянской области просит данное решение суда отменить, ссылаясь на неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, на недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд посчитал установленными, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, и принять по делу новый судебный акт.

В отзыве на апелляционную жалобу ИП Кобзев Н.М., опровергая доводы жалобы, считает, что судом первой инстанции сделаны правильные выводы, и просит в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Проверив в порядке, установленном статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, законность обжалуемого судебного акта, Двадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда первой инстанции ввиду следующего.

Как следует из материалов дела, межрайонной инспекцией ФНС России N 1 по Брянской области в период с 29.06.2018 по 03.07.2018 проведена проверка исполнения ИП Кобзевым Н.М. законодательства о применении контрольно-кассовой техники, осуществляющим предпринимательскую деятельность по адресу: Брянская обл., г. Клинцы, ул. Дзержинского, д. 34, офис N 6.

В ходе проведения проверки установлено, что в нарушение статей 1.2, 5 Федерального Закона Российской Федерации от 22.05.2003 N 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием электронных средств платежа" (далее по тексту - Закон N 54-ФЗ) индивидуальным предпринимателем осуществлялись наличные денежные расчеты без применения контрольно-кассовой техники.

Так, 18.06.2018 представителем предпринимателя приняты наличные денежные средства (страховая премия в рамках страхования гражданской ответственности) от гражданина Поздняка Н.В. в сумме 2 764 рублей 90 копеек, распечатан и выдан электронный страховой полис (сумма страховой премии - 2 264 рубля 90 копеек), выписан товарный чек (за оформление документов на сумму 500 рублей); 14.05.2018 представителем предпринимателя приняты наличные денежные средства (страховая премия в рамках страхования гражданской ответственности) от гражданки Поздняк Н.Н. в сумме 4 123 рублей 84 копеек, распечатан и выдан страховой полис (сумма страховой премии - 3 623 рубля 84 копейки), выписан товарный чек (за оформление документов на сумму 500 рублей), однако чеки на контрольно-кассовой технике не напечатаны.

Результаты проверки отражены в акте от 03.07.2018 N 52.

Усмотрев в действиях (бездействии) ИП Кобзева Н.М. признаки административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, административный орган составил протокол об административном правонарушении от 03.07.2018 N 06/75.

Рассмотрев материалы дела об административном правонарушении, инспекция вынесла постановление от 16.07.2018 N 06/75 о назначении ИП Кобзеву Н.М. административного наказания за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.5 Кодекса, в виде штрафа в размере 10 тысяч рублей.

Не согласившись с указанным постановлением инспекции, ИП Кобзев Н.М. обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Вывод суда первой инстанции об удовлетворении заявленного требования является правильным ввиду следующего.

В силу части 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - АПК РФ) при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В силу части 7 статьи 210 АПК РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

Частью 2 статьи 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за неприменение контрольно-кассовой техники в установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники случаях.

Объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.5 КоАП РФ, образует неприменение контрольно-кассовой техники в установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники случаях.

Федеральный закон от 03.06.2009 N 103-ФЗ "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" (далее по тексту - Закон N 103-ФЗ) регулирует отношения, возникающие при осуществлении деятельности по приему платежным агентом от плательщика денежных средств, направленных на исполнение денежных обязательств физического лица перед поставщиком по оплате товаров (работ, услуг), а также направленных органам государственной власти, органам местного самоуправления и учреждениям, находящимся в их ведении, в рамках выполнения ими функций, установленных законодательством Российской Федерации.

Согласно пункту 3 статьи 2 Закона N 103-ФЗ платежный агент - юридическое лицо, за исключением кредитной организации, или индивидуальный предприниматель, осуществляющие деятельность по приему платежей физических лиц. Платежным агентом является оператор по приему платежей либо платежный субагент.

Оператор по приему платежей - платежный агент - юридическое лицо, заключившее с поставщиком договор об осуществлении деятельности по приему платежей физических лиц (пункт 4 статьи 2 Закона N 103-ФЗ).

Платежный субагент - платежный агент - юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, заключившие с оператором по приему платежей договор об осуществлении деятельности по приему платежей физических лиц (пункт 5 статьи 2 Закона N 103-ФЗ).

Плательщик - физическое лицо, осуществляющее внесение платежному агенту денежных средств в целях исполнения денежных обязательств физического лица перед поставщиком (пункт 2 статьи 2 Закона N 103-ФЗ).

Поставщик - юридическое лицо, за исключением кредитной организации, или индивидуальный предприниматель, получающие денежные средства плательщика за реализуемые товары (выполняемые работы, оказываемые услуги) в соответствии с Федеральным законом N 103-ФЗ, а также юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, которым вносится плата за жилое помещение и коммунальные услуги в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации, а также органы государственной власти и органы местного самоуправления, учреждения, находящиеся в их ведении, получающие денежные средства плательщика в рамках выполнения ими функций, установленных законодательством Российской Федерации (пункт 1 статьи 2 Закона N 103-ФЗ).

В соответствии с частью 1 статьи 3 Закона N 103-ФЗ под деятельностью по приему платежей физических лиц в целях данного Федерального закона признается прием платежным агентом от плательщика денежных средств, направленных на исполнение денежных обязательств перед поставщиком по оплате товаров (работ, услуг), в том числе внесение платы за жилое помещение и коммунальные услуги в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации, а также осуществление платежным агентом последующих расчетов с поставщиком.

Проанализировав положения вышеуказанных норм права суд первой инстанции обоснованно заключил, что деятельность платежного агента предполагает получение от физического лица платежей в пользу поставщика при наличии денежных обязательств физического лица перед поставщиком, указанные обязательства возникают у физического лица лишь после реализации ему поставщиком товаров, выполнения работ, оказания услуг.

В свою очередь, судом установлено и следует из материалов дела, что предприниматель осуществлял деятельность страхового агента на основании агентского договора от 03.05.2017 ЕИ N ОСАГО-04/2017/ЮЛ/ЮФ, заключенного между предпринимателем и ООО "Русское страховое общество "ЕВРОИНС", а также на основании доверенности от 03.05.2017 N 01-0305/2017.

В соответствии с пунктом 1 статьи 927 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ) страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

Согласно пункту 1 статьи 2 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее по тексту - Закон N 4015-1) страхование - это отношения по защите интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков.

Страховая деятельность (страховое дело) - сфера деятельности страховщиков по страхованию, перестрахованию, взаимному страхованию, а также страховых брокеров по оказанию услуг, связанных со страхованием, с перестрахованием (пункт 2 статьи 2 Закона N 4015-1).

Целью организации страхового дела в соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона N 4015-1 является обеспечение защиты имущественных интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении страховых случаев.

Так, обязательства по договору страхования (и, следовательно, предоставление услуги) возникают только при наличии страхового случая, который может и не возникнуть в период действия договора.

В соответствии со статьей 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

То есть, как правомерно отмечено судом первой инстанции, при заключении договора страхования страхователь уплачивает страховщику страховую премию за оказание последним услуги в будущем при наступлении страхового случая. При этом такая услуга страховщиком может быть и не предоставлена, если в течение срока действия договора страховой случай не наступил.

С учетом этого, по справедливому суждению суда первой инстанции, вопреки доводам апелляционной жалобы, отношения, регулируемые договором страхования, не предполагают наличие обязательных условий, необходимых для применения Законом N 103-ФЗ: получение от физического лица платежей в пользу поставщика при наличии денежных обязательств физического лица перед поставщиком; возникновение у физического лица обязательств перед поставщиком только после реализации ему поставщиком товаров, выполнения работ, оказания услуг.

Согласно статье 2 Закона N 103-ФЗ платежный агент осуществляет только деятельность по приему платежей физических лиц. При этом он как оператор по приему платежей должен заключить с поставщиком договор об осуществлении деятельности по приему платежей физических лиц.

В свою очередь, в соответствии со статьей 8 Закона N 4015-1 под деятельностью страховых агентов, страховых брокеров по страхованию и перестрахованию понимается деятельность, осуществляемая в интересах страховщиков или страхователей и связанная с оказанием им услуг по подбору страхователя и (или) страховщика (перестраховщика), условий страхования (перестрахования), оформлению, заключению и сопровождению договора страхования (перестрахования), внесению в него изменений, оформлению документов при урегулировании требований о страховой выплате, взаимодействию со страховщиком (перестраховщиком), осуществлению консультационной деятельности (пункт 1 статьи 8 Закона N 4015-1).

При этом страховой агент, страховой брокер несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, вытекающих из осуществления ими своей деятельности, в том числе за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну страховщика, персональных данных страхователей, за достоверность, объективность, полноту и своевременность предоставления сведений и документов, подтверждающих исполнение ими своих полномочий.

Страховой агент, страховой брокер обязаны обеспечивать сохранность денежных средств в случае получения страховой премии (страховых взносов) от страхователей, а также сохранность документов, предоставленных страховщиком, страхователем, предоставлять страховщику отчет об использовании бланков страховых полисов, сертификатов, возвращать неиспользованные, испорченные бланки страховых полисов, сертификатов в порядке и на условиях, которые предусмотрены договором, заключенным между страховщиком и страховым агентом, страховым брокером, или в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 3 статьи 8 Закона N 4015-1).

Ответственность подобного рода платежного агента перед поставщиком в соответствии с положениями Закона N 103-ФЗ отсутствует.

В силу пункта 5 статьи 8 Закона N 4015-1 страховыми агентами являются физические лица, в том числе физические лица, зарегистрированные в установленном законодательством Российской Федерации порядке в качестве индивидуальных предпринимателей, или юридические лица, осуществляющие деятельность на основании гражданско-правового договора от имени и за счет страховщика в соответствии с предоставленными им полномочиями.

Контроль за деятельностью страховых агентов осуществляет страховщик, в том числе путем проведения проверок их деятельности и предоставляемой ими отчетности об обеспечении сохранности и использовании бланков страховых полисов, сертификатов, об обеспечении сохранности денежных средств, полученных от страхователей, и исполнения иных полномочий.

Согласно же Закону N 103-ФЗ поставщик не наделен полномочиями по контролю и проверке деятельности платежных агентов.

Страховые агенты также в соответствии с пунктом 5 статьи 8 Закона N 4015-1 должны обладать информацией о деятельности страховщика, предусмотренной статьей 6 данного Закона, предоставлять ее страхователям, застрахованным лицам, выгодоприобретателям, лицам, имеющим намерение заключить договор страхования, по их требованиям, а также раскрывать указанным лицам информацию о своих наименовании, полномочиях и деятельности, включая контактные телефоны, режим работы, место нахождения (для страховых агентов - юридических лиц), перечень оказываемых услуг и их стоимость, в том числе размер своего вознаграждения.

На платежных агентов такая обязанность в соответствии с Законом N 103-ФЗ не возложена.

Судом первой инстанции обоснованно учтена позиция Верховного Суда Российской Федерации, отраженная в пункте 27 "Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2017)", утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 15.11.2017, из положений Закона N 103-ФЗ следует, что деятельность платежного агента заключается только в приеме от физических лиц денежных средств, направленных на исполнение денежных обязательств этих лиц перед поставщиком по оплате товаров (работ, услуг), и последующем перечислении платежным агентом этих средств поставщику товаров (работ, услуг).

При этом платежный агент не принимает участия в оказании услуг между плательщиком и поставщиком услуг и не оказывает иных самостоятельных услуг, кроме приема и передачи денежных средств.

В соответствии со статьей 1 Закона N 103-ФЗ принятие платежей от физических лиц не во всех случаях порождает обязанность открыть специальный расчетный счет.

Таким образом, действие Закона N 103-ФЗ распространяется на отношения, связанные с оказанием платежным агентом единственной услуги - услуги по приему платежей от физических лиц и перечислению этих платежей поставщику товаров (работ, услуг).

С учетом вышеизложенного судом первой инстанции сделано справедливое заключение о том, что понятия "платежный агент" и "страховой агент" не идентичны, в связи с чем на страховых агентов не могут распространяться положения Закона N 103-ФЗ.

Поскольку, как правомерно посчитал суд первой инстанции, в рассматриваемом случае у ИП Кобзева Н.М. отсутствует статус платежного агента, то это свидетельствует о том, что в его действиях отсутствуют нарушения требований пункта 2 статьи 1.2, пункта 12 статьи 4 Закона N 103-ФЗ, которые образуют состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.5 КоАП РФ.

Согласно части 12 статьи 4 Закона N 103-ФЗ платежный агент при приеме платежей обязан использовать контрольно-кассовую технику с фискальной памятью и контрольной лентой, а также соблюдать требования законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов.

В силу части 3 статьи 8 Закона N 103-ФЗ прием платежей без применения контрольно-кассовой техники, указанной в части 1 или 2 данной статьи, не допускается.

Пунктом 1 статьи 2 Федерального закона N 54-ФЗ предусмотрено, что контрольно-кассовая техника, включенная в Государственный реестр, применяется на территории Российской Федерации в обязательном порядке всеми организациями и индивидуальными предпринимателями при осуществлении ими наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт в случаях продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг

Согласно пункту 2 статьи 2 Закона N 54-ФЗ, подлежащему применению с учетом положений пункта 8 статьи 7 Федерального закона от 03.07.2016 N 290-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт" и отдельные законодательные акты Российской Федерации, организации и индивидуальные предприниматели в соответствии с порядком, определяемым Правительством Российской Федерации, могут осуществлять наличные денежные расчеты и (или) расчеты с использованием платежных карт без применения контрольно-кассовой техники в случае оказания услуг населению при условии выдачи ими соответствующих бланков строгой отчетности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2008 N 359 "О порядке осуществления наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт без применения контрольно-кассовой техники" утверждено Положение об осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт без применения контрольно-кассовой техники.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 31.03.2005 N 171 "Об утверждении Положения об осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт без применения контрольно-кассовой техники" приказом Министерства финансов России от 17.05.2006 N 80н утверждена форма бланка строгой отчетности, применяемого при оказании населению услуг по страхованию, - "Квитанция на получение страховой премии (взноса)".

Из материалов дела следует и установлено судом первой инстанции, что ИП Кобзевым Н.М. при принятии от гражданки Поздняк Н.Н. 14.05.2018 наличных денежных средств (страховой премии в рамках страхования гражданской ответственности) в сумме 3 623 рублей 84 копеек выдан страховой полис и выдана квитанция формы А-7 (т. 1, л. д. 82).

При этом доказательств получения предпринимателем 18.06.2018 наличных денежных средств от гражданина Поздняка Н.В. в сумме 2 764 рублей 90 копеек как страховой премии в рамках страхования гражданской ответственности в материалах дела не имеется.

Из материалов дела следует, что он обратился за получением электронного страхового полиса, который ему и был выдан (т. 1, л. д. 79). Данное обстоятельство подтверждено также письмом ООО "Русское Страховое Общество "ЕВРОИНС" от 04.09.2018 N А-СФ-832118 на запрос суда (т. 2, л. д. 14). Как пояснено представителем ИП Кобзева Н.М. в судебном заседании суда апелляционной инстанции и следует из содержания данного письма, оплата осуществлялась посредством электронного платежа через сеть Интернет.

Из оспариваемого постановления следует, что индивидуальному предпринимателю также вменено получение от граждан Поздняка Н.В. и Поздняк Н.Н. наличных денежных средств по 500 рублей за оформление документов без применения ККТ и бланков строгой отчетности, в подтверждение чего налоговым органом представлены товарные чеки от 14.05.2018 (т. 1, л. д. 80) и от 18.06.2018 (т. 1, л. д. 78).

Вместе с тем, как обоснованно посчитал суд первой инстанции, указанные товарные чеки не содержат реквизитов, позволяющих идентифицировать не только предмет финансовой операции, в отношении которой таковой выдан, но и лиц - участников такой сделки.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии в материалах дела неопровержимых доказательств, подтверждающих наличие в действиях (бездействии) ИП Кобзева Н.М. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.5 КоАП РФ.

Ссылку в апелляционной жалобе на преюдициальное значение судебных актов по делу N А09-7942/2018 суд апелляционной инстанции признает несостоятельной, поскольку в силу положений части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации свойством преюдиции обладают лишь судебные акты после вступления их в законную силу. В момент принятия обжалуемого судебного акта (26.10.2018) решение Арбитражного суда Брянской области по делу N А09-7942/2018 еще не вступило в законную силу (постановление суда апелляционной инстанции датировано 06.11.2018).

Более того, в соответствии с частью 2 статьи 69 АПК РФ для суда, рассматривающего дело, преюдициальное значение имеют обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу решением суда. Вопросы применения норм материального права преюдициального значения не имеют.

Таким образом, часть 2 статьи 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки.

Каких-либо убедительных доводов, основанных на доказательственной базе, опровергающих выводы суда первой инстанции, апелляционная жалоба не содержит, в связи с чем удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Брянской области от 26.10.2018 по делу N А09-7940/2018 оставить без изменения, а апелляционную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Брянской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме. В соответствии с пунктом 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через суд первой инстанции.

 

Председательствующий судья

Н.В. Еремичева

 

Судьи

Д.В. Большаков
Е.Н. Тимашкова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А09-7940/2018


Истец: ИП Кобзев Никита Михайлович, Представитель заявителя , Забрянский Роман Александрович

Ответчик: Межрайонная ИФНС России N1 по Брянской области

Третье лицо: ООО РСО "ЕВРОИНС"