Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 июня 2019 г. N 13АП-11692/19

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 июня 2019 г. N 13АП-11692/19

 

г. Санкт-Петербург

 

25 июня 2019 г.

Дело N А26-507/2019

 

Резолютивная часть постановления объявлена 18 июня 2019 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 25 июня 2019 года.

 

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Будылевой М.В.

судей Горбачевой О.В., Загараевой Л.П.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания

Н.А. Климцовой.

при участии:

от истца (заявителя): Потанин О.В. ген. директор по выписке, л.д. 48

от ответчика (должника): Бокша Е.М. по доверенности от 10.11.2017

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-11692/2019) общества с ограниченной ответственностью "Катод" на решение Арбитражного суда Республики Карелия от 11.03.2019 по делу N А26-507/2019 (судья А.С. Свидская), принятое

по иску (заявлению) общества с ограниченной ответственностью "Катод"

к Государственному учреждению - регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Карелия

о признании недействительными решений от 27.12.2018 N 268 и N 5245

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Катод" (далее - заявитель, страхователь, общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением к Государственному учреждению - региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Карелия (далее - ответчик, страховщик, Фонд) о признании недействительными решений от 27.12.2018 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством N 268 и об отказе в выделении средств на осуществление (возмещение) расходов страхователя на выплату страхового обеспечения N 5245, а также обязании ответчика принять решение о выделении средств на осуществление (возмещение) расходов страхователя на выплату страхового обеспечения в сумме 286 599,10 руб.

Решением арбитражного суда от 11.03.2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В апелляционной жалобе Общество просит отменить решение суда, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

По мнению подателя, вывод суда о правомерности оспариваемых решений Фонда социального страхования не соответствует требованиям закона и нарушающим права и законные интересы заявителя в сфере его предпринимательской и иной экономической деятельности и не подтверждается обстоятельствами и материалами дела, в связи с чем, является необоснованным и незаконным. Кроме того, Общество считает, что суд неправомерно отказал Потанину О.В. и Ёрещенко Е.С. во вступление в дело в качестве третьих лиц.

В отзыве на апелляционную жалобу представитель Фонда доводы Общества отклонил.

В судебном заседании представитель Общества поддержал доводы апелляционной жалобы, а представитель Фонда, считая их несостоятельными, просил оставить решение суда без изменения.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены в апелляционном порядке.

Фонд на основании пункта 4 части 1 статьи 4.2 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее - Закон N 255-ФЗ) и подпункта 3 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (далее - Закон N 165-ФЗ) вынес решение от 27.12.2018 N 268, которым не принял к зачету расходы на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию, произведенные обществом с нарушением законодательства Российской Федерации об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, за период с 01.01.2018 по 30.06.2018 в сумме 294 438,84 руб.

Кроме того, на основании части 5 статьи 4.6 Закона N 255-ФЗ, решением от 27.12.2018 N 5245 Фонд отказал обществу в выделении средств на осуществление (возмещение) расходов, произведенных страхователем на выплату страхового обеспечения, в сумме 286 599,10 руб., по основаниям, изложенным в акте камеральной проверки от 13.11.2018 N 5128.

Фонд уведомил заявителя о принятии оспариваемых решений, данный факт обществом не оспаривается.

Обществом в период с 01.01.2018 по 30.06.2018, Потаниной О.В. и Ерещенко Е.С. предоставлен гибкий график работы, позволяющий дистанционно выполнять трудовые функции посредством переадресации телефонных звонков и работы в сети Интернет; в тоже время они осуществляли уход за детьми в виде кормлений, прогулок, занятий, организации сна и гигиенических процедур.

В суде первой инстанции Потанин О.В. пояснил, что приказы об установлении режима рабочего времени носили формальный характер; гибкий график был согласован с учредителем общества; трудовая функция директора общества исполнялась в полном объеме; уход за ребенком осуществлялся одновременно с руководством обществом, кроме того для супруги Потанина О.В. также был установлен гибкий график работы, поскольку она имела возможность выполнять функции бухгалтера на дому; режим работы супруги по месту работы: с 09.00 до 13.00 с понедельника по пятницу.

Ерещенко Е.С. на вопросы суда в заседании также пояснил, что его супруга не трудоустроена, вместе с тем, она не справлялась с уходом за ребенком, поскольку в семье имеется еще двое детей; выполняя работу администратора, Ерещенко Е.С. мог не находиться на рабочем месте с 10.00 до 16.00 с понедельника по пятницу, поскольку все производственные вопросы разрешались по телефону; остальная работа выполнялась дома на компьютере (контроль расходных материалов, их заказ, составление отчетов и графиков работы сотрудников); находясь вне рабочего места, Ерещенко Е.С. полностью посвящал себя уходу за ребенком.

По мнению Директора общества, компенсация была соразмерна утраченному заработку, поскольку директору и администратору общества могли быть предложены более высокооплачиваемые виды работ; кроме того, семья Ерещенко Е.С. - малообеспеченная, в связи с чем компенсация утраченного заработка пособием являлась оправданно.

Материалами дела подтверждается и не оспаривается Потаниным О.В., что он также работал по совместительству директором в обществе с ограниченной ответственностью "Шинный центр", полный рабочий день его составлял 2 часа, заработная плата по второму месту работы не учтена при расчете пособия по уходу за ребенком.

Из материалов дела следует, что в Едином государственном реестре юридических лиц ООО "Катод" зарегистрировано за основным государственным регистрационным номером 1051000028419 (л.д.46).

19.09.2018 общество обратилось в Фонд с заявлением о выделении необходимых средств на выплату страхового обеспечения в сумме 286 599,10 руб. (пособия по уходу за ребенком для двух застрахованных лиц) (л.д.62, 110-111), приложив к нему справку-расчет, представляемую при обращении за выделением средств на выплату страхового обеспечения (л.д.63), расшифровку расходов на цели обязательного социального страхования и расходов, осуществляемых за счет межбюджетных трансфертов из федерального бюджета (л.д.64), заявления о назначении ежемесячного пособия по уходу за ребенком (л.д.65, 77), приказы о предоставлении работнику отпуска по уходу за ребенком (л.д.66, 78), заявления об установлении неполного рабочего времени (л.д.67, 79), приказы об установлении неполного рабочего времени (л.д.68- 69, 80), свидетельства о рождении детей, за которыми осуществлялся уход (л.д.70, 81), свидетельства о рождении предыдущих детей (л.д.71-72, 82-83), справку с места работы другого родителя, о том, что он не использовал отпуск по уходу за ребенком и не получал ежемесячного пособия по уходу за ребенком (л.д.73), справку из органов социальной защиты населения по месту жительства матери ребенка о неполучении ежемесячного пособия по уходу за ребенком (л.д.84), расчеты среднего заработка (л.д.74, 85), справки о сумме заработной платы, иных выплат и вознаграждений за два календарных года, предшествующих году прекращения работы (службы, иной деятельности) или году обращения за справкой (л.д.75-76, 86-87), аналитику в виде реестра выплат пособий по уходу за ребенком с указанием сумм, периодов и получателей (л.д.88) и документы, подтверждающие выплату пособий.

Фонд в ходе проверки указанных документов за первое полугодие 2018 года выставил требование в адрес Общества о представлении документов от 17.08.2018 N 1 (л.д.59-61).

В период с 26.10.2018 по 08.11.2018 Фондом проведена камеральная проверка правильности расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, по результатам которой Фондом составлен акт от 13.11.2018 N 5128 (л.д.24-27).

28.11.2018 общество представило возражения на акт проверки (л.д.28-30), а 19.12.2018 - дополнения к возражениям на акт проверки (л.д.31-32).

Заместителем управляющего Фонда Шевченко К.И вынесено решения о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством от 27.12.2018 N 268 (л.д.18-20), при этом отказали в выделении средств на осуществление (возмещение) расходов страхователя на выплату страхового обеспечения от 27.12.2018 N 5245 (л.д.21-23).

Основанием для отказа обществу в принятии к зачету расходов по обязательному социальному страхованию в сумме 294 438,84 руб. и в возмещении расходов на выплату страхового обеспечения в сумме 286 599,10 руб. послужили выводы о несоразмерности размера пособия утраченному заработку, формальном сокращении рабочего времени (на 2 часа), не обеспечивающем осуществление ухода за ребенком, а также о том, что в рассмотренном случае пособие не являлось компенсацией утраченного заработка, а приобрело характер дополнительного дохода, не подлежавшего возмещению за счет средств Фонда.

Не согласившись с решениями Фонда от 27.12.2018 N 268 и N 5245, страхователь в установленный частью 4 статьи 198 АПК РФ срок - 24 января 2019 года (л.д.8) - обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, обоснованно исходил из следующего.

В силу части 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

При этом решения и действия (бездействие) должностных лиц могут быть признаны незаконными только при наличии одновременно двух условий, а именно, несоответствия закону или иному нормативному правовому акту и нарушения прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

В соответствии с частью 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно статье 5 Закона N 165-ФЗ, пунктам 1 и 3 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1994 N 101 (далее - Положение о Фонде социального страхования), Фонд социального страхования Российской Федерации непосредственно и через свои региональные отделения, управляющие средствами государственного социального страхования на территории субъектов Российской Федерации, осуществляет управление средствами государственного социального страхования.

Обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством осуществляется страховщиком, которым является Фонд социального страхования Российской Федерации (часть 1 статьи 2.2 Закона N 255-ФЗ).

С учетом изложенного, обращение общества с заявлением о выделении средств на выплату страхового обеспечения - ежемесячного пособия по уходу за ребенком в региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Карелия было рассмотрено Фондом в пределах его компетенции на основании подпункта 4 пункта 2 статьи 11 Закона N 165-ФЗ, пункта 5 части 2 статьи 4.2 Закона N 255-ФЗ и пункта 18 Положения о Фонде социального страхования.

Суд первой инстанции установил, что Фондом был соблюден порядок вынесения указанных решений по результатам рассмотрения материалов проверки, установленный статьями 26.19 и 26.10 Закона N 125-ФЗ.

Кроме того, материалами дела подтверждено, что акт камеральной проверки от 13.11.2018 N 5128 был получен обществом; на него представлены возражения; при рассмотрении материалов камеральной проверки присутствовали представители общества; решения приняты уполномоченным лицом.

Таким образом, суд первой инстанции установил, что Фондом при вынесении решений от 27.12.2018 N 268 и N 5245 не допущено процессуальных нарушений, затронувших права и законные интересы общества.

Оценив доводы сторон по существу спора, суд первой инстанции правомерно пришел к выводам, что в соответствии с Законом N 165-ФЗ и общепризнанными принципами и нормами международного права, который регулирует отношения в системе обязательного социального страхования, в законе определено правовое положение субъектов обязательного социального страхования, указаны основания возникновения и порядок осуществления их прав и обязанностей, ответственность субъектов обязательного социального страхования, а также установлены основы государственного регулирования обязательного социального страхования.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 9 Закона N 165-ФЗ отношения по обязательному социальному страхованию у страхователя (работодателя) возникают с момента заключения с работником (застрахованным лицом) трудового договора.

Страхователи обязаны выплачивать определенные виды страхового обеспечения застрахованным лицам при наступлении страховых случаев в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, в том числе за счет собственных средств (подпункт 6 пункта 2 статьи 12 Закона N 165-ФЗ).

Статьей 15 ТК РФ установлено, что трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Согласно статье 22 Закона N 165-ФЗ основанием для назначения и выплаты страхового обеспечения застрахованному лицу является наступление документально подтвержденного страхового случая.

Порядок обращения за страховым обеспечением, размер и порядок индексации страхового обеспечения устанавливаются в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

На основании пункта 1.1 статьи 7 Закона N 165-ФЗ страховым случаем признается, в частности, уход за ребенком в возрасте до полутора лет.

В соответствии с положениями статьи 8 Закона N 165-ФЗ и статьи 3 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" (далее - Закон N 81-ФЗ) к видам государственных пособий гражданам относятся, в том числе ежемесячное пособие по уходу за ребенком.

При этом право на пособие имеют отцы, фактически осуществляющие уход за ребенком, подлежащие обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком, со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет (статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ, статья 13 Закона N 81-ФЗ).

Законом N 255-ФЗ предусмотрены условия, размеры и порядок обеспечения ежемесячным пособием по уходу за ребенком граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию (часть 1 статьи 1 Закона N 255-ФЗ).

В силу статьи 2 указанного закона застрахованными лицами являются граждане Российской Федерации, а также постоянно или временно проживающие на территории Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства, работающие по трудовым договорам, а также лица, являющиеся государственными гражданскими служащими, муниципальными служащими.

Из статьи 3 Закона N 255-ФЗ и статьи 4 Закона N 81-ФЗ следует, что выплата ежемесячного пособия по уходу за ребенком производится за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации.

Между тем, страховщик имеет право не принимать к зачету расходы на обязательное социальное страхование, произведенные с нарушением законодательства Российской Федерации (подпункт 3 пункта 1 статьи 11 Закона N 165-ФЗ).

Статьей 4.6 Закона N 255-ФЗ установлен порядок финансового обеспечения расходов страхователей на выплату страхового обеспечения за счет средств бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации, в соответствии с которым территориальный орган страховщика выделяет страхователю необходимые средства на выплату страхового обеспечения в течение 10 календарных дней с даты представления страхователем всех необходимых документов, за исключением случаев, указанных в части 4 настоящей статьи.

Перечень документов, которые должны быть представлены страхователем, определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социального страхования (часть 3 статьи 4.6 Закона N 255- ФЗ).

Перечень документов, которые должны быть представлены страхователем для принятия решения территориальным органом Фонда социального страхования Российской Федерации о выделении необходимых средств на выплату страхового обеспечения, утвержден приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 04.12.2009 N 951н и включает в себя: письменное заявление страхователя; справку-расчет, представляемую при обращении за выделением средств на выплату страхового обеспечения, за периоды с 01 января 2017 года; копии подтверждающих обоснованность и правильность расходов по обязательному социальному страхованию документов (для ежемесячного пособия по уходу за ребенком - документы, предусмотренные частями 6 и 7 статьи 13 Закона N 255-ФЗ).

Частью 6 статьи 13 Закона N 255-ФЗ установлено, что для назначения и выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком застрахованное лицо представляет заявление о назначении указанного пособия, свидетельство о рождении (усыновлении) ребенка, за которым осуществляется уход, и его копию либо выписку из решения об установлении над ребенком опеки, свидетельство о рождении (усыновлении, смерти) предыдущего ребенка (детей) и его копию, справку с места работы (службы) матери (отца, обоих родителей) ребенка о том, что она (он, они) не использует отпуск по уходу за ребенком и не получает ежемесячного пособия по уходу за ребенком, а в случае, если мать (отец, оба родителя) ребенка не работает (не служит) либо обучается по очной форме по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, справку из органов социальной защиты населения по месту жительства (месту пребывания, фактического проживания) матери (отца) ребенка о неполучении ежемесячного пособия по уходу за ребенком.

Для назначения и выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком застрахованное лицо представляет также при необходимости справку (справки) о сумме заработка, из которого должно быть исчислено пособие.

В соответствии с частью 4 статьи 4.6 Закона N 255-ФЗ при рассмотрении обращения страхователя о выделении необходимых средств на выплату страхового обеспечения территориальный орган страховщика вправе провести проверку правильности и обоснованности расходов страхователя на выплату страхового обеспечения, в том числе выездную проверку, в порядке, установленном статьей 4.7 настоящего Федерального закона, а также затребовать от страхователя дополнительные сведения и документы.

В этом случае решение о выделении этих средств страхователю принимается по результатам проведенной проверки.

Из материалов дела установлено, что с обращением заявитель представил полный пакет документов, предусмотренный приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 04.12.2009 N 951н и частью 6 статьи 13 Закона N 255-ФЗ (л.д.62-101).

Руководствуясь вышеизложенным нормативным регулированием рассматриваемых правоотношений сторон спора, с учетом правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 19.07.2011 N 282/11, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что условиями, необходимыми для возмещения страхователю расходов по обязательному социальному страхованию, являются наличие между страхователем и застрахованным лицом трудовых отношений; подтверждение наступления страхового случая; документальное подтверждение выплаты пособия застрахованному лицу.

При этом указанные обстоятельства имеют правовое значение в том случае, если по результатам проверки не установлены обстоятельства, свидетельствующие о незаконности получения денежных средств из Фонда социального страхования Российской Федерации под видом возмещения пособия по обязательному социальному страхованию.

При проведении камеральной проверки Фонд пришел к обоснованному выводу о том, что пособие по уходу за ребенком, выплаченное двум застрахованным лицам: Потанину О.В. и Ерещенко Е.С., не являлось компенсацией утраченного ими заработка, а приобрело характер дополнительного дохода, не подлежавшего возмещению за счет средств страховщика.

Частью 1 статьи 65 АПК РФ установлено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Материалами дела подтверждается наличие обстоятельств, свидетельствовавших о злоупотреблении страхователем правом на получение пособий за счет средств Фонда при отсутствии на то фактических оснований, несмотря на наличие между страхователем и застрахованными лицами трудовых отношений, наступление страховых случаев и факт выплаты пособий застрахованным лицам.

Частью второй статьи 93 ТК РФ предусмотрено, что работодатель обязан устанавливать неполное рабочее время по просьбе беременной женщины, одного из родителей (опекуна, попечителя), имеющего ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет).

При этом неполное рабочее время устанавливается на удобный для работника срок, но не более чем на период наличия обстоятельств, явившихся основанием для обязательного установления неполного рабочего времени, а режим рабочего времени и времени отдыха, включая продолжительность ежедневной работы (смены), время начала и окончания работы, время перерывов в работе, устанавливается в соответствии с пожеланиями работника с учетом условий производства (работы) у данного работодателя.

Исходя из положений Конвенции Международной организации труда от 24.06.1994 N 175 "О работе на условиях неполного рабочего времени" (ратифицирована Российской Федерацией 29.04.2016), неполным рабочим временем следует считать рабочее время, продолжительность которого меньше, чем нормальная продолжительность рабочего времени (40 часов в неделю).

В силу подпункта 2 пункта 1 статьи 7 Закона N 165-ФЗ одним из видов социальных страховых рисков является утрата застрахованным лицом заработка или другого дохода в связи с наступлением страхового случая.

Из статьи 256 ТК РФ следует, что отпуск по уходу за ребенком могут быть использованы полностью или по частям также отцом ребенка, фактически осуществляющим уход за ребенком, по заявлению которого, во время нахождения в отпуске по уходу за ребенком он может работать на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию.

В соответствии со статьей 11.1 Закона N 255-ФЗ право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком (часть 2); в случае, если уход за ребенком осуществляется одновременно несколькими лицами, право на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком предоставляется одному из указанных лиц (часть 4).

Пунктом 43 Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23.12.2009 N 1012н, также предусмотрено, что право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому.

Вместе с тем, в силу пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Суд первой инстанции установил, что приказами от 30.12.2017 N 16/1 и N 16/2 (л.д.68-69) приказом от 30.12.2017 N 15 (л.д.80) директору ООО "Катод" Потанину О.В. и администратору магазина общества Ерещенко Е.С. установлен режим неполного рабочего времени в виде 30-часовой рабочей недели: с понедельника по пятницу - 6 часов (с 10.00 до 16.00), выходные: суббота, воскресенье, с оплатой труда пропорционально отработанному времени. Указанным застрахованным лицам были предоставлены отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет (л.д.66, 78), выплачивались ежемесячные пособия по уходу за ребенком (л.д.88) и производилась оплата труда пропорционально отработанному времени (л.д.89-101).

Таким образом в основу оспариваемых обществом решений Фонда был правомерно положен вывод о недобросовестном поведении заявителя, поскольку сокращение рабочего времени названных застрахованных лиц на 2 часа в день влекло потерю заработной платы в размере 25 %, в то время как в виде ежемесячного пособия компенсировалось 40 % среднего заработка.

Фонд обоснованно посчитал такое сокращение рабочего времени формальным, не обеспечившим осуществление ухода за детьми, а компенсацию - несоразмерной утраченному заработку.

Аналогичная позиция указана в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 329-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Валентина Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 11.1 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством".

Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом, и относит определение условий и форм его предоставления к компетенции законодателя (статья 39, части 1 и 2). Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему полномочия, определил случаи (социальные страховые риски), с которыми связано осуществление гражданами конституционного права на социальное обеспечение в системе обязательного социального страхования, и установил в рамках специального правового регулирования соответствующих отношений принципы, правила и особенности предоставления различных видов обеспечения по обязательному социальному страхованию.

В рамках действующего правового регулирования право застрахованного лица на получение данного ежемесячного пособия связано с наступлением такого страхового случая, как уход за ребенком в возрасте до полутора лет, который подтверждается предоставлением указанному лицу соответствующего отпуска, что согласуется с целями обязательного социального страхования, поскольку направлено на частичную компенсацию заработка, утраченного таким лицом в связи с освобождением от исполнения трудовых или служебных обязанностей, обусловленным необходимостью осуществления ухода за ребенком, нуждающимся в силу своего возраста в повышенной заботе (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27.01.2011 N 179-О-П, от 07.06.2011 N 742-О-О и от 13.05.2014 N 983-О).

Преследуя цель обеспечить защиту интересов лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, законодатель - в изъятие из вышеприведенного правила - предусмотрел возможность сохранения за ними права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком при условии, что они находятся в отпуске по уходу за ребенком, работают на условиях неполного рабочего времени и продолжают осуществлять уход за ребенком.

При этом, как следовало из определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 329-О, основанием для обращения заявителя в Конституционный Суд Российской Федерации послужил тот факт, что в назначении ежемесячного пособия по уходу за ребенком ему было отказано страхователем; правильность такого отказа была подтверждена судами общей юрисдикции, которые, применив при разрешении его дела оспариваемую норму, указали, в частности, на то, что уменьшение продолжительности рабочего дня на 30 минут не позволяет ему фактически осуществлять уход за ребенком в полном объеме, а его заработок за период отпуска по уходу за ребенком сократился на 7 процентов.

С июля 2016 года после установления заявителю неполного рабочего дня продолжительностью 6 часов названное пособие ему было назначено и выплачивается.

На основании статьи 1.2 Закона N 255-ФЗ средний заработок - это средняя сумма выплаченных страхователем в пользу застрахованного листа в расчетном периоде заработной платы, иных выплат и иных вознаграждений, исходя из которой в соответствии с Законом N 255-ФЗ исчисляются пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячное пособие по уходу за ребенком.

В силу части 1 статьи 11.2 Закона N 255-ФЗ ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается в размере 40 процентов среднего заработка застрахованного лица, но не менее минимального размера этого пособия, установленного Законом N 81-ФЗ.

Соответственно, утраченный заработок застрахованного лица должен составлять не менее 40 % среднего заработка, из которого исчислено ежемесячное пособие по уходу за ребенком.

С учетом изложенного, по делам рассматриваемой категории споров необходимо установить обстоятельства, касающиеся реализации работником права на ежемесячное пособие и, соответственно, возможности возмещения расходов работодателя на выплату таких пособий за счет средств Фонда, исходя из доказанности или недоказанности того, что:

- работник исполняет трудовые обязанности на условиях неполного рабочего времени (неполный рабочий день (смена) или неполная рабочая неделя) либо на дому;

- работник осуществляет уход за ребенком и при этом у него достаточно времени на осуществление данного ухода;

- значительная часть времени работника должна быть посвящена уходу за этим ребенком, а не собственной трудовой деятельности;

- выплата ежемесячного пособия по уходу за ребенком компенсирует утраченный заработок.

В Определении Верховного Суда Российской Федерации от 18.07.2017 N 307-КГ17-1728 по делу N А13-2070/2016 указано, что в целях защиты интересов лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, частью 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ предусмотрена возможность сохранения за ними права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком при условии, что они находятся в отпуске по уходу за ребенком, работают на условиях неполного рабочего времени и продолжают осуществлять уход за ребенком.

Предусмотренное частью 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ право указанных лиц на получение пособия по уходу за ребенком компенсирует заработок, утраченный из-за неполного рабочего времени, сокращение которого вызвано необходимостью в оставшееся рабочее время продолжать осуществлять уход за ребенком.

Незначительное сокращение рабочего времени не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка. В такой ситуации, пособие по уходу за ребенком уже не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о злоупотреблении обществом правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств фонда.

Суд первой инстанции правомерно согласился с выводом Фонда о том, что подобным образом применительно к спору, рассматриваемому в рамках настоящего дела, сокращение рабочего времени на 2 часа в день (рабочей недели на 10 часов - до 30 часов) также не могло быть расценено как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка, поскольку было утрачено 25 % среднего заработка (10/40 * 100), а компенсировано - 40 %.

Из представленных в материалы дела заявителем сведений о выплаченной застрахованным лицам заработной плате в период с января по июнь 2018 года - порядка 45 000 руб. каждому работнику в месяц (л.д.89-101), составившей 75 % заработка при режиме полного рабочего времени, следовало, что 100 % их заработной платы в месяц составляло порядка 60 000 руб., то есть 40 % от нее - порядка 24 000 руб.

С учетом фактически выплаченного ежемесячного пособия по уходу за ребенком в размере 24 536,57 руб. каждому из указанных застрахованных лиц (л.д.88), документально подтвержден довод ответчика о том, что пособием компенсировано 40 % заработка застрахованных лиц, при его фактической утрате на суммы порядка 15 000 руб. в месяц или 25 %.

Таким образом, материалами дела подтверждена несоразмерность размера пособия утраченному заработку.

Кроме того, упомянутые в оспариваемых решениях сотрудники ООО "Катод" Потанин О.В. и Ерещенко Е.С. в нарушение статьи 11.1 закона N 255-ФЗ фактически не могли осуществлять уход за детьми, работая 75 процентов рабочего времени.

Апелляционным судом, отклоняется довод подателя жалобы о том, что правильность подхода общества к установлению времени неполного рабочего дня 6 часов (75 процентов рабочего времени) для продолжения осуществления ухода за ребенком подтверждена определением Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 329-О, поскольку в указанном определении не давалась оценка правомерности таких действий страхователя и страховщика, а был сделан вывод о направленности части 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ во взаимосвязи с другими положениями данного закона, ТК РФ и Закона N 165-ФЗ на создание условий для гармоничного сочетания профессиональных и семейных обязанностей посредством сохранения за застрахованным лицом возможности получения обеспечения по обязательному социальному страхованию названного вида, исходя из оценки страхователем и страховщиком обстоятельств страхового случая, характеризующих объем реализации социального страхового риска, при решении вопроса о наличии оснований для продолжения выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком.

Проанализировав обстоятельства страхового случая, характеризующие объем реализации социального страхового риска, и данную им страхователем оценку, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что сокращение рабочего времени на 2 часа в день не обеспечивало уход за детьми застрахованными лицами, несмотря на гибкий график работы, близость места работы от места жительства, производственную необходимость присутствия на работе и возраст детей, большая часть времени которых связана со сном, поскольку ни одно из этих обстоятельств не позволяло в полной мере сочетать одновременно выполнение трудовой функции директора и администратора магазина и уход за детьми до достижения ими полутора лет.

Должность директора ООО "Катод" предполагала повышенную ответственность Потанина О.В. в отношении соблюдения установленного приказом учредителя от 30.12.2017 N 16/1 (л.д.69) графика работы (6 часов в день с 10.00 до 16.00); гибкий (скользящий) график работы руководителя общества документально не был подтвержден; доказательства регламентации дистанционного выполнения трудовой функции или ее выполнения на дому отсутствовали.

Со своей стороны ответчик не представил доказательств, подтверждающих отсутствие вины.

Кроме того, совмещение должности директора заявителя и директора другой организации - ООО "Шинный центр" с выполнением трудовой функции в ней на полную ставку (100 % рабочего времени) (л.д.116-123), свидетельствовало о дополнительной занятости Потанина О.В. в течение 2 часов, высвобожденных для ухода за ребенком в ООО "Катод".

Близость места жительства и длительный период сна ребенка, не достигшего возраста полутора лет, не позволяли выполнять трудовую функцию директора на рабочем месте в отсутствие по месту жительства другого родителя.

Доказательства возможности совмещения супругой Потанина О.В. ухода за ребенком в свое рабочее время (с 09.00 до 13.00 с понедельника по пятницу) с основной работой в материалы дела заявителем не представлены.

Кроме того, как установлено Фондом, супруга Ерещенко Е.С., которому был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет с сокращением продолжительности рабочего времени ежедневно на 2 часа, в спорный период являлась неработающей (л.д.84).

Суд первой инстанции обоснованно посчитал, что, в рассматриваемом случае пособие по уходу за ребенком при сокращении рабочего дня на 2 часа для отца и при фактической возможности осуществления ухода за ребенком его матерью, не свидетельствовало об их социальной направленности, поскольку не могло являться компенсацией утраченного заработка, а приобретало характер дополнительного материального стимулирования работника, что свидетельствовало о злоупотреблении обществом правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств Фонда.

Таким образом, приняв во внимание вышеуказанное правовое регулирование спорной ситуации, суд правомерно посчитал, что сокращение рабочего времени на 2 часа в день для застрахованных лиц Потанина О.В. и Ерещенко Е.С. не могло расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка, а потому действия заявителя обоснованно признаны Фондом злоупотреблением правом в целях предоставления своим сотрудникам дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств фонда, что противоречит требованиям пункта 1 статьи 10 ГК РФ.

Учитывая изложенные обстоятельства, подтверждено, что заявителем не были соблюдены условия, предусмотренные для принятия к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию за период с 01.01.2018 по 30.06.2018 в сумме 294 438,84 руб., а также в нарушение статьи 65 АПК РФ не доказано право на возмещение расходов, произведенных страхователем на выплату страхового обеспечения, в сумме 286 599,10 руб.

Исходя из пункта 1 статьи 198 АПК РФ, решения органов, осуществляющих публичные полномочия, могут быть признаны недействительными только при наличии одновременно двух условий, а именно, их несоответствия закону или иному нормативному правовому акту и нарушения ими прав и законных интересов заявителя в сфере иной экономической деятельности.

Судами не установлены такие обстоятельства.

Таким образом, в связи с тем, что оспариваемые решения Фонда полностью соответствовали положениям Законов N 165-ФЗ и 255-ФЗ, и не нарушили права и законные интересы заявителя в сфере иной экономической деятельности, суд первой инстанции правомерно и обоснованно отказал в удовлетворении заявления общества.

Доводы заявителя о необоснованности отказа судом первой инстанции в удовлетворении ходатайства о привлечении третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, отклоняются.

В соответствии с частью 1 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.

Из анализа указанной нормы права следует, что третье лицо без самостоятельных требований - это предполагаемый участник материально-правового отношения, связанного по объекту и составу с тем, какое является предметом разбирательства в арбитражном суде, в связи с чем принятый по делу судебный акт может повлиять на его права или обязанности.

Заявляя о необходимости привлечения к участию в деле Потанину О.В. и Ерещенко Е.С. Общество не обосновало, каким образом судебный акт по настоящему делу может повлиять на права или обязанности указанных лиц по отношению к сторонам спора.

Доводы апелляционной жалобы не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения в обжалуемой части, либо опровергали выводы суда первой инстанции.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд первой инстанции, исследовав имеющие значение для дела обстоятельства, полно, детально, подробно, достоверно описав представленные в материалы дела доказательства, верно оценил в порядке ст. 71 АПК РФ имеющиеся в деле доказательства, правильно применив нормы материального, процессуального права сделал выводы, соответствующие обстоятельствам дела, принял по делу правомерный и обоснованный судебный акт, содержащий правильные выводы.

Несогласие Истца с выраженной судом оценкой представленным доказательствам и сформулированными на ее основе выводами по фактическим обстоятельствам не может являться основанием для отмены обжалуемого решения суда.

Руководствуясь статьями 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Республики Карелия от 11.03.2019 по делу N А26-507/2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

М.В. Будылева

 

Судьи

О.В. Горбачева
Л.П. Загараева

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А26-507/2019


Истец: ООО "Катод"

Ответчик: ГУ - РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО РЕСПУБЛИКЕ КАРЕЛИЯ