Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2019 г. N 17АП-14059/18

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2019 г. N 17АП-14059/18

 

г. Пермь

 

01 августа 2019 г.

Дело N А50-22464/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 31 июля 2019 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 01 августа 2019 года.

 

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Савельевой Н. М.,

судей Борзенковой И. В., Гуляковой Г. Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Кривощековой С. В.,

при участии:

от заявителя - общества с ограниченной ответственностью "Зостмайер" (ОГРН 1025900900960, ИНН 5904036627): Царев А. В., предъявлен паспорт, доверенность от 29.07.2019;

от заинтересованного лица - Государственного учреждения - Пермского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации (ОГРН 1025900889002, ИНН 5904100537): Кузяков А. В., предъявлено удостоверение, доверенность от 16.05.2019;

лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу заявителя общества с ограниченной ответственностью "Зостмайер"

на решение Арбитражного суда Пермского края

от 25 апреля 2019 года по делу N А50-22464/2018,

принятое судьей Шаламовой Ю. В.

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Зостмайер"

к Государственному учреждению - Пермскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации

о признании недействительным решения от 13.04.2018 N 1060,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Зостмайер" (далее - заявитель, страхователь, общество, ООО "Зостмайер") обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к Государственному учреждению - Пермскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (далее - страховщик, контролирующий орган, фонд) о признании незаконным решения от 13.04.2018 N 1060.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 09.08.2018, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано (л.д. 40-43, 75-81).

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 18.02.2019 решение Арбитражного суда Пермского края от 09.08.2018 по делу N А50-22464/2018 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2018 по тому же делу отменены. Дело передано в Арбитражный суд Пермского края на новое рассмотрение (л.д. 97-103).

Определением суда от 28.02.2019 дело назначено к рассмотрению (л.д. 109).

Решением Арбитражного суда Пермского края от 25.04.2019 заявленные требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с указанным судебным актом, ООО "Зостмайер" обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить полностью и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В апелляционной жалобе общество приводит доводы об оставшихся неучтенными судом при повторном рассмотрении дела следующих фактах: количество отработанных Насибулиным К. Г. за период с 01.01.2017 по 30.06.2017 часов является лишь усредненным значением отработанного времени за период 6 месяцев, установленным обществом для суммированного учета рабочего времени с целью оплаты работникам сумм переработки, либо недоработки за этот период; за время нахождения указанного работника в отпуске по уходу за ребенком им было отработано в среднем с учетом нормы дней 6,78 часа, т.е. сокращение рабочего времени работнику составило более 1 часа в день; представителем фонда было подтверждено, что фонд считает достаточным для ухода за ребенком сокращение рабочего времени не менее чем на 1 час. Указывает, что приведенный фондом расчет, по которому заработок Насибулина К. Г. составил 130% не соответствует действительности; по расчету общества заработок работника в 2017 г. составил 101,6% по сравнению с 2016 г., что соответствует требованиям законодательства и свидетельствует о правомерности понесенных расходов на сумму 129 328,92 руб. на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством; условия, предусмотренные ч. 2 ст. 11.1 Федерального закона N 255-ФЗ выполнены страхователем.

Заинтересованное лицо против удовлетворения жалобы возражает по основаниям, изложенным в письменном отзыве, решение суда оценивает как законное и обоснованное, не подлежащее отмене.

Представитель заявителя в судебном заседании на доводах жалобы настаивал. Просил приобщить к материалам дела дополнительные документы, а именно, справку от 30.07.2019 N 3м257, штатное расписание на январь 2016, 2017, 2018 г.г., положение о премировании работников ООО "Зостмайер" на складе в г. Перми, обороты счета 70 за январь 2016 - декабрь 2017, анализ начислений работникам организаций.

Судом заявленное ходатайство рассмотрено и отклонено на основании ч. 2 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку уважительных причин невозможности представления указанных документов в суд первой инстанции заявителем не приведено.

Представитель фонда в судебном заседании поддерживал доводы письменного отзыва на апелляционную жалобу, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Законность и обоснованность судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 АПК РФ.

Как установлено судом и следует из материалов дела, фондом на основании заявления страхователя на возмещение средств на сумму 657 611,35 руб., с 01.01.2017 по 31.09.2017 проведена камеральная проверка правильности расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, по результатам которой составлен акт проверки от 05.03.2018 N 149о (л.д. 14-15) и вынесено решение от 13.04.2018 N 1060 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в сумме 129 328,92 руб. (л.д. 26-30).

Не согласившись с принятым решением, заявитель обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правовых оснований для признания оспариваемого решения не установил и исходил из того, что в рассматриваемом случае пособие по уходу за ребенком при сокращении рабочего дня менее чем на 1 час для отца и при фактическом осуществлении ухода за ребенком его матерью, не свидетельствует об его социальной направленности, поскольку не может являться компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника, что свидетельствует о злоупотреблении обществом правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств Фонда.

Изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, оценив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив правильность применения судом норм материального права, соблюдения норм процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Согласно ч. 1 ст. 198, ч. 4 ст. 200, ч. 2 ст. 201 АПК РФ для удовлетворения требований о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц необходимо наличие двух условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушение прав и законных интересов заявителя.

Положениями Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее - Закон N 255-ФЗ) урегулированы правоотношения в системе обязательного социального страхования на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

Часть 1 статьи 1 Закона N 255-ФЗ определяет условия, размеры и порядок обеспечения пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию.

Согласно части 1 статьи 2 Закона N 255-ФЗ, обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством подлежат лица, работающие по трудовым договорам.

Пунктом 1 части 1 статьи 2.1 Закона N 255-ФЗ предусмотрено, что страхователями по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством являются юридические лица, производящие выплаты физическим лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

По общему правилу страхователи выплачивают страховое обеспечение застрахованным лицам в счет уплаты страховых взносов. Сумма страховых взносов, подлежащих перечислению страхователями в Фонд социального страхования Российской Федерации, уменьшается на сумму произведенных ими расходов на выплату страхового обеспечения застрахованным лицам. Если начисленных страхователем страховых взносов недостаточно для выплаты страхового обеспечения застрахованным лицам в полном объеме, страхователь обращается за необходимыми средствами в территориальный орган страховщика по месту своей регистрации (частей 1, 2 статьи 4.6 Закона N 255-ФЗ).

На основании пункта 4 части 1 статьи 4.2 Закона N 255-ФЗ и подпункта 3 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (далее - Закон N 165-ФЗ), страховщик имеет право не принимать к зачету расходы на обязательное социальное страхование в том случае, если данные расходы произведены страхователем с нарушением законодательства Российской Федерации.

Статьей 4.7 Закона N 255-ФЗ установлено, что территориальный орган страховщика по месту регистрации страхователя проводит камеральные и выездные проверки правильности расходов страхователя на выплату страхового обеспечения (часть 1 статьи 4.7 Закона N 255-ФЗ).

В случае выявления расходов на выплату страхового обеспечения, произведенных страхователем с нарушением законодательства Российской Федерации об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, не подтвержденных документами, произведенных на основании неправильно оформленных или выданных с нарушением установленного порядка документов, территориальный орган страховщика, проводивший проверку, выносит решение о непринятии таких расходов к зачету (часть 4 статьи 4.7 Закона N 255-ФЗ).

В соответствии со статьей 256 Трудового кодекса Российской Федерации, по заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Порядок и сроки выплаты пособия по государственному социальному страхованию в период указанного отпуска определяются федеральными законами. Отпуска по уходу за ребенком могут быть использованы полностью или по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком. По заявлению женщины или лиц, указанных в части второй настоящей статьи, во время нахождения в отпусках по уходу за ребенком они могут работать на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию.

В силу статьи 93 Трудового кодекса Российской Федерации по соглашению между работником и работодателем могут устанавливаться как при приеме на работу, так и впоследствии неполный рабочий день (смена) или неполная рабочая неделя. Работодатель обязан устанавливать неполный рабочий день (смену) или неполную рабочую неделю по просьбе беременной женщины, одного из родителей (опекуна, попечителя), имеющего ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет), а также лица, осуществляющего уход за больным членом семьи в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с частью 2 статьи 93 Трудового кодекса Российской Федерации при работе на условиях неполного рабочего времени оплата труда работника производится пропорционально отработанному им времени или в зависимости от выполненного им объема работ.

Одним из видов социальных страховых рисков является утрата застрахованным лицом заработка или другого дохода в связи с наступлением страхового случая, в силу условий подпункта 2 пункта 1, пункта 1.1 статьи 7 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ страховым случаем признается, в том числе уход за ребенком в возрасте до полутора лет. Страховым обеспечением по указанному виду обязательного страхования является ежемесячное пособие по уходу за ребенком (подпункт 8 пункта 2 статьи 8 Закона N165-ФЗ).

Статьей 11.1 Закона N 255-ФЗ предусмотрено, что ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается застрахованным лицам (матери, отцу, другим родственникам, опекунам), фактически осуществляющим уход за ребенком и находящимся в отпуске по уходу за ребенком, со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет (часть 1). Право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком (часть 2). В случае, если уход за ребенком осуществляется одновременно несколькими лицами, право на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком предоставляется одному из указанных лиц (часть 4).

По условиям статей 13, 14 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" (далее - Закон N 81-ФЗ), право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком имеют, в том числе матери либо отцы, другие родственники, опекуны, фактически осуществляющие уход за ребенком, подлежащие обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и находящиеся в отпуске по уходу за ребенком. Право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени. Указанное пособие выплачивается со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет.

Сокращение рабочего времени на незначительный период не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка, поэтому в такой ситуации пособие по уходу за ребенком уже не будет являться компенсацией утраченного заработка, а приобретет характер дополнительного материального стимулирования работника, т.е. злоупотреблением страхователем правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств страховщика.

Аналогичная правовая позиция выражена в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 329-О, а также в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 18.07.2017 N 307-КГ17-1728, от 18.12.2017 N 314-ПЭК17.

По делам рассматриваемой категории споров судам надлежит устанавливать обстоятельства, касающиеся реализации работником права на ежемесячное пособие и, соответственно, возможности возмещения расходов работодателя на выплату таких пособий за счет средств фонда исходя из доказанности или недоказанности того, что: - работник исполняет трудовые обязанности на условиях неполного рабочего времени (неполный рабочий день (смена) или неполная рабочая неделя) либо на дому; - работник осуществляет уход за ребенком и при этом у него достаточно времени на осуществление данного ухода; - значительная часть времени работника должна быть посвящена уходу за этим ребенком, а не собственной трудовой деятельности; - выплата ежемесячного пособия по уходу за ребенком компенсирует утраченный заработок.

Из материалов дела усматривается, что между ООО "Зостмайер" и Насибулиным К. Г. заключен трудовой договор.

Согласно приказу от 29.11.2016 N 489/К с 30.11.2016 по 19.03.2018 мастеру смены Насибулину К. Г. установлено неполное рабочее временя во время нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет. Установлено начало смены 07.00 часов, окончание смены - 14.30 с перерывом для питания - 42 минуты. По суммированному учету рабочего времени за период, устанавливаемым локальным нормативным актом общества. Установлена работа в режиме гибкого рабочего времени.

По заявлению застрахованного лица ему предоставлен отпуск по уходу за ребенком с выплатой ежемесячного пособия до полутора лет на основании приказа от 30.11.2016 N 488/к.

Приказом N 400/11/к от 26.10.2015 для работников склада установлен суммированный учет рабочего времени с учетным периодом 6 месяцев.

Поскольку какие-либо документы, устанавливающие для Насибулина К. Г. иной порядок учета рабочего времени обществом предоставлены не были, заинтересованное лицо верно исходило из того, что указанный Приказ распространяет свое действие на всех работников склада, в том числе на Насибулина К. Г.

Сокращение продолжительности рабочего времени, установленное вышеприведенным Приказом, является лишь усредненным значением отработанного времени для работников склада, рассчитанным по учетному периоду 6 месяцев, установленным этим же приказом страхователя.

В соответствии с положениями Закона N 255-ФЗ ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается ежемесячно и зависит не от усредненного значения, а от факта неполного рабочего времени в соответствующий период, которое может быть определено как неполный рабочий день, либо как неполная рабочая неделя.

Как следует из постановления Арбитражного суда Уральского округа от 18.02.2019, отменяя судебные акты нижестоящих судов и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, кассационный суд, с учетом приводимых обществом доводов о том, что страхователем использовался скользящий график работы застрахованного работника, с учетом времени, необходимого для ухода за ребенком, в том числе с невыходом на работу в согласованные дни, указал, что судами не рассматривался вопрос о неполном рабочем времени, под которым подразумевается неполная рабочая неделя и не исследовался вопрос о возможности осуществления Насибуллиным К. Г. ухода за ребенком в период неполной рабочей недели исходя из тех обстоятельств, которые входят в предмет доказывания по данной категории споров.

В связи с чем, суд кассационной инстанции указал, что при новом рассмотрении дела суду следует проверить доводы общества "Зостмайер" о том, что фонд не исследовал фактическую возможность осуществления Насибуллиным К. Г. ухода за ребенком при сокращении рабочего времени на условиях неполной рабочей недели по скользящему графику, проверить доводы фонда о том, что именно в результате выплат ежемесячного пособия по уходу за ребенком его фактическая заработная плата возросла до 130 % и не имеет характер компенсации за утраченный заработок, т.е. установить и исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора по доводам участвующих в деле лиц, дав им правовую оценку.

Исполняя указания вышестоящего суда, при новом рассмотрении дела, судом первой инстанции восполнены отмеченные недостатки, всесторонне и полно исследованы приводимые сторонами доводы и обосновывающие эти доводы доказательства.

Оценив и исследовав представленные доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, суд первой инстанции не установил совокупности правовых оснований для удовлетворения заявленных требований.

По результатам повторной оценки представленных в материалы дела доказательств и установления юридически значимых обстоятельств, апелляционный суд оснований для иных суждений по существу спора не усматривает и исходит из того, что суд первой инстанции верно руководствовался следующим.

Рабочий день признается неполным в случае, если он сокращен на любое количество времени. Между тем, пособие по уходу за ребенком своей целью, главным образом, предполагает компенсацию работнику утраченного заработка, ввиду необходимости осуществления ухода за ребенком, в связи с чем, сокращение рабочего времени работника должно являться таким, при котором часть заработка в действительности может быть утрачена в сравнении с обычными условиями труда.

Исходя из положений Конвенции Международной организации труда от 24.06.1994 N 175 "О работе на условиях неполного рабочего времени" (ратифицирована РФ 29.04.2016) неполным рабочим временем следует считать рабочее время, продолжительность которого меньше, чем нормальная продолжительность рабочего времени (40 часов в неделю).

В соответствии со статьей 91 Трудового кодекса РФ нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю.

Судом исследованы представленные сторонами расчеты рабочего времени вышеуказанного сотрудника в период неполной рабочей недели и установлено следующее.

Согласно данным расчетам в январе 2017 года из 17 дней по норме для 40-часовой рабочей недели фактически отработал лишь 13 дней. При этом, в одну неделю сотрудником было отработано 41,4 часа, в другую 19,6, что соотносится с Приказом о суммированном учете рабочего времени.

При суммированном учете рабочего времени и гибком графике сотрудник в одну неделю может отработать больше нормальной продолжительности рабочего времени, а в другую меньше. При этом, действующее законодательство не предусматривает возможности начисления и выплаты пособия понедельно с учетом периодов, в которых работник мог осуществлять уход за ребенком и в которых не мог осуществлять соответствующий уход.

В целом, представленные расчеты не опровергают доводы фонда о сокращении рабочего времени более чем на час.

Из представленных документов следует, что в период с 01.01.2017 по 30.06.2017 фактическое сокращение продолжительности рабочего времени при работе неполный рабочий день, исходя из размера сокращения, составило 48 минут в день.

Для работников с суммированным учетом рабочего времени работа в праздничные дни входит в месячную норму рабочего времени и они должны выполнить эту норму, включающую и работу в нерабочие праздничные дни, в связи с чем, выделение обществом работы только в будние дни для расчета отработанного времени не основано на нормах действующего законодательства.

Установленные в ходе анализа приведенных доказательств обстоятельства обусловили верные выводы суда первой инстанции о том, что сокращение времени на 48 минут в день не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшего утрату заработка. Сокращение рабочего времени работника должно являться таким, при котором часть заработка в действительности может быть утрачена в сравнении с обычными условиями труда.

В данной ситуации, пособие по уходу за ребенком не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер материального стимулирования.

Аналогичная правовая позиция высказана Верховным Судом РФ в определении от 18.07.2017 N 307-КГ17-1728.

Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему полномочия, определил случаи (социальные страховые риски), с которыми связано осуществление гражданами конституционного права на социальное обеспечение в системе обязательного социального страхования, и установил в рамках специального правового регулирования соответствующих отношений принципы, правила и особенности предоставления различных видов обеспечения по обязательному социальному страхованию.

Страховое обеспечение в виде ежемесячного пособия по уходу за ребенком предоставляется согласно Закону N 165-ФЗ в связи с таким социальным страховым риском, как утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода при наступлении страхового случая, а именно, при осуществлении ухода за ребенком в возрасте до полутора лет (подпункт 2 пункта 1 и пункт 1.1 статьи 7, подпункт 8 пункта 2 статьи 8). Условия, размеры и порядок обеспечения этим пособием определяются Законом N 255-ФЗ и Законом N 81-ФЗ, закрепляющими право на получение матерью ребенка либо его отцом, другим родственником, опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком и находящимся в отпуске по уходу за ребенком, предоставленном на основании статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации, ежемесячного пособия по уходу за ребенком в размере 40 процентов среднего заработка (часть 1 статьи 11.1 и часть 1 статьи 11.2 Закона N 255-ФЗ, абзац второй части первой статьи 13 и абзац третий части первой статьи 15 Закона N 81-ФЗ).

Следовательно, в рамках действующего правового регулирования право застрахованного лица на получение данного ежемесячного пособия связано с наступлением такого страхового случая, как уход за ребенком в возрасте до полутора лет, который подтверждается предоставлением указанному лицу соответствующего отпуска, что согласуется с целями обязательного социального страхования, поскольку направлено на частичную компенсацию заработка, утраченного таким лицом в связи с освобождением от исполнения трудовых или служебных обязанностей, обусловленным необходимостью осуществления ухода за ребенком, нуждающимся в силу своего возраста в повышенной заботе (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27.01.2011 N 179-О-П, от 07.06.2011 N 742-О-О и от 13.05.2014 N 983-О).

Преследуя цель обеспечить защиту интересов лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, законодатель, в изъятие из вышеприведенного правила, предусмотрел возможность сохранения за ними права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком при условии, что они находятся в отпуске по уходу за ребенком, работают на условиях неполного рабочего времени и продолжают осуществлять уход за ребенком.

Однако спорному работнику страхователя в период отпуска по уходу за ребенком продолжительность рабочей смены была сокращена лишь на 48 минут, в то время как, ежемесячное пособие компенсирует работнику 40% среднего заработка, таким образом, указанное сокращение рабочего времени, не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшего утрату заработка.

Доводы фонда о фактической выплате застрахованному лицу в размере 130 % заработной платы основываются на следующем.

Согласно положениям ст. 15 Закона N 255-ФЗ ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается в размере 40 % среднего заработка, а в случае ухода за несколькими детьми не может превышать 100 % среднего заработка.

Следовательно, при сокращении рабочего времени на 48 минут в день работнику сохраняется заработная плата в размере 90 % и выплачивается пособие по уходу за ребенком в размере 40 % среднего заработка, то есть фактически производится выплата в размере 130 % заработной платы.

Указанные доводы фонда подтверждаются совокупностью представленных в материалы дела доказательств, из которых следует сокращение рабочего времени работника фактически на 48 минут в день, что свидетельствует о сохранении за работником заработка в размере 90%, при одновременной выплате пособия по уходу за ребенком в размере 40% заработной платы.

Указанные обстоятельства надлежащими документами обществом не опровергнуты.

В таком случае пособие по уходу за ребенком теряет характер компенсации утраченного заработка.

Приводимые ООО "Зостмайер" в жалобе доводы о том, что заработок Насибулина К. Г. за 2017 год по сравнению с заработком за 2016 год увеличился только на 1,6 %, признаны не подтверждающими позицию заявителя по делу, поскольку доказательств, позволяющих сделать выводы о факторах, фактически повлиявших на увеличение заработка Насибулина К. Г. на 1,6 %, обществом в материалы дела представлено не было. В свою очередь, данные обстоятельства вполне могли быть обусловлены изменениями, происходившими в обществе в части осуществления выплат работникам (увеличение/уменьшение премий, окладов, иных выплат) в 2017 г. и 2016 г.; работодатель мог уменьшить или отменить в 2017 г. выплаты, входившие в доход работников в 2016 г., на что верно указывает заинтересованное лицо в своих возражениях на приведенные заявителем доводы.

Кроме того, сравнение дохода работника за 2017 г. с его доходом за 2016 г. некорректно, так как по смыслу рассматриваемых правовых норм сопоставлению подлежит доход работника за 2017 г., полученный с учетом ежемесячного пособия по уходу за ребенком, с доходом работника за 2017 г., который он получил бы без учета ежемесячного пособия по уходу за ребенком и неполного рабочего времени.

Исследуя фактическую возможность осуществления Насибуллиным К. Г. ухода за ребенком при сокращении рабочего времени на условиях неполной рабочей недели по скользящему графику, суд установил отсутствие таковой.

В условиях минимального сокращения рабочего дня (менее чем на 1 час), истцом не представлено доказательств фактического осуществления им ухода за ребенком, поскольку такое сокращение рабочего времени в день не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшего утрату заработка. Сокращение рабочего дня менее чем на 1 час, учитывая факты работы по ряду недель больше нормальной продолжительности рабочей недели, не свидетельствует о достаточном количестве времени для осуществления работником ухода за ребенком, а также утрате заработка, компенсировать которую и призвано пособие по уходу за ребенком, фактически теряющее в рассматриваемой ситуации компенсаторный характер.

При этом, судом приняты во внимание представленные доказательства, касающиеся трудовой деятельности супруги работника общества Насибулина К. Г., из которых следует, что фактическая возможность осуществления ухода за ребенком имелась именно у нее. Так, из решения следует, что согласно оцененной судом первой инстанции справки от 22.04.2019 супруга работника в период с 01.01.2016 по 28.02.2018 работала по свободному рабочему графику на должности уборщица и уход за ребенком, в действительности, мог осуществляться ей.

При совокупности установленных обстоятельств, суд верно констатировал, что условия для сохранения права работника общества на ежемесячное пособие по уходу за ребенком обществом не были выполнены, а именно, продолжение осуществления ухода за ребенком. Фактически работник работал в полном объеме и не мог осуществлять уход за ребенком надлежащим образом в оставшееся время. Выплата пособия при минимальном сокращении продолжительности рабочего дня противоречит целям установления и назначения самого пособия, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника, что свидетельствует о злоупотреблении обществом правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств фонда.

С учетом изложенного судами первой и апелляционной инстанций не установлена совокупность правовых оснований для признания незаконным решения фонда от 13.04.2018 N 1060 и удовлетворения требований заявителя.

Суд апелляционной инстанции считает, что все имеющие существенное значение для рассматриваемого дела обстоятельства судом первой инстанции установлены правильно, представленные доказательства полно и всесторонне исследованы, им дана надлежащая оценка.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в силу статьи 270 АПК РФ, основанием для отмены судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы общества не имеется.

В соответствии со статьей 110 АПК РФ судебные расходы по уплате государственной пошлины подлежат отнесению на заявителя жалобы.

Руководствуясь статьями 176, 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Пермского края от 25 апреля 2019 года по делу N А50-22464/2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, через Арбитражный суд Пермского края.

 

Председательствующий

Н.М. Савельева

 

Судьи

И.В. Борзенкова
Г.Н. Гулякова

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.