Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2019 г. N 04АП-4215/19

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2019 г. N 04АП-4215/19

 

г. Чита

 

12 сентября 2019 г.

Дело N А10-1660/2019

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 сентября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 сентября 2019 года.

 

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Никифорюк Е.О., судей Ломако Н.В., Басаева Д.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Пальшиной Е.Ф., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Торгово-строительная компания" на решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 13 июня 2019 года по делу N А10-1660/2019 по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Торгово-строительная компания" (ОГРН 1130327007106, ИНН 0326513495, место нахождения: 671353, БУРЯТИЯ РЕСПУБЛИКА, РАЙОН МУХОРШИБИРСКИЙ, ПОСЕЛОК САГАН-НУР, УЛИЦА ЛЕСНАЯ, ДОМ 2) к государственному учреждению - Региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Бурятия (ОГРН: 1020300985165, ИНН: 0323012571, место нахождения: 670000 БУРЯТИЯ РЕСПУБЛИКА ГОРОД УЛАН-УДЭ УЛИЦА БОРСОЕВА 33) о признании незаконными решений от 22.02.2019 N 11752/10 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством; о выделении (отказе в выделении) средств на осуществление (возмещение) расходов страхователя на выплату страхового обеспечения в части отказа в выделении средств на осуществление (возмещение) расходов, произведенных страхователем на выплату страхового обеспечения, в сумме 112 012 рублей 58 копеек, обязании устранить допущенные нарушения, с участием третьего лица Бурдуковской Татьяны Сергеевны.

(суд первой инстанции - В.С. Ниникина),

при участии в судебном заседании до объявления перерыва:

от ООО "Торгово-Строительная Компания": Савкина А.С., представитель по доверенности от 01.04.2019;

от Государственного учреждения Региональное отделение Фонда Социального страхования Российской Федерации по Республике Бурятия: представители не явились, извещены;

третье лицо: Бурдуковская Т.С. (личность установлена по паспорту).

после перерыва: в отсутствие лиц, участвующие в деле;

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Торгово-строительная компания" (далее - заявитель, общество, ООО "ТСК") обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с заявлением к Государственному учреждению - Региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Бурятия (далее - ответчик, Фонд, ГУ-РО Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Бурятия) о признании незаконными решений от 22.02.2019 N 11752/10 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством; о выделении (отказе в выделении) средств на осуществление (возмещение) расходов страхователя на выплату страхового обеспечения в части отказа в выделении средств на осуществление (возмещение) расходов, произведенных страхователем на выплату страхового обеспечения, в сумме 112 012 рублей 58 копеек, обязании устранить допущенные нарушения.

Определением от 17 апреля 2019 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Бурдуковская Татьяна Сергеевна (далее - третье лицо, Бурдуковская Т.С.).

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия в удовлетворении заявленных требований отказано.

В обосновании суд первой инстанции указал, что спорные гражданско-правовые договоры фактически регулировали трудовые отношения, в сложившейся ситуации пособие по уходу за ребенком уже не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 13.06.2019 года по делу А10-1660/2019.Принять по делу новый судебный акт о признании незаконными решения от 22.02.2019 г. N 11752/10 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и решения от 22.02.2019 г. N 11752/10 о выделении (отказе в выделении) средств на осуществление расходов страхователя на выплату страхового обеспечения в части отказа в выделении средств на осуществление (возмещение) расходов, произведенных страхователем на выплату страхового обеспечения в сумме 112 012,58 руб. Обязать Государственное учреждение - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации в Республике Бурятия принять к зачету расходы на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, произведенные Обществом с ограниченной ответственностью "Торгово-Строительная Компания", и выделить средства на осуществление (возмещение) указанных расходов в размере 112 012,58 (Сто двенадцать тысяч двенадцать рублей 58 копеек).

Полагает, что оценка, данная судом, договору гражданско-правового характера, заключенного с Бурдуковской Т.С. и признающая его трудовым договором, не является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований. При этом, в оспариваемом решении указано, что потребность в работах (услугах), для выполнения которых привлекался исполнитель, существует у заявителя постоянно, без них невозможен процесс его производственной деятельности. Бурдуковская Т.С. была привлечена к производственной деятельности посредством заключения договора ГПХ, и в случае признания данной деятельности трудовыми отношениями или дистанционной работой, за гражданкой должно быть сохранено право на получение пособия, в связи с работой в условиях неполного рабочего времени.

Действующим законодательством не предусмотрено каких-либо ограничений по продолжительности неполного рабочего времени для застрахованного лица, находящегося в отпуске по уходу за ребенком и работающего на условиях неполного рабочего времени, но при этом право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком до полутора лет сохраняется за ним только при условии, что данное лицо само осуществляет уход за ребенком и при этом у него достаточно времени на осуществление данного ухода.

Считает, что судом не учтены пояснения представителей ООО "ТСК" о заполнении табеля учета рабочего времени. Представителями Фонда утверждается, что табель на Бурдуковскую Т.С. содержит отметки о выходе на работу - код "Я". Но на самом деле, в табеле учета рабочего времени на Бурдуковскую Т.С. в период с 23.01.2017 г. по 30.06.2017 г. указан буквенный код "ож" (отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет). В табеле учета рабочего времени в верхней строке указывается норма рабочих дней и выходных (праздничных) дней в месяце, согласно производственного календаря (буквы Я и В), в нижней строке указываются фактические дни выходов на работу и выходные дни (в случае Бурдуковской Т.С. - буквенные коды Р и ОЖ). Например, в этом же табеле за март 2017 года указаны еще два работника -Рюкина А.А. и Шабанова Т.С. При учете их рабочего времени указаны буквенные коды "Я" (рабочие дни по производственному календарю) и "В" (выходные и праздничные дни по производственному календарю), часы "8" - в нижней строке (фактические выходы на работу), код "В" - выходные дни - для Шабановой Т.С, часы "8" и буквенные коды "О" (очередной отпуск) и "В" (выходные дни) - для Рюкиной А.А. Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что в табеле рабочего времени на Бурдуковскую Т.С. указан буквенный код "Я", является неверным.

В решении суда указано, что "суд критически относится к ссылке заявителя на установление Бурдуковской Т.С. дистанционной формы работы на дому не более 4 часов в день". При этом, суд считает несоразмерной плату по договору ГПХ за работу продолжительностью не более 4 часов. Оплата по договору ГПХ не взаимосвязана с условиями штатного расписания, размер устанавливается по договоренности между исполнителем и заказчиком. В случае признания договора ГПХ трудовым, могла быть произведена корректировка начислений, и тогда ООО "ТСК" могло бы иметь право на частичное возмещение расходов на социальное страхование. Но суд первой инстанции не рассмотрел такую возможность и отказал в удовлетворении исковых требований полностью. Таким образом, судом установлено, что Бурдуковская Т.С. осуществляла трудовую деятельность в течение полного рабочего дня, полной рабочей недели, получала заработную плату по трудовому договору, а уход за ребенком не осуществляла. При этом ответчиком - Фондом - не доказан факт отсутствия или ненадлежащего ухода за ребенком.

Несмотря на то, что ст. 256 ТК РФ содержит ссылку только на две формы такого труда - надомный и в режиме неполного рабочего времени, фактически подобных форм больше. Дистанционная работа аналогична работе на дому, поэтому сохраняет право на получение пособия по уходу за ребенком. Главным при этом является соблюдение требований ст. 256 ТК РФ. Единственной формой подработки для работницы, продолжающей находиться в отпуске по уходу за ребенком, не требующей соблюдения положений ст. 256 ТК РФ, является договор гражданско-правового характера.

Считает, что оснований для отказа в удовлетворении требований заявления ООО "Торгово-Строительная Компания" не имелось, указанным решением были нарушены права гражданки Бурдуковской Татьяны Сергеевны, которая находясь в отпуске по уходу за ребенком до 1,5 лет, оказывала услуги по договору гражданско-правового характера и одновременно осуществляла уход за ребенком.

На апелляционную жалобу отзыв не поступал.

29 августа 2019 года в судебном заседании был объявлен перерыв до 05 сентября 2019 года.

О месте и времени судебного заседания лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Информация о времени и месте судебного заседания по апелляционной жалобе размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет" 07.08.2019, 30.08.2019.

Представитель общества в судебном заседании дала пояснения согласно доводам апелляционной жалобы. Просила решение суда первой инстанции отменить, апелляционную жалобу - удовлетворить.

Третье лицо дала пояснения о том, что ею осуществлялся уход за ребенком, иных лиц, иные члены семьи такой уход постоянно осуществлять не могли, также пояснила, что работа осуществлялась на основании гражданско-правовых договоров на дому с использованием сети Интернет, главное было выполнить порученную работу по составлению бухгалтерской отчетности.

После перерыва лица, участвующие в деле, представителей в судебное заседание не направили, извещены надлежащим образом.

Руководствуясь пунктами 2, 3 статьи 156, пунктом 1 статьи 123 АПК РФ, суд считает возможным рассмотреть жалобу в отсутствие надлежащим образом извещенных лиц, участвующих в деле.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Изучив материалы дела, проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ООО "ТСК" зарегистрировано в ГУ-РО Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Бурятия в качестве страхователя.

С 01.07.2017 Республика Бурятия участвует в реализации механизма "Прямые выплаты", который предусматривает назначение и выплату страхового обеспечения застрахованным гражданам напрямую отделением Фонда, в соответствии с пунктом 1, подпунктом "б" пункта 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 21.04.2011 N 294 и Положения об особенностях назначения и выплаты в 2012 - 2020 годах застрахованным лицам страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и иных выплат в субъектах Российской Федерации, участвующих в реализации пилотного проекта (далее - Положение N 294).

В пункте 9 Положения N 294 установлено, что выплата пособий застрахованному лицу осуществляется территориальным органом Фонда путем перечисления пособия па банковский счет, указанный в заявлении либо в реестре сведений, или через организацию федеральной почтовой связи, или иную организацию по заявлению застрахованного лица (его уполномоченного представителя). Выплата ежемесячного пособия по уходу за ребенком застрахованному лицу осуществляется территориальным органом Фонда с 1 по 15 число месяца, следующего за месяцем, за который выплачивается такое пособие.

Так, Фондом была проведена выездная проверка в отношении общества за период с 01.01.2017 по 30.06.2017 по вопросам правильности расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай нетрудоспособности и в связи с материнством.

По результатам проверки был составлен акт N 11752/10 от 13.12.2018.

На указанный акт заявитель представил возражения.

По результатам рассмотрения акта проверки и возражений на него были приняты решения N 11752/10 от 22.02.2019 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, о выделении (отказе в выделении) средств на осуществление (возмещение) расходов страхователя на выплату страхового обеспечения.

Из данных решений усматривается, что по страхованию на случай временной нетрудоспособности, беременности и родам и в связи с материнством доначисления страховых взносов обусловлены невключением страхователем в облагаемую ими базу выплат по договорам гражданско-правового характера с Бурдуковской Т.С. при наличии фактически имевших место трудовых отношений.

Заявитель, не согласившись с решениями Фонда, обжаловал их в арбитражный суд.

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец обратился в суд апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения представителя общества и третьего лица в судебном заседании 29 августа 2019 года, приходит к выводу об отсутствии оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции по следующим мотивам.

Рассматривая дело, суд первой инстанции правильно исходил из следующего.

В силу части 1 статьи 198 Арбитражного-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом решения и действия (бездействие) должностных лиц могут быть признаны незаконными только при наличии одновременно двух условий, а именно, несоответствия закону или иному нормативному правовому акту и нарушения прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

В соответствии с частью 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно статье 5 Федерального закона от 09.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (далее - Закон N 165-ФЗ), пунктам 1 и 3 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1994 N 101 (далее - Положение о Фонде социального страхования), Фонд социального страхования Российской Федерации непосредственно и через свои региональные отделения, управляющие средствами государственного социального страхования на территории субъектов Российской Федерации, осуществляет управление средствами государственного социального страхования.

Обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством осуществляется страховщиком, которым является Фонд социального страхования Российской Федерации (часть 1 статьи 2.2 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством").

Закон N 165-ФЗ в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права регулирует отношения в системе обязательного социального страхования, определяет правовое положение субъектов обязательного социального страхования, основания возникновения и порядок осуществления их прав и обязанностей, ответственность субъектов обязательного социального страхования, а также устанавливает основы государственного регулирования обязательного социального страхования.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 9 Закона N 165-ФЗ отношения по обязательному социальному страхованию у страхователя (работодателя) возникают с момента заключения с работником (застрахованным лицом) трудового договора.

Страхователи обязаны выплачивать определенные виды страхового обеспечения застрахованным лицам при наступлении страховых случаев в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, в том числе за счет собственных средств (подпункт 6 пункта 2 статьи 12 Закона N 165-ФЗ).

Статьей 15 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Согласно статье 22 Закона N 165-ФЗ основанием для назначения и выплаты страхового обеспечения застрахованному лицу является наступление документально подтвержденного страхового случая. Порядок обращения за страховым обеспечением, размер и порядок индексации страхового обеспечения устанавливаются в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

На основании пункта 1.1 статьи 7 Закона N 165-ФЗ страховым случаем признается, в частности, уход за ребенком в возрасте до полутора лет.

В соответствии с положениями статьи 8 Закона N 165-ФЗ и статьи 3 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" (далее - Закон N 81-ФЗ) к видам государственных пособий гражданам относятся, в том числе ежемесячное пособие по уходу за ребенком.

Федеральным законом от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее -Закон N 255-ФЗ) предусмотрены условия, размеры и порядок обеспечения ежемесячным пособием по уходу за ребенком граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию (часть 1 статьи 1).

В силу статьи 2 указанного закона застрахованными лицами являются граждане Российской Федерации, а также постоянно или временно проживающие на территории Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства, работающие по трудовым договорам, а также лица, являющиеся государственными гражданскими служащими, муниципальными служащими.

Из статьи 3 Закона N 255-ФЗ и статьи 4 Закона N 81-ФЗ следует, что выплата ежемесячного пособия по уходу за ребенком производится за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации.

Между тем, страховщик имеет право не принимать к зачету расходы на обязательное социальное страхование, произведенные с нарушением законодательства Российской Федерации (подпункт 3 пункта 1 статьи 11 Закона N 165-ФЗ).

Статьей 4.6 Закона N 255-ФЗ установлен порядок финансового обеспечения расходов страхователей на выплату страхового обеспечения за счет средств бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации, в соответствии с которым территориальный орган страховщика выделяет страхователю необходимые средства на выплату страхового обеспечения в течение 10 календарных дней с даты представления страхователем всех необходимых документов, за исключением случаев, указанных в части 4 настоящей статьи.

Перечень документов, которые должны быть представлены страхователем, определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социального страхования (часть 3 статьи 4.6 Закона N 255-ФЗ).

Перечень документов, которые должны быть представлены страхователем для принятия решения территориальным органом Фонда социального страхования Российской Федерации о выделении необходимых средств на выплату страхового обеспечения, утвержден приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 04.12.2009 N 951н и включает в себя: письменное заявление страхователя; справку-расчет, представляемую при обращении за выделением средств на выплату страхового обеспечения, за периоды с 01 января 2017 года; копии подтверждающих обоснованность и правильность расходов по обязательному социальному страхованию документов (для ежемесячного пособия по уходу за ребенком - документы, предусмотренные частями 6 и 7 статьи 13 Закона N 255-ФЗ).

Частью 6 статьи 13 Закона N 255-ФЗ установлено, что для назначения и выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком застрахованное лицо представляет заявление о назначении указанного пособия, свидетельство о рождении (усыновлении) ребенка, за которым осуществляется уход, и его копию либо выписку из решения об установлении над ребенком опеки, свидетельство о рождении (усыновлении, смерти) предыдущего ребенка (детей) и его копию, справку с места работы (службы) матери (отца, обоих родителей) ребенка о том, что она (он, они) не использует отпуск по уходу за ребенком и не получает ежемесячного пособия по уходу за ребенком, а в случае, если мать (отец, оба родителя) ребенка не работает (не служит) либо обучается по очной форме по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, справку из органов социальной защиты населения по месту жительства (месту пребывания, фактического проживания) матери (отца) ребенка о неполучении ежемесячного пособия по уходу за ребенком. Для назначения и выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком застрахованное лицо представляет также при необходимости справку (справки) о сумме заработка, из которого должно быть исчислено пособие.

В соответствии с частью 4 статьи 4.6 Закона N 255-ФЗ при рассмотрении обращения страхователя о выделении необходимых средств на выплату страхового обеспечения территориальный орган страховщика вправе провести проверку правильности и обоснованности расходов страхователя на выплату страхового обеспечения, в том числе выездную проверку, в порядке, установленном статьей 4.7 настоящего Федерального закона, а также затребовать от страхователя дополнительные сведения и документы. В этом случае решение о выделении этих средств страхователю принимается по результатам проведенной проверки.

С учетом правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 19.07.2011 N 282/11, суд пришел к выводу, что условиями, необходимыми для возмещения страхователю расходов по обязательному социальному страхованию, являются наличие между страхователем и застрахованным лицом трудовых отношений; подтверждение наступления страхового случая; документальное подтверждение выплаты пособия застрахованному лицу.

При этом указанные обстоятельства имеют правовое значение в том случае, если по результатам проверки не установлены обстоятельства, свидетельствующие о незаконности получения денежных средств из Фонда социального страхования Российской Федерации под видом возмещения пособия по обязательному социальному страхованию.

При проведении камеральной проверки Фонд пришел к выводу о том, что в рассмотренном случае пособие по уходу за ребенком, выплаченное Бурдуковской Т.С., не являлось компенсацией утраченного ей заработка, а приобрело характер дополнительного дохода, следовательно, не подлежавшего возмещению за счет средств страховщика.

Частью 1 статьи 65 АПК РФ установлено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Апелляционный суд соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что установлено наличие обстоятельств, свидетельствовавших о злоупотреблении страхователем правом на получение пособий за счет средств Фонда при отсутствии на то фактических оснований, несмотря на наличие между страхователем и застрахованными лицами трудовых отношений, наступление страховых случаев и факт выплаты пособий застрахованным лицам, в связи со следующим.

В соответствии со статьей 11.1 Закона N 255-ФЗ право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком (часть 2); в случае, если уход за ребенком осуществляется одновременно несколькими лицами, право на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком предоставляется одному из указанных лиц (часть 4).

Пунктом 43 Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23.12.2009 N 1012н, также предусмотрено, что право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому.

Вместе с тем, в силу пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Как правильно установлено судом первой инстанции, приказом N 2-ОК от 30.01.2017 Бурдуковской Т.С. был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет, выплачивались ежемесячные пособия по уходу за ребенком.

В основу оспариваемых обществом решений Фонда был положен вывод о недобросовестном поведении заявителя, поскольку Бурдуковская Т.С. на условиях договоров гражданско-правового характера продолжает выполнять свои трудовые функции главного бухгалтера.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 329-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Валентина Юрьевичана нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 11.1 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" изложена правовая позиция в отношении данного спорного вопроса. Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом, и относит определение условий и форм его предоставления к компетенции законодателя (статья 39, части 1 и 2). Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему полномочия, определил случаи (социальные страховые риски), с которыми связано осуществление гражданами конституционного права на социальное обеспечение в системе обязательного социального страхования, и установил в рамках специального правового регулирования соответствующих отношений принципы, правила и особенности предоставления различных видов обеспечения по обязательному социальному страхованию.

В рамках действующего правового регулирования право застрахованного лица на получение данного ежемесячного пособия связано с наступлением такого страхового случая, как уход за ребенком в возрасте до полутора лет, который подтверждается предоставлением указанному лицу соответствующего отпуска, что согласуется с целями обязательного социального страхования, поскольку направлено на частичную компенсацию заработка, утраченного таким лицом в связи с освобождением от исполнения трудовых или служебных обязанностей, обусловленным необходимостью осуществления ухода за ребенком, нуждающимся в силу своего возраста в повышенной заботе (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27.01.2011 N 179-О-П, от 07.06.2011 N 742-О-О и от 13.05.2014 N 983-О).

Преследуя цель обеспечить защиту интересов лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, законодатель - в изъятие из вышеприведенного правила - предусмотрел возможность сохранения за ними права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком при условии, что они находятся в отпуске по уходу за ребенком, работают на условиях неполного рабочего времени и продолжают осуществлять уход за ребенком.

Как правильно указывает суд первой инстанции, в проверяемом периоде заявитель заключал с Бурдуковской Т.С. договоры возмездного оказания услуг.

Статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ, Кодекс) устанавливает, что трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого в соответствии со статьями 57 - 62 названного Кодекса. Определение понятия трудового договора дано в статье 56 ТК РФ.

Согласно указанной норме, под трудовым договором понимается соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Заключение договора возмездного оказания услуг регламентировано статьей 779 ГК РФ.

По данному виду договора исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Как видно из содержания вышеприведенных норм права, содержание договора возмездного оказания услуг имеет сходство с трудовым договором, поскольку предполагает осуществление определенной деятельности или действий.

Однако, существуют признаки, позволяющие отграничить трудовой договор от гражданско-правовых договоров. К таким признакам относятся следующие: выполнение работы по трудовому договору предполагает включение работника в производственную деятельность организации; трудовой договор предусматривает подчинение работника внутреннему трудовому распорядку, его составным элементом является выполнение в процессе труда распоряжений работодателя, за ненадлежащее выполнение которых работник может нести дисциплинарную ответственность; согласно трудовому договору работник осуществляет выполнение работ определенного рода, а не разовое задание заказчика.

Существенные условия трудового договора законодатель предусмотрел в статье 57 ТК РФ: место работы (с указанием структурного подразделения); дата начала работы; наименование должности, специальности, профессии с указанием квалификации в соответствии со штатным расписанием организации или конкретная трудовая функция.

Само по себе наименование договора не может рассматриваться в качестве достаточного основания для безусловного отнесения заключенного договора к гражданско-правовому или трудовому.

Определяющие значение для квалификации заключенного сторонами договора имеет анализ его содержания на предмет наличия или отсутствия признаков гражданско-правового или трудового договора.

Из статьи 431 ГК РФ следует, что при толковании условий договора суд принимает во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условий договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила, содержащиеся в части первой указанной выше статьи не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Как правильно установлено судом первой инстанции, в проверяемый период заявителем с Бурдуковской Т.С. были заключены договоры гражданско-правового характера. Так, в ходе проведения проверки Фонд исследовал договоры, заключенные заявителем с Бурдуковской Т.С., по результатам которого пришел к выводу о том, что указанными договорами по существу были оформлены трудовые отношения с данным лицом, а тексты договоров содержали условия трудовых договоров, предусмотренных статьей 59 ТК РФ.

Фондом были сопоставлены условия договоров, касающиеся деятельности исполнителя, выявлено, что выполняемая Бурдуковской Т.С. по указанным договорам работа аналогична объему обязанностей бухгалтера, произведено сопоставление деятельности исполнителя по договорам гражданско-правового характера с должностной инструкцией бухгалтера общества.

По результатам сопоставления установлено, что описание видов деятельности исполнителя в договорах по смыслу и дословно совпадает с типовой должностной инструкцией по определенной должности, исполнитель привлекался обществом для выполнения работы по определенной трудовой функции на систематической основе, а не для достижения какого-либо индивидуального конечного результата.

При этом потребность в работах (услугах), для выполнения которых привлекался исполнитель, существует у заявителя постоянно, без них невозможен процесс его производственной деятельности.

Так, исполнитель обязуется осуществлять организацию бухгалтерского учета, расчеты по заработной плате, начисление и перечисление налогов и страховых взносов, платежи в банковские учреждения, сдачу отчетности (пункт 1.1 договоров).

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно согласился с оценкой Фонда договоров с Бурдуковской Т.С. как срочных трудовых договоров, а не гражданско-правовых договоров, и посчитал, что произведенные по ним выплаты по существу являлись оплатой труда данного лица, а само лицо было допущено к работе в качестве работника заявителя, поскольку договоры и акты выполненных работ (услуг) предусматривают не выполнение конкретных работ и сдачу результатов к определенному сроку, а выполнение работ в течение срока действия договора; договоры с одинаковым содержанием прав и обязанностей перезаключались ежемесячно. При этом сумма вознаграждения не связана с выполненной работой (ее результатом, качеством, объемом); выплата вознаграждения гарантирована в фиксированной ежемесячной сумме по завершении срока действия договора, а не по мере получения каких-либо результатов деятельности; в актах сдачи-приемки работ (услуг) естественный процесс деятельности на определенном рабочем месте выдается за достигнутый результат работ, предусмотренный договором.

Доводы общества о том, что вне зависимости от того, как квалифицировать договор (гражданско-правовой или трудовой), Бурдуковская Т.С. все равно имеет право на получение пособия, не могут быть учтены апелляционным судом, поскольку данное толкование закона в рамках рассмотрения настоящего дела не является спорным, фондом и судом устанавливается наличие оснований для выплаты пособия именно как выплаты, компенсирующей утрату части заработка, а не как экономического источника формирования фонда оплаты труда.

Как правильно указывает суд первой инстанции, из представленных в материалы дела табелей учета рабочего времени следует, что они содержат отметки о выходе Бурдуковской Т.С. на работу - код "я" в период ее отпуска по уходу за ребенком, что также является еще одним подтверждением того, что заключение гражданско-правовых договоров имело формальный характер, они прикрывали собой трудовые отношения с работниками - в период испытательного срока или срочные трудовые договоры, которые заявитель не оформлял, желая сократить свои расходы на привлечение сотрудников за счет не включения выплат в базу, облагаемую взносами на социальное страхование. В деле имеется заявление Бурдуковской Т.С. на имя директора ООО "ТСК" на выдачу аванса (т. 1, л.д. 89).

Более того, заявитель в ходе рассмотрения дела подтвердил, что Бурдуковская Т.С. по договорам привлекалась взамен штатному работнику, на период отсутствия бухгалтера Бурдуковской Т.С. в декретном отпуске, ее должность так и оставалась вакантной, что также свидетельствует о том, что между указанным лицом и обществом имели место трудовые отношения.

По спорным договорам выполнялись не конкретные разовые работы, а выполнялись определенные функции, входящие в обязанности физического лица - исполнителя, при этом интерес для заявителя представлял именно сам процесс труда, а не оказанная услуга (результат работ), отношения сторон имели длительный характер.

Между тем гражданско-правовой договор будет заключен правомерно в случаях, когда: работа (услуга) носит разовый или временный характер; важен не сам процесс и график труда, а сроки и результат работы (услуги); принимать работника по трудовому договору (в т.ч. срочному) для выполнения (оказания) нецелесообразно.

Например, гражданско-правовой договор на перевод документов с иностранного языка, разовую генеральную уборку территории, проведение аудита документации, создание проекта офиса, разработку дизайна оформления помещений и т.п.

Тем самым работа (услуга), на выполнение (оказание) которой работодатель заключает гражданско-правовой договор, не должна носить признаки постоянно выполняемой трудовой функции.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что в рассматриваемом случае работы (услуги), для выполнения которых привлекалась Бурдуковская Т.С., имела признаки постоянно выполняемых трудовых функций; за выполнение своей работы исполнители ежемесячно получали заработную плату в одно и то же время, которая не зависела от объема и характера работы, указанной в договоре, а зависела от количества дней, отработанных в периоде, на который заключен договор. Работа по данным договорам выполнялась исполнителями лично, с указанием даты начала работы, а также срока его действия, при этом оговаривался перечень поручаемой работы с возложением на работодателя обязанности по обеспечению работников необходимыми условиями труда.

В соответствии с Постановлением Пленума ВАС РФ от 17.03.2004 N 2 при заключении между сторонами договора гражданско-правового характера, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу части 4 статьи 11 ТК РФ должны применяться положения трудового законодательства и нормы трудового права.

Переквалификация договоров из гражданско-правового в трудовые осуществляется при наличий ряда условий, а именно: выполнение работы лично и включение работника в штат организации; учет рабочего времени исполнителя, в том числе наличие табеля учета рабочего времени; оплата не по результату работы, а за отработанное время, в том числе по ведомости выплаты заработной платы; отсутствие актов приемки-сдачи выполненных работ (подтверждающих, что результат исполнителем достигнут); указание профессии, должности или специальности, подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; отсутствие в договоре конкретного задания; обязанность заказчика обеспечить исполнителю безопасные условия труда.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о фактической включенности Бурдуковской Т.С. в производственную деятельность заявителя; учитывая характер правоотношений между сторонами и взаимоотношения сторон, складывающиеся в ходе выполнения работ и оказания услуг, суд пришел к выводу о том, что спорные гражданско-правовые договоры фактически регулировали трудовые отношения.

При этом суд первой инстанции правильно критически отнесся к ссылке заявителя на установление Бурдуковской Т.С. дистанционной формы работы на дому не более 4 часов в день, в связи со следующим.

По условиям договоров продолжительность рабочего времени Бурдуковской Т.С. составляет не более 4 часов в день. При этом оплата по договору за январь 2017 года произведена в сумме 34 500 рублей, что составило 96,74% от заработной платы бухгалтера (5,24% утраты заработка), за февраль 2017 года - 22 988 рублей, что составило 64,46% от заработной платы бухгалтера (35,54% утраты заработка), за март 2017 года - 28 736 рублей, что составило 80,58% от заработной платы бухгалтера (19,42% утраты заработка), за апрель 2017 года - 28 736 рублей, что составило 80,58% от заработной платы бухгалтера (19,42% утраты заработка), за май 2017 года - 28 736 рублей, что составило 80,58% от заработной платы бухгалтера (19,42% утраты заработка), за июнь 2017 года - 28 736 рублей, что составило 80,58% от заработной платы бухгалтера (19,42% утраты заработка).

Апелляционный суд, поддерживая выводы суда первой инстанции и отклоняя доводы жалобы, исходит также из того, что если сложить помесячно оплату по гражданско-правовому договору с суммой пособия, то получится сумма больше, чем заработная плата. Например, оплата труда главного бухгалтера составляет 35 662,56 руб. в месяц, оплата по ГПХ за апрель 2017 г. составила 28 736 руб. + пособие в размере 21 173 руб. = 49 909 руб. Указанное подтверждает, что пособие не являлось компенсацией части утраченного заработка, а являлось дополнительным стимулированием работника.

Кроме этого, Бурдуковская Т.В. на протяжении этого времени работала по совместительству в МУП ЖКО "Саган-Нур" в должности главного бухгалтера, на условиях оплаты 12 000 рублей в месяц, что подтверждается протоколом рассмотрения материалов камеральной проверки страхователя от 22.02.2019, письменными пояснениями Бурдуковской Т.В. и сведениями из Пенсионного фонда РФ (т. 2, л.д. 27, 78-80, т. 1, л.д. 145-150).

На основании статьи 1.2 Закона N 255-ФЗ средний заработок - это средняя сумма выплаченных страхователем в пользу застрахованного листа в расчетном периоде заработной платы, иных выплат и иных вознаграждений, исходя из которой в соответствии с Законом N 255-ФЗ исчисляются пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячное пособие по уходу за ребенком.

В силу части 1 статьи 11.2 Закона N 255-ФЗ ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается в размере 40 процентов среднего заработка застрахованного лица, но не менее минимального размера этого пособия, установленного Законом N 81-ФЗ.

Соответственно, утраченный заработок застрахованного лица должен составлять не менее 40% среднего заработка, из которого исчислено ежемесячное пособие по уходу за ребенком.

Как правильно указывает суд первой инстанции, размер заработка Бурдуковской Т.В. снизился незначительно. Между тем, исходя из правовой позиции, изложенной в вышеназванных определениях Конституционного Суда Российской Федерации, в определении Верховного Суда Российской Федерации от 18.07.2017 N 307-КГ17-1728, пособие по уходу за ребенком своей целью, главным образом, предполагает компенсацию работнику утраченного заработка, ввиду необходимости осуществления ухода за ребенком.

Предусмотренное частью 2 статьи 11.1 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ право лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, на получение пособия по уходу за ребенком компенсирует заработок, утраченный из-за неполного рабочего времени, сокращение которого вызвано необходимостью в оставшееся рабочее время продолжать осуществлять уход за ребенком.

Особое правило о работе на условиях неполного рабочего времени в период пребывания в отпуске по уходу за ребенком обусловлено тем, что предоставляемое в этот период пособие компенсирует небольшую часть среднего заработка работника (40%). Законодатель, признавая ограниченность этих средств для семьи, допускает возможность частичной занятости данного работника, если он может сочетать ее с фактическим уходом за ребенком.

Однако, как правильно отмечено судом первой инстанции, данное условие в рассматриваемом случае не выполняется. Напротив, в сложившейся ситуации пособие по уходу за ребенком уже не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника.

Апелляционный суд соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о злоупотреблении обществом правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств фонда. Характер работы Бурдуковская Т.В. также не отвечает критериям работы на дому, для которой свойственно использование работником материалов, инструментов механизмов, полученных от работодателя либо приобретаемых за свой счет, то есть надомная работа, по сути, является ручной. Заявителем в этой связи не были соблюдены условия, предусмотренные для принятия к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, а также в нарушение статьи 65 АПК РФ не доказано право на возмещение расходов, произведенных страхователем на выплату страхового обеспечения, в сумме 112 012 рублей 58 копеек, поэтому заявленные требования удовлетворению не подлежат.

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность и обоснованность принятого по делу судебного акта.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 13 июня 2019 года по делу N А10-1660/2019 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение двух месяцев с даты принятия через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Е.О.Никифорюк

 

Судьи

Н.В.Ломако
Д.В.Басаев

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А10-1660/2019


Истец: ООО ТОРГОВО-СТРОИТЕЛЬНАЯ КОМПАНИЯ

Ответчик: ГУ региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации По Республике Бурятия

Третье лицо: Бурдуковская Татьяна Сергеевна