Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 17 марта 2009 г. N А14-14722/2008/492/10 Поскольку лицензионный договор не может рассматриваться как договор коммерческой концессии, относящийся к розничной реализации продуктов, его условия не подлежали предварительному согласованию с УФАС, в связи с чем у антимонопольного органа отсутствовали основания для привлечения Общества к административной ответственности за невыполнение законного предписания УФАС о прекращении нарушения правил недискриминационного доступа к товарам (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа
от 17 марта 2009 г. N А14-14722/2008/492/10
(извлечение)

 

Федеральный арбитражный суд Центрального округа в составе: председательствующего, судей, при участии в заседании: от заявителя М.Р.В. - представителя (дов. от 13.03.2009, пост.), Ш.Е.Н. - представителя (дов. от 11.03.2009, пост.); от Управления Федеральной антимонопольной службы по Воронежской области - П.В.Г. - зам. руководителя (дов. от 28.04.2008 N 01-16/73-9, пост.);

рассмотрев кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Воронежской области на решение Арбитражного суда Воронежской области от 24.12.2008 по делу N А14-14722/2008/492/10, установил:

Открытое акционерное общество "В" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Воронежской области (далее - УФАС) от 30.09.2008 N 85.04-19.5 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 2.3 ст. 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).

Решением суда от 24.12.2008 заявленное требование удовлетворено.

В апелляционной инстанции законность принятого судебного акта не проверялась.

В кассационной жалобе УФАС просит отменить решение от 24.12.2008 в связи нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, изучив доводы, указанные в жалобе, заслушав объяснения представителей Общества и УФАС, кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

Как видно из материалов дела, 27.04.2007 Федеральной антимонопольной службой (далее - ФАС России) при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией было выдано предписание о необходимости согласования с УФАС лицами, входящими в группу лиц с обществом с ограниченной ответственностью "Н" (далее по тексту - ООО "Н"), условий договоров коммерческой концессии и агентских договоров, относящихся к розничной реализации нефтепродуктов в Воронежской области.

ОАО "В" входит в одну группу лиц с ООО "Н" (письмо от 04.04.2008 N 5-2-46).

Письмом от 04.04.2008 N АГ/26356 ФАС России поручило УФАС провести проверку соблюдения Обществом вышеуказанного предписания.

В ходе рассмотрения дела N 104-10К о нарушении антимонопольного законодательства, возбужденного в отношении ОАО "В", общества с ограниченной ответственностью "Л" (далее по тексту - ООО "Л", общества с ограниченной ответственностью "В" (далее по тексту - ООО "В"), было установлено, что 23.05.2008 между ОАО "В" и открытым акционерным обществом "Нефтяная компания "Р" (далее по тексту - ОАО "НК Р") был заключен лицензионный договор N 0002208/1455Д.

УФАС России по Воронежской области, исходя из предмета и условий данного договора, оценило его как договор коммерческой концессии.

Указанное обстоятельство послужило основанием для составления протокола об административном правонарушении от 19.09.2008, на основании постановления от 30.09.2008 N 85.04-19.5 УФАС привлекло Общество к административной ответственности, предусмотренной частью 2.3 ст. 19.5 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 500000 руб.

Посчитав данное постановление незаконным, Общество оспорило его в суде.

Удовлетворяя заявленное требование, суд правомерно исходил из следующего.

Частью 2.3 ст. 19.5 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении нарушения правил недискриминационного доступа к товарам (работам, услугам) или выданного при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о совершении предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации действий, направленных на обеспечение конкуренции.

Объективной стороной указанного правонарушения является неисполнение в установленный срок законного предписания, вынесенного уполномоченным органом.

В соответствии с ч. 4 ст. 210 АПК РФ по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.

Из анализа положений ст. 1027 ГК РФ и 1489 ГК РФ следует, что договор коммерческой концессии предусматривает использование: комплекса исключительных прав - право на товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау) и др.; деловой репутации; коммерческого опыта, а лицензионный договор, в отличие от договора коммерческой концессии, предусматривает использование только товарного знака.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, предметом заключенного между Обществом и ОАО "НК "Р" договора от 23.05.2008 N 0002208/1455Д является предоставление ОАО "В" (пользователь) права использовать в его предпринимательской деятельности 4 товарных знака ОАО "НК "Р" (правообладатель).

Кроме того, судом учтено, что в силу требований ст. 431 ГК РФ должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. В данном случае действительной волей сторон было заключение именно лицензионного договора.

Указанное свидетельствует, что договор от 23.05.2008 N 002208/1455Д соответствует признакам, указанным в ст. 1235 ГК РФ, определяющей особенности лицензионного договора, и не может соответствовать ст. 1027 ГК РФ, где установлены признаки договора коммерческой концессии, так как ОАО "В" не предоставлялся комплекс исключительных прав, включающих право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).

В связи с тем, что лицензионный договор не может рассматриваться как договор коммерческой концессии, относящийся к розничной реализации нефтепродуктов в Воронежской области, то и его условия не подлежали предварительному согласованию с УФАС в соответствии с предписанием от 27.04.2007 N ЦА/6466.

При указанных обстоятельствах у антимонопольного органа отсутствовали основания для привлечения Общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 2.3 ст. 19.5 КоАП РФ.

На основании изложенного кассационная инстанция считает, что судом первой инстанции фактические обстоятельства дела установлены полно, представленным доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка, судебный акт соответствует нормам материального и процессуального права.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Решение Арбитражного суда Воронежской области от 24.12.2008 по делу N А14-14722/2008/492/10 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 17 марта 2009 г. N А14-14722/2008/492/10


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Центрального округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании