Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза 2011/24/ЕС от 9 марта 2011 г. о правах пациентов в трансграничном медицинском обслуживании

Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза
2011/24/ЕС от 9 марта 2011 г.
о правах пациентов в трансграничном медицинском обслуживании*(1)

 

Европейский парламент и Совет Европейского Союза,

Руководствуясь Договором о функционировании Европейского Союза и, в частности, Статьями 114 и 168 Договора,

На основании предложения Европейской Комиссии,

Руководствуясь Заключением Европейского комитета по социальным и экономическим вопросам*(2),

Руководствуясь Заключением Комитета регионов*(3),

Действуя в соответствии со стандартной законодательной процедурой*(4),

Принимая во внимание следующие обстоятельства:

(1) В соответствии со Статьей 168(1) Договора при разработке и реализации любых направлений политики и деятельности ЕС должен обеспечиваться высокий уровень здравоохранения. Это означает, что высокий уровень здравоохранения должен обеспечиваться и при принятии ЕС актов на основании других положений Договора.

(2) Поскольку большинство положений настоящей Директивы направлено на улучшение функционирования внутреннего рынка и свободного передвижения товаров, лиц и услуг, Статья 114 Договора является надлежащей правовой основой. Учитывая, что условия для применения Статьи 114 Договора в качестве правовой основы выполнены, законодательство ЕС должно опираться на эту правовую основу, даже если здравоохранение выступает решающим фактором при осуществлении выбора. В связи с этим, Статья 114(3) Договора явно требует, в целях достижения гармонизации, гарантированности высокого уровня здравоохранения, принимая во внимание, в частности, любые новые разработки, основанные на научных фактах.

(3) Системы здравоохранения в ЕС имеют ключевое значение для достижения высокого уровня социальной защиты в ЕС и способствуют достижению социальной сплоченности и социальной справедливости, так же как и достижению устойчивого развития. Системы здравоохранения также являются составной частью более широкой системы услуг, представляющей общий интерес.

(4) Несмотря на возможность получения пациентами трансграничного медицинского обслуживания в соответствии с положениями настоящей Директивы, Государства-члены ЕС в пределах своей территории продолжают нести ответственность за предоставление гражданам безопасного, высококачественного, эффективного и достаточного медицинского обслуживания. Более того, преобразование в национальное право положений настоящей Директивы и их применение не должно приводить к ситуациям, при которых поощряется обращение пациентов за медицинской помощью за пределами Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента.

(5) Как было признано Советом ЕС в документе, подготовленном 1 - 2 июня 2006 г., - "Общие ценности и принципы функционирования систем здравоохранения Европейского Союза"*(5) (в дальнейшем "Заключения Совета") - существует перечень руководящих принципов, общих для систем здравоохранения в ЕС. Руководящие принципы призваны обеспечить уверенность пациентов в трансграничном медицинском обслуживании, а также обеспечить достижение мобильности пациентов и высокого уровня здравоохранения. В том же документе Совет ЕС признает, что пути реализации этих ценностей и принципов на практике существенно различаются в Государствах-членах ЕС. В частности, решения относительно набора услуг в сфере здравоохранения, предоставляемых гражданам, и механизмов, используемых для финансирования и предоставления этих услуг, таких как степень, в которой уместно полагаться на рыночные механизмы, и конкурентное давление на управление системами здравоохранения, должны быть приняты с учетом конкретных национальных условий.

(6) Как неоднократно было подтверждено Судом Европейских сообществ, все разновидности медицинского обслуживания находятся в сфере действия Договора с учетом при этом их особенностей.

(7) Настоящая Директива уважает право каждого Государства-члена ЕС определять соответствующий вид медицинского обслуживания и не влияет на него. Положения настоящей Директивы не должны толковаться как способ нивелирования важнейших решений по вопросам этики, принимаемых Государствами-членами ЕС.

(8) Некоторые вопросы, связанные с трансграничным медицинским обслуживанием, в частности, возмещение расходов на медицинское обслуживание, предоставляемое Государством-членом ЕС лицу, не имеющему принадлежность к этому Государству-члену ЕС, уже являлись предметом рассмотрения Суда Европейских сообществ. Настоящая Директива направлена на достижение более широкого, но одновременно и эффективного применения принципов, разработанных Судом Европейских сообществ при рассмотрении конкретных дел.

(9) В своих Заключениях Совет ЕС признал исключительную роль инициатив по вопросам трансграничного медицинского обслуживания, обеспечивающих понимание гражданами ЕС своих прав в этой сфере при их перемещении из одного Государства-члена ЕС в другое в целях обеспечения правовой определенности.

(10) Целью настоящей Директивы является установление правил в целях облегчения доступа к безопасному и высококачественному трансграничному медицинскому обслуживанию в рамках ЕС, обеспечение мобильности пациентов в соответствии с принципами, установленными Судом Европейских сообществ, и поощрение сотрудничества Государств-членов ЕС в области здравоохранения при полном сохранении их ответственности по установлению социальных льгот в сфере здравоохранения, а также по организации и осуществлению медицинского обслуживания и по предоставлению социальных льгот, в частности, по случаю болезни.

(11) Положения настоящей Директивы должны применяться к отдельным пациентам, решившим обратиться за медицинской помощью в Государстве-члене ЕС, не являющемся Государством-членом ЕС их принадлежности. Как подтвердил Суд Европейских сообществ, на медицинское обслуживание распространяется базовый принцип свободы предоставления услуг, независимо от возможных особенностей самого медицинского обслуживания, а также способов его организации и финансирования. Тем не менее Государство-член ЕС, которое является государством принадлежности пациента, может принять решение об ограничении возмещения затрат на трансграничное медицинское обслуживание по причинам, связанным с качеством и безопасностью предоставленного медицинского обслуживания, если это оправдано преобладающим общественным интересом в сфере здравоохранения. Государство-член ЕС, которое является государством принадлежности пациента, может также принять дополнительные меры по иным основаниям, если они оправданы преобладающим общественным интересом. Фактически Суд Европейских сообществ постановил, что здравоохранение является одной из главных причин, представляющих общественный интерес, которые способны оправдать ограничения на свободу передвижения, закрепленные в международных договорах.

(12) Концепция "преобладающего общественного интереса", которая упоминается в некоторых положениях настоящей Директивы, была разработана Судом Европейских сообществ в своей практике, а также отражена в Статьях 49 и 56 Договора и продолжает развиваться. Суд Европейских сообществ неоднократно указывал, что преобладающий общественный интерес может являться основанием для ограничения свободы предоставления услуг. В качестве таких ограничений могут выступать разработка специальных требований в целях обеспечения достаточного и постоянного доступа к ряду качественных медицинских услуг в Государстве-члене ЕС или в целях осуществления контроля расходов, а также предотвращения, насколько это возможно, финансовых, технических затрат и человеческих ресурсов. Суд Европейских сообществ также признал, что цели обеспечения всеобщего доступа к медицинскому и стационарному обслуживанию также могут подпадать под одно из исключений, предусмотренных в Статье 52 Договора постольку, поскольку они способствуют обеспечению высокого уровня здравоохранения. Суд Европейских сообществ также считает, что такие положения Договора позволяют Государствам-членам ЕС ограничивать свободу медицинского и стационарного обслуживания, если поддержание такого уровня медицинского обслуживания или такого уровня компетентности в сфере оказания медицинских услуг на территории конкретного Государства-члена ЕС играет определяющую роль для здравоохранения.

(13) Нет никаких сомнений, что обязательство по возмещению расходов на трансграничное медицинское обслуживание должно быть ограничено тем медицинским обслуживанием, на которое застрахованное лицо имеет право в соответствии с национальным законодательством Государства-члена ЕС, которое является государством его принадлежности.

(14) Положения настоящей Директивы не должны применяться к услугам, основной целью которых является поддержка лиц, нуждающихся в помощи при выполнении текущих повседневных дел. В частности, настоящая Директива не должна применяться к услугам по осуществлению длительного медицинского ухода, которые могут считаться необходимыми для того, чтобы лицо, нуждающееся в уходе, могло жить, насколько это возможно, полной и независимой жизнью. Настоящая Директива не должна применяться к услугам по осуществлению длительного медицинского ухода, если они осуществляются на дому, в интернатах для проживания престарелых людей с особыми потребностями или в домах для инвалидов (дома инвалидов с медицинским обслуживанием).

(15) В сферу действия настоящей Директивы не входит, в силу своей специфики, изъятие и предоставление органов для трансплантации.

(16) В целях возмещения расходов на трансграничное медицинское обслуживание действие настоящей Директивы должно распространяться не только на те случаи, когда пациент получает медицинское обслуживание в Государстве-члене ЕС, не являющемся Государством-членом ЕС его принадлежности, но и на случаи предоставления пациентам рецептов и разрешений на медицинскую продукцию, а также обеспечения медицинской продукцией и медицинскими аппаратами, когда они предоставляются в рамках оказания медицинских услуг. Понятие трансграничного медицинского обслуживания должно охватывать приобретение пациентом такой медицинской продукции и медицинских аппаратов как в Государстве-члене ЕС, где был выдан рецепт, так и в Государстве-члене ЕС, не являющемся Государством-членом ЕС его принадлежности.

(17) Положения настоящей Директивы не должны влиять на правила продажи медицинской продукции и медицинских аппаратов через сеть Интернет, действующие в Государствах-членах ЕС.

(18) Положения настоящей Директивы не должны предоставлять какому-либо лицу право на въезд, пребывание или проживание в Государстве-члене ЕС в целях получения медицинского обслуживания в этом Государстве-члене ЕС. В случае если порядок пребывания лица на территории Государства-члена ЕС не соответствует национальному законодательству в отношении права на въезд или пребывание на национальной территории этого Государства-члена ЕС, то такое лицо не может подпадать под понятие застрахованного лица, содержащееся в настоящей Директиве. Государства-члены ЕС должны и впредь иметь возможность в своем национальном законодательстве устанавливать критерии для определения понятия застрахованного лица в рамках национальной системы здравоохранения и законодательства о социальном обеспечении при условии соблюдения при этом защищаемых настоящей Директивой прав пациентов.

(19) В случае если пациенту предоставляется трансграничное медицинское обслуживание, ему предварительно должна быть предоставлена информация о применяемых при этом правилах. Такие правила должны быть определены в национальном законодательстве Государства-члена ЕС, на территории которого предоставляется трансграничное медицинское обслуживание, учитывая, что в соответствии со Статьей 168(7) Договора ответственность за организацию и предоставление медицинских услуг несут Государства-члены ЕС. Это должно помочь пациентам сделать осознанный выбор и избежать ошибок и недоразумений. Кроме того, это должно способствовать становлению высокого уровня доверия между пациентами и медицинскими организациями.

(20) Для того чтобы помочь пациентам сделать осознанный выбор для получения медицинского обслуживания на территории другого Государства-члена ЕС, Государства-члены ЕС, на территории которых такое медицинское обслуживание предоставляется, должны обеспечить предоставление пациентам по их запросу всей необходимой информации о стандартах безопасности и качества, действующих на данной территории, а также о том, какие медицинские организации используют эти стандарты. Кроме того, сами медицинские организации должны также по запросу пациентов предоставлять необходимую информацию об отдельных аспектах медицинского обслуживания, предоставляемого ими, а также о вариантах лечения. В случае если медицинские организации уже предоставляют всю необходимую информацию об отдельных аспектах медицинского обслуживания пациентам, имеющим принадлежность к Государству-члену ЕС, на территории которого оказывается медицинское обслуживание, настоящая Директива не должна требовать предоставления более подробной информации пациентам из других Государств-членов ЕС. Кроме того, ничто не препятствует Государству-члену ЕС, на территории которого оказывается медицинское обслуживание, требовать от иных участников сферы медицинских услуг, таких как страховые компании или государственные органы, предоставления информации об отдельных аспектах предоставляемого медицинского обслуживания, если это будет более целесообразно с точки зрения организации системы здравоохранения этого Государства-члена ЕС.

(21) В своих Заключениях Совет ЕС признал существование ряда общих ценностей и принципов, действие которых распространяется на ЕС в целом. Эти ценности и принципы касаются вопросов соотношения систем здравоохранения и потребностей общества и отдельных пациентов. Принцип универсальности, доступа к качественному медицинскому обслуживанию, справедливости и солидарности являются принципами общего характера и широко применяются в работе различных Институтов ЕС. Государства-члены ЕС должны также обеспечить соблюдение этих принципов в отношении пациентов и граждан других Государств-членов ЕС, а также обеспечить справедливое обращение со всеми пациентами в соответствии с их потребностями в области здравоохранения, а не в соответствии с правилами, действующими в Государстве-члене ЕС, которое является государством принадлежности пациента. С этой целью Государства-члены ЕС должны также уважать принцип свободы передвижения лиц в пределах внутреннего рынка, принцип недискриминации, inter alia, в соответствии с принципом гражданства, а также обоснованности и пропорциональности любых ограничений на свободу передвижения. Однако никакие положения настоящей Директивы не должны обязывать медицинские организации принимать на плановое лечение пациентов из других Государств-членов ЕС или отдавать им предпочтение в ущерб другим пациентам, что может привести, к примеру, к увеличению времени ожидания лечения для других пациентов. Увеличение числа пациентов может привести к ситуации, при которой превышаются существующие возможности Государства-члена ЕС по лечению. В таких исключительных случаях у Государств-членов ЕС должны сохраняться возможности для разрешения таких ситуаций исходя из целей здравоохранения в соответствии со Статьями 52 и 62 Договора. При этом данные ограничения должны действовать без ущерба обязательствам Государств-членов ЕС в соответствии с Регламентом (ЕС) 883/2004 Европейского парламента и Совета ЕС от 29 апреля 2004 г. о координации систем социальной защиты*(6).

(22) Должны быть предприняты систематические и последовательные меры для обеспечения улучшения стандартов качества и безопасности в соответствии с Заключениями Совета ЕС с учетом мировых достижений в области медицинской науки и общепризнанных достижений медицинской практики, а также с учетом новейших медицинских технологий.

(23) Большое значение имеет обеспечение ясности общих обязательств относительно действия механизмов возмещения ущерба, причиненного медицинским обслуживанием, в целях предотвращения ситуаций отсутствия доверия к таким механизмам, которые препятствуют реализации трансграничного медицинского обслуживания. Реализация механизмов возмещения ущерба, причиненного медицинским обслуживанием на территории Государства-члена ЕС, должна происходить без ущерба возможностям Государств-членов ЕС принимать в пределах своей национальной территории пациентов, когда для них это является более подходящим вариантом.

(24) Государства-члены ЕС должны обеспечить наличие механизмов защиты пациентов и возможностей использования средств правовой защиты в случае причинения им ущерба. Такие механизмы должны соответствовать характеру и степени риска причинения ущерба. Однако Государства-члены ЕС должны иметь возможность определять содержание и порядок функционирования таких механизмов.

(25) Право на защиту персональных данных является фундаментальным правом, гарантированным в Статье 8 Хартии Европейского Союза об основных правах. Обеспечение непрерывности трансграничного медицинского обслуживания зависит от передачи персональных данных, содержащих информацию о здоровье пациента. Одновременно должна существовать возможность для передачи таких персональных данных из одного Государства-члена ЕС в другое, и должно обеспечиваться соблюдение основных прав человека. Директива 95/46/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 24 октября 1995 г. о защите физических лиц в отношении обработки персональных данных и свободного обращения таких данных*(7) устанавливает право физических лиц на доступ к персональным данным о своем здоровье, таких как данные, содержащиеся в их медицинских записях, включающие такую информацию, как диагноз, результаты обследований, заключения врачей, информацию о ходе лечения или операциях. Указанные положения должны также применяться в отношении трансграничного медицинского обслуживания в рамках настоящей Директивы.

(26) Право на возмещение расходов на медицинское обслуживание, предоставляемое на территории другого Государства-члена ЕС на основании законодательства о системе социальной защиты пациентов как застрахованных лиц, было признано Судом Европейских сообществ в нескольких решениях. Суд Европейских сообществ постановил, что положения Договора относительно свободы предоставления услуг распространяются и на получателей медицинского обслуживания на территории другого Государства-члена ЕС, в том числе на лиц, нуждающихся в получении медицинской помощи именно на территории другого Государства-члена ЕС. Аналогичные положения должны применяться и к пациентам, получающим медицинское обслуживание на территории другого Государства-члена ЕС при помощи других средств, например, посредством электронных медицинских услуг.

(27) В соответствии с принципами, установленными Судом Европейских сообществ, и без угрозы финансовой устойчивости систем здравоохранения и социальной защиты Государств-членов ЕС должна быть обеспечена большая правовая определенность по вопросам возмещения расходов на медицинское обслуживание для пациентов и работников здравоохранения, медицинских организаций и органов социальной защиты.

(28) Настоящая Директива действует без ущерба правам застрахованных лиц на возмещение расходов на медицинское обслуживание, являющееся необходимым по медицинским показаниям во время временного пребывания на территории другого Государства-члена ЕС в соответствии с Регламентом (ЕС) 883/2004. Кроме того, настоящая Директива также не должна затрагивать прав застрахованных лиц на получение разрешения на медицинское обслуживание на территории другого Государства-члена ЕС, где выполняются условия, закрепленные в Регламентах ЕС о координации систем социальной защиты, в частности, в Регламенте (ЕС) 883/2004 и Регламенте (ЕЭС) 1408/71 Совета ЕС от 14 июня 1971 г. о применении схем социального обеспечения к наемным работникам, самозанятых лицам и членам их семей при их передвижении в Сообществе*(8), применимых в соответствии с Регламентом (ЕС) 1231/2010 Европейского парламента и Совета ЕС от 24 ноября 2010 г., дополняющим Регламент (ЕС) 883/2004, и в соответствии с Регламентом (ЕС) 987/2009 в отношении граждан третьих стран, на которых пока не распространяются нормы указанных Регламентов только ввиду их гражданства*(9), и Регламентом (ЕС) 859/2003 Совета ЕС от 14 мая 2003 г., дополняющим Регламент (ЕЭС) 1408/71 и Регламент (ЕЭС) 574/72 в отношении граждан третьих стран, на которых пока не распространяются нормы указанных Регламентов только ввиду их гражданства*(10).

(29) Необходимо также, чтобы пациенты, нуждающиеся в медицинском обслуживании на территории другого Государства-члена ЕС, по обстоятельствам, не предусмотренным в Регламенте (ЕС) 883/2004, имели возможность пользоваться действием принципа свободы перемещения пациентов, товаров и услуг в соответствии с Договора и с положениями настоящей Директивы. Пациентам должны быть предоставлены гарантии возмещения расходов на такое медицинское обслуживание, по крайней мере, на том же уровне, на котором производилось бы возмещение, если бы медицинское обслуживание было предоставлено на территории Государства-члена ЕС принадлежности пациента. При реализации вышеуказанных положений должно в полной мере сохраняться уважение к обязанностям Государств-членов ЕС по определению размера пособий по болезни для своих граждан. Кроме того, нельзя допустить какого-либо значительного влияния реализации вышеуказанных положений на финансирование национальных систем здравоохранения.

(30) Независимо от того, применяются ли положения настоящей Директивы или Регламента ЕС по вопросам координации систем социальной защиты, для пациентов эти два нормативных акта должны быть равнозначны. 

(31) При наличии соответствующих условий пациенты не должны ограничиваться в предоставлении более выгодных для них возможностей, гарантированных Регламентами ЕС по вопросам координации систем социальной защиты. Таким образом, любой пациент, запрашивающий разрешение на получение соответствующего медицинского обслуживания на основании определенных условий на территории другого Государства-члена ЕС, должен получать такое разрешение в соответствии с условиями Регламентов ЕС, когда соответствующее медицинское обслуживание является одним из преимуществ, предусмотренных законодательством Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента, и когда такое медицинское обслуживание не может быть предоставлено в силу временных ограничений по медицинским показаниям, учитывая текущее состояние здоровья человека и его возможные последствия. Однако если пациент целенаправленно желает получать медицинское обслуживание в соответствии с положениями настоящей Директивы, преимущества, которые могут быть ему предоставлены, должны быть ограничены только теми, которые применяются в соответствии с положениями настоящей Директивы. В случае если пациент имеет право на трансграничное медицинское обслуживание одновременно на основании положений настоящей Директивы и Регламента (ЕС) 883/2004 и применение Регламента является более благоприятным для пациента, Государство-член ЕС, которое является государством его принадлежности, должно указать пациенту на это обстоятельство.

(32) Пациенты в любом случае не должны получать какую-либо финансовую выгоду от медицинского обслуживания в другом Государстве-члене ЕС, поэтому возмещение расходов должно быть ограничено фактическими расходами на медицинское обслуживание, полученное пациентом.

(33) Положения настоящей Директивы не направлены на возникновение права на возмещение расходов на медицинское обслуживание, предоставленное на территории другого Государства-члена ЕС, если такое медицинское обслуживание не относится к преимуществам, предусмотренным законодательством Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента. Кроме того, положения настоящей Директивы не должны препятствовать Государствам-членам ЕС расширять схемы по предоставлению льгот в натуральном выражении на медицинское обслуживание, предоставляемое на территории другого Государства-члена ЕС. Положения настоящей Директивы должны применяться с учетом того, что Государства-члены ЕС свободны в вопросах организации систем здравоохранения и социального обеспечения с предоставлением медицинского обслуживания на региональном или местном уровне.

(34) Государства-члены ЕС, которые являются государствами принадлежности пациентов, обеспечивают наличие у пациентов права на получение на территории другого Государства-члена ЕС по крайней мере тех же преимуществ, которые предусмотрены законодательством Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента. Если в перечне таких льгот прямо не содержится какой-либо из методов медицинского обслуживания, однако содержатся его виды, Государство-член ЕС, которое является государством принадлежности пациента, не может отказать в выдаче первоначального разрешения на получение медицинского обслуживания либо в компенсации на том основании, что такой метод медицинского обслуживания не применяется на территории этого Государства-члена ЕС, и такое медицинское обслуживание должно быть предоставлено, если оно запрашивается в рамках трансграничного медицинского обслуживания или в соответствии с национальным законодательством в рамках действующей в нем системы льгот. Тот факт, что обязательства Государств-членов ЕС по возмещению расходов на трансграничное медицинское обслуживание в рамках настоящей Директивы ограничиваются только медицинским обслуживанием, относящимся к преимуществам, на которые имеет право пациент на территории Государства-члена ЕС его принадлежности, не препятствует Государствам-членам ЕС производить возмещение затрат на трансграничное медицинское обслуживание вне этих ограничений. Государства-члены ЕС вправе, к примеру, производить возмещение дополнительных расходов, таких как расходы на проживание и транспортные расходы, либо дополнительных расходов, понесенных лицами с ограниченными возможностями, даже если эти расходы не подлежат возмещению на территории Государства-члена ЕС, которое является государством их принадлежности.

(35) Положения настоящей Директивы не должны рассматриваться как предоставляющие Государствам-членам ЕС возможность ни по передаче полномочий в области социального обеспечения между ними, ни возможности любой другой координации систем социальной защиты. Единственной целью положений, касающихся получения предварительного разрешения и возмещения затрат на медицинское обслуживание, полученное на территории другого Государства-члена ЕС должно являться обеспечение свободы предоставления медицинского обслуживания для пациентов и устранение неоправданных ограничений для реализации этого фундаментального права. Положения настоящей Директивы должны в полной мере уважать различия, существующие между национальными системами здравоохранения, и уважать обязанности Государств-членов ЕС по организации и предоставлению медицинского обслуживания и медицинской помощи.

(36) Положения настоящей Директивы должны предусматривать право пациента на получение какой-либо медицинской продукции, разрешенной для реализации на территории Государства-члена ЕС, на территории которого предоставляется медицинское обслуживание, даже если его реализация на территории Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента, запрещена, поскольку эти положения являются необходимыми для получения эффективного медицинского обслуживания на территории другого Государства-члена ЕС. Никакие положения не могут рассматриваться как обязывающие Государства-члены ЕС, которые являются государствами принадлежности пациентов, производить возмещение стоимости медицинской продукции застрахованным лицам по рецептам, выдаваемым на территории Государства-члена ЕС, где предоставляется медицинское обслуживание, если указанная медицинская продукция не относятся к специальному перечню подлежащей возмещению продукции, действующему на территории Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента.

(37) Для обеспечения возможности предоставления медицинского обслуживания и возмещения расходов на него Государства-члены ЕС могут сохранять общие условия, критерии и нормативные и административные формальности; к таковым, например, относятся: требование о проведении консультации врача общей практики до консультации специалиста или до получения стационарной помощи, что также относится и к пациентам, нуждающимся в получении медицинской помощи на территории другого Государства-члена ЕС, если эти условия и требования являются необходимыми, соразмерными со своей целью, непроизвольными и недискриминационными. К таким общим условиям, критериям и нормативным и административным формальностям могут относиться проверки медицинских работников или медицинских учреждений, оказывающих услуги в рамках существующей системы социальной защиты и национальной системы здравоохранения Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента, таких как терапевтов или врачей, оказывающих первую медицинскую помощь, за которыми закреплен пациент, если это необходимо для установления наличия у пациента права на получение медицинского обслуживания. Поэтому целесообразно, чтобы общие условия, критерии и формальности применялись объективным, прозрачным и недискриминационным образом, были известны заранее, основывались в первую очередь на медицинских данных, не вызывали дополнительных трудностей для пациентов, желающих получить медицинское обслуживание на территории другого Государства-члена ЕС, а соответствующие решения принимались как можно быстрее. Указанные положения должны действовать без ущерба праву Государств-членов ЕС устанавливать критерии и условия для получения предварительного разрешения для пациентов, обращающихся за медицинским обслуживанием на территории Государства-члена ЕС, которое является государством их принадлежности.

(38) Учитывая прецедентные решения Суда Европейских сообществ, принятие Государством-членом ЕС в соответствии с законодательными нормами, касающимися системы социальной защиты и национальной системы здравоохранения, на себя расходов на медицинское обслуживание, предоставленное на территории другого Государства-члена ЕС, где действует система предварительного разрешения, является ограничением свободы перемещения услуг. Поэтому по общему правилу Государство-член ЕС, которое является государством принадлежности пациента, вправе не производить возмещение расходов на медицинское обслуживание, предоставленное на территории другого Государства-члена ЕС, где действует система предварительного разрешения, если возмещение расходов на такое медицинское обслуживание, если оно было предоставлено на его территории, производится в соответствии с национальными нормами системы социальной защиты или национальной системы здравоохранения.

(39) Потоки пациентов между Государствами-членами ЕС ограничены и, как ожидается, таковыми останутся, поскольку большинство пациентов в ЕС получают медицинское обслуживание на территории своего государства. Однако при определенных обстоятельствах пациентам может потребоваться медицинское обслуживание на территории другого Государства-члена ЕС. Примерами таких обстоятельств могут являться ситуации, когда существует необходимость в получении узкоспециализированной медицинской помощи и медицинской помощи, оказываемой в приграничных районах. Кроме того, некоторые пациенты предпочитают получать медицинское обслуживание за границей, чтобы быть рядом с членами своей семьи, проживающими на территории другого Государства-члена ЕС, или чтобы получить возможность использования иных методов лечения, чем те, что применяются на территории Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента, либо потому, что считают, что могут получить более качественное медицинское обслуживание на территории другого Государства-члена ЕС.

(40) В соответствии с прецедентными решениями Суда Европейских сообществ Государства-члены ЕС могут в рамках национальной системы здравоохранения произвести возмещение расходов на медицинское обслуживание, предоставленное на территории другого Государства-члена ЕС, выдавшего предварительное разрешение на медицинское обслуживание. Суд Европейских сообществ постановил, что это требование является одновременно необходимым и разумным, поскольку число больниц, их географическое расположение, их организация и техническое оснащение и даже объем медицинских услуг, которые они могут оказать, являются объектами планирования и, как правило, предназначены для удовлетворения разного рода потребностей. Суд Европейских сообществ заявил, что такое планирование должно обеспечить достаточный и постоянный доступ к оптимальному высококачественному стационарному лечению в Государстве-члене ЕС. Они также помогают осуществлять контроль расходов и, насколько это возможно, избежать нерационального использования финансовых, технических и человеческих ресурсов. По мнению Суда Европейских сообществ, подобное нерациональное использование ресурсов приводит к еще большему ущербу, поскольку общепризнано, что стационарная медицинская помощь требует значительных затрат и должна удовлетворять растущие потребности, в то время как финансовые ресурсы, направляемые на здравоохранение, независимо от вида финансирования, не безграничны.

(41) Те же соображения применимы и к нестационарному медицинскому обслуживанию, в том числе применимы схожие основания для планирования. Речь может идти о медицинском обслуживании, нуждающемся в планировании, поскольку такое медицинское обслуживание требует использования специалистов узкого профиля и значительных расходов на медицинскую инфраструктуру и медицинское оборудование. Учитывая технологические достижения по разработке новых методов лечения и отличия в политике Государств-членов ЕС в отношении роли медицинских учреждений в своей системе здравоохранения, вопрос о том, относится ли медицинское обслуживание к стационарному или нет, не имеет решающего значения при принятии решения о необходимости планирования.

(42) Учитывая, что Государства-члены ЕС несут ответственность за установление правил, касающихся регулирования, требований, стандартов качества и безопасности, организации и осуществления медицинского обслуживания, а также учитывая, что потребности планирования различны в Государствах-членах ЕС, Государства-члены ЕС должны иметь возможность решать, существует ли необходимость введения системы предварительного разрешения, и, если такая необходимость существует, определять виды медицинского обслуживания, требующие введения такой системы, в соответствии с критериями, установленными настоящей Директивой, и в соответствии с прецедентными решениями Суда Европейских сообществ. Информация о таких видах медицинского обслуживания должна быть заранее объявлена.

(43) Критерии для введения системы предварительного разрешения должны быть оправданы соображениями общественного интереса и способны оправдать ограничения свободного перемещения услуг по медицинскому обслуживанию, такие как разработка требований, направленных на обеспечение достаточного и постоянного доступа к оптимальному высококачественному медицинскому обслуживанию в Государстве-члене ЕС, или связанных с необходимостью контроля расходов и, насколько это возможно, предотвращения нерационального использования финансовых, технических и человеческих ресурсов. Суд Европейских сообществ указал несколько возможных причин: риск серьезного нарушения финансового равновесия системы социальной защиты, цель сохранения, по соображениям здравоохранения, всеобщей доступности медицинского и стационарного обслуживания, а также цель поддержания возможностей лечения или медицинской компетентности на национальной территории, которые имеют большое значение для здоровья и даже выживания населения. Кроме того, важно принимать во внимание общий принцип обеспечения безопасности пациентов в области, которая характеризуется неполнотой информации при использовании системы предварительного разрешения. И наоборот, отказ от системы предварительного разрешения не может быть оправдан тем, что на национальной территории существуют списки пациентов, ожидающих лечения, поскольку указанные обстоятельства направлены на обеспечение возможности планирования предоставления стационарной помощи и предоставление ее на основе заранее определенных общих клинических приоритетов без учета объективной медицинской оценки.

(44) В соответствии с нормами прецедентных решений Суда Европейских сообществ критерии предоставления или отказа в предоставления предварительного разрешения должны быть ограничены тем, что является необходимым и соразмерным с учетом преобладающего общественного интереса. Следует отметить, что влияние мобильности пациентов на национальные системы здравоохранения может отличаться в Государствах-членах ЕС или регионах в пределах Государства-члена ЕС, в зависимости от таких факторов как, географическое расположение, языковые барьеры, расположение медицинских учреждений в приграничных районах или численность населения и объем выделяемых на здравоохранение средств. Таким образом, Государства-члены ЕС несут ответственность за установление таких критериев для отказа в предоставлении предварительного разрешения, которые являются необходимыми и соразмерными в каждом конкретном случае, учитывая также то, на какие формы медицинского обслуживания распространяется система предварительного разрешения, поскольку некоторые методы лечения, имеющие крайне специфический характер, будут затронуты не столь значительно даже при уменьшении потока пациентов. Поэтому Государства-члены ЕС должны иметь возможность устанавливать различные критерии для организации медицинского обслуживания для различных регионов или других соответствующих административных единиц, и, безусловно, для различных видов лечения при условии, что сохраняется прозрачность и свободный доступ к системе здравоохранения, а критерии были предварительно объявлены.

(45) Когда пациент имеет право на получение медицинской помощи и она не может быть предоставлена в ограниченный по медицинским показаниям срок, на Государство-член ЕС, которое является государством принадлежности этого пациента, возлагается принципиальная обязанность предоставить предварительное разрешение. Однако при определенных обстоятельствах трансграничное медицинское обслуживание может подвергнуть пациента или население такому риску, который перевешивает заинтересованность пациента в получении трансграничного медицинского обслуживания. В таких случаях Государство-член ЕС, которое является государством принадлежности пациента, должно иметь возможность отказать в предоставлении предварительного разрешения и указать пациенту на альтернативные решения.

(46) В любом случае, если Государство-член ЕС принимает решение ввести систему предварительного разрешения в целях покрытия расходов на медицинские или специализированные услуги, предоставляемые на территории другого Государства-члена ЕС в соответствии с положениями настоящей Директивы, эти расходы должны быть возмещены Государством-членом ЕС, которое является государством принадлежности пациента, в пределах тех сумм, которые были бы возмещены, если бы такое же медицинское обслуживание предоставлялось на территории Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента, без превышения сумм, фактически затраченных на лечение. Однако если выполнены условия, изложенные в Регламенте (ЕЭС) 1408/71 или в Регламенте (ЕС) 883/2004, должно быть дано разрешение, и льготы должны быть предоставлены в соответствии с Регламентом (ЕС) 883/2004, если иной просьбы не поступало от пациента. Это должно касаться, в частности, тех случаев, когда разрешение выдается после административного или судебного рассмотрения запроса и лицо получило медицинское обслуживание на территории другого Государства-члена ЕС. В этом случае не должны применяться Статьи 7 и 8 настоящей Директивы. Это также согласуется с прецедентными решениями Суда Европейских сообществ, который указал, что пациенты, которым было отказано в выдаче предварительного разрешения по причинам, впоследствии признанным необоснованными, имеют право на возмещение затрат на медицинское обслуживание, предоставленное на территории другого Государства-члена ЕС, в полном объеме в соответствии с законодательством Государства-члена ЕС, на территории которого было предоставлено медицинское обслуживание.

(47) Установленные Государствами-членами ЕС процедуры в отношении трансграничного медицинского обслуживания должны предоставить пациентам гарантии объективности, недискриминации и прозрачности таким образом, чтобы гарантировать принятие национальными государственными органами своевременных и полностью соответствующих общим принципам и каждому конкретному случаю решений. Указанное должно также применяться к реальному возмещению расходов на медицинское обслуживание, предоставленное на территории другого Государства-члена ЕС. Важно также, что при нормальных условиях пациенты имеют право на принятие решения в отношении трансграничного медицинского обслуживания в течение разумного периода времени. Однако этот период должен быть сокращен, если такая необходимость вызвана особенностями лечения.

(48) Для обеспечения возможности реализации пациентами их прав в сфере трансграничного медицинского обслуживания необходимо наличие соответствующей информации по всем существенным аспектам трансграничного медицинского обслуживания. В отношении трансграничного медицинского обслуживания одним из механизмов для предоставления такой информации является создание национальных контактных центров в каждом Государстве-члене ЕС. Должно быть установлено, какая информация должна быть предоставлена пациентам. Национальные контактные центры могут предоставить более подробную информацию на добровольной основе и при поддержке Европейской Комиссии. Национальными контактными центрами информация должна быть предоставлена пациентам на любом из официальных языков Государства-члена ЕС, на территории которого находится данный контактный центр. Информация может быть предоставлена и на других языках.

(49) Форма создания и количество национальных контактных центров определяется Государствами-членами ЕС самостоятельно. Такие национальные контактные центры могут быть также созданы в рамках существующих центров обработки данных или на базе таких центров, если четко определено, что это одновременно национальные контактные центры по трансграничному медицинскому обслуживанию. Национальные контактные центры должны быть созданы эффективным и прозрачным образом и должны иметь возможность вести диалог с пациентами, учреждениями здравоохранения и медицинскими организациями. Национальные контактные центры должны располагать соответствующими возможностями для предоставления информации по ключевым аспектам трансграничного медицинского обслуживания. Европейская Комиссия должна действовать совместно с Государствами-членами ЕС для содействия сотрудничеству в области функционирования национальных контактных центров по трансграничному медицинскому обслуживанию, в том числе путем распространения необходимой информации на уровне ЕС. Существование национальных контактных центров не должно препятствовать Государствам-членам ЕС созданию иных подобных контактных центров на региональном или местном уровне, соответствующих способу организации их системы здравоохранения.

(50) Государства-члены ЕС должны содействовать сотрудничеству между медицинскими организациями, пользователями медицинских услуг и регулирующими органами разных Государств-членов ЕС на национальном, региональном или местном уровнях в целях обеспечения безопасности, высокого качества и эффективности трансграничного медицинского обслуживания. Такое сотрудничество может быть особенно важно для приграничных районов, где предоставление трансграничных услуг может быть наиболее эффективным способом организации медицинских услуг для местного населения, однако для достижения устойчивого предоставления трансграничного медицинского обслуживания требуется сотрудничество между системами здравоохранения Государств-членов ЕС. Сотрудничество может включать совместное планирование, взаимное признание и адаптацию процедур и стандартов, взаимодействие национальных систем информационных и коммуникационных технологий (далее "ИКТ"), практические механизмы для обеспечения непрерывности медицинской помощи или практическую поддержку предоставления трансграничного медицинского обслуживания специалистами в области медицины на постоянной или временной основе. В соответствии с Директивой 2005/36/EC Европейского парламента и Совета ЕС от 7 сентября 2005 г. о признании профессиональной квалификации*(11) свобода предоставления услуг на постоянной или временной основе на территории другого Государства-члена ЕС, в том числе услуг, предоставляемых специалистами в области медицины, не может быть ограничена по какой-либо причине, связанной с профессиональной квалификацией, с учетом специальных норм права ЕС. Настоящая Директива должна применяться без ущерба действию положений Директивы 2005/36/ЕС.

(51) Европейская Комиссия должна поощрять сотрудничество между Государствами-членами ЕС в сферах, указанных в Главе IV настоящей Директивы и может в соответствии со Статьей 168 (2) Договора предпринимать, в тесном взаимодействии с Государствами-членами ЕС, инициативы в целях содействия такому сотрудничеству. В этом контексте Европейская Комиссия должна содействовать сотрудничеству в области трансграничного медицинского обслуживания на региональном и местном уровнях, в частности, определяя основные проблемы при сотрудничестве между медицинскими организациями приграничных регионов, давая рекомендации и распространяя информацию и передовой опыт по решению этих проблем.

(52) Государство-член ЕС, которое является государством принадлежности пациента, может потребовать подтверждение того, что трансграничное медицинское обслуживание будет предоставляться или уже было предоставлено квалифицированным специалистом, действующим на законных основаниях. Поэтому необходимо обеспечить доступность по запросу информации о наличии у лица права на ведение медицинской практики, содержащейся в национальных или местных реестрах специалистов в области медицины, если они ведутся в Государстве-члене ЕС, на территории которого предоставляется медицинское обслуживание, государственным органам Государства-члена ЕС, которое является государством принадлежности пациента.

(53) Если медицинская продукция разрешена на территории Государства-члена ЕС и была специально назначена в этом Государстве-члене ЕС для конкретного пациента членом регулируемой медицинской организации в рамках Директивы 2005/36/EC, должно быть в принципе возможно признание таких медицинских рецептов и продажа такой медицинской продукции на территории другого Государства-члена ЕС, где эта медицинская продукция разрешена. Устранение регламентарных и административных барьеров для осуществления такого признания не должно влиять на необходимость соответствующего одобрения со стороны врача или фармацевта в каждом конкретном случае, если это необходимо для защиты здоровья человека и соразмерно этой цели. Признание медицинского рецепта, выданного на территории другого Государства-члена ЕС, не должно влиять на какие-либо профессиональные или этические обязательства, которые вынуждали бы фармацевтов отказаться от следования ранее выданному рецепту. Такое признание медицинских рецептов также не должно влиять на решения Государств-членов ЕС, которые являются государствами принадлежности пациентов, относительно включения такой медицинской продукции в перечень льгот в рамках системы социальной защиты. Следует отметить, что правила о взаимном признании медицинских рецептов не влияют на возмещение расходов на медицинскую продукцию, однако применяются общие нормы относительно возмещения расходов на трансграничное медицинское обслуживание в соответствии с Главой III настоящей Директивы. Имплементация принципа признания должна быть упрощена путем принятия специальных мер, необходимых для обеспечения безопасности пациентов и предотвращения возможных злоупотреблений или ошибок в отношении медицинской продукции. Такие меры должны включать принятие открытого перечня тех моментов, которые должны быть отражены в медицинских рецептах. Ничто не должно препятствовать Государствам-членам ЕС включать дополнительную информацию в медицинские рецепты, поскольку это не исключает признания медицинских рецептов, выданных на территории других Государств-членов ЕС, которые содержат все общие элементы. Признание медицинского рецепта может также применяться в отношении медицинских аппаратов, которые разрешены к реализации на территории Государства-члена ЕС, где медицинские аппараты будут предоставлены.

(54) Европейская Комиссия должна способствовать дальнейшему развитию Европейских электронных справочных сетей, содержащих информацию о медицинских организациях и экспертных центрах в Государствах-членах ЕС. Европейские электронные справочные сети могут способствовать улучшению доступа к диагностированию и предоставлению качественного медицинского обслуживания всем пациентам, чье состояние требует определенного объема ресурсов и опыта. Европейские электронные справочные сети также могут выступать в качестве центров медицинского образования и исследований, могут способствовать распространению информации, проведению экспертиз, особенно в отношении редких заболеваний. Таким образом, положения настоящей Директивы поощряют действия Государств-членов ЕС по укреплению дальнейшего развития Европейских электронных справочных сетей. Таковые создаются на основе добровольного участия своих членов, однако Европейская Комиссия должна разработать критерии и условия, которым эти сети должны удовлетворять, для того, чтобы получить поддержку со стороны Европейской Комиссии.

(55) В соответствии с Регламентом (ЕС) 141/2000 Европейского парламента и Совета ЕС от 16 декабря 1999 г. об орфанной медицинской продукции*(12), редкими заболеваниями являются те, частота заболеваемости которых не превышает пяти случаев на 10 000 человек, при этом все они являются тяжелыми, хроническими и часто опасными для жизни. Некоторые пациенты, страдающие редкими заболеваниями, сталкиваются с трудностями в получении диагностики и лечения, способного улучшить качество их жизни и увеличить ее продолжительность - трудности, на которые указывалось в Рекомендации Совета ЕС от 8 июня 2009 г. о решениях относительно редких заболеваний*(13).

(56) Технологический прогресс в области предоставления трансграничного медицинского обслуживания посредством использования ИКТ может привести к путанице при осуществлении контрольных полномочий Государств-членов ЕС и тем самым препятствует свободе движения услуг по медицинскому обслуживанию и создает дополнительные риски для системы здравоохранения. В рамках ЕС применяются значительно отличающиеся и зачастую несовместимые форматы и стандарты предоставления медицинского обслуживания посредством использования ИКТ, создавая одновременно препятствия для осуществления подобного режима трансграничного медицинского обслуживания и, кроме того, возможные риски для системы здравоохранения. Поэтому Государства-члены ЕС должны стремиться к взаимодействию систем ИКТ. Однако внедрение систем ИКТ в сферу здравоохранения полностью относится к национальной компетенции Государств-членов ЕС. Таким образом, настоящая Директива должна признавать важность работы по установлению взаимодействия систем ИКТ и уважать разделение полномочий путем ведения совместной работы Европейской Комиссией и Государствами-членами ЕС по установлению мер, которые не являются юридически обязательными, однако предоставляют Государствам-членам ЕС дополнительные возможности содействия более широкому взаимодействию систем ИКТ в сфере здравоохранения, в свою очередь, Государства-члены ЕС могут принимать решения о введении мер для поддержания доступа пациентов к системе электронного здравоохранения.

(57) Взаимодействие систем электронного здравоохранения должно быть достигнуто при соблюдении национальных норм относительно предоставления медицинских услуг, принятых в целях защиты пациентов, в том числе при соблюдении законодательства об интернет-аптеках, в частности, национального законодательства, запрещающего продажу с почтовой пересылкой медицинской продукции, отпускаемой только по рецепту, в той части, в которой национальное законодательство соответствует нормам прецедентных решений Суда Европейских сообществ, положениям Директивы 97/7/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 20 мая 1997 г. о защите потребителей по договорам, заключаемым дистанционным способом*(14) и положениям Директивы 2000/31/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 8 июня 2000 г. о некоторых правовых аспектах услуг информационного общества и, в частности, об электронной торговле на внутреннем рынке (Директивой об электронной торговле)*(15).

(58) Постоянный прогресс, в том числе технический, в области медицины предоставляет системам здравоохранения Государств-членов ЕС возможности, но также и предъявляет требования. Сотрудничество в исследовании новых технологий в области здравоохранения может помочь Государствам-членам ЕС в обеспечении безопасного, качественного и эффективного медицинского обслуживания посредством экономии от масштаба и устранения дублирования усилий для оптимального использования новых технологий. Для такого сотрудничества необходимы устойчивые структуры, которые включают в себя все соответствующие органы Государств-членов ЕС и действуют на основе существующих пилотных проектов, и проведение консультаций с широким кругом заинтересованных сторон. Настоящая Директива призвана создать основу для дальнейшей поддержки такого сотрудничества со стороны ЕС.

(59) В соответствии со Статьей 291 Договора общие правила и принципы относительно механизмов контроля Государств-членов ЕС выполнения Европейской Комиссией имплементационых полномочий должны быть заблаговременно установлены регламентами, принятыми в соответствии с обычной законодательной процедурой. До тех пор, пока такой регламент не принят, продолжает действовать Решение 1999/468/EC Совета ЕС от 28 июня 1999 г., устанавливающее процедуры по осуществлению полномочий, которыми наделена Европейская Комиссия*(16), за исключением регулятивной процедуры.

(60) Европейская Комиссия должна быть уполномочена принимать акты делегированного законодательства в соответствии со Статьей 290 Договора в отношении мер, которые могут исключить определенные категории медицинской продукции или медицинских аппаратов из перечня признаваемых медицинских рецептов, предусмотренных в настоящей Директиве. Для определения справочных сетей, которые должны пользоваться поддержкой Европейской Комиссии, Европейская Комиссия должна также быть уполномочена принимать акты делегированного законодательства в отношении критериев и условий, предъявляемых к Европейским электронным справочным сетям.

(61) В случае если Европейская Комиссия уполномочена принимать акты делегированного законодательства в соответствии со Статьей 290 Договора, чрезвычайно важно проведение Европейской Комиссией в ходе подготовительной работы необходимых консультаций, в том числе на экспертном уровне.

(62) В соответствии с пунктом 34 Межинституционального соглашения по совершенствованию законодательной работы*(17) поощряется подготовка Государствами-членами ЕС в собственных интересах и в интересах ЕС таблиц, иллюстрирующих, насколько это возможно, корреляцию между положениями настоящей Директивы и мерами по преобразованию в национальное право этих положений, а также их обнародование.

(63) Европейский инспектор по защите данных также представляет заключения и предложения по настоящей Директиве*(18).

(64) Поскольку цель настоящей Директивы, а именно установление правил для облегчения доступа к безопасному и высококачественному трансграничному медицинскому обслуживанию на территории ЕС, не может быть в полной мере достигнута на уровне Государств-членов ЕС и в силу своего масштаба и последствий может быть эффективнее достигнута на уровне ЕС, ЕС может принимать меры в соответствии с принципом субсидиарности, закрепленным в Статье 5 Договора. В соответствии с принципом пропорциональности, как указано в упомянутой Статье, настоящая Директива не выходит за рамки того, что необходимо для достижения этой цели,

приняли настоящую Директиву:

 

 

 

 

 

 

Совершено в Страсбурге, 9 марта 2011 г.

 

От имени Европейского парламента
Президент
J. BUZEK

 

От имени Совета ЕС
Президент
GYХRI E

 

------------------------------

*(1) Directive 2011/24/EU of the European Parliament and of the Council of 9 March 2011 on the application of patients' rights in cross-border healthcare. Опубликована в Официальном журнале (далее - ОЖ) N L 88, 4.4.2011.

*(2) ОЖ N C 175, 28.7.2009, стр. 116.

*(3) ОЖ N C 120, 28.5.2009, стр. 65.

*(4) Позиция Европейского парламента от 23 апреля 2009 г. (ОЖ N С 184 Е, 8.7.2010, стр. 368), Позиция Совета ЕС в первом чтении от 13 сентября 2010 г. (ОЖ N C 275 Е, 12.10.2010, стр. 1), Позиция Европейского парламента от 19 января 2011 г. (еще не опубликована в ОЖ) и Решение Совета ЕС от 28 февраля 2011 г. 

*(5) ОЖ N С 146, 22.6.2006, стр. 1.

*(6) ОЖ N L 166, 30.4.2004, стр. 1.

*(7) ОЖ N L 281, 23.11.1995, стр. 31.

*(8) ОЖ N L 149, 5.7.1971, стр. 2.

*(9) ОЖ N L 344, 29.12.2010, стр. 1.

*(10) ОЖ N L 124, 20.5.2003, стр. 1.

*(11) ОЖ N L 255, 30.9.2005, стр. 22.

*(12) ОЖ N L 18, 22.1.2000, стр. 1.

*(13) ОЖ N C 151, 3.7.2009, стр. 7.

*(14) ОЖ N L 144, 4.6.1997, стр. 19.

*(15) ОЖ N L 178, 17.7.2000, стр. 1.

*(16) ОЖ N L 184, 17.7.1999, стр. 23.

*(17) ОЖ N C 321, 31.12.2003, стр. 1.

*(18) ОЖ N C 128, 6.6.2009, стр. 20.

*(19) ОЖ N L 40, 11.2.1989, стр. 8.

*(20) ОЖ N L 189, 20.7.1990, стр. 17.

*(21) ОЖ N L 169, 12.7.1993, стр. 1.

*(22) ОЖ N L 331, 7.12.1998, стр. 1.

*(23) ОЖ N L 201, 31.7.2002, стр. 37.

*(24) ОЖ N L 18, 21.1.1997, стр. 1.

*(25) ОЖ N L 180, 19.7.2000, стр. 22.

*(26) ОЖ N L 121, 1.5.2001, стр. 34.

*(27) ОЖ N L 311, 28.11.2001, стр. 67.

*(28) ОЖ N L 33, 8.2.2003, стр. 30.

*(29) ОЖ N L 102, 7.4.2004, стр. 48.

*(30) ОЖ N L 136, 30.4.2004, стр. 1.

*(31) ОЖ N L 284, 30.10.2009, стр. 1.

*(32) ОЖ N L 210, 31.7.2006, стр. 19.

*(33) ОЖ N L 354, 31.12.2008, стр. 70.

*(34) ОЖ N L 177, 4.7.2008, стр. 6.

*(35) ОЖ N L 199, 31.7.2007, стр. 40.

*(36) ОЖ N L 207, 6.8.2010, стр. 14.

*(37) ОЖ N L 13, 16.1.2008, стр. 18.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза 2011/24/ЕС от 9 марта 2011 г. о правах пациентов в трансграничном медицинском обслуживании


Директива адресована государствам-членам Европейского Союза. Российская Федерация членом ЕС не является


Перевод: Бекташева Э.Э.


Настоящая Директива вступает в силу по истечении 20 дней с момента ее опубликования в Официальном Журнале Европейского Союза


Текст перевода официально опубликован не был; текст Директивы на английском языке опубликован в Официальном журнале N L 88, 04.04.2011