Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 октября 2010 г. Дело "Петр Королев (Petr Korolev) против Российской Федерации" (жалоба N 38112/04) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Петр Королев (Petr Korolev)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 38112/04)

 

Постановление

 

Страсбург, 21 октября 2010 г.

 

По делу "Петр Королев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Дина Шпильманна,

Сверре-Эрика Йебенса, судей,

а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 30 сентября 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 38112/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Королевым Петром Васильевичем 10 сентября 2004 г.

2. Интересы заявителя были представлены Ю. Гавриловой - юристом, работающим в г. Владивосток. Власти Российской Федерации были первоначально представлены В.В. Милинчук - бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. 24 января 2008 г. Европейский Суд объявил жалобу частично приемлемой и решил уведомить власти Российской Федерации о жалобах на длительность уголовного судопроизводства в отношении заявителя и неисполнение решения иностранного суда, принятого в его пользу.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

4. Заявитель, 1951 года рождения, жил в г. Владивосток.

 

A. Трудовой спор

 

5. 17 июля 1995 г. командующий воинской части назначил заявителя заместителем капитана среднего танкера "Аргунь" (далее - танкер "Аргунь"). 25 июля 1995 г. руководство вспомогательной службы Тихоокеанского флота направило заявителя с торговой миссией в Сингапур. 1 сентября 1995 г. командующий воинской части назначил его капитаном танкера "Аргунь". Заявитель занимал данную должность до 10 апреля 1999 г.

6. На период с 28 апреля 1994 г. по 5 апреля 1996 г. Государственным комитетом Российской Федерации по управлению имуществом (далее - Госкомимущество) танкер был сдан в аренду частной компании "Инаква Ко" (Inakva Co). Договор аренды предусматривал, что персонал танкера должен быть укомплектован вспомогательной службой Тихоокеанского флота, которая выплачивает персоналу заработную плату в российской валюте. "Инаква Ко" должна была нести расходы по выплате персоналу той части заработной платы, которая подлежала выплате в иностранной валюте, а также по содержанию танкера.

7. 5 апреля 1996 г. Госкомимущество заключило договор аренды с американской компанией "Нэшнл Пасифик Лимитед" (National Pacific Limited).

8. Неустановленного числа заявитель и его команда обратились в Высокий суд Южно-Африканской Республики с требованиями о взыскании задолженности по заработной плате за 1995, 1996 и 1999 годы.

9. 25 мая 1999 г. танкер был арестован в г. Кейптаун (ЮАР) до принятия судом решения по делу.

10. Решением от 25 ноября 1999 г. (от 13 августа 1999 г. в соответствии с документами, представленными властями Российской Федерации) Высокий суд ЮАР признал Российскую Федерацию законным собственником судна.

11. 12 марта 2001 г. Министерство государственного имущества Российской Федерации, преемник Госкомимущества, заключило новый договор аренды судна с частной компанией "Ойл Компакт" (Oil Compact), которая обязалась предпринять все возможные меры для снятия ареста с танкера.

12. На основании вступившего в законную силу судебного решения Высокого суда от 12 сентября 2002 г. с владельца танкера "Аргунь" в пользу заявителя было взыскано 79 750 долларов США 79 центов и проценты с указанной суммы из расчета 15,5% годовых. На владельца танкера "Аргунь" была также возложена обязанность компенсировать заявителю издержки и командировочные расходы. Также было решено, что судно должно быть продано на аукционе с целью покрытия задолженности по судебным решениям.

13. 16 мая 2003 г. Верховный апелляционный суд ЮАР рассмотрел жалобы сторон и оставил судебное решение от 12 сентября 2002 г. без изменения.

14. 21 ноября 2003 г. Министерство государственного имущества Российской Федерации и Министерство обороны Российской Федерации подписали договор с частным лицом - открытым акционерным обществом "Совфрахт" (Sovfrakht) с целью освобождения танкера "Аргунь" из-под ареста и его передачи Военно-морскому флоту России. В тот же день ОАО "Совфрахт" подписало соглашение с третьим лицом - "Авангард-2 Шиппинг Компани С.А." (Avangard-2 Shipping Company S.A.), которое победило на аукционе и стало покупателем судна.

15. 16 января 2004 г. танкер "Аргунь" был передан Тихоокеанскому флоту Российской Федерации.

16. По утверждению заявителя, в июне и июле 2006 года он получил часть суммы, присужденной ему судебным решением, в размере 7 156 долларов США в возмещение задолженности по заработной плате и 4 752 доллара США в качестве процентов.

17. 4 мая 2006 г. заявитель обратился в суд с иском к властям Российской Федерации, обжалуя действия (бездействие) Федерального агентства по управлению государственным имуществом в связи с претензиями заявителя по выплате задолженности по заработной плате, а также требуя взыскания названной задолженности в размере 72 547 долларов США, а также судебных расходов и издержек и компенсации морального вреда. 5 мая 2006 г. Ленинский районный суд г. Владивостока принял решение о том, что данное дело ему неподсудно. Это решение было оставлено без изменения Приморским краевым судом 28 июня 2006 г.

18. Впоследствии заявитель обратился с аналогичными требованиями в Тверской районный суд Москвы. 3 октября 2006 г. районный суд принял решение о том, что указанное дело относится к подсудности мирового судьи. Названное решение было оставлено без изменения Московским городским судом 27 февраля 2007 г. По-видимому, заявитель не обращался со своими требованиями в другой суд.

 

B. Уголовное преследование заявителя

 

19. 25 ноября 2002 г. компетентные органы возбудили уголовное дело в отношении заявителя в связи с его обращением в суд ЮАР.

20. 17 марта 2003 г. заявителю было предъявлено обвинение в завладении путем мошенничества правом собственности на имущество, принадлежащее Российской Федерации, а также в совершении иных связанных с названным преступлений. В тот же день его дело было передано для производства предварительного расследования в военную прокуратуру по Тихоокеанскому флоту, а в отношении заявителя избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

21. 26 августа 2003 г. предварительное расследование было приостановлено до выздоровления заявителя. 5 декабря 2003 г. следствие было возобновлено.

22. В период с 16 января 2004 г. по 17 июня 2005 г. заявитель и его адвокат знакомились с материалами дела.

23. 20 июня 2005 г. дело было направлено для разбирательства в Ленинский районный суд г. Владивостока, где было передано в производство судьи И.

24. 6 июля 2005 г. заявитель ходатайствовал о переносе предварительного судебного слушания в связи с болезнью его адвоката.

25. 17 ноября 2005 г. районный суд отказал в рассмотрении дела и постановил, что органы прокуратуры должны внести изменения в обвинительное заключение, содержавшее целый ряд недостатков. Дело было возвращено в суд 29 ноября 2005 г.

26. 12 января 2006 г. слушание по делу не состоялось в связи с участием судьи в рассмотрении другого дела.

27. Заседание, назначенное на 13 января 2006 г., не состоялось из-за болезни заявителя. Производство по делу было приостановлено до его выздоровления.

28. 6 июля 2006 г. производство по делу было возобновлено, однако судебное заседание не состоялось ввиду неявки адвоката заявителя.

29. 12 июля 2006 г. заявителю было разрешено ознакомиться с обвинительным заключением в новой редакции до 21 июля 2006 г.

30. 24 июля 2006 г. судом было удовлетворено ходатайство заявителя о возвращении материалов дела прокурору для внесения изменений в обвинительное заключение. Дело было возвращено в суд 18 августа 2006 г. и передано в производство судьи П.

31. Судебные заседания, назначенные на сентябрь и октябрь 2006 года, не состоялись в связи с болезнью заявителя.

32. В ноябре 2006 года суд начал рассмотрение дела по существу. Слушания по делу переносились судом в ноябре 2006 года, январе и июне 2007 года каждый раз на неделю в связи с болезнью заявителя или его адвоката.

33. 25 июня 2007 г. суд отложил рассмотрение дела на 10 дней в связи с его нахождением на стажировке.

34. Судебные заседания, назначенные на 24 декабря 2007 г. и 25 января 2008 г., не состоялись в связи с неявкой заявителя и его адвоката.

35. В соответствии с приговором от 11 марта 2008 г. заявитель был признан виновным в завладении путем мошенничества имуществом посредством получения судебного решения, которым ему была присуждена предположительно задолженность по заработной плате, и приговорен к пяти годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора.

36. 2 июня 2009 г. заявитель умер.

 

II. Применимое национальное законодательство и практика

 

A. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 года, действовавший до 1 февраля 2003 г.

 

37. В соответствии со статьей 437 порядок исполнения решений иностранных судов определяется соответствующими международными договорами. Кроме того, названная статья предусматривала, что решение иностранного суда могло быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления решения в законную силу.

 

B. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 1 февраля 2003 г.

 

38. Согласно статье 409 решения иностранных судов по гражданским делам признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации. Помимо этого, в соответствии с данной статьей решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет со дня вступления в законную силу решения иностранного суда.

39. Из статьи 410 следует, что ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается судом субъекта Российской Федерации по месту жительства или местонахождению должника в Российской Федерации.

40. Статья 411 устанавливает порядок подачи ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда.

 

C. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 7 июня 2002 г. N 5-Г02-64

 

41. Суд постановил, что отсутствие соответствующего международного договора не может приводиться в качестве основания для отказа в удовлетворении ходатайства о разрешении принудительного исполнения на территории Российской Федерации решения иностранного суда. Суд также отметил, что такое ходатайство может быть удовлетворено в случае, если суда соответствующего иностранного государства признают обязательность решений российских судов на основании принципа взаимности. Он определил, что суд нижестоящей инстанции должен проверить, существует ли принцип взаимности в рассматриваемом деле, а также выяснить информацию о наличии между двумя соответствующими государствами иных международных договоров, которые бы касались сотрудничества в правовой и судебной сферах.

 

D. Конвенция СНГ о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 1993 года

 

42. Конвенция предусматривает, что все государства - члены СНГ, в том числе Россия, Украина и Белоруссия предоставляют гражданам других государств-членов национальный правовой режим по всем правовым вопросам. Раздел III Конвенции определяет порядок признания и исполнения на основании принципа взаимности судебных решений, принятых судами по гражданским, семейным и уголовным делам.

 

Право

 

I. Право на обращение

 

43. Европейский Суд принимает во внимание смерть заявителя, а также намерение Королевой, его вдовы, добиваться рассмотрения дела по жалобе, инициированной заявителем.

44. Европейский Суд повторяет, что, если заявитель умирает в период рассмотрения дела, его наследники могут в принципе добиваться от его имени рассмотрения его жалобы (см. Постановление Европейского Суда по делу "Йечиус против Литвы" (Jecius v. Lithuania), жалоба N 34578/97, § 41, ECHR 2000-IX). Более того, в некоторых делах, связанных с неисполнением судебных решений и длительностью производства по делу, Европейский Суд признал право родственников умершего заявителя добиваться рассмотрения жалобы (см. Постановление Европейского Суда от 13 июля 2006 г. по делу "Ширяева против Российской Федерации" (Shiryayeva v. Russia), жалоба N 21417/04, §§ 8-9, в связи с неисполнением судебного решения, и Постановление Европейского Суда от 17 мая 2005 г. по делу "Хорватова против Словакии" (Horvathova v. Slovakia), жалоба N 74456/01, § 26, в отношении длительности производства по делу).

45. Европейский Суд отмечает, что права, вопрос о нарушении которых рассматривается в данном деле, очень схожи с теми, которые рассматривались в упоминавшихся выше делах. Ничто не свидетельствует о том, что права, защиты которых заявитель требовал посредством конвенционной процедуры, являются исключительно персональными и не подлежат передаче другому лицу (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда от 12 июля 2001 г. по делу "Малхоус против Чешской Республики" (Malhous v. Czech Republic), жалоба N 33071/96, § 1). Власти Российской Федерации не оспаривали того, что Королева имела право добиваться рассмотрения дела. Следовательно, Европейский Суд полагает, что вдова заявителя имеет законный интерес для продолжения рассмотрения жалобы.

 

II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением судебного решения

 

46. Заявитель жаловался на то, что невыплата ему российскими властями в полном объеме суммы, присужденной решением от 12 сентября 2002 г., нарушила права, гарантированные пунктом 1 статьи 6 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Соответствующие положения предусматривают следующее:

 

"Пункт 1 статьи 6 Конвенции

Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...

 

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

 

Приемлемость жалобы

 

47. Власти Российской Федерации утверждали, что решение Высокого суда ЮАР от 12 сентября 2002 г. не подлежало принудительному исполнению в России в связи с отсутствием применимого международного договора между Россией и ЮАР. Кроме того, власти Российской Федерации отметили, что в любом случае заявитель должен был хотя бы предпринять попытку обратиться в российский суд в соответствии со статьями 410 и 411 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ходатайством о принудительном исполнении судебного решения. Не совершив данного действия, он не исчерпал имевшиеся в его распоряжении внутригосударственные средства правовой защиты. Власти Российской Федерации настаивали на том, что предлагаемое средство правовой защиты являлось эффективным, и привели для примера три определения, принятые Верховным Судом Российской Федерации, в соответствии с двумя из которых было предусмотрено принудительное исполнение в России судебных решений, вынесенных на Украине и в Белоруссии.

48. Заявитель возражал, утверждая, что обращение в российский суд с ходатайством о принудительном исполнении судебного решения было бы неэффективным в его случае, поскольку между Россией и ЮАР отсутствовал договор, предусмотренный статьей 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В связи с этим он отметил, что судебные прецеденты, на которые ссылались власти Российской Федерации, неприменимы к его ситуации.

49. Европейский Суд отмечает тот факт, что согласно ранее сделанным им выводам на лицо, которое добилось принятия решения против государства, не может быть возложена обязанность обращаться с отдельным требованием о принудительном его исполнении в связи с тем, что государство-ответчик должно быть надлежаще извещено и, следовательно, хорошо подготовлено к принятию всех необходимых мер по собственной инициативе для его исполнения или передаче решения компетентному государственному органу, ответственному за выполнение требований, содержащихся в нем (см. Постановление Европейского Суда от 12 июня 2008 г. по делу "Акашев против Российской Федерации" (Akashev v. Russia), жалоба N 30616/05, § 21). Вместе с тем Европейский Суд ранее признавал, что от преуспевшей по делу стороны можно потребовать принятия определенных процессуальных шагов с целью получения причитающегося по судебному решению, при условии, что необходимость соблюдения данных формальностей несущественно ограничивает или снижает возможность его доступа к исполнительной процедуре (см. Постановление Европейского Суда от 20 октября 2005 г. по делу "Шведов против Российской Федерации" (Shvedov v. Russia), жалоба N 69306/01, § 32* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N  6/2006.)).

50. Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский Суд отмечает, что связь между судом одного государства и властями другого не настолько прямая и ясная, как между органами судебной и исполнительной власти одного государства. Очевидно, что в современных условиях большинство государств предпочтут разработку специальной процедуры по признанию и исполнению судебных решений, принятых в других государствах, за исключением тех случаев, когда ранее они согласились применять другой стандарт. Следовательно, Европейский Суд считает разумным отграничивать ситуацию заявителя от той, когда решение судом спора и исполнение судебного решения осуществляются в рамках одной и той же национальной правовой системы. Далее он исследует вопрос о том, какие средства правовой защиты были доступны заявителю.

51. Европейский Суд напоминает, что статья 35 Конвенции требует исчерпания только тех средств правовой защиты, которые связаны с предполагаемыми нарушениями и являются доступными и достаточными. Именно государство-ответчик, заявляющее о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты, обязано убедить Европейский Суд в том, что соответствующее средство правовой защиты было эффективным и доступным в рассматриваемый период как в теории, так и на практике, способно привести к предоставлению компенсации в связи с жалобами заявителями и гарантировать разумную перспективу на успех. Тем не менее как только данное обязательство было реализовано, заявитель обязан подтвердить, что средство, упоминаемое властями Российской Федерации, в действительности было исчерпано или по определенным причинам являлось неадекватным и неэффективным при конкретных обстоятельствах дела или что имели место особые обстоятельства, освобождающие его или ее от выполнения данного требования (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Селмуни против Франции" (Selmouni v. France), жалоба N 25803/94, §§ 75-76, ECHR 1999-V).

52. Следуя данному подходу, Европейский Суд напоминает, что при выдвижении доводов в пользу эффективности предлагаемого средства правовой защиты власти Российской Федерации обратили внимание на судебную практику, касающуюся государств, с которыми у России отсутствуют двусторонние соглашения, предусматривающие взаимное признание и принудительное исполнение судебных решений (см. § 40 настоящего Постановления). Европейский Суд убежден в том, что такого договора между Россией и ЮАР не существует. Вместе с тем, учитывая определение Верховного Суда Российской Федерации от 7 июня 2002 г., приведенное выше (см. § 41 настоящего Постановления), Европейский Суд полагает, что российская правовая система не исключает принудительного исполнения судебных решений, принятых судами того государства, с которыми у России отсутствует соответствующий договор, и одобряет принятие судами общей юрисдикции во внимание других имеющих отношение к делу факторов при рассмотрении дела. В связи с тем, что названное определение Верховного Суда Российской Федерации уже вступило в законную силу к моменту постановления судом ЮАР решения в пользу заявителя, Европейский Суд не может согласиться с доводом заявителя о том, что отсутствие между двумя государствами соответствующего международного договора автоматически делает неэффективным самое очевидное в его деле средство правовой защиты, а потенциальные попытки заявителя воспользоваться им являются излишними. Европейский Суд полагает, особенно принимая во внимание тот факт, что заявитель прибег к некоторым иным действиям для достижения своей цели, что не существовало объективных обстоятельств, которые бы препятствовали ему обратиться в национальный суд с ходатайством о принудительном исполнении судебного решения.

53. Учитывая изложенное, Европейский Суд приходит к выводу о том, что заявитель не исчерпал доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты. Следовательно, данная жалоба подлежит отклонению в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 35 Конвенции.

 

III. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с длительностью уголовного судопроизводства

 

54. Заявитель утверждал, что продолжительность производства по уголовному делу в отношении него была несовместима с требованием "разумного срока", предусмотренным пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Указанные положения в части, применимой в настоящем деле, предусматривают следующее:

 

"Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на... разбирательство дела... судом...".

A. Приемлемость жалобы

 

55. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы

 

56. Власти Российской Федерации утверждали, что в большей степени производство по уголовному делу было продолжительным по вине заявителя. В частности, они ссылались на длительный период, в течение которого заявитель и его адвокат изучали материалы дела, на множественные случаи болезни заявителя или его адвоката, а также на их ходатайства о переносе дела. Кроме того, власти Российской Федерации утверждали, что данное дело являлось сложным, поскольку подразумевало обвинение в мошенничестве, совершенном на территории иностранного государства, а также содержало множество доказательств на иностранном языке. Дело также требовало исследования 34 томов документов, допроса 40 свидетелей и трех экспертов. Наконец, власти отметили, что национальный суд не бездействовал, регулярно назначал судебные заседания и без промедления рассматривал все процессуальные вопросы.

57. Заявитель опроверг количество допрошенных свидетелей и исследованных документов, а также обвинил сторону обвинения в преувеличении объема дела.

58. Европейский Суд отмечает, что уголовное дело в отношении заявителя было возбуждено 25 ноября 2002 г., а завершилось 11 марта 2008 г. Соответственно, рассмотрение дела в одной инстанции заняло у национальных властей пять лет и четыре месяца.

59. Европейский Суд напоминает, что разумность продолжительности производства по делу должна оцениваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложности дела, поведения заявителя и компетентных властей (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пелисье и Сасси против Франции" (Pelissier and Sassi v. France), жалоба N 25444/94, § 67, ECHR 1999-II).

60. Европейский Суд допускает, что уголовное дело в отношении заявителя в некоторой степени представляло сложность, учитывая, что оно касалось обвинения в мошенничестве, совершенном на территории иностранного государства, и включало значительный объем доказательств на иностранном языке. Тем не менее он не может признать, что сложность дела сама по себе была таковой, что может оправдывать общую продолжительность производства по делу (см. среди прочих Решение Европейского Суда от 3 ноября 2005 г. по делу "Антонов против Российской Федерации" (Antonov v. Russia), жалоба N 38020/03).

61. В отношении поведения заявителя Европейский Суд обращает внимание на утверждение властей Российской Федерации о том, что значительный перерыв в рассмотрении дела состоялся, когда заявитель потребовал время для ознакомления с материалами дела, а также о том, что многочисленные переносы дела случались ввиду болезни заявителя. Европейский Суд признает, что заявителя нельзя обвинять в том, что он извлекал пользу из предоставленных ему процессуальных прав, а также то, что болезнь представляет собой объективное основание задержки рассмотрения дела. Вместе с тем Европейский Суд придерживается мнения, что и на государство также нельзя возлагать ответственность за данное обстоятельство.

62. В части, касающейся поведения компетентных властей, Европейский Суд отмечает, что возвращение дела дважды органам прокуратуры для устранения допущенных недостатков привело к задержке в производстве длительностью примерно шесть недель. Перенос двух судебных заседаний в связи с занятостью судьи также не остановил разбирательство надолго. Европейский Суд подчеркивает, что власти продемонстрировали достаточную расторопность при производстве по делу заявителя. Заседания назначались регулярно, а перерывы между ними были непродолжительными.

63. Принимая во внимание относительную сложность дела, существенные задержки, имевшие место в производстве по делу по вине заявителя, а также оперативное рассмотрение дела властями, Европейский Суд убежден в том, что требование "разумного срока" не было нарушено в данном деле.

64. Следовательно, в настоящем деле не было допущено нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу на длительность уголовного судопроизводства приемлемой, а остальную часть жалобы - неприемлемой;

2) постановил, что не было допущено нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 октября 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

 

Андре Вампаш
Заместитель Секретаря Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 октября 2010 г. Дело "Петр Королев (Petr Korolev) против Российской Федерации" (жалоба N 38112/04) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2012 г.


Перевод: к.ю.н. Н.П. Прусакова