Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2012 г. N 1487-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хрипунова Геннадия Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями части 3 статьи 40, части 18 статьи 35 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и пункта 4 статьи 10 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2012 г. N 1487-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хрипунова Геннадия Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями части 3 статьи 40, части 18 статьи 35 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и пункта 4 статьи 10 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалоб гражданина Г.М. Хрипунова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Гражданин Г.М. Хрипунов неоднократно обращался в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобами на нарушение его конституционных прав нормами федерального законодательства и законодательства Воронежской области, однако в принятии к рассмотрению данных жалоб ему было отказано (определения от 2 июля 2009 года N 1006-О-О, от 24 февраля 2011 года N 202-О-О, от 24 февраля 2011 года N 387-О-О, от 29 сентября 2011 года N 1296-О-О, от 25 января 2012 года N 247-О-О и др.).

В своей очередной жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Г.М. Хрипунов просит признать не соответствующим Конституции Российской Федерации положение части 3 статьи 40 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", согласно которому полномочия депутата, члена выборного органа местного самоуправления начинаются со дня его избрания и прекращаются со дня начала работы выборного органа местного самоуправления нового созыва.

Кроме того, заявитель оспаривает конституционность части 18 статьи 35 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и пункта 4 статьи 10 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

По мнению заявителя, оспариваемые им законоположения являются неопределенными и не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 3, 12, 15 (части 1 и 2), 17 (части 2 и 3), 18, 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 32 (часть 2), 45, 46 (части 1 и 2), 55 (части 3), 130-133.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Г.М. Хрипунов ранее в своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации уже оспаривал конституционность пункта 2 части 16, частей 17 и 18 статьи 35 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", пункта 4 статьи 10 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

В Определении от 2 июля 2009 года N 1006-О-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что пункт 2 части 16 статьи 35 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" согласуется с конституционным предназначением и гарантированностью судебной защиты местного самоуправления, имеет целью создание условий для обеспечения реального осуществления представительной власти на муниципальном уровне и, как следствие, не нарушает конституционное право заявителя на участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей.

В Определении от 24 февраля 2011 года N 387-О-О Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что находящиеся в системной связи с пунктом 2 части 16 статьи 35 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" положения частей 17 и 18 данной статьи и пункта 4 статьи 10 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" устанавливают правовые последствия досрочного прекращения полномочий сформированного в правомочном составе представительного органа муниципального образования и, поскольку представительный орган муниципального образования, в состав которого был избран Г.М. Хрипунов, не был сформирован в правомочном составе, не предназначены для регулирования отношений, участником которых заявитель являлся, и не могут рассматриваться как нарушающие в конкретном деле его конституционные права.

В материалах, приложенных к новой жалобе Г.М. Хрипунова, приводятся фактически те же доводы, что и в ранее направлявшихся им жалобах, в принятии к рассмотрению которых ему было отказано Конституционным Судом Российской Федерации.

Вновь обращаясь в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав оспариваемыми законоположениями, заявитель фактически настаивает на пересмотре ранее вынесенных Конституционным Судом Российской Федерации решений и указывает на необходимость пересмотра вступивших в силу решений судов общей юрисдикции по его делу, что в силу статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" недопустимо.

2.2. Оспариваемое положение части 3 статьи 40 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" направлено на обеспечение непрерывности осуществления функций выборной публичной власти на уровне местного самоуправления и полноценной реализации полномочий депутатов. Названное законоположение само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

Доводы, приведенные Г.М. Хрипуновым в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что он настаивает на проверке законности и обоснованности принятых по его делу правоприменительных решений. Между тем такая проверка не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хрипунова Геннадия Михайловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2012 г. N 1487-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хрипунова Геннадия Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями части 3 статьи 40, части 18 статьи 35 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и пункта 4 статьи 10 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был