Определение Конституционного Суда РФ от 24 сентября 2012 г. N 1793-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горлова Михаила Васильевича на нарушение его конституционных прав подпунктом "а" пункта 6 части первой статьи 81, пунктом 3 части первой статьи 86, статьями 88 и 89 Трудового кодекса Российской Федерации и частью второй статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина М.В. Горлова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.В. Горлов, уволенный по основанию, предусмотренному подпунктом "а" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (за прогул, т.е. отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, либо отсутствие на рабочем месте в течение рабочего дня (смены) без уважительных причин более четырех часов подряд), просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации данную норму, а также следующие положения названного Кодекса:

пункт 3 части первой статьи 86, содержащий требование о том, что все персональные данные работника следует получать у него самого, а также устанавливающий правило, согласно которому в том случае, если персональные данные работника возможно получить только у третьей стороны, работник должен быть уведомлен об этом заранее и от него должно быть получено письменное согласие, при этом работодатель должен сообщить работнику о целях, предполагаемых источниках и способах получения персональных данных, а также о характере подлежащих получению персональных данных и последствиях отказа работника дать письменное согласие на их получение;

статью 88, устанавливающую правила передачи персональных данных работника;

статью 89, закрепляющую права работников в целях обеспечения защиты персональных данных, хранящихся у работодателя.

Кроме того, заявитель оспаривает конституционность части второй статьи 55 ГПК Российской Федерации, согласно которой доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Нарушение своих прав заявитель усматривает в том, что он был уволен за прогул, которого не совершал, поскольку отсутствовал на работе по уважительной причине, а при рассмотрении гражданского дела по его иску о восстановлении на работе, признании приказов недействительными и взыскании денежных сумм в основу решения суда было положено представленное ответчиком доказательство, при получении которого не были соблюдены законодательные положения, направленные на защиту персональных данных работника.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные М.В. Горловым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, Федеральный законодатель, регулируя вопросы возникновения, изменения и прекращения трудовых отношений, в целях обеспечения конституционной свободы трудового договора в силу статей 71 (пункт "в") и 72 (пункт "к" части 1) Конституции Российской Федерации правомочен предусматривать неблагоприятные правовые последствия невыполнения стороной принятых на себя обязательств по трудовому договору, адекватные степени нарушения прав другой стороны, в том числе основания расторжения трудового договора по инициативе одной из сторон.

Заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации (статья 21 Трудового кодекса Российской Федерации). Эти требования предъявляются ко всем работникам. Их виновное неисполнение может повлечь расторжение работодателем трудового договора, в том числе в соответствии с подпунктом "а" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

При этом названным Кодексом, в частности его статьей 193, закреплен ряд положений, направленных на обеспечение объективной оценки фактических обстоятельств, послуживших основанием увольнения, и на предотвращение необоснованного расторжения трудового договора в связи с совершением дисциплинарного проступка. В силу данной статьи решение работодателя о признании конкретной причины отсутствия работника на работе неуважительной и, как следствие, увольнение его за прогул могут быть проверены в судебном порядке.

Осуществляя судебную проверку и разрешая конкретное дело, суд действует не произвольно, а исходит из общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности (в частности таких, как справедливость, соразмерность, законность) и оценивает всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе проверяет и оценивает обстоятельства и мотивы отсутствия работника на работе, предшествующее поведение работника, его отношение к труду и др. (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2006 года N 381-О, от 20 марта 2007 года N 217-О-О, от 19 февраля 2009 года N 75-О-О, от 19 июня 2012 года N 1078-О и N 1079-О).

Соответственно, оспариваемая норма не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Не нарушает конституционные права заявителя и часть вторая статьи 55 ГПК Российской Федерации, поскольку воспроизводит положение статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Что касается пункта 3 части первой статьи 86, статей 88 и 89 Трудового кодекса Российской Федерации, то их применение в деле заявителя материалами, приложенными к жалобе, не подтверждается.

Кроме того, приведенные заявителем в обоснование своей позиции доводы свидетельствуют о том, что нарушение своих конституционных прав он связывает с несоблюдением работодателем и судами общей юрисдикции оспариваемых законоположений. Между тем проверка законности и обоснованности действий и решений правоприменителей, в том числе постановлений судов общей юрисдикции, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горлова Михаила Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 24 сентября 2012 г. N 1793-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горлова Михаила Васильевича на нарушение его конституционных прав подпунктом "а" пункта 6 части первой статьи 81, пунктом 3 части первой статьи 86, статьями 88 и 89 Трудового кодекса Российской Федерации и частью второй статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был