Постановление Европейского Суда по правам человека от 16 июля 2009 г. Дело "Потапов (Potapov) против Российской Федерации" (Жалоба N 14934/03) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Потапов (Potapov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 14934/03)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 16 июля 2009 г.

 

По делу "Потапов против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Дина Шпильманна,

Сверре-Эрика Йебенса, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 25 июня 2009 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 14934/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Вячеславом Анатольевичем Потаповым (далее - заявитель) 20 марта 2003 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 31 августа 2006 г. Европейский Суд признал жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу и принял решение уведомить власти Российской Федерации о жалобе, касающейся предположительного непредоставления заявителю правовой помощи. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции также было принято решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.

4. Власти Российской Федерации возражали против одновременного изучения вопроса приемлемости и существа жалобы. Рассмотрев доводы властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

5. Заявитель родился в 1977 году и в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы в Новосибирской области.

6. Заявитель был задержан по подозрению в совершении убийства. Ему был назначен адвокат для представления его интересов. Заявителя и его сообщника обвиняли в незаконном проникновении в квартиру потерпевшего и в последовавшем ограблении. Заявителя также обвиняли в нанесении потерпевшему удара ножом, приведшего к смерти потерпевшего.

7. 11 октября 2001 г. Новосибирский областной суд назначил другого адвоката для представления интересов заявителя в судебном заседании. Заявитель признал отдельные факты, в то же время настаивая на версии событий, отличавшейся от версии его сообщника. В частности, заявитель утверждал, что ранил потерпевшего в ходе драки и затем забрал вещи, чтобы инсценировать ограбление.

8. 16 октября 2001 г. областной суд признал заявителя виновным в убийстве и грабеже и приговорил его к 17 годам лишения свободы. В кассационной жалобе в Верховный Суд Российской Федерации заявитель оспорил допустимость доказательств и их оценку судом первой инстанции. Заявитель просил суд обеспечить его присутствие в судебном заседании по рассмотрению его кассационной жалобы.

9. Заявитель просил о правовой помощи с целью подготовки к заседанию суда кассационной инстанции, но ответа он не получил. 20 июня 2002 г. Верховный Суд Российской Федерации разрешил заявителю лично присутствовать в судебном заседании.

10. 31 октября 2002 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил приговор по делу заявителя без изменения. Интересы заявителя никто не представлял. По утверждениям заявителя, судебное заседание проводилось с применением видеоконференцсвязи, однако власти Российской Федерации настаивали, что заявитель "присутствовал в судебном заседании".

11. Заявитель подал жалобу, датированную 22 августа 2003 г., о пересмотре его дела в порядке надзора. Жалоба поступила в Верховный Суд Российской Федерации 26 сентября 2003 г. В другой жалобе, датированной 31 октября 2002 г., полученной Верховным Судом Российской Федерации 26 сентября 2003 г., заявитель обжаловал кассационное определение от 31 октября 2003 г.* (* Так в оригинале. Все даты приведены согласно оригинальному тексту Постановления (прим. переводчика).) Заявитель утверждал, что ему не была предоставлена возможность присутствовать в заседании суда кассационной инстанции и что ему не была обеспечена помощь адвоката. Определением от 25 мая 2004 г. судья Верховного Суда Российской Федерации отклонил жалобу заявителя.

II. Применимое национальное законодательство и практика

 

12. Краткое изложение соответствующего внутригосударственного законодательства и правоприменительной практики см. в Постановлении Европейского Суда по делу "Шулепов против Российской Федерации" (Shulepov v. Russia) от 26 июня 2008 г., жалоба N 15435/03, §§ 17-20* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2009.).

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

13. Ссылаясь на статью 6 Конвенции, заявитель утверждал, что неспособность Верховного Суда Российской Федерации предоставить заявителю правовую помощь в ходе кассационного судопроизводства привела к оставлению приговора без изменения определением от 31 октября 2002 г.

14. Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, предусматривает следующее:

 

"1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела...

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

...c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия...".

А. Приемлемость жалобы

 

15. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты, поскольку не обжаловал в порядке надзора кассационное определение от 31 октября 2002 г. после того, как Конституционный Суд Российской Федерации вынес определение от 18 декабря 2003 г. N 497-О по другому делу, не связанному с настоящим. Предыдущие жалобы заявителя касались отмены приговора по различным основаниям, и только в одной жалобе упоминалось кассационное определение.

16. Заявитель утверждал, что обращался за пересмотром в порядке надзора как приговора, так и кассационного определения.

17. Европейскому Суду не нужно определять точное содержание надзорных жалоб заявителя (см. § 11 настоящего Постановления), поскольку он уже рассмотрел и отклонил аналогичный довод властей Российской Федерации в упоминавшемся деле "Шулепов против Российской Федерации" (§§ 22-24). Европейский Суд не видит оснований для иного вывода в настоящем деле. В любом случае Европейский Суд сомневается, что заявитель мог бы подать новую надзорную жалобу, после того как предыдущая была отклонена.

18. Европейский Суд приходит к выводу, что настоящая жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что жалоба не является неприемлемой и по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой для рассмотрения по существу.

В. Существо жалобы

 

1. Доводы сторон

 

19. Власти Российской Федерации признали, что неспособность соответствующих органов государственной власти рассмотреть ходатайство заявителя о предоставлении ему правовой помощи в ходе кассационного судопроизводства не была оправдана. Власти Российской Федерации также отметили, что российское законодательство и судебная практика не определяли и не определяют вопроса оказания бесплатной юридической помощи на основе критерия "наличия каких-либо денежных средств" ("недостаточно средств для оплаты правовой помощи") или "интересов правосудия". Единственным условием для оказания такой помощи являлось отсутствие отказа подсудимого от правовой помощи. Кроме того, власти Российской Федерации объяснили, что в рассматриваемое время большинство судов Российской Федерации полагали, что представительство интересов в суде кассационной инстанции не было обязательным по российскому законодательству. В заключение власти Российской Федерации указали, что действовали с дулжным усердием, поскольку, несмотря на отказ заявителя, ему был назначен адвокат во время предварительного следствия и судебного разбирательства,

20. Заявитель настаивал на своей жалобе.

2. Мнение Европейского Суда

 

21. Европейский Суд напоминает, что требования пункта 3 статьи 6 Конвенции являются особыми аспектами права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и поэтому жалоба заявителя должна рассматриваться в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 17 декабря 1996 г. по делу "Ваше против Франции" (Vacher v. France), Reports of Judgments and Decisions 1996-VI, § 22). Способ, которым указанные положения Конвенции будут применены к апелляционному или кассационному судопроизводству, зависит от особенностей этих процедур. Вместе с тем следует принимать во внимание все производство по делу на внутригосударственном уровне и роль, которую в них играли апелляционный или кассационный суд (см. Постановление Европейского Суда от 9 июня 1998 г. по делу "Твалиб против Греции" (Twalib v. Greece), Reports of Judgments and Decisions 1998-IV, § 46).

22. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд, прежде всего, отмечает, что стороны разошлись во мнениях относительно того, было ли право на защиту надлежащим образом обеспечено во время предварительного следствия и судебного разбирательства. Однако, поскольку это применимо к настоящему делу, Европейский Суд убежден, что заявителю была предоставлена правовая помощь до и во время судебного разбирательства и что такое представительство не было явно неэффективным. Во-вторых, имеет значение то обстоятельство, что заявитель признал определенные факты в судебном заседании, хотя и настаивал на версии событий, отличающейся от версии его сообщника.

23. Европейскому Суду нет необходимости проверять, располагал ли заявитель достаточными денежными средствами, чтобы оплатить услуги адвоката, поскольку Верховный Суд Российской Федерации не принял никакого решения по ходатайству заявителя о правовой помощи и в любом случае, как подтвердили власти Российской Федерации, согласно российскому законодательству никакого критерия обеспеченности подсудимого не применялось при рассмотрении ходатайства о правовой помощи в рамках уголовного дела.

24. Далее Европейский Суд должен определить, требовали ли интересы правосудия, чтобы заявителю была предоставлена бесплатная правовая помощь при рассмотрении его дела судом кассационной инстанции. Европейский Суд отмечает в этой связи, что заявитель составил свою кассационную жалобу без правовой помощи, его интересы никто не представлял во время заседания суда кассационной инстанции. В кассационной жалобе заявитель затрагивал ряд вопросов, оспаривая, в том числе, решение суда первой инстанции о допустимости определенных доказательств и оценку этих доказательств судом. Учитывая тяжесть предъявленного заявителю обвинения и грозившее ему серьезное наказание в виде лишения свободы, Европейский Суд полагает, что помощь адвоката была существенной для заявителя, поскольку адвокат мог бы эффективно обратить внимание кассационного суда на любой существенный аргумент в пользу заявителя, который мог бы повлиять на решение суда. Поэтому, по мнению Европейского Суда, интересы правосудия требовали, чтобы заявителю была обеспечена правовая помощь на рассматриваемом этапе судопроизводства.

25. Ввиду изложенного Европейский Суд не считает необходимым уточнять, доставили ли заявителя в заседание кассационного суда, или он участвовал в заседании удаленным способом с помощью видеоконференцсвязи.

26. Учитывая указанные доводы, Европейский Суд полагает, что кассационное судебное разбирательство в Верховном Суде Российской Федерации не отвечало требованию справедливости. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в совокупности с подпунктом "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции.

II. Применение статьи 41 Конвенции

 

27. Статья 41 Конвенции гласит:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

А. Ущерб

 

28. Заявитель потребовал 2 000 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

29. Власти Российской Федерации утверждали, что требования заявителя были необоснованными.

30. Европейский Суд не усматривает причинно-следственной связи между установленным нарушением и заявленным материальным ущербом и отклоняет данное требование. В то же время Европейский Суд считает, что заявителю был причинен моральный вред, который не может быть компенсирован один лишь фактом установления нарушения. Однако представленное заявителем требование кажется чрезмерным. Принимая решение на основе принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 1 000 евро плюс любой налог, который может быть начислен на эту сумму.

31. Европейский Суд также повторяет, что, если заявитель осужден, несмотря на потенциальное нарушение его прав, гарантированных статьей 6 Конвенции, его следует, насколько это возможно, поставить в положение, в котором он бы находился, если бы требования указанных конвенционных положений были бы соблюдены, и что самой подходящей формой возмещения будет в принципе возобновление соответствующего производства при наличии надлежащего ходатайства (см. Постановление Европейского Суда по делу "Шомодьи против Италии" (Somogyi v. Italy), жалоба N 67972/01, ECHR 2004-IV, § 86). В связи с этим Европейский Суд отмечает, что статья 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации позволяет возобновить производство по уголовному делу, если Европейский Суд устанавливает нарушение Конвенции.

В. Судебные расходы и издержки

 

32. Заявитель не требовал компенсации судебных расходов и издержек, поэтому Европейский Суд не присуждает компенсацию по данному основанию.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

33. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил, что жалоба заявителя относительно недоступности бесплатной правовой помощи является приемлемой для рассмотрения по существу, а остальная часть жалобы - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 1 000 (одну тысячу) евро плюс любой налог, который может быть начислен на указанную сумму, в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, установленному на день оплаты;

(b) по истечении указанного трехмесячного срока и до осуществления окончательной выплаты на указанную сумму должен начисляться простой процент, размер которого определяется предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка, действующей на период невыплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 16 июля 2009 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь
Секции Суда

Христос Розакис
Председатель
Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 16 июля 2009 г. Дело "Потапов (Potapov) против Российской Федерации" (Жалоба N 14934/03) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2012


Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева