Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 июля 2009 г. Дело "Ананьев (Ananyev) против Российской Федерации" (Жалоба N 20292/04) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Ананьев (Ananyev)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 20292/04)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 30 июля 2009 г.

 

По делу "Ананьев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Дина Шпильманна,

Сверре-Эрика Йебенса,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 7 июля 2009 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 20292/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Сергеем Михайловичем Ананьевым (далее - заявитель) 22 апреля 2004 г.

2. Интересы заявителя, которому была оказана правовая помощь, представляли О. Преображенская и К. Москаленко, адвокаты, практикующие в Москве. Власти Российской Федерации были представлены бывшими Уполномоченными Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым и В.В. Милинчук.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что в нарушение требований пункта 1 и подпунктов "с" и "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции ни он лично, ни его представитель не присутствовали в заседании суда первой инстанции, а также что представитель заявителя не присутствовал в заседании суда кассационной инстанции.

4. 13 сентября 2006 г. председатель Первой Секции принял решение уведомить власти Российской Федерации о жалобе. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также принято решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.

5. Власти Российской Федерации возражали против одновременного изучения вопроса приемлемости и существа жалобы. Рассмотрев доводы властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

6. Заявитель родился в 1965 году и в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы в Смоленской области.

А. Первое судебное разбирательство и последующее кассационное судопроизводство

 

7. 22 декабря 2002 г. заявитель был задержан по подозрению в совершении убийства. Впоследствии материалы уголовного дела были направлены в Глинковский районный суд Смоленской области для рассмотрения по существу. Судебное слушание было назначено на 22 июля 2003 г.

8. Утром 22 июля 2003 г. заявитель поговорил с назначенным представлять его интересы адвокатом. Заявитель оказался неудовлетворен результатами беседы и в письменном виде отказался от услуг назначенного адвоката.

9. Первой вызванной в ходе судебного заседания свидетельницей была сестра заявителя. Заявитель начал с ней ссору, и судья распорядился вывести заявителя из зала суда.

10. Заявителя доставили в зал суда, чтобы он мог выступить с последним словом. После этого судья объявил о завершении судебного следствия и сообщил, что приговор будет оглашен 24 июля 2003 г.

11. 24 июля 2003 г. судья огласил приговор, признав заявителя виновным в убийстве и приговорив его к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

12. 28 июля 2003 г. заявитель подал кассационную жалобу на приговор. В частности, он утверждал, что судебное разбирательство было проведено в его отсутствие, что его интересы никто не представлял и что, как следствие, он не мог защищать себя. Заявитель просил о пересмотре дела и назначении ему другого адвоката для представления его интересов в суде кассационной инстанции.

13. 11 ноября 2003 г. Смоленский областной суд рассмотрел жалобу заявителя. Заявитель присутствовал в судебном заседании, но несмотря на его просьбу адвокат не представлял его интересов. Областной суд отклонил кассационную жалобу заявителя, признав, что приговор был законным и обоснованным. По мнению областного суда, право заявителя на защиту не было нарушено, так как перед судебным заседанием он добровольно отказался от услуг адвоката.

В. Пересмотр приговора по делу заявителя

 

14. 15 июня 2004 г. Фокинский районный суд Брянска пересмотрел приговор по делу заявителя с учетом внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации изменений и постановил, что заявитель должен отбывать наказание в исправительном учреждении с более мягким режимом.

15. 27 декабря 2006 г. президиум Смоленского областного суда отменил в порядке надзора кассационное определение от 11 ноября 2003 г. Президиум областного суда установил, что в ходе кассационного судопроизводства было нарушено право заявителя на представление его интересов, и вернул дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

С. Новое кассационное рассмотрение дела

 

16. 23 января 2007 г. судебные власти обратились к председателю Смоленской областной коллегии адвокатов с просьбой назначить адвоката для представления интересов заявителя в суде кассационной инстанции.

17. 29 января 2007 г. заявителю была назначена адвокат Д., о чем заявитель был соответствующим образом уведомлен.

18. 31 января 2007 г. Смоленский областной суд назначил кассационное слушание по делу на 13 февраля 2007 г. В тот же день адвокат Д. ознакомилась с материалами дела заявителя.

19. 6 февраля 2007 г. заявитель уведомил Смоленский областной суд о своем решении не участвовать в заседании суда кассационной инстанции. В своем ходатайстве заявитель также обжаловал неэффективность представления своих интересов, ссылаясь на то, что назначенный государством адвокат не встретилась с ним для подготовки защиты.

20. 13 февраля 2007 г. Смоленский областной суд рассмотрел дело и оставил приговор по делу заявителя без изменения. Адвокат Д. присутствовала в судебном заседании. Она не подавала никаких жалоб и в судебном заседании только огласила причины обжалования, изначально сформулированные заявителем. Суд кассационной инстанции отметил, inter alia* (* Inter alia (лат.) - в числе прочего, в частности (прим. переводчика).), что решение суда первой инстанции об удалении из зала суда заявителя, который нарушал порядок в зале суда и угрожал присутствовавшим в заседании лицам, было законным и обоснованным.

21. В тот же день Смоленский областной суд удовлетворил ходатайство адвоката Д. о выплате ей 2 200 рублей в качестве оплаты услуг адвоката и постановил, что заявитель должен оплатить указанную сумму.

II. Применимое национальное законодательство

 

А. Уголовно-процессуальный кодекс

 

22. Статья 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (действующего с 1 июля 2002 г.) требует обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Если обвиняемый не приглашает адвоката, то участие адвоката обязаны обеспечить следователь, прокурор или суд.

23. Как предусмотрено статьей 52 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, обвиняемый может отказаться от защитника на любой стадии уголовного процесса. Такой отказ допускается, если он сделан по инициативе обвиняемого. Отказ должен быть оформлен в письменном виде, и запись о нем делается в протоколе соответствующего процессуального действия. Следовательно, прокурор или суд могут не принять отказ обвиняемого от защитника. Обвиняемый не лишается права в дальнейшем ходатайствовать о назначении ему адвоката для представления интересов в уголовном судопроизводстве.

24. Согласно статье 258 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации судья может применить к нарушающему порядок в судебном заседании лицу, включая подсудимого, следующие виды взысканий: (1) предупреждение о недопустимости поведения, (2) удаление из зала суда, (3) денежный штраф. В указанной статье также закреплено, что судебное разбирательство, включая прения сторон, может проводиться в отсутствие подсудимого. В этом случае подсудимый доставляется в зал заседания для последнего слова. Приговор всегда оглашается в присутствии подсудимого.

25. Статья 373 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закрепляет, что суд кассационной инстанции проверяет законность, обоснованность и справедливость приговора. В соответствии со статьей 377 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции может непосредственно исследовать доказательства, включая дополнительные материалы.

26. Статья 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что производство по уголовному делу может быть возобновлено на основании установленного Европейским Судом факта нарушения Конвенции.

В. Правоприменительная практика Конституционного Суда Российской Федерации

 

27. В деле о рассмотрении статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации на соответствие Конституции Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации определил следующее (Определение от 18 декабря 2003 г. N 497-О):

 

"Часть первая статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса, которая устанавливает случаи обязательного участия в деле защитника, не содержит каких-либо указаний на то, что ее положения не подлежат применению на стадии кассационного производства или что право осужденного на помощь защитника может быть ограничено".

28. Данная позиция была впоследствии подтверждена и дополнена семью определениями Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенными 8 февраля 2007 года. Конституционный Суд Российской Федерации установил, что бесплатная правовая помощь должна предоставляться в рамках кассационного судопроизводства на тех же условиях, что и на более ранних этапах рассмотрения дела, и что такая помощь обязательна в случаях, указанных в статье 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации также подчеркнул обязанность судов обеспечивать присутствие адвоката в ходе кассационного судопроизводства.

29. Относительно соответствия статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации Конституции Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации указал следующее (Определение от 20 октября 2005 г. N 3710* (* Так в оригинале. По-видимому, допущена техническая ошибка, и Европейский Суд имеет в виду Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2005 г. N 371-О (прим. переводчика).):

 

"Часть третья статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации направлена на обеспечение надлежащего осуществления правосудия по уголовным делам и пресечение нарушений установленного в судебном заседании порядка со стороны подсудимого. Допуская удаление подсудимого из зала судебного заседания лишь в качестве меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, данная норма не лишает его права участвовать в судебном заседании и осуществлять в суде свою защиту в установленных процессуальных формах. Целью указанного положения является исключение возможности злоупотребления подсудимым своими правами...

Право подсудимого на рассмотрение его дела в его присутствии не означает, что оно должно быть гарантировано в том числе при нарушении им порядка в зале судебного заседания, а также при создании им препятствий для надлежащего осуществления правосудия и реализации другими участниками процесса гарантированных Конституцией Российской Федерации процессуальных прав. Принимая решение об удалении подсудимого из зала судебного заседания... [судья] обязан указать фактические обстоятельства допущенных подсудимым нарушений порядка в ходе судебного заседания и привести достаточные аргументы в обоснование вывода о необходимости удаления подсудимого".

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

 

30. Ссылаясь на статью 6 Конвенции, заявитель утверждал, что судебное разбирательство по его уголовному делу было несправедливым, поскольку ни он лично, ни его адвокат не присутствовали в заседании суда первой инстанции, а также поскольку адвокат заявителя не присутствовал при рассмотрении дела судом кассационной инстанции. Соответствующие положения статьи 6 Конвенции гласят следующее:

 

"1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела... судом...

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

...c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него...".

31. Власти Российской Федерации не прокомментировали жалобу заявителя относительно его удаления из зала суда. Относительно того обстоятельства, что при первом рассмотрении дела заявителя судом кассационной инстанции заявителю не был назначен адвокат, власти Российской Федерации признали, что это могло повлиять на справедливость судебного разбирательства. В этом отношении власти Российской Федерации утверждали, что на внутригосударственном уровне предприняты меры для исправления нарушенных прав заявителя, гарантированных статьей 6 Конвенции, и заявитель утратил статус жертвы нарушения положений Конвенции. В частности, 27 декабря 2006 г. президиум Смоленского областного суда отменил в порядке надзора приговор* (* Так в оригинале. Употреблен термин "judgement", и исходя из содержания настоящего Постановления (см. §§ 1315 настоящего Постановления) речь, по-видимому, идет о кассационном определении Смоленского областного суда от 11 ноября 2003 г. (прим. переводчика).) от 11 ноября 2003 г. именно на том основании, что адвокат не представлял интересов заявителя в заседании суда кассационной инстанции. 29 января 2007 г. Д. была назначена адвокатом заявителя, о чем последний был соответствующим образом проинформирован. Уведомляя кассационный суд о том, что он сам не будет принимать участия в судебном заседании, заявитель не отказался от услуг адвоката Д. Адвокат дулжным образом и с усердием подготовилась к судебному заседанию и осуществила надлежащую защиту интересов заявителя в суде кассационной инстанции.

32. Заявитель настаивал на своей жалобе, утверждая, что после удаления из зала суда он в нарушение требований статьи 6 Конвенции не мог участвовать в допросах свидетелей и оценке других доказательств по делу. Суд не назначил заявителю адвоката для представления его интересов, несмотря на просьбы заявителя. В ответ на доводы властей Российской Федерации относительно статуса жертвы заявитель утверждал, что меры, предпринятые властями Российской Федерации, не представляли собой надлежащего возмещения. По мнению заявителя, такое возмещение должно было включать в себя денежную компенсацию, поскольку кассационное решение* (* Так в оригинале. Употреблен термин "appeal judgement", который дословно переводится как "кассационное решение" или "кассационный приговор". Исходя из содержания настоящего Постановления (см. §§ 1315 настоящего Постановления), речь, по-видимому, идет о кассационном определении Смоленского областного суда от 11 ноября 2003 г. (прим. переводчика).) было отменено только три года спустя. Кроме того, права заявителя не были восстановлены в полном объеме, и одного лишь назначения адвоката для представления интересов заявителя в заседании суда кассационной инстанции не было достаточно для восстановления прав заявителя.

А. Приемлемость жалобы

 

33. Европейский Суд отмечает, что довод властей Российской Федерации относительно утраты заявителем статуса жертвы тесно связан с существом жалобы заявителя на нарушение пункта 1 и подпунктов "c" и "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Следовательно, Европейский Суд считает необходимым объединить рассмотрение довода властей Российской Федерации с рассмотрением жалобы заявителя и вернется к этому вопросу позже (см. Постановление Европейского Суда от 5 февраля 2009 г. по делу "Шахновский против Российской Федерации" (Sakhnovskiy v. Russia), жалоба N 21272/03, §§ 34-36).

34. Европейский Суд также отмечает, что жалоба заявителя на нарушение пункта 1 и подпунктов "c" и "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что жалоба не является неприемлемой и по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой для рассмотрения по существу.

В. Существо жалобы

 

1. Общие принципы

 

35. Прежде всего Европейский Суд отмечает, что требования пункта 3 статьи 6 Конвенции должны рассматриваться как особые аспекты права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и поэтому жалобы заявителя на нарушение пунктов 1 и 3 статьи 6 Конвенции должны рассматриваться в совокупности (см. Постановление Европейского Суда от 17 декабря 1996 г. по делу "Ваше против Франции" (Vacher v. France), Reports of Judgments and Decisions 1996-VI, § 22).

36. Хотя в уголовном деле крайне важно обеспечить присутствие подсудимого при рассмотрении судом его или ее дела, судебное разбирательство, проведенное в отсутствие подсудимого, не противоречит Конвенции, если подсудимый впоследствии может получить из суда, который выслушал его доводы, самую последнюю по времени формулировку обвинения, включая как нормативно-правовую составляющую дела, так и фактическую основу (см. среди прочих примеров Постановление Большой Палаты по делу "Сейдович против Италии" (Sejdovic v. Italy), жалоба N 56581/00, ECHR 2006-II, § 82 in fine* (* In fine (лат.) - в конце (прим. переводчика).)).

37. Производство по делу в целом можно назвать справедливым, если подсудимому было предоставлено право обжаловать приговор, вынесенный в его отсутствие, и присутствовать в заседании суда кассационной инстанции, что предоставляло возможность нового рассмотрения предъявленного обвинения с фактической и правовой точек зрения (см. Решение Европейского Суда от 9 сентября 2003 г. по делу "Джонс против Соединенного Королевства" (Jones v. United Kingdom), жалоба N 30900/02).

38. Ни буква, ни дух статьи 6 Конвенции не запрещают лицу по личному желанию, высказанному явно или подразумеваемому, отказаться от гарантий, предоставляемых справедливым судебным разбирательством. Однако для того, чтобы быть эффективным в целях Конвенции, отказ от права принимать участие в судебном разбирательстве должен быть установлен безусловным образом и сопровождаться минимальными гарантиями, соответствующими его значимости (см. среди прочих упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Сейдович против Италии", § 86, in fine* (* In fine (лат.) - в конце (прим. переводчика).)).

39. Европейский Суд ранее указывал, что прежде, чем можно будет считать, что подсудимый явно, вследствие своего поведения, отказался от важного права, гарантированного статьей 6 Конвенции, должно быть очевидно продемонстрировано, что подсудимый мог разумно предвидеть последствия своих действий (см. упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Джонс против Соединенного Королевства").

40. Конвенция оставляет Договаривающимся Государствам широкую свободу усмотрения относительно выбора средств, с помощью которых они обеспечивают соответствие своей правовой системы требованиям статьи 6 Конвенции. Задачей Европейского Суда является определение того, был ли достигнут предусмотренный Конвенцией результат. В частности, необходимо продемонстрировать, что процессуальные меры, предусмотренные внутригосударственным законодательством и правоприменительной практикой, являются эффективными в случаях, когда обвиняемое в совершении преступления лицо не отказалось от своего права присутствовать в судебном заседании и защищать себя лично и не старалось избежать судебного процесса (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Сейдович против Италии", § 83).

41. Хотя и не являясь абсолютным, право каждого лица, обвиняемого в преступлении, на эффективную защиту с помощью адвоката, при необходимости назначенного государством, относится к одной из основополагающих черт справедливого судебного разбирательства (см. Постановление Европейского Суда от 23 ноября 1993 г. по делу "Пуатримоль против Франции" (Poitrimol v. France), Series A, N 277-A, § 34). Лицо, обвиняемое в совершении преступления, не утрачивает это право только из-за того, что лично не присутствует в судебном заседании (см. Постановление Европейского Суда от 31 марта 2005 г. по делу "Мариани против Франции" (Mariani v. France), жалоба N 43640/98, § 40). Для системы уголовного судопроизводства особенно важно, чтобы обвиняемому была обеспечена надлежащая защита как в суде первой инстанции, так и в суде кассационной инстанции (см. Постановление Европейского Суда от 22 сентября 1994 г. по делу "Лала против Нидерландов" (Lala v. Netherlands), Series A, N 297-A, § 33, и Постановление Европейского Суда от 22 сентября 1994 г. по делу "Пелладоа против Нидерландов" (Pelladoah v. Netherlands), Series A, N 297-B, § 40).

2. Применение вышеуказанных принципов в настоящем деле

 

42. Принимая решение о том, было ли производство по уголовному делу в отношении заявителя справедливым, Европейский Суд рассмотрит всю процедуру судопроизводства по делу в целом (см. Постановление Европейского Суда от 16 декабря 1992 г. по делу "Эдвардс против Соединенного Королевства" (Edwards v. United Kingdom), Series A, N 247-B, § 34).

 

(а) Удаление из зала суда

43. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд напоминает, что во время судебного заседания заявитель был удален из зала суда за высказывание угроз в адрес лиц, присутствовавших в заседании. Судья определил, что заявителя должны были доставить в зал суда в конце судебного разбирательства для выступления с последним словом. В результате все доказательства, включая показания свидетелей (но не ограничиваясь ими), были исследованы в отсутствие заявителя. На этом этапе рассмотрения дела интересы заявителя не представлял адвокат, от услуг которого заявитель отказался ранее.

44. Прежде всего Европейский Суд отмечает, что для надлежащего отправления правосудия крайне важно, чтобы судебное разбирательство характеризовалось проявлением уважения и порядком. Явное пренебрежение подсудимым элементарными правилами надлежащего поведения не может и не должно игнорироваться.

45. Европейский Суд согласен с тем, что заявитель вел себя таким образом, что его поведение могло оправдать удаление из зала суда и проведение дальнейшего разбирательства в его отсутствие. Однако председательствовавший судья должен был убедиться, что заявитель мог разумно предвидеть последствия своего поведения (см. упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Джонс против Соединенного Королевства").

46. Европейский Суд не усматривает в предоставленных ему материалах никаких доказательств того, что заявителя проинформировали о последствиях его удаления из зала суда и, в частности, о том факте, что, если суд решит продолжить рассмотрение дела в отсутствие заявителя, он это сделает и без назначения адвоката для представления интересов заявителя. При таких обстоятельствах Европейский Суд не может прийти к выводу, что, несмотря на свое нарушающее порядок судебного заседания и неуправляемое поведение, заявитель безусловно отказался бы от права присутствовать лично или посредством представителя в суде первой инстанции. Удаление заявителя из зала суда означало, что он не мог реализовать ни одно из указанных прав, когда судья принял решение продолжить исследование доказательств в его отсутствие.

47. Далее Европейский Суд должен определить, компенсировал ли суд кассационной инстанции нарушение права заявителя присутствовать лично или посредством представителя в судебном заседании (см. Постановление Европейского Суда от 26 октября 1984 г. по делу "Де Куббер против Бельгии" (De Cubber v. Belgium), Series A, N 86, § 33).

 

(b) Производство в суде кассационной инстанции

48. Европейский Суд отмечает, что в Российской Федерации суд кассационной инстанции имеет право рассматривать вопросы как права, так и фактов. Таким образом, областной суд имел право полностью пересмотреть дело и рассмотреть дополнительные доводы, которые не были исследованы в суде первой инстанции. Кроме того, заявитель мог ходатайствовать перед областным судом о допросе свидетелей или исследовании иных доказательств.

49. Учитывая тяжесть предъявленного заявителю обвинения и серьезность возможно грозящего ему наказания, а также неопределенность положения заявителя в результате удаления его из зала суда, Европейский Суд полагает, что помощь адвоката на этом этапе рассмотрения дела была существенной для заявителя, поскольку адвокат мог эффективно обратить внимание кассационного суда на любой существенный довод в пользу заявителя, который мог бы повлиять на решение суда.

50. Европейский Суд также отмечает, что согласно толкованию Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации Конституционным Судом Российской Федерации бремя назначения адвоката на каждом этапе производства по делу лежит на соответствующем органе государственной власти. Следовательно, органы судебной власти были обязаны назначить заявителю адвоката, чтобы обеспечить ему эффективную защиту его прав.

51. Власти Российской Федерации признали, что на первом этапе рассмотрения дела заявителя, завершившемся 11 ноября 2003 г., не были обеспечены все гарантии, связанные с правовой помощью. Однако власти Российской Федерации утверждали, что это процессуальное нарушение было исправлено, так как соответствующее кассационное решение* (* Так в оригинале. Употреблен термин "appeal judgement", который дословно переводится как "кассационное решение" или "кассационный приговор". Исходя из содержания настоящего Постановления (см. §§ 1315 настоящего Постановления) речь, по-видимому, идет о кассационном определении Смоленского областного суда от 11 ноября 2003 г. (прим. переводчика).) было отменено 27 декабря 2006 г. в порядке надзора, а заявителю была впоследствии предоставлена правовая помощь в новом заседании суда кассационной инстанции.

52. В этом отношении Европейский Суд повторяет, что назначение адвоката само по себе не обязательно означает соблюдение требования подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Одно лишь назначение адвоката не гарантирует эффективной помощи, поскольку назначенному адвокату могут помешать осуществлять свои обязанности или он или она могут от них уклониться. Если власти уведомлены о ситуации, они должны либо заменить адвоката, либо заставить его или ее выполнять свои обязанности (см. Постановление Европейского Суда от 13 мая 1980 г. по делу "Артико против Италии" (Artico v. Italy), Series A, N 37, § 33).

Тем не менее государство-ответчик не может нести ответственности за каждый недочет в работе назначенного адвоката. Из принципа независимости профессии адвоката следует, что осуществление защиты представляет собой отношения исключительно между подсудимым и его адвокатом независимо от того, назначен ли адвокат государством или нанят в частном порядке. Европейский Суд полагает, что в соответствии с подпунктом "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции от компетентных органов государственной власти требуется вмешиваться только в случаях, когда неспособность назначенного адвоката эффективно представлять интересы подсудимого является очевидной или становится известной властям иным способом (см. Постановление Европейского Суда от 19 декабря 1989 г. по делу "Камасинский против Австрии" (Kamasinski v. Austria), Series A, N 168, § 67).

53. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что назначенный государством адвокат Д. предприняла определенные шаги для подготовки защиты заявителя в заседании суда кассационной инстанции. Она изучила материалы дела и затем присутствовала в судебном заседании, где выступила перед судом в защиту заявителя, основываясь на кассационной жалобе, поданной самим заявителем.

54. Европейский Суд также отмечает, что, даже хотя у нее было достаточно возможностей это сделать, адвокат Д. ни разу не встретилась с заявителем и не общалась с ним каким-либо иным образом. Аналогично и суд кассационной инстанции несмотря на то, что заявитель уведомил его о сложившейся ситуации, не предпринял никаких действий по исправлению этого упущения. Европейский Суд не согласен с доводом властей Российской Федерации, что заявитель не просил суд кассационной инстанции заменить адвоката Д. Указанный недостаток защиты был явным, и на властях государства-ответчика лежало бремя вмешательства в ситуацию.

55. В данных обстоятельствах Европейский Суд полагает, что отсутствие личного общения с заявителем и какого-либо обсуждения с ним позиции защиты перед заседанием суда кассационной инстанции в совокупности с тем обстоятельством, что назначенный адвокат не подготовила своей жалобы и участвовала в деле, основываясь на жалобе заявителя, поданной четыре года ранее, непоправимо ухудшили эффективность правовой помощи, оказываемой Д.

56. Указанные рассуждения являются достаточными для того, чтобы Европейский Суд пришел к выводу о том, что Смоленский областной суд не гарантировал право заявителя на эффективную правовую помощь в заседании суда кассационной инстанции 13 февраля 2007 г.

 

(с) Выводы

57. С учетом вышеизложенного Европейский Суд полагает, что рассмотрение уголовного дела заявителя не являлось справедливым, при этом было нарушено право заявителя защищать себя в суде лично или посредством представителя. Данное нарушение не было исправлено в кассационном суде из-за неспособности властей обеспечить эффективное представление интересов заявителя в заседании суда второй инстанции.

58. Следовательно, заявитель все еще может утверждать, что является жертвой нарушения Конвенции по смыслу статьи 34 Конвенции. В связи с этим Европейский Суд отклоняет соответствующее возражение властей Российской Федерации и считает, что имело место нарушение пункта 1 и подпунктов "с" и "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции.

II. Иные предполагаемые нарушения статьи 6 Конвенции

 

59. Ссылаясь на пункты 2 и 3 статьи 6 Конвенции, заявитель также утверждал, что суд первой инстанции использовал недопустимые доказательства и что судья пристрастно относился к нему, поскольку уже выносил обвинительные приговоры в двух других делах против заявителя.

60. Однако, принимая во внимание представленные ему материалы, Европейский Суд приходит к выводу, что обжалуемые события не свидетельствуют о каких-либо проявлениях нарушений прав и свобод, закрепленных в Конвенции или Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции как явно необоснованная.

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

61. Статья 41 Конвенции гласит:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

А. Ущерб

 

62. Заявитель потребовал 300 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

63. Власти Российской Федерации утверждали, что права заявителя, гарантированные Конвенцией, нарушены не были. В любом случае они считали требования заявителя чрезмерными и полагали, что установление факта нарушения будет являться достаточной справедливой компенсацией.

64. Европейский Суд не усматривает причинно-следственной связи между установленным нарушением и заявленным материальным ущербом, поэтому он отклоняет это требование. Европейский Суд считает, что заявителю был причинен моральный вред, который не может быть компенсирован одним фактом установления нарушения. Принимая решение на основе принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 2 000 евро плюс любой налог, который может быть начислен на эту сумму. Европейский Суд также отмечает, что статья 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации позволяет возобновить производство по уголовному делу, если Европейский Суд устанавливает нарушение Конвенции.

В. Судебные расходы и издержки

 

65. Заявитель также требовал, не указывая конкретной суммы, компенсации за правовую помощь своих представителей, оказанную при рассмотрении жалобы в Европейском Суде pro bono* (* Pro bono (лат.) - безвозмездно, бесплатно (прим. переводчика).).

66. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не подтвердил требование компенсации судебных расходов и издержек и что это требование должно быть полностью отклонено.

67. Согласно правоприменительной практике Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение его расходов и издержек только в той части, в которой будет доказано, что данные расходы были понесены в действительности и по необходимости и являлись разумными по размеру. В настоящем деле заявителю уже было выплачено 850 евро в качестве правовой помощи. При таких обстоятельствах Европейский Суд не считает необходимым присуждать компенсацию по данному основанию.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

68. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

На основании изложенного Суд единогласно:

1) решил рассмотреть одновременно с существом жалобы довод властей Российской Федерации относительно утраты заявителем статуса жертвы и отклонил этот довод;

2) объявил, что жалоба заявителя относительно несправедливости производства по его уголовному делу является приемлемой для рассмотрения по существу, а остальная часть жалобы - неприемлемой;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 и подпунктов "с" и "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 2 000 евро (две тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, установленному на день оплаты, а также любые налоги, начисляемые на указанную сумму;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на указанную сумму должен начисляться простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка, действующей на период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 30 июля 2009 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь
Секции Суда

Нина Ваич
Председатель
Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 июля 2009 г. Дело "Ананьев (Ananyev) против Российской Федерации" (Жалоба N 20292/04) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2012


Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева