Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 2 октября 2012 г. Дело "Веселов и другие против России" [Veselov and Others v. Russia] (жалобы NN 23200/10, 24009/07 и 556/10) (I Секция) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(I Секция)

 

Дело "Веселов и другие против России"
[Veselov and Others v. Russia]
(Жалобы NN 23200/10, 24009/07 и 556/10)

 

Постановление Суда от 2 октября 2012 г.
(извлечение)

 

Обстоятельства дела

 

Три заявителя стали объектами негласных мероприятий, проведенных милицией в форме проверочных закупок наркотиков. Каждый из них умышленно приобрел запрещенные вещества в ходе проверочных закупок, и в результате этих операций они были осуждены за сбыт наркотиков. В своих жалобах в Европейский Суд заявители утверждали, что их действия не были типичными* (*Имеется в виду ссылка заявителей на то, что они приобретали наркотики впервые (прим. переводчика).) и объяснялись подстрекательством милиции, а также указывали, что проверочные закупки были организованы произвольно в отсутствие предварительной информации о какой-либо преступной деятельности с их стороны, в связи с чем осуждение являлось несправедливым. Они также жаловались на то, что их доводы о провокации не были надлежащим образом рассмотрены в национальных разбирательствах.

Вопросы права

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. Европейский Суд напомнил общие принципы своей обширной прецедентной практики по этому вопросу. В частности, при проведении проверочных закупок национальные власти обязаны обеспечить, чтобы способ проведения проверочных закупок исключал возможность злоупотребления властью, в частности, провокации. Таким образом, существенное значение имеет система ответственности, которая в данном случае отсутствовала. Не была создана ясная и предсказуемая процедура санкционирования проверочных закупок, отсутствовала надлежащая регулятивная база, и российская система в этом отношении не получила развития, несмотря на установленные в предыдущих делах недостатки* (*См. Постановление Европейского Суда от 15 декабря 2005 г. по делу "Ваньян против России" [Vanyan v. Russia], жалоба N 53203/99. Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2006, Постановление Европейского Суда от 26 октября 2006 г. по делу "Худобин против России" [Khudobin v. Russia], жалоба N 59696/00, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 90. Опубликовано там же. N 11/2007, Постановление Европейского Суда от 4 ноября 2010 г. по делу "Банникова против России" [Bannikova v. Russia], жалоба N 18757/06, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 135. Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 4/2011.). Это свидетельствует о структурной проблеме российской системы, которая в отличие от большинства других государств-ответчиков не предусматривает при проведении негласных мероприятий процессуальных ограничений, например, таких как требование о получении санкции судьи или прокурора.

Недостатки российской нормативной базы усматриваются в настоящем деле, поскольку милиция не приняла иных следственных мер, помимо проверочных закупок, чтобы проверить подозрение в том, что заявители являлись наркодилерами. Кроме того, в каждом деле проведение закупки было назначено простым административным решением органа, который позднее осуществлял операцию, основанную на предположительно добровольном сообщении информации частным источником. Решение содержало недостаточно сведений относительно причин и целей планируемой проверочной закупки, и операция не подвергалась судебной проверке или иному независимому надзору.

Также в отношении двух заявителей частные источники ранее выступали в качестве милицейских информаторов. Ввиду повышенного риска злоупотребления процедурой в подобных делах эти источники должны оставаться строго пассивными в разбирательстве, чтобы не подстрекать к совершению преступления, но в данных случаях они играли активную роль* (*Играли роль покупателей при закупках (прим. переводчика).). Следовательно, требовалось особенно убедительное обоснование для закупок: они должны были исполняться в соответствии со строгой процедурой получения санкции и при условии ее документирования* (*Имеется в виду, что телефонные переговоры провокаторов с заявителями прослушивались, но не записывались милицией (прим. переводчика).) таким образом, чтобы обеспечить последующий независимый контроль за действиями участников. Но в деле заявителей власти не только не восполнили отсутствие процессуальных гарантий, а несправедливо извлекли из него выгоду.

Неудовлетворительная процедура получения санкции на проверочную закупку сделала заявителей объектом произвольных действий милиции и умалила справедливость уголовных разбирательств против них. Вместе с тем суды страны уклонились от адекватного рассмотрения довода заявителей о провокации и, в частности, не проверили основания проверочных закупок и поведение милиции и ее информаторов в отношении заявителей. С учетом этого уголовное разбирательство против всех троих заявителей было несовместимо с понятием справедливого судебного разбирательства.

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил каждому заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование третьего заявителя о компенсации материального ущерба отклонено.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 2 октября 2012 г. Дело "Веселов и другие против России" [Veselov and Others v. Russia] (жалобы NN 23200/10, 24009/07 и 556/10) (I Секция) (извлечение)


Текст постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2013


Перевод Г.А. Николаева