Определение Конституционного Суда РФ от 10 октября 2013 г. N 1496-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абидуева Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.Н. Абидуева, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Н. Абидуев оспаривает конституционность пункта 3 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации, согласно которому вступившие в законную силу судебные постановления могут быть пересмотрены по такому новому обстоятельству, как признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, решением Балтийского городского суда Калининградской области от 27 февраля 2004 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 апреля 2004 года, А.Н. Абидуеву было отказано в удовлетворении исковых требований к Калининградскому областному военному комиссариату о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья вследствие ранений, полученных во время участия в боевых действиях на территории Демократической Республики Афганистан в составе Вооруженных Сил РСФСР в 1983-1985 годах. Суды исходили в том числе из того, что заявитель не вправе требовать возмещения вреда по правилам статьи 1084 ГК Российской Федерации, поскольку ранения были получены им до 1 марта 1993 года, в то время как действие названной нормы в силу статьи 1 и части второй статьи 12 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" на этот период не распространяется.

А.Н. Абидуев обратился в Ленинградский районный суд города Калининграда с требованиями к Калининградскому областному военному комиссариату о возмещении убытков, причиненных повреждением здоровья при исполнении обязанностей военной службы, ссылаясь при этом на положения Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих". Определением Ленинградского районного суда города Калининграда от 13 марта 2007 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 6 июня 2007 года, производство по делу было прекращено, поскольку по заявленным истцом требованиям имеется вступившее в законную силу решение Балтийского городского суда Калининградской области от 27 февраля 2004 года, принятое с учетом положений Федерального закона "О статусе военнослужащих" по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Определениями Балтийского городского суда Калининградской области от 15 января 2008 года и от 21 января 2011 года (оставлены без изменения определениями судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 19 марта 2008 года и от 16 марта 2011 года) А.Н. Абидуеву было отказано в удовлетворении заявлений о пересмотре по вновь открывшимся и новым обстоятельствам решения Балтийского городского суда Калининградской области от 27 февраля 2004 года. При вынесении определения от 21 января 2011 года суд исходил, в частности, из того, что Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 года N 18-П по делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и статьи 1084 ГК Российской Федерации, на которое ссылался заявитель, не может служить основанием для пересмотра указанного решения, поскольку исследованные в нем Конституционным Судом Российской Федерации нормы при разрешении дела А.Н. Абидуева не применялись.

После принятия Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 17 мая 2011 года N 8-П по делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" и статьи 1084 ГК Российской Федерации А.Н. Абидуев вновь обратился с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам решения от 27 февраля 2004 года в Балтийский городской суд Калининградской области, который определением от 31 августа 2011 года в удовлетворении и этого заявления отказал: суд сослался на то, что положения статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", являвшиеся предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в названном Постановлении, в деле заявителя не применялись и что в соответствии с пунктом 4 его резолютивной части обязательным условием для пересмотра судебных постановлений является внесение федеральным законодателем необходимых изменений в действующее правовое регулирование, которые, однако, на тот момент еще внесены не были. Данное определение оставлено без изменения вышестоящим судом (определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 5 октября 2011 года); в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции также отказано (определение судьи Калининградского областного суда от 22 февраля 2012 года).

По мнению заявителя, пункт 3 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации не соответствует статьям 2, 3 (часть 2), 15 (часть 2), 18, 19 (части 1 и 2), 32 (часть 1), 46 (части 1 и 2) и 55 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку ставит граждан, по делам которых вступившие в законную силу судебные постановления могут быть пересмотрены в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации решения о признании нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации, в зависимость от внесения законодателем необходимых изменений в действующее правовое регулирование и, таким образом, лишает этих граждан возможности судебной защиты своих прав.

2. Согласно статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Закрепляя данное право, включающее и право на обжалование судебных актов, Конституция Российской Федерации непосредственно не предусматривает порядок и процедуру их проверки и пересмотра по жалобам заинтересованных лиц - соответствующее регулирование осуществляется на основе Конституции Российской Федерации федеральным законодателем, пределы усмотрения которого при установлении системы и полномочий судебных инстанций, последовательности и процедуры обжалования и оснований для отмены судебных актов по итогам их проверки компетентной судебной инстанцией достаточно широки, однако должны определяться исходя из конституционных целей и ценностей, а также общепризнанных принципов и норм международного права и международных обязательств Российской Федерации.

В действующей системе гражданского процессуального регулирования в качестве дополнительного способа обеспечения правосудности судебных решений применяется установленная главой 42 ГПК Российской Федерации процедура пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, призванная гарантировать справедливость судебных актов как необходимое условие судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, а также поддержания баланса таких ценностей, как справедливость и стабильность судебных актов.

Одним из оснований пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации является признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

2.1. Рассматривая вопросы оснований и механизма пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам заявителей, в которых оспариваемые нормы были признаны неконституционными либо были применены в неконституционном истолковании, повлекшем нарушение их конституционных прав и свобод, Конституционный Суд Российской Федерации отмечал следующее.

Согласно статье 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в решении Конституционного Суда Российской Федерации в зависимости от характера рассматриваемого вопроса может определяться порядок вступления решения в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения (пункт 12). В случае, если в решении Конституционного Суда Российской Федерации порядок вступления в силу, сроки и особенности его исполнения специально не оговорены, действует общий порядок, предусмотренный названным Федеральным конституционным законом.

Юридическим последствием постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании неконституционными акта или его отдельных положений, в том числе с учетом смысла, который им придан сложившейся правоприменительной практикой, является утрата ими силы, в частности, с момента провозглашения решения, т.е. на будущее время. Это означает, что с указанного момента такие акты или их отдельные положения не могут применяться и реализовываться каким-либо иным способом.

Как следует из части третьей статьи 79 и части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", признание Конституционным Судом Российской Федерации правового акта неконституционным имеет обратную силу в отношении дел граждан, обратившихся в Конституционный Суд Российской Федерации, а также в отношении неисполненных правоприменительных решений, вынесенных до принятия соответствующего решения Конституционным Судом Российской Федерации. Дела, которые послужили для заявителей поводом для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, во всяком случае подлежат пересмотру компетентными органами. Пересмотр осуществляется безотносительно к истечению сроков обращения в эти органы и независимо от того, имеются или отсутствуют основания для пересмотра, предусмотренные иными, помимо Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", актами. Что касается правоприменительных решений, основанных на признанном неконституционным акте, по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, то они подлежат пересмотру в установленных федеральным законом случаях. Это касается как не вступивших, так и вступивших в законную силу, но не исполненных или исполненных частично решений (определения от 5 февраля 2004 года N 78-О, от 27 мая 2004 года N 211-О, от 9 июня 2005 года N 220-О, от 2 ноября 2006 года N 409-О, от 1 июня 2010 года N 755-О-О).

Такой подход, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, обусловлен целями соблюдения баланса принципов правовой определенности, стабильности гражданского оборота и справедливого судебного разбирательства, несовместимого с ошибочным судебным актом.

Вместе с тем положения части первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в том числе предусматривающие вступление решения Конституционного Суда Российской Федерации в силу немедленно после провозглашения, сами по себе не определяют момент наступления правовых последствий признания акта неконституционным, а именно момент, с которого подлежит восстановлению нарушенное неконституционной нормой право. В зависимости от существа регулируемых отношений это может по-разному решаться законодателем, Конституционным Судом Российской Федерации, либо - при отсутствии специального регулирования или решения Конституционного Суда Российской Федерации - другими судами на основе непосредственного применения конституционных норм (часть четвертая статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Конституционный Суд Российской Федерации вправе определить в своем постановлении как порядок его вступления в силу, так и порядок, сроки и особенности исполнения (пункт 12 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"), в том числе исходя из необходимости обеспечения стабильности правоотношений в интересах субъектов права, отсрочить исполнение своего постановления и связать обязательность применения нормы с учетом выявленного им конституционно-правового смысла не с моментом вступления данного постановления в силу, а с иной, прямо указанной в его тексте, датой либо сроком (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 ноября 2012 года N 24-П, Определение от 11 ноября 2008 года N 556-О-Р).

2.2. Таким образом, положение пункта 3 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации, направленное на реализацию фундаментальных процессуальных гарантий участниками гражданского судопроизводства, призванное обеспечивать в целях соблюдения баланса конституционно защищаемых ценностей эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости, и вместе с тем - правовую определенность, включая признание законной силы судебных решений, их неопровержимости, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

Как усматривается из жалобы А.Н. Абидуева в Конституционный Суд Российской Федерации, приведенные им доводы свидетельствуют о том, что фактически он выражает несогласие с установлением и оценкой оснований, послуживших причиной для отказа судов общей юрисдикции в удовлетворении требований пересмотреть вынесенный по его делу судебный акт.

Между тем проверка правомерности отказа в пересмотре судебного постановления, вынесенного по делу заявителя, который не являлся участником конституционного судопроизводства по делу о признании правового акта неконституционным, как и разрешение вопроса о том, имеются ли основания для удовлетворения его требований о пересмотре судебного постановления по новым обстоятельствам, и определение наличия тех или иных препятствий для пересмотра судебных постановлений означают проверку законности и обоснованности соответствующих судебных постановлений, что в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абидуева Александра Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Согласно ГПК РФ судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по новым обстоятельствам. В их числе - признание неконституционным закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд (КС) РФ.

Гражданин оспаривал конституционность данной нормы ГПК РФ, поскольку ему отказали в пересмотре судебного решения по новым обстоятельствам. Отказ обосновывался тем, что положения, признанные неконституционными постановлением КС РФ, в его деле не применялись. Причем согласно резолютивной части данного постановления обязательным условием для пересмотра судебных актов являются изменения в федеральном законодательстве, которые на тот момент еще не были внесены.

КС РФ не принял жалобу заявителя к рассмотрению, отметив, в частности, следующее.

Признание акта неконституционным имеет обратную силу в отношении дел граждан, обратившихся в КС РФ, а также в отношении неисполненных правоприменительных решений, вынесенных до принятия решения КС РФ. Дела, послужившие поводом для обращения в КС РФ, во всяком случае подлежат пересмотру. Правоприменительные решения по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, подлежат пересмотру в установленных законом случаях. Это касается как не вступивших, так и вступивших в силу, но не исполненных или исполненных частично решений.

Положения Закона о КС РФ, определяющие момент вступления решений КС РФ в силу, сами по себе не устанавливают, когда наступают правовые последствия признания акта неконституционным. А именно: момент, с которого подлежит восстановлению нарушенное право. В зависимости от существа отношений это может по-разному решаться законодателем, КС РФ, либо - при отсутствии специального регулирования или решения КС РФ - другими судами на основе непосредственного применения конституционных норм.

КС РФ вправе определить в своем постановлении как порядок его вступления в силу, так и порядок, сроки и особенности исполнения. Чтобы обеспечить стабильность правоотношений в интересах субъектов права, КС РФ может отсрочить исполнение своего постановления и связать обязательность применения нормы с учетом выявленного конституционно-правового смысла не с моментом вступления данного постановления в силу, а с иной, прямо указанной в его тексте, датой либо сроком.


Определение Конституционного Суда РФ от 10 октября 2013 г. N 1496-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абидуева Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"



Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)