Постановление Европейского Суда по правам человека от 31 октября 2013 г. Дело "Эдуард Рожков (Eduard Rozhkov) против Российской Федерации" (Жалоба N 11469/05) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Эдуард Рожков (Eduard Rozhkov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 11469/05)

 

Постановление* Суда

 

Страсбург, 31 октября 2013 г.

 

* (* Настоящее Постановление вступило в силу 31 января 2014 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).)

 

По делу "Эдуард Рожков против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Изабель Берро-Лефевр, Председателя Палаты,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Мирьяны Лазаровой Трайковской,

Юлии Лаффранк,

Ксении Туркович,

Дмитрия Дедова, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 8 октября 2013 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 11469/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Эдуардом Васильевичем Рожковым (далее - заявитель) 25 февраля 2005 г.

2. Заявитель был представлен адвокатом Пашуковым, практикующим в г. Сочи. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что он не был законно представлен в суде кассационной инстанции 6 октября 2004 г.

4. 17 февраля 2009 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Конвенции было принято решение об одновременном рассмотрении жалобы по вопросу приемлемости и по существу.

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

5. Заявитель родился в 1969 году и проживает в г. Краснодаре.

6. 26 января 2004 г. заявителю было предъявлено обвинение в совершении умышленного убийства. Юридическую помощь ему оказывал адвокат, и он ходатайствовал о квалификации преступления как непредумышленного убийства. 5 августа 2004 г. Новокубанский районный суд Краснодарского края признал заявителя виновным в умышленном убийстве и приговорил его к 10 годам лишения свободы.

7. 14 августа 2004 г. заявитель и его защитник представили кассационную жалобу, в которой они ходатайствовали о переквалификации преступления как непредумышленного убийства и оспаривали выводы, сделанные судом первой инстанции.

8. 15 сентября 2004 г. слушание дела в кассационном порядке было перенесено, поскольку заявитель и его адвокат не были надлежащим образом извещены о нем за 14 дней.

9. Власти Российской Федерации представили судебную повестку, подготовленную Краснодарским краевым судом 22 сентября 2004 г., в которой заявитель и его адвокат извещались о дате предстоящих слушаний, назначенных на 6 октября 2004 г. По утверждению властей Российской Федерации, копия повестки была отправлена по адресу адвоката.

10. 6 октября 2004 г. Краснодарский краевой суд оставил постановление от 5 августа 2004 г. без изменений. Сторона обвинения и заявитель, но не его адвокат присутствовали на слушаниях.

II. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

A. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

11. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - УПК РФ), вступивший в силу с 1 июля 2002 г., предусматривает:

 

"Статья 51. Обязательное участие защитника

1. Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

1) подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 настоящего Кодекса...

3. Если в случаях, предусмотренных частью первой настоящей статьи, защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то дознаватель, следователь или суд обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве

 

Статья 52. Отказ от защитника

1. Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде. Если отказ от защитника заявляется во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия".

B. Судебная практика Конституционного Суда Российской Федерации

 

12. Рассматривая вопрос о конституционности статьи 51 УПК РФ, Конституционный Суд Российской Федерации определил следующее (Определение от 18 декабря 2003 г. N 497-О):

 

"Часть первая статьи 51 УПК Российской Федерации, устанавливая случаи обязательного участия в уголовном деле защитника, не содержит каких-либо указаний на то, что ее положения не подлежат применению в стадии кассационного производства, в связи с чем может быть ограничено право осужденного на помощь адвоката (защитника)".

13. Это положение последовательно подтверждалось и развивалось в семи решениях, принятых Конституционным Судом Российской Федерации 8 февраля 2007 г. Он установил, что бесплатная юридическая помощь при разбирательстве дела в суде кассационной инстанции предоставляется на тех же условиях, что и на предыдущих стадиях судебного производства, и является обязательной в случаях, предусмотренных статьей 51 УПК РФ. Далее суд подчеркнул обязанность судов обеспечить участие представителя обвиняемого на стадии кассационного разбирательства.

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

14. Заявитель, ссылаясь на пункт 1 и подпункт "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции, жаловался на то, что Краснодарский краевой суд не обеспечил присутствия его адвоката на слушании дела в кассационной инстанции, в то время как прокурор присутствовал на слушаниях и представлял объяснения. Соответствующие положения статьи 6 Конвенции гласят:

 

"1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела... судом...

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

...(c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника...".

A. Доводы сторон

 

15. Власти Российской Федерации прежде всего утверждали, что заявитель не ходатайствовал перед судом ни о своем личном присутствии на кассационном слушании, ни о присутствии адвоката. Они далее указывали, что защитник заявителя был извещен о дате кассационного слушания, но не явился на него. Заявитель не ходатайствовал перед судом о назначении другого адвоката либо о переносе слушания. Адвокат заявителя не предоставил письменных объяснений, в которых он бы исчерпывающе изложил свои доводы. Право заявителя на защиту, таким образом, нарушено не было.

16. Заявитель настаивал на своей жалобе.

B. Мнение Европейского Суда

 

1. Приемлемость жалобы

 

17. Европейский Суд считает, что жалоба заявителя не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

2. Существо жалобы

 

(a) Общие принципы

 

18. Европейский Суд отмечает, что требования пункта 3 статьи 6 Конвенции должны рассматриваться как отдельные элементы права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и, таким образом, жалобы заявителя по пунктам 1 и 3 статьи 6 Конвенции должны быть рассмотрены совместно (см. Постановление Европейского Суда по делу "Вашер против Франции" (Vacher v. France) от 17 декабря 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-VI, p. 2147, § 22).

19. Что касается подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции, Европейский Суд напоминает, что в то время как он предоставляет каждому обвиняемому в совершении преступления право "защищать себя_ с помощью_ защитника", он не уточняет способ реализации этого права. Таким образом, он оставляет за Высокими Договаривающимися Сторонами выбор средства обеспечения данного права в их правовых системах, а задача Европейского Суда состоит лишь в том, чтобы проверить, соответствует ли избранный ими способ требованию справедливого суда (см. Постановление Европейского Суда по делу "Каранта против Швейцарии" (Quaranta v. Switzerland) от 24 мая 1991 г., § 30, Series A, N 205).

20. В ряде дел Европейский Суд уже устанавливал, что государственные органы могут нести ответственность за обеспечение законного представительства обвиняемого в суде кассационной инстанции. Факторы, влияющие на определение этой ответственности, включают: а) объем полномочий конкретного кассационного суда (распространяются ли они на вопросы фактов и права, вправе ли суд полностью пересмотреть дело и рассматривать дополнительные доводы, которые не были изучены в суде первой инстанции), b) тяжесть обвинений, предъявленных заявителю, а также c) суровость наказания, которое грозит обвиняемому (см. Постановление Европейского Суда по делу "Максвелл против Соединенного Королевства" (Maxwell v. United Kingdom) от 28 октября 1994 г., § 40, Series A, N 300-C, Постановление Европейского Суда по делу "Шилбергс против Российской Федерации" (Shilbergs v. Russia) от 17 декабря 2009 г., жалоба N 20075/03* (* Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 3/2010.), § 123, Постановление Европейского Суда по делу "Потапов против Российской Федерации" (Potapov v. Russia) от 16 июля 2009 г., жалоба N 14934/03* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 11/2012.), § 24, Постановление Европейского Суда по делу "Шулепов против Российской Федерации" (Shulepov v. Russia) от 26 июня 2008 г., жалоба N 15435/03* (* Там же. N 6/2009.), §§ 34-39, а также Постановление Европейского Суда по делу "Шугаев против Российской Федерации" (Shugayev v. Russia) от 14 января 2010 г., жалоба N 11020/03* (* Там же. N 6/2010.), §§ 53-60).

(b) Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

 

21. Европейский Суд отмечал ранее, что юрисдикция суда кассационной инстанции в правовой системе Российской Федерации распространяется на вопросы как фактов, так и права (см. например, Постановление Европейского Суда по делу "Сидорова (Адукевич) против Российской Федерации" (Sidorova (Adukevich) v. Russia) от 14 февраля 2008 г., жалоба N 4537/04* (* Там же. N 4/2009.), § 25, а также упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Шулепов против Российской Федерации"). В своей кассационной жалобе заявитель оспаривал приговор по вопросам фактов и права. Краснодарский областной суд, таким образом, был призван установить виновность или невиновность заявителя в рамках кассационного производства. По мнению Европейского Суда, вопросы, поднятые заявителем в его кассационной жалобе, вполне могут считаться достаточно сложными с фактической и юридической точек зрения. Не следует упускать из виду и тот факт, что прокурор присутствовал на слушаниях и высказывал свою позицию в кассационном суде.

22. Поскольку властями Российской Федерации утверждается, что заявитель в своей кассационной жалобе не заявил о своем желании присутствовать на слушаниях и тем самым отказался от своего права, Европейский Суд считает необходимым отметить следующее.

23. Из утверждений сторон и документов, предоставленных в Европейский Суд, следует, что в суде первой инстанции юридическую помощь заявителю оказывал выбранный им защитник. Тот же защитник присоединился к заявителю в его кассационной жалобе. Данный вывод подтверждается тем фактом, что Краснодарский областной суд принял к рассмотрению кассационную жалобу адвоката и предположительно направил в его адрес повестку с уведомлением о назначенных слушаниях. Нет каких-либо указаний на то, что заявитель отказался, прямо ли косвенно, и в соответствии с упомянутыми выше требованиями (см. § 11 настоящего Постановления) от своего права на помощь защитника в кассационном суде.

24. Учитывая положения статьи 51 УПК РФ (см. § 11 настоящего Постановления), а также толкование этих положений Конституционным Судом Российской Федерации (см. §§ 12-13 настоящего Постановления), Европейский Суд считает, что представительство заявителя в кассационном суде согласно законодательству Российской Федерации было обязательным. Что касается утверждений властей Российской Федерации о том, что заявитель должен был сам обеспечить явку своего защитника в кассационном суде, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не представили каких-либо правовых оснований возникновения у заявителя этой обязанности, и он неоднократно решал, что эффективность гарантии правового представительства при отказе от такового согласно статье 51 УПК РФ могла бы снизиться при отсутствии соответствующей обязанности судов проверять законность проведения слушаний в отсутствие защитника обвиняемого (см. Постановление Европейского Суда по делу "Григорьевских против Российской Федерации" (Grigoryevskikh v. Russia) от 9 апреля 2009 г., жалоба N 22/03* (* Там же. N 2/2010.), § 90).

25. Европейский Суд, таким образом, приходит к выводу, что в обязанности суда кассационной инстанции входила проверка наличия действительного отказа заявителя от защитника и в случае его отсутствия назначение защитника, как того требует пункт 1 части первой статьи 51 УПК РФ, или перенос слушаний по делу. Учитывая серьезность предъявленных заявителю обвинений и суровость приговора, который мог бы быть вынесен, соблюдение судом этой гарантии приобретает еще большее значение.

26. Следовательно, Европейский Суд полагает, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с подпунктом "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции.

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

27. Заявитель также жаловался на нарушение его прав в ходе предварительного расследования и суда, а также на отсутствие эффективных средств правовой защиты и дискриминацию. В этой связи он ссылался на статьи 1, 2, 3, 5, 8, 13, 14 и 17 Конвенции. Европейский Суд полагает, что с учетом документов, имеющихся в его распоряжении, а также в той части, в которой обжалуемые факты подпадают под его компетенцию, она не содержит каких-либо признаков нарушения прав и свобод, установленных Конвенцией и Протоколами к ней. Исходя из изложенного Европейский Суд отклоняет их как явно необоснованные в соответствии с подпунктом "а" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции. Таким образом, в этой части жалобы должны быть отклонены как явно необоснованные в значении пунктов 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

28. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

 

29. Заявитель требовал 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

30. Власти Российской Федерации считали эти требования чрезмерными.

31. Европейский Суд согласен с тем, что заявитель испытал моральные страдания, которые не могут быть компенсировал лишь признанием факта нарушения. Исходя из принципа справедливости Европейский Суд присуждает заявителю 4 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.

B. Судебные расходы и издержки

 

32. Заявитель не требовал компенсации судебных расходов и издержек. Соответственно, отсутствуют причины присуждать какие-либо суммы по этому основанию.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

33. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу, касающуюся отсутствия защитника заявителя на слушаниях в кассационной инстанции, приемлемой, а остальную часть жалобы - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с подпунктом "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 4 000 евро (четыре тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, начисляемые на указанную сумму;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эту сумму должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшиеся требования заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 31 ноября 2013 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь
Секции Суда

Изабель Берро-Лефевр
Председатель
Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 31 октября 2013 г. Дело "Эдуард Рожков (Eduard Rozhkov) против Российской Федерации" (Жалоба N 11469/05) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2014


Перевод к.ю.н. Н.В. Прусаковой