Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 июля 2015 г. N С01-586/2015 по делу N А40-88731/2014 Суд оставил без изменения принятое по делу решение о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав исполнителей и изготовителей фонограмм, поскольку факт осуществления публичного исполнения спорных фонограмм подтверждается представленными доказательствами

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 июля 2015 г. N С01-586/2015 по делу N А40-88731/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 30 июля 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 июля 2015 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий - судья Голофаев В.В.,

судьи - Булгаков Д.А., Васильева Т.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с

ограниченной ответственностью "Сирень" на решение Арбитражного суда города Москвы от 18.02.2015 (судья Мищенко А.В.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2015 (судьи Расторгуев Е.Б., Левченко Н.И., Трубицын А.И.) по делу N А40-88731/2014

по иску Общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (Шелепихинская набережная, д. 8А, Москва, 123290, ОГРН 1087799012707)

к обществу с ограниченной ответственностью "Сирень" (ул. Шоссейная, д. 1/2, корп. 4, Москва, 109548, ОГРН 1027739747375)

о защите исключительных прав и взыскании компенсации.

В судебном заседании приняли участие представители: от истца: Щербакова О.И., по доверенности от 24.06.2015; Полиманчик Н.А., по доверенности от 16.03.2015;

от ответчика: Злобин К.В., по доверенности от 07.07.2014; Зайцев Д.С., по доверенности от 07.07.2014.

Суд по интеллектуальным правам установил:

общероссийская общественная организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (далее - ВОИС, истец) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Сирень" (далее - ООО "Сирень", ответчик) о запрете сообщать в эфир фонограммы, опубликованные в коммерческих целях, без уплаты вознаграждения в пользу исполнителей и изготовителей фонограмм, и взыскании 238 000 рублей компенсации за нарушение исключительных смежных прав.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.02.2015 иск удовлетворен частично: ответчику запрещено сообщать в эфир фонограммы, опубликованные в коммерческих целях, без уплаты вознаграждения в пользу исполнителей и изготовителей фонограмм, с него взыскана компенсация в размере 70 000 рублей.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2015 решение суда первой инстанции изменено в части размера взысканной суммы - с ответчика взыскано 140 000 рублей компенсации.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит решение и постановление отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В кассационной жалобе ООО "Сирень" выражает несогласие с результатами оценки судами имеющейся в материалах дела видеозаписи. Полагает, что она не подтверждает нарушение ответчиком исключительных прав. Обращает внимание на противоречие в доказательствах, а именно - указание различных дат на видеозаписи, в заключении специалиста, а также требовании о выплате компенсации. Н этом основании считает указанные видеозапись и заключение специалиста неотносимыми доказательствами.

Отзыв на кассационную жалобу истцом не представлен.

В судебном заседании кассационной инстанции представители ответчика кассационную жалобу поддержали, представители истца возражали против ее удовлетворения.

Обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в силу нижеследующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если этим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1304 ГК РФ, объектами смежных прав, в том числе, являются исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров - постановщиков спектаклей (исполнения), если эти исполнения выражаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств; фонограммы, то есть любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение.

Подпунктом 8 пункта 2 статьи 1317 и подпунктом 1 пункта 2 статьи 1324 ГК РФ предусмотрено, что использованием исполнения и использованием фонограммы считается публичное исполнение записи исполнения, то есть любое сообщение записи с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается запись в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением.

Статьей 1311 ГК РФ предусмотрено, что в случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 этого Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров фонограммы или в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта.

В силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ компенсация за нарушение исключительного права подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.

Согласно разъяснениям, данным в пунктах 43, 43.2, 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 5/29), применяя положения статей 1299-1301, 1309-1311, 1515 и 1537 ГК РФ о взыскании компенсации, суды должны учитывать, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков. Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем 2 статьи 1301, абзацем 2 статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпункта 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Из приведенных положений следует, что при предъявлении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права доказыванию подлежит наличие прав правообладателя на фонограмму, а также факт незаконного использования этой фонограммы.

Установление указанных выше обстоятельств является существенным для дела и от их установления зависит правильное разрешение настоящего спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Согласно пункту 3 статьи 1244 ГК РФ организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 Кодекса, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

Бремя доказывания наличия права на обращение с иском в защиту нарушенных прав исполнителей и изготовителей фонограмм возлагается на истца, осуществляющего на профессиональной основе деятельность по управлению такими правами на коллективной основе.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 32 постановления N 5/29 лицом, осуществляющим публичное исполнение, является юридическое или физическое лицо, организующее публичное исполнение в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, то есть лицо, которое берет на себя инициативу и ответственность за проведение соответствующего мероприятия.

Именно это лицо должно заключить договор о предоставлении ему права на публичное исполнение с правообладателем или организацией по управлению правами на коллективной основе и выплачивать полагающееся вознаграждение.

Согласно пункту 2 статьи 1326 ГК РФ сбор с пользователей вознаграждения и его распределение осуществляются только организациями, получившими государственную аккредитацию в установленной сфере деятельности.

Наличие у ВОИС государственной аккредитации на осуществление прав исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, подтверждено имеющимися в деле доказательствами и ответчиком не оспаривается.

Как установлено судами и следует из материалов дела, исковые требования мотивированы тем, что 10.09.2013 в период с 19 часов 12 минут до 19 часов 34 минут в ТЦ "Сирень", принадлежащем ответчику, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Шоссейная, д. 1/2, стр. 4, был установлен факт осуществления публичного исполнения следующих фонограмм: 1. "Молодые ветра", 2. "Шелковое сердце", 3. "Ты должна рядом быть", "Восточная", 5. "Там, за туманами", 6. "10 капель", 7. "Прощай".

В подтверждение данного факта истцом представлены видеозапись публичного исполнения фонограмм, заключение специалиста.

Суд первой инстанции, оценив представленные в дело доказательства, пришел к выводу о нарушении ответчиком исключительных прав исполнителей и изготовителей спорных фонограмм.

Судом удовлетворено требование истца о запрещении ООО "Сирень" сообщать в эфир фонограммы, опубликованные в коммерческих целях, без уплаты вознаграждения в пользу исполнителей и изготовителей фонограмм.

При этом судом первой инстанции был снижен заявленный размер компенсации до 70 000 рублей, исходя из минимального размера компенсации за каждый случай неправомерного использования каждой фонограммы, принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело, решение суда изменил в связи с допущенным судом первой инстанции нарушением норм материального права при расчете размера компенсации. С учетом допущенного ответчиком нарушения прав 7 исполнителей и 7 изготовителей спорных фонограмм суд апелляционной инстанции взыскал 140 000 рублей из расчета 10 000 рублей за каждое нарушение.

Суд по интеллектуальным правам считает, что указанные выводы суда апелляционной инстанции соответствуют имеющимся в деле доказательствам и закону.

Довод заявителя кассационной жалобы о наличии противоречий в датах публичного исполнения фонограмм подлежит отклонению, поскольку не опровергает факт публичного исполнения фонограмм.

Нарушений требований процессуального законодательства при сборе и оценке судом доказательств по делу суд кассационной инстанции не усматривает.

С учетом изложенного, доводы кассационной жалобы, сводящиеся к несогласию с выводами судов первой и апелляционной инстанций относительно установленных обстоятельств спора, подлежат отклонению судом кассационной инстанции, поскольку направлены на их переоценку, что в силу статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается в суде кассационной инстанции.

Поскольку судами первой и апелляционной инстанций исследованы все представленные сторонами доказательства и оценены доводы и возражения участвующих в деле лиц, установлены все обстоятельства, установление которых необходимо для правильного разрешения данного спора, судом апелляционной инстанции правильно применены нормы материального права, оснований для отмены обжалуемых в кассационном порядке судебных актов не имеется.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом того, что постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2015 решение суда первой инстанции правомерно изменено, в резолютивной части постановления суда кассационной инстанции не указывается на сохранение в силе обжалуемого решения суда первой инстанции.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2015 по делу N А40-88731/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Сирень" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия

 

Председательствующий судья

В.В. Голофаев

 

Судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

Т.В. Васильева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 июля 2015 г. N С01-586/2015 по делу N А40-88731/2014


Текст постановления официально опубликован не был