Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 30 июля 2015 г. N АПЛ15-282 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании частично недействующими пунктов 9, 28 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утв. постановлением Правительства РФ от 4 мая 2012 г. N 442, оставлено без изменения

Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 30 июля 2015 г. N АПЛ15-282

 

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Корчашкиной Т.Е.,

при секретаре Горбачевой Е.А.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по заявлению открытого акционерного общества "Вологодская сбытовая компания" о признании частично недействующими пунктов 9, 28 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 г. N 442,

по апелляционной жалобе общества на решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2015 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителей заявителя Шульгина Ю.В., Жгулева А.А., Деменковой М.М. и Темиржанова М.К., поддержавших апелляционную жалобу, представителей Правительства Российской Федерации Савкина А.В. и Канева Д.Р., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 г. N 442, опубликованным 4 июня 2012 г. в Собрании законодательства Российской Федерации, N 23, утверждены Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии (далее - Основные положения), устанавливающие правовые основы функционирования розничных рынков электрической энергии.

Раздел II Основных положений, регламентирующий правила деятельности гарантирующих поставщиков электрической энергии (далее - гарантирующие поставщики), в пункте 9 предусматривает, что организация, имеющая статус гарантирующего поставщика, осуществляет деятельность в качестве гарантирующего поставщика до присвоения статуса гарантирующего поставщика в соответствующей зоне деятельности другой организации в порядке, определенном в разделе XI Основных положений (абзац первый); гарантирующий поставщик обязан заключать в соответствии с разделом III Основных положений договор энергоснабжения (купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности) с любым обратившимся к нему физическим или юридическим лицом в отношении энергопринимающих устройств, расположенных в границах зоны деятельности гарантирующего поставщика, а также по основаниям и в порядке, которые установлены в разделе II Основных положений, принимать на обслуживание любого потребителя, энергопринимающие устройства которого расположены в границах зоны деятельности гарантирующего поставщика, в отсутствие обращения потребителя (абзацы второй и третий).

В силу пункта 28 раздела III Основных положений по договору энергоснабжения гарантирующий поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии (мощности), а также самостоятельно или через привлеченных третьих лиц оказывать услуги по передаче электрической энергии и услуги, оказание которых является неотъемлемой частью процесса поставки электрической энергии потребителям, а потребитель (покупатель) обязуется оплачивать приобретаемую электрическую энергию (мощность) и оказанные услуги (абзац первый); договор энергоснабжения, заключаемый с гарантирующим поставщиком, является публичным (абзац седьмой).

ОАО "Вологодская сбытовая компания" обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими абзаца третьего пункта 9 Основных положений в части, возлагающей на гарантирующего поставщика обязанность заключать договоры энергоснабжения, включающие условие об оказании услуг по передаче электрической энергии самостоятельно или через привлеченных третьих лиц, и абзаца седьмого пункта 28 Основных положений в полном объеме. Заявитель указал, что заключение договора энергоснабжения, содержащего условие для гарантирующего поставщика самостоятельно или через привлеченных третьих лиц оказывать услуги по передаче электрической энергии и услуги, оказание которых является неотъемлемой частью процесса поставки электрической энергии потребителям, является правом, а не обязанностью гарантирующего поставщика, в связи с чем оспариваемые предписания Основных положений, относящие такой договор к публичным, не соответствуют Федеральному закону от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике), Федеральному закону от 26 марта 2003 г. N 36-ФЗ "Об особенностях функционирования электроэнергетики и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике" и нарушают права и законные интересы общества.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2015 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе ОАО "Вологодская сбытовая компания" просит об отмене решения суда и вынесении по делу нового решения об удовлетворении заявления, ссылаясь на то, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, неправильно применил нормы материального права, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела. По мнению заявителя, оспариваемые предписания пунктов 9, 28 Основных положений, устанавливая публичность смешанного договора, указанного в Основных положениях как договор энергоснабжения, возлагают на гарантирующего поставщика обязанность бесплатно оказывать потребителям услугу, связанную с урегулированием отношений по передаче электрической энергии с сетевой организацией, что не согласуется с пунктом 2 статьи 1 и пунктом 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, приводит к незаконному ограничению свободы договора и, следовательно, свободы экономической деятельности, не запрещенной законом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно пункту 1 статьи 2 Закона об электроэнергетике законодательство Российской Федерации об электроэнергетике основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из Гражданского кодекса Российской Федерации, названного закона и иных регулирующих отношения в сфере электроэнергетики федеральных законов, а также указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации, принимаемых в соответствии с указанными федеральными законами.

Как правильно отмечено в решении суда первой инстанции, Основные положения приняты Правительством Российской Федерации во исполнение прямого делегирования федерального законодателя, который в пункте 1 статьи 21 Закона об электроэнергетике уполномочил его утвердить правила оптового рынка и основные положения функционирования розничных рынков, существенные условия договора о присоединении к торговой системе оптового рынка электрической энергии и мощности. В силу пункта 3 статьи 37 данного закона основными положениями функционирования розничных рынков, утверждаемыми Правительством Российской Федерации, должны, в частности, предусматриваться правила деятельности гарантирующих поставщиков; порядок взаимодействия субъектов розничных рынков, участвующих в обороте электрической энергии, с организациями технологической инфраструктуры на розничных рынках; правила заключения договоров между потребителями электрической энергии (энергосбытовыми организациями) и гарантирующими поставщиками и правила их исполнения, включающие в себя существенные условия указанных договоров; порядок присвоения организациям статуса гарантирующего поставщика, а также определения и (или) изменения границ зон деятельности гарантирующих поставщиков.

Кроме того, пункт 4 статьи 37 Закона об электроэнергетике предусматривает, что отношения по договору энергоснабжения регулируются утверждаемыми Правительством Российской Федерации основными положениями функционирования розничных рынков в той части, в которой Гражданский кодекс Российской Федерации допускает принятие нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения. Гражданский кодекс Российской Федерации в пункте 3 статьи 539 закрепляет, что к отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным Кодексом, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними. При этом исходя из пункта 4 этой статьи к отношениям по договору снабжения электрической энергией правила параграфа 6 главы 30 Кодекса применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное. Таким образом, применительно к регулированию отношений по договору снабжения электрической энергией федеральным законодателем закреплена возможность устанавливать отличные от предусмотренных в названном параграфе правила не только законом, но и другими правовыми актами, к которым в силу пункта 4 статьи 3 Кодекса относятся постановления Правительства Российской Федерации.

Компетенция высшего исполнительного органа государственной власти Российской Федерации на осуществление оспариваемого заявителем нормативного правового регулирования следует также из пункта 4 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющего, что в предусмотренных законом случаях Правительство Российской Федерации может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.).

Довод апелляционной жалобы о том, что упомянутый в пунктах 9, 28 Основных положений договор снабжения электрической энергией (мощностью) не относится к публичным договорам, является ошибочным. Согласно пункту 1 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации публичным договором признается договор, заключенный лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, и устанавливающий его обязанности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые такое лицо по характеру своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.). Из приведенной нормы следует, что Гражданский кодекс Российской Федерации относит договор энергоснабжения к публичным договорам.

Оснований для противоположного вывода не дают и положения Закона об электроэнергетике.

Статья 3 данного Закона гарантирующим поставщиком признает коммерческую организацию, обязанную в соответствии с Законом об электроэнергетике или добровольно принятыми обязательствами заключить договор купли-продажи электрической энергии с любым обратившимся к ней потребителем электрической энергии либо с лицом, действующим от имени и в интересах потребителя электрической энергии и желающим приобрести электрическую энергию; потребителями электрической энергии - лиц, приобретающих электрическую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд. Статья 38 Закона об электроэнергетике о гарантиях надежного обеспечения потребителей электрической энергией определяет, что субъекты электроэнергетики, обеспечивающие поставки электрической энергии потребителям электрической энергии, в том числе энергосбытовые организации, гарантирующие поставщики и территориальные сетевые организации (в пределах своей ответственности), отвечают перед потребителями электрической энергии за надежность обеспечения их электрической энергией и ее качество в соответствии с требованиями технических регламентов и иными обязательными требованиями (пункт 1). В отношении любого обратившегося потребителя гарантирующий поставщик обязан самостоятельно урегулировать отношения, связанные с приобретением и передачей электрической энергии обслуживаемым им потребителям, с иными осуществляющими указанные виды деятельности организациями. Договор, заключаемый гарантирующим поставщиком с потребителем электрической энергии, является публичным (пункт 5).

Следовательно, Законом об электроэнергетике установлено, что любые договоры между гарантирующим поставщиком и потребителем, касающиеся обеспечения потребителя электрической энергией, в том числе включающие условие об оказании ему услуги по передаче электрической энергии самостоятельно или через привлеченных третьих лиц, являются публичными.

Довод заявителя в апелляционной жалобе о противоречии оспариваемых предписаний пункту 2 статьи 1 и пункту 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации о свободе договора несостоятелен, поскольку в силу пункта 4 статьи 421 названного кодекса условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Статья 422 Кодекса предусматривает, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Суд первой инстанции правильно признал необоснованным утверждение заявителя о несоответствии пунктов 9, 28 Основных положений частям 7 и 8 статьи 6 Федерального закона "Об особенностях функционирования электроэнергетики и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике", так как оно не учитывает положения, содержащиеся в части 9 данной статьи, из которых, в частности, следует, что запрет на совмещение деятельности по передаче электрической энергии и (или) оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике с деятельностью по производству и (или) купле-продаже электрической энергии не распространяется на территориальные сетевые организации в случае, если им в установленном законодательством Российской Федерации порядке присвоен статус гарантирующего поставщика.

Довод жалобы о неправомерном возложении оспариваемыми предписаниями на гарантирующего поставщика обязанности бесплатно оказывать потребителям услугу, связанную с урегулированием отношений по передаче электрической энергии с сетевой организацией, также несостоятелен, поскольку такого условия в пунктах 9, 28 Основных положений не содержится.

Более того, пункт 28 Основных положений возлагает на потребителя обязанность оплачивать гарантирующему поставщику по договору энергоснабжения не только приобретаемую электрическую энергию (мощность), но и оказанные услуги. Согласно пункту 4 статьи 39 Закона об электроэнергетике при выставлении потребителю электрической энергии счета на оплату электрической энергии поставщик обязан раздельно указать стоимость купленной электрической энергии, стоимость услуг по передаче электрической энергии и стоимость иных услуг, оказание которых является неотъемлемой частью процесса поставки электрической энергии потребителям.

Другие доводы апелляционной жалобы о незаконности решения суда первой инстанции, по сути, сводятся к несогласию с судебными актами арбитражных судов, применивших нормы Основных положений при рассмотрении дел с участием заявителя. Однако при рассмотрении настоящего дела Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не может давать оценку законности этих судебных актов, заявитель вправе обжаловать их в порядке, регламентированном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Установив, что Основные положения в оспариваемой части изданы уполномоченным органом государственной власти в пределах его компетенции, не противоречат правовым нормам большей юридической силы, суд первой инстанции, руководствуясь частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правильно принял решение об отказе в удовлетворении заявления.

Предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований по доводам жалобы для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу открытого акционерного общества "Вологодская сбытовая компания" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Г.В. Манохина

 

Члены коллегии

В.Ю. Зайцев

 

 

Т.Е. Корчашкина


Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 30 июля 2015 г. N АПЛ15-282


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.