Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2015 г. N 5-КГ15-83 Суд оставил без изменения апелляционное определение по делу о признании оспоримых сделок недействительными, поскольку, принимая во внимание наличие у заявителя психического расстройства и его особенности, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что пропущенный срок исковой давности подлежит восстановлению

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2015 г. N 5-КГ15-83

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Асташова С.В.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело

по иску Новрузовой Е.Н.

к Раскутину А.В., Глазюк А.Н., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Глазюка Е.Я.,

о признании оспоримых сделок недействительными, применении последствий недействительности оспоримых сделок, выселении, снятии с регистрационного учета,

по встречному иску Глазюк А.Н.

к Новрузову Т.Д.

о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета

по кассационной жалобе Глазюк А.Н.

на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 октября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителей Глазюк А.Н. - Глазюка Я.В., Журавлева Р.А. по доверенности, поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Новрузовой Е.Н. - Забияки И.Р. по доверенности, Новрузова Т.Д., прокурора Генеральной прокуратуры Власовой Т.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

13 июня 2013 г. Новрузова Е.Н. обратилась в суд с иском к Раскутину А.В. о признании недействительным заключенного между ними 28 июля 2011 г. договора купли-продажи однокомнатной квартиры ... в доме ..., корпус ... по улице ... (далее - договор купли-продажи). Уточнив исковые требования, истец в качестве второго ответчика указала Глазюк А.Н., просила признать недействительным заключенный между Раскутиным А.В. и Глазюк А.Н. 22 февраля 2012 г. договор купли-продажи этой же квартиры.

В обоснование своих требований истец указала, что с 1993 года на основании договора приватизации являлась собственником спорной квартиры. Кроме нее в квартире был зарегистрирован сын Новрузов Т.Д., ... года рождения. 28 июля 2011 г. между ней и Раскутиным А.В. был заключен договор купли-продажи спорной квартиры. С 1991 года она злоупотребляет алкогольными напитками, в 2010 году перенесла операцию на головном мозге, в связи с чем в момент заключения договора с Раскутиным А.В. находилась в состоянии, в котором не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Впоследствии Раскутан А.В. продал спорную квартиру Глазюк А.Н., которая вместе со своим несовершеннолетним сыном Глазюком Е.Я., ... года рождения, проживает в ней в настоящее время.

Глазюк А.Н. обратилась в суд с иском к Новрузову Т.Д. о признании утратившим право пользования спорной квартирой, указав, что с 6 марта 2012 г. является собственником спорной квартиры, в которой не проживает, но зарегистрирован сын бывшего собственника квартиры Новрузовой Е.Н. - Новрузов Т.Д. Ответчик не является членом ее семьи, а его регистрация в принадлежащем ей жилом помещении нарушает ее права как собственника жилого помещения.

Определением суда от 16 октября 2013 г. указанные выше гражданские дела объединены в одно производство.

Решением Тимирязевского районного суда г. Москвы от 1 июля 2014 г. Новрузовой Е.Н. и Глазюк А.Н. в удовлетворении их исков отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 октября 2014 г. решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении иска Новрузовой Е.Н. с вынесением по делу в этой части нового решения, которым признан недействительным заключенный 28 июля 2011 г. между Новрузовой Е.Н. и Раскутиным А.В. договор купли-продажи квартиры. Указанная квартира истребована из незаконного владения Глазюк А.Н., за Новрузовой Е.Н. признано право собственности на квартиру, Глазюк А.Н. и несовершеннолетний сын Глазюк Е.Я. выселены из квартиры со снятием с регистрационного учета. В остальной части решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Глазюк А.Н. содержится просьба об отмене апелляционного определения в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. дело, истребованное 18 мая 2015 г., передано для рассмотрения в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений судом апелляционной инстанции допущено не было.

Разрешая спор по существу и отказывая Новрузовой Е.Н. в удовлетворении ее требований, суд первой инстанции сослался на то, что истцом пропущен установленный пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности для оспаривания договора купли-продажи, так как о нарушении прав отчуждением спорной квартиры Новрузовой Е.Н. стало известно как минимум с 28 февраля 2012 г., когда она обратилась с заявлением о незаконном лишении ее жилища в правоохранительные органы. При этом в период с 28 февраля 2012 г. по 28 февраля 2013 г. у Новрузовой Е.Н. отсутствовали какие-либо препятствия для своевременного обращения за судебной защитой.

Признав Глазюк А.Н. добросовестным приобретателем спорной квартиры, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что у Новрузовой Е.Н. отсутствуют предусмотренные статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации основания для истребования имущества из владения Глазюк А.Н.

Частично отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что спорная квартира выбыла из владения Новрузовой Е.Н. помимо ее воли, срок исковой давности пропущен ею по уважительной причине и подлежит восстановлению, так как Новрузова Е.Н. страдает психическим расстройством в форме органического расстройства личности в связи со смешанными заболеваниями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы суда апелляционной инстанции основанными на законе.

Судом установлено, что согласно заключению стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 27 марта 2014 г. N 246 ФГБУ "Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского" Новрузова Е.Н. страдает психическим расстройством в форме органического расстройства личности в связи со смешанными заболеваниями. Имевшиеся у Новрузовой Е.Н. в юридически значимый период нарушения психической деятельности в виде выраженного интеллектуально-мнестического снижения, эмоционально-волевых нарушений, нарушений критических способностей, усугубившиеся систематическим приемом алкогольных напитков, нарушили ее способность к формированию правильного представления о существе сделки, понимании последствий совершаемой сделки купли-продажи квартиры, ограничивали ее способность к свободному волеизъявлению. Поэтому в момент подписания договора купли-продажи Новрузова Е.Н. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей во время возникновения правоотношений между сторонами) сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

По смыслу пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

Статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Следовательно, имущество, отчужденное лицом, не понимавшим значение своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя.

В связи с этим суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что квартира, расположенная по адресу: ..., выбыла из владения Новрузовой Е.Н. помимо ее воли и подлежит истребованию из владения добросовестного приобретателя Глазюк А.Н.

В силу пункта 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

На основании пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно статье 205 Гражданского кодекса Российской Федерации в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Принимая во внимание наличие у Новрузовой Е.Н. психического расстройства и его особенности, суд апелляционной инстанции независимо от того, что Новрузовой Е.Н. было известно о нарушении ее прав с 28 февраля 2012 г., пришел к выводу о том, что пропущенный срок исковой давности подлежит восстановлению.

Этот вывод суда не противоречит положениям статьи 330 (часть 1) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы относительно неправомерности восстановления Новрузовой Е.Н. срока исковой давности направлен на переоценку обстоятельств по делу, установленных апелляционным судом, и доказательств, подтверждающих данные обстоятельства, что не входит в предмет рассмотрения суда кассационной инстанции (часть 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Ссылка в кассационной жалобе на нарушение части 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом апелляционной инстанции, не принявшим во внимание обстоятельства, установленные ранее вынесенными и вступившими в законную силу судебными актами по иску Раскутана А.В. к Новрузовой Е.Н. в части прекращения права пользования спорной квартирой, также не может быть принята во внимание, поскольку предметом настоящего спора являлись иные исковые требования, не связанные с рассмотренными ранее.

Другие доводы кассационной жалобы также не могут служить основанием для отмены вынесенного судебного постановления, поскольку существенных нарушений норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, по данному делу допущено не было.

Учитывая изложенное апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 октября 2014 г. подлежит оставлению без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 октября 2014 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Глазюк A.H. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Горшков В.В.

 

Судьи

Гетман Е.С.

 

 

Асташов С.В.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2015 г. N 5-КГ15-83


Текст определения официально опубликован не был