Объекты хеджирования (Раздел 6.3)

Объекты хеджирования (Раздел 6.3)

 

Квалифицируемые объекты хеджирования

 

В6.3.1 Твердое договорное обязательство приобрести бизнес в сделке по объединению бизнеса не может быть объектом хеджирования, за исключением валютного риска, поскольку прочие хеджируемые риски не могут быть конкретно идентифицированы и оценены. Эти прочие риски представляют собой бизнес-риски общего характера.

В6.3.2 Инвестиция, учитываемая с использованием метода долевого участия, не может быть объектом хеджирования в отношениях хеджирования справедливой стоимости. Это обусловлено тем, что метод долевого участия предусматривает признание в составе прибыли или убытка доли инвестора в прибыли или убытке объекта инвестиций, а не изменений справедливой стоимости соответствующей инвестиции. По аналогичной причине инвестиция в консолидируемое дочернее предприятие не может быть объектом хеджирования в отношениях хеджирования справедливой стоимости. Это обусловлено тем, что при консолидации предприятие признает в составе прибыли или убытка прибыль или убыток дочернего предприятия, а не изменения справедливой стоимости соответствующей инвестиции. Хеджирование чистой инвестиции в иностранное подразделение представляет собой иной случай, так как это хеджирование подверженности валютному риску, а не хеджирование справедливой стоимости против риска изменения стоимости соответствующей инвестиции.

В6.3.3 Пункт 6.3.4 разрешает предприятию по собственному усмотрению определять в качестве объекта хеджирования совокупную позицию, представляющую собой комбинацию, состоящую из позиции, подверженной риску, и производного инструмента. Когда предприятие по собственному усмотрению определяет подобный объект хеджирования, оно оценивает, создает ли совокупная позиция, объединяющая подверженную риску позицию и производный инструмент, другую агрегированную позицию, подверженную риску, управление которой осуществляется как единой позицией, подверженной определенному риску (или рискам). В этом случае предприятие может по собственному усмотрению определить объект хеджирования на основе совокупной позиции, подверженной риску. Например:

(а) Предприятие может хеджировать определенное количество будущих закупок кофе, прогнозируемых с высокой вероятностью через 15 месяцев, против риска изменения цены (выраженной в долларах США), используя для этого 15-месячный фьючерсный договор на кофе. Прогнозируемые с высокой вероятностью операции по закупкам кофе в комбинации с фьючерсным договором на кофе можно рассматривать для целей управления рисками как единую подверженную валютному риску позицию с 15-месячным сроком и фиксированной суммой в долларах США (т.е. аналогично любой фиксированной сумме денежных средств в долларах США, подлежащей выплате через 15 месяцев).

(b) Предприятие может хеджировать валютный риск на весь срок действия 10-летнего долгового инструмента в иностранной валюте с фиксированной процентной ставкой. Однако предприятию требуется позиция, выраженная в его функциональной валюте, имеющая фиксированную ставку, только на короткий или средний срок (например, на два года), и позиция, выраженная в его функциональной валюте, имеющая плавающую ставку, на оставшийся срок до погашения указанного инструмента. На дату окончания каждого двухгодичного интервала (т.е. на двухгодичной скользящей основе) предприятие фиксирует позицию по процентному риску на следующие два года (если уровень процентной ставки таков, что предприятие считает необходимым зафиксировать процентные ставки). В подобной ситуации предприятие может заключить 10-летний валютно-процентный своп, предполагающий обмен фиксированной процентной ставки на плавающую, который позволит заменить задолженность в иностранной валюте с фиксированной процентной ставкой на финансовый инструмент в функциональной валюте, подверженный риску изменения плавающей процентной ставки. В дополнение к нему заключается двухгодичный процентный своп, который позволяет - на базе функциональной валюты - заменить задолженность с плавающей процентной ставкой на задолженность с фиксированной процентной ставкой. По существу, долговой инструмент в иностранной валюте с фиксированной процентной ставкой в совокупности с 10-летним валютно-процентным свопом, предполагающим обмен фиксированной процентной ставки на плавающую, может для целей управления рисками рассматриваться как 10-летний финансовый инструмент в функциональной валюте, подверженный риску изменения плавающей процентной ставки.

В6.3.4 Когда предприятие по собственному усмотрению определяет объект хеджирования на основе совокупной позиции по риску, оно рассматривает комбинированный эффект объектов, составляющих указанную совокупную позицию, для целей оценки эффективности хеджирования и определения величины неэффективности хеджирования. Однако объекты, составляющие данную совокупную позицию, продолжают учитываться отдельно. Это означает, например, что:

(a) производные инструменты, являющиеся частью совокупной позиции по риску, признаются как отдельные активы или обязательства, оцениваемые по справедливой стоимости; и

(b) если по усмотрению предприятия определяются отношения хеджирования между объектами, которые составляют указанную совокупную позицию по риску, то должно быть обеспечено соответствие между тем, как производный инструмент включается в состав совокупной позиции, и тем, как данный производный инструмент определяется по усмотрению предприятия в качестве инструмента хеджирования на уровне совокупной позиции. Например, если предприятие исключает форвардный элемент производного инструмента при его определении в качестве инструмента хеджирования применительно к отношениям хеджирования между объектами, которые составляют совокупную позицию по риску, оно должно также исключить форвардный элемент при включении данного производного инструмента в качестве объекта хеджирования в состав указанной совокупной позиции. В противном случае производный инструмент должен включаться в совокупную позицию либо целиком, либо в пропорциональной доле.

В6.3.5 В пункте 6.3.6 указывается, что в консолидированной финансовой отчетности валютный риск по прогнозируемой с высокой вероятностью внутригрупповой операции, может квалифицироваться как объект хеджирования в отношениях хеджирования денежных потоков при условии, что данная операция выражена в валюте, отличной от функциональной валюты предприятия, осуществляющего данную операцию, и что валютный риск окажет влияние на консолидированную прибыль или убыток. Для этих целей предприятие может представлять собой материнское предприятие, дочернее предприятие, ассоциированное предприятие, объект совместного предпринимательства или филиал. Если валютный риск по прогнозируемой внутригрупповой операции не оказывает влияния на консолидированный показатель прибыли или убытка, то данная внутригрупповая операция не может квалифицироваться как объект хеджирования. Обычно к этим операциям относятся выплаты роялти, процентов или вознаграждений за управление, осуществляемых между членами одной группы, кроме случаев, когда имеется связанная операция с третьей стороной. Однако в случаях, когда валютный риск по прогнозируемой внутригрупповой операции будет оказывать влияние на консолидированный показатель прибыли или убытка, данная внутригрупповая операция может квалифицироваться как объект хеджирования. В качестве примера можно привести прогнозируемые операции продажи или приобретения запасов, осуществляемые между членами одной группы, если имеет место последующая продажа данных запасов стороне, не входящей в состав группы. Аналогичным образом, прогнозируемая внутригрупповая операция по продаже основных средств тем предприятием группы, которое изготовило их, другому предприятию той же группы, которое будет использовать данные основные средства в своей деятельности, может оказать влияние на консолидированный показатель прибыли или убытка. Это может произойти, например, по той причине, что основные средства будут амортизироваться приобретающим предприятием, а сумма, первоначально признанная в отношении данных основных средств, может измениться, если прогнозируемая внутригрупповая операция выражена в валюте, отличной от функциональной валюты приобретающего предприятия.

В6.3.6 Если хеджирование прогнозируемой внутригрупповой операции отвечает критериям применения учета хеджирования, то величина прибыли или убытка признается в составе прочего совокупного дохода и исключается из него в соответствии с пунктом 6.5.11. Соответствующим периодом или периодами, в течение которых валютный риск по хеджируемой операции оказывает влияние на прибыль или убыток, является тот или те, когда данный риск оказывает влияние на консолидированный показатель прибыли или убытка.

Определение объектов хеджирования по усмотрению предприятия

 

В6.3.7 Компонент представляет собой объект хеджирования, меньший, чем весь объект в целом.

Следовательно, компонент отражает только некоторые из рисков, которым подвержен тот объект, частью которого он является, либо отражает эти риски лишь в некоторой степени (например, когда в качестве объекта хеджирования определяется по усмотрению предприятия пропорциональная доля объекта).

Рисковые компоненты

 

В6.3.8 Чтобы рисковый компонент можно было по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования, он должен представлять собой отдельно идентифицируемый компонент финансового или нефинансового объекта, а изменения денежных потоков или справедливой стоимости данного объекта, вызванные изменениями данного рискового компонента, должны поддаваться надежной оценке.

В6.3.9 При идентификации того, какие рисковые компоненты отвечают критериям для определения их по усмотрению предприятия в качестве объекта хеджирования, предприятие оценивает такие компоненты в контексте конкретной структуры того рынка, к которому относится данный риск или риски и на котором осуществляется хеджирование. Такое решение требует оценки соответствующих фактов и обстоятельств, которые могут отличаться в зависимости от риска и рынка.

В6.3.10 При определении рисковых компонентов по собственному усмотрению в качестве объектов хеджирования предприятие принимает во внимание то, указаны ли эти рисковые компоненты в договоре в явной форме (рисковые компоненты, определенные в договоре), или они неявным образом заложены в справедливой стоимости или денежных потоках того объекта, частью которого они являются (рисковые компоненты, не определенные договором). Рисковые компоненты, не определенные договором, могут относиться к объектам, которые не представляют собой договор (например, прогнозируемые операции), или к договорам, в которых такой компонент не указывается в явной форме (например, твердое договорное обязательство, которое предусматривает только единую цену, а не ценовую формулу, в которой используются различные базовые переменные). Например:

(a) У Предприятия А имеется долгосрочный договор на поставку природного газа, цена которого устанавливается на основании определенной в договоре формулы, содержащей ссылки на цены товаров и прочих факторов (например, цены дизельного топлива, мазута и прочие компоненты, такие как расходы на транспортировку). Предприятие А хеджирует компонент данного договора на поставку, относящийся к дизельному топливу, используя для этого форвардный договор на дизельное топливо. Поскольку компонент "дизельное топливо" в явной форме предусмотрен условиями договора на поставку, он представляет собой рисковый компонент, определенный договором. Соответственно, вследствие наличия ценовой формулы Предприятие А заключает, что подверженность риску изменения цены дизельного топлива поддается отдельной идентификации. В то же время, существует рынок для форвардных договоров на дизельное топливо. Поэтому Предприятие А заключает, что подверженность риску изменения цены дизельного топлива поддается надежной оценке. Как следствие, подверженность риску изменения цены дизельного топлива в рамках договора на поставку представляет собой рисковый компонент, который предприятие может по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования.

(b) Предприятие В хеджирует свои будущие операции по закупке кофе, основываясь на прогнозах собственного производства. Часть прогнозируемого объема закупок начинает хеджироваться за 15 месяцев до поставки. Предприятие В с течением времени увеличивает хеджируемый объем (по мере приближения даты поставки). Для управления риском изменения цены на кофе Предприятие В использует два разных типа договоров:

(i) торгуемые на бирже фьючерсные договоры на кофе; и

(ii) договоры на поставку кофе сорта Арабика из Колумбии, доставляемого на определенный производственный объект. По условиям этих договоров цена за тонну кофе определяется с использованием ценовой формулы, которая основана на цене торгуемых на бирже фьючерсных договоров на кофе, плюс фиксированная ценовая разница, плюс переменная величина платы за логистические услуги. Договор на поставку кофе представляет собой договор, подлежащий исполнению в будущем, по которому кофе будет физически поставлен Предприятию В.

В отношении поставок, которые относятся к урожаю текущего года, заключение договоров на поставку кофе позволяет Предприятию В зафиксировать разницу в ценах на кофе фактически приобретенного качества (сорт Арабика из Колумбии) и кофе с базовыми качественными характеристиками, который лежит в основе торгуемого на бирже фьючерсного договора. Однако в отношении поставок, которые относятся к урожаю следующего года, договоры на поставку кофе пока отсутствуют, вследствие чего ценовая разница не может быть зафиксирована. Предприятие В использует торгуемые на бирже фьючерсные договоры на кофе для того, чтобы хеджировать свой риск изменения цен на кофе по компоненту "базовое качество" применительно к поставкам, относящимся к урожаю как текущего, так и следующего годов. Предприятие В определяет, что оно подвержено трем различным рискам: риску изменения цен на кофе, отражающему базовое качество, риску изменения цен на кофе, отражающему разницу (спрэд) между ценой на кофе базового качества и ценой на кофе определенного сорта Арабика из Колумбии, который оно фактически получает, а также риску, связанному с переменными логистическими затратами. Применительно к поставкам, относящимся к урожаю текущего года, после того, как Предприятие В заключило договор на поставку кофе, риск изменения цен на кофе, отражающий базовое качество, становится рисковым компонентом, определенным в договоре, поскольку ценовая формула предусматривает индексацию до цены торгуемых на бирже фьючерсных договоров на кофе. Предприятие В приходит к выводу, что этот рисковый компонент является отдельно идентифицируемым и поддается надежной оценке. Применительно к поставкам, относящимся к урожаю следующего года, Предприятие В еще не заключило никаких договоров на поставку кофе (т.е. эти поставки являются прогнозируемыми операциями). Следовательно, риск изменения цен на кофе, отражающий базовое качество, представляет собой рисковый компонент, не определенный договором. Анализируя структуру рынка, Предприятие В принимает в расчет процесс ценообразования для фактических объемов кофе, которые в конечном итоге ему поставляются. Соответственно, исходя из результатов проведенного анализа структуры рынка, Предприятие В заключает, что прогнозируемые операции также сопряжены с риском изменения цен на кофе, отражающим базовое качество, как рисковый компонент, который является отдельно идентифицируемым и поддается надежной оценке, хотя он и не определен договором. Следовательно, Предприятие В может по собственному усмотрению определить отношения хеджирования на основе рисковых компонентов (в отношении риска изменения цен на кофе, отражающего базовое качество) как для договоров на поставку кофе, так и для прогнозируемых операций.

(с) Предприятие С хеджирует часть своих будущих закупок авиационного топлива на основе прогноза его потребления максимум за 24 месяца до даты поставки и увеличивает хеджируемый объем с течением времени. Предприятие С хеджирует данную позицию, подверженную риску, используя различные типы договоров в зависимости от срока, на который осуществляется хеджирование и от которого зависит рыночная ликвидность соответствующих производных инструментов. Для относительно продолжительных временных промежутков (от 12 до 24 месяцев) Предприятие С использует договоры на сырую нефть, поскольку только по ним уровень рыночной ликвидности является достаточным. Для временных промежутков от 6 до 12 месяцев Предприятие С использует производные инструменты на газойль, поскольку они являются в достаточной мере ликвидными. Для временных промежутков менее 6 месяцев Предприятие С использует договоры на авиационное топливо. Предприятие С анализирует структуру рынка нефти и нефтепродуктов и оценивает значимые факты и обстоятельства следующим образом:

(i) Предприятие С осуществляет свою деятельность в географическом регионе, в котором сырая нефть сорта Брент принята в качестве стандартной базы для сравнения. Сырая нефть является базовым видом сырья, цена которого влияет на цену различных продуктов нефтепереработки, поскольку сырая нефть является исходным материалом для их производства. Газойль принят в качестве базового показателя для нефтепродуктов, цена которого является индикатором для цен на нефтяные дистилляты в более широком смысле. Это также отражено в типах производных финансовых инструментов, используемых применительно к рынкам сырой нефти и продуктов ее переработки в той экономической среде, в которой Предприятие С осуществляет свою деятельность, а именно:

- фьючерсный договор на стандартную сырую нефть, в качестве которой принята сырая нефть сорта Брент;

- фьючерсный договор на стандартный газойль, который используется в качестве ценового ориентира при определении цен на дистилляты - например, производные инструменты на спрэд авиационного топлива покрывают разницу между ценами на авиационное топливо и ценами на этот стандартный газойль; и

- производный инструмент на крек-спрэд относительно стандартного газойля (т.е. производный инструмент в отношении ценовой разницы между сырой нефтью и газойлем - маржа за нефтепереработку), индексируемый к цене сырой нефти сорта Брент.

(ii) Определение цены на продукты нефтепереработки не зависит от того, какая именно сырая нефть перерабатывается на каком-либо определенном нефтеперерабатывающем заводе, поскольку данные продукты нефтепереработки (такие как газойль или авиационное топливо) являются стандартизированными продуктами.

Соответственно, Предприятие С заключает, что риск изменения цен, связанный с приобретением им авиационного топлива, включает в себя компонент, связанный с риском изменения цен на сырую нефть, который определяется ценой на сырую нефть сорта Брент, и компонент, связанный с риском изменения цен на газойль, несмотря на то, что ни сырая нефть, ни газойль не указаны в условиях какого-либо договора. Предприятие С заключает, что эти два рисковых компонента являются отдельно идентифицируемыми и поддаются надежной оценке, несмотря на то, что они не определены договором. Следовательно, Предприятие С может по собственному усмотрению определить отношения хеджирования для прогнозируемых закупок топлива для реактивных двигателей на основе рисковых компонентов (по компоненту сырой нефти или по компоненту газойля). Этот анализ также означает, что если, например, Предприятие С использует производные инструменты на сырую нефть сорта West Texas Intermediate (WTI), то изменения ценовой разницы между сырой нефтью сорта Брент и сырой нефтью сорта WTI приведут к неэффективности хеджирования.

(d) Предприятие D имеет долговой инструмент с фиксированной процентной ставкой. Этот инструмент выпускается в экономической среде, где рынок характеризуется большим разнообразием схожих долговых инструментов, сравниваемых между собой на основе спрэда с базовой ставкой (например, ставкой LIBOR), и где инструменты с плавающей процентной ставкой обычно индексируются до этой базовой ставки. Для управления процентным риском обычно используются процентные свопы на основе указанной базовой ставки вне зависимости от спрэда долговых инструментов относительно этой базовой ставки. Цена долговых инструментов с фиксированной процентной ставкой меняется в прямом соответствии с изменениями базовой ставки в момент их возникновения. Предприятие D приходит к выводу, что данная базовая ставка представляет собой компонент, который возможно отдельно идентифицировать и надежно оценить. Следовательно, для этого долгового инструмента с фиксированной процентной ставкой Предприятие D может по собственному усмотрению определить отношения хеджирования на основе рискового компонента, связанного с риском изменения базовой процентной ставки.

В6.3.11 Когда рисковый компонент определяется по усмотрению предприятия в качестве объекта хеджирования, к нему предъявляются все требования в части учета хеджирования, так же, как и к другим объектам хеджирования, не представляющим собой рисковые компоненты. Например, применяются квалификационные критерии, включая требование о том, чтобы отношения хеджирования были эффективными, а неэффективность хеджирования подлежала оценке и признанию.

В6.3.12 Предприятие также может по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования изменения денежных потоков или справедливой стоимости объекта хеджирования только выше или ниже некоторой установленной цены или иной переменной ("односторонний риск"). Односторонний риск, связанный с объектом хеджирования, отражает внутренняя стоимость приобретенного опциона, являющегося инструментом хеджирования (при допущении, что он имеет те же основные параметры, что и риск, определенный предприятием для хеджирования), но не временная стоимость этого опциона. Например, предприятие может по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования риск изменения будущих денежных потоков в связи с повышением цены прогнозируемой операции по приобретению товаров. В подобной ситуации предприятие по собственному усмотрению определяет в качестве объекта хеджирования только те денежные убытки, которые являются следствием увеличения указанной цены сверх определенного уровня. Хеджируемый риск не включает в себя временную стоимость приобретенного опциона, поскольку временная стоимость не является компонентом прогнозируемой операции, который оказывает влияние на прибыль или убыток.

В6.3.13 Существует опровержимое допущение, согласно которому в случаях, когда риск инфляции не определен договором, он не является отдельно идентифицируемым и не поддается надежной оценке, и вследствие этого не может быть определен по усмотрению предприятия в качестве рискового компонента финансового инструмента. Однако в ограниченном числе случаев возможно выявить рисковый компонент, связанный с риском инфляции, поддающийся отдельной идентификации и надежной оценке вследствие особенных обстоятельств инфляционной среды и соответствующего рынка долговых инструментов.

В6.3.14 Например, экономическая среда, в которой предприятие выпускает долговой инструмент, предусматривает такой объем и временную структуру облигаций, привязанных к уровню инфляции, что соответствующий рынок является достаточно ликвидным, чтобы можно было построить временную структуру реальных процентных ставок, основанную на бескупонных облигациях. Это означает, что для соответствующей валюты инфляция является значимым фактором, который отдельно рассматривается рынками долговых инструментов. В этих обстоятельствах компонент, связанный с риском инфляции, может быть установлен путем дисконтирования денежных потоков по хеджируемому долговому инструменту с использованием временной структуры реальных процентных ставок, основанной на бескупонных облигациях (т.е. аналогично тому, как можно определить компонент, связанный с безрисковой (номинальной) процентной ставкой). И наоборот, во многих случаях компонент, связанный с риском инфляции, не поддается отдельной идентификации и надежной оценке. Например, предприятие выпускает долговой инструмент только с номинальной процентной ставкой в условиях, где рынок облигаций, привязанных к уровню инфляции, является недостаточно ликвидным для того, чтобы можно было построить временную структуру реальных процентных ставок, основанную на бескупонных облигациях. В этом случае анализ структуры рынка, а также фактов и обстоятельств не позволяет предприятию заключить, что инфляция является значимым фактором, который отдельно рассматривается участниками рынка долевых инструментов. Следовательно, предприятие не может опровергнуть допущение о том, что риск инфляции, не определенный договором, не является отдельно идентифицируемым и не поддается надежной оценке. Как следствие, компонент, связанный с риском инфляции, нельзя будет определить по усмотрению предприятия в качестве объекта хеджирования. Такой подход применяется вне зависимости от того, какой именно инструмент хеджирования риска инфляции на самом деле был использован предприятием. В частности, предприятие не может просто перенести на долговой инструмент с номинальной процентной ставкой те сроки и условия, которые присущи фактическому инструменту хеджирования риска инфляции.

В6.3.15 Определенный договором инфляционный рисковый компонент денежных потоков по признанной облигации, привязанной к уровню инфляции (при допущении, что не требуется отдельно учитывать встроенный производный инструмент), является отдельно идентифицируемым и поддается надежной оценке, при условии, что этот инфляционный рисковый компонент не оказывает влияния на прочие денежные потоки по данному инструменту.

Компоненты номинальной стоимости

 

В6.3.16 Существует два типа компонентов номинальной стоимости, которые могут по усмотрению предприятия определяться в качестве объекта хеджирования в отношениях хеджирования: компонент, представляющий собой пропорциональную долю целого объекта, и компонент-слой. В зависимости от типа компонента учет будет разным. Определяя по собственному усмотрению компонент для целей бухгалтерского учета, предприятие должно действовать сообразно своей цели управления рисками.

В6.3.17 Примером компонента, представляющего собой пропорциональную долю, является 50 процентов от величины денежных потоков, предусмотренных договором займа.

В6.3.18 Компонент-слой может быть выбран из заданной, но открытой совокупности объектов, или из заданной номинальной стоимости. Примеры компонентов-слоев включают следующие:

(a) часть денежного объема операции, например, следующие 10 денежных единиц потока денежных средств от продаж, выраженных в иностранной валюте, после первых 20 денежных единиц в иностранной валюте в марте 20IX года**;

(b) часть физического объема, например, последние 5 млн. кубических метров из остатка запасов природного газа в газохранилище XYZ;

(c) часть физического или иного объема операции, например, первые 100 баррелей нефти из закупок июня 20X1 года или первые 100 Мвтч электроэнергии из продаж июня 20X1 года; либо

(d) "слой" номинальной стоимости объекта хеджирования, например: последние 80 млн. д.е. из общей суммы твердого договорного обязательства, составляющей 100 млн. д.е., последние 20 млн. д.е. из 100 млн. д.е. стоимости облигации с фиксированной процентной ставкой, или первые 30 млн. д.е. из общей суммы в 100 млн. д.е. долгового инструмента с фиксированной процентной ставкой, который может быть досрочно погашен по справедливой стоимости (заданная номинальная стоимость составляет 100 млн. д.е.).

В6.3.19 Если какой-либо компонент-слой определяется по усмотрению предприятия в качестве объекта хеджирования в отношениях хеджирования справедливой стоимости, то предприятие должно выделить его из состава заданной номинальной стоимости. С целью соблюдения требований к квалифицируемым отношениям хеджирования справедливой стоимости предприятие должно переоценивать объект хеджирования с учетом изменений справедливой стоимости (т.е. переоценивать его с учетом изменений справедливой стоимости, обусловленных хеджируемым риском). Хеджирующая корректировка справедливой стоимости должна быть признана в составе прибыли или убытка не позднее, чем будет прекращено признание объекта хеджирования. Следовательно, необходимо отследить тот объект, к которому относится эта хеджирующая корректировка справедливой стоимости. Применительно к компоненту-слою в рамках хеджирования справедливой стоимости это требование означает, что предприятие должно отследить ту номинальную стоимость, из состава которой вычленяется данный компонент. Например, в пункте В6.3.18(d) необходимо отследить совокупную заданную номинальную стоимость в размере 100 млн. д.е., чтобы отследить последние 20 млн. д.е. или первые 30 млн. д.е. из нее.

В6.3.20 Компонент-слой, который включает в себя опцион на досрочное погашение, не может быть по усмотрению предприятия определен в качестве объекта хеджирования в отношениях хеджирования справедливой стоимости, если справедливая стоимость опциона на досрочное погашение подвержена влиянию изменений хеджируемого риска, кроме случаев, когда определяемый слой рассматривается с учетом соответствующего опциона на досрочное погашение при определении изменения справедливой стоимости данного объекта хеджирования.

Взаимосвязь между компонентами и общей величиной денежных потоков по объекту

 

В6.3.21 Если компонент денежных потоков по финансовому или нефинансовому объекту определяется по усмотрению предприятия в качестве объекта хеджирования, то размер данного компонента должен быть меньше общей величины денежных потоков по объекту в целом или равен этой величине. Однако в качестве объекта хеджирования могут определяться по усмотрению предприятия все денежные потоки по объекту в целом и хеджироваться в отношении только одного конкретного риска (например, в отношении только тех изменений, которые вызваны изменениями ставки LIBOR или цены товара, принятой за сравнительную базу).

В6.3.22 Например, в случае финансового обязательства, эффективная процентная ставка по которому ниже ставки LIBOR, предприятие не может по собственному усмотрению определять в качестве объекта хеджирования:

(a) компонент данного обязательства, равный процентным выплатам, рассчитанным по ставке LIBOR (плюс основная сумма долга в случае хеджирования справедливой стоимости); и

(b) отрицательную величину остаточного компонента.

В6.3.23 Однако в случае финансового обязательства с фиксированной процентной ставкой, эффективная процентная ставка по которому (например) на 100 базисных пунктов ниже ставки LIBOR, предприятие может по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования изменение стоимости всего этого обязательства (т.е. основной суммы долга и процентов по ставке LIBOR минус 100 базисных пунктов), обусловленное изменениями ставки LIBOR. Если финансовый инструмент с фиксированной процентной ставкой хеджируется спустя некоторое время после его возникновения, и процентные ставки за этот промежуток времени изменились, то предприятие может по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования рисковый компонент, равный базовой процентной ставке, которая превышает договорную процентную ставку, по которой производятся выплаты по данному объекту. Предприятие может это сделать при условии, что базовая ставка будет ниже эффективной процентной ставки, рассчитанной исходя из допущения, что предприятие приобрело данный инструмент в тот день, когда оно по собственному усмотрению определило соответствующий объект хеджирования. Например, допустим, что у предприятия появляется финансовый актив номиналом 100 д.е. с фиксированной ставкой, по которому эффективная процентная ставка составляет 6 процентов, в то время, когда ставка LIBOR равна 4 процентам. Предприятие начинает хеджировать данный актив некоторое время спустя, когда ставка LIBOR увеличилась до 8 процентов, а справедливая стоимость актива снизилась до 90 д.е. Предприятие рассчитало, что если бы оно приобрело этот актив в тот день, когда оно по собственному усмотрению определило в качестве объекта хеджирования соответствующий риск изменения процентной ставки LIBOR, то эффективная доходность по данному активу, определенная исходя из его справедливой стоимости в 90 д.е. на тот момент, составила бы 9,5 процентов. Поскольку ставка LIBOR ниже указанной эффективной доходности, предприятие может по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования компонент, соответствующий восьмипроцентной ставке LIBOR, который состоит частично из предусмотренных договором процентных выплат и частично из величины, представляющей собой разность между текущей справедливой стоимостью (т.е. 90 д.е.) и суммой, подлежащей выплате при наступлении срока погашения (т.е. 100 д.е.).

В6.3.24 Если по финансовому обязательству с переменной процентной ставкой начисляются проценты в размере (например) трехмесячной ставки LIBOR минус 20 базисных пунктов (при этом предусмотрен "флор" - ноль базисных пунктов), то предприятие может по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования изменение денежных потоков по данному обязательству целиком (т.е. выплат по трехмесячной ставке L1BOR минус 20 базисных пунктов - включая "флор"), обусловленное изменениями ставки LIBOR. Следовательно, если кривая форвардных ставок трехмесячного LIBOR за оставшийся срок действия данного обязательства не покажет спад ниже 20 базисных пунктов, то денежные потоки по объекту хеджирования будут меняться точно так же, как и по обязательству, предусматривающему выплаты процентов по трехмесячной ставке LIBOR с нулевым или положительным спрэдом. Однако если кривая форвардных ставок трехмесячного LIBOR за оставшийся срок действия данного обязательства (или его части) покажет спад ниже 20 базисных пунктов, то изменчивость денежных потоков по объекту хеджирования будет меньше по сравнению с обязательством, предусматривающим выплаты процентов по трехмесячной ставке LIBOR с нулевым или положительным спрэдом.

В6.3.25 Аналогичным примером нефинансового объекта является сырая нефть определенного вида из конкретного нефтяного месторождения, цена которой отличается от цены, установленной на сырую нефть соответствующего базового сорта. Если предприятие продает такую сырую нефть по договору, предусматривающему ценовую формулу, согласно которой цена одного барреля рассчитывается исходя из цены на базовую сырую нефть минус 10 д.е., но не ниже 15 д.е. ("флор"), то предприятие может по собственному усмотрению определить в качестве объекта хеджирования всю величину изменения денежных потоков по данному договору продажи, обусловленного изменением цены на сырую нефть базового сорта. Однако предприятие не вправе по собственному усмотрению определять в качестве объекта хеджирования компонент, равный общей величине изменения цены на сырую нефть базового сорта. Следовательно, пока форвардная цена (на каждую поставку) не будет держаться на уровне не ниже 25 д.е., денежные потоки по объекту хеджирования буду меняться точно так же, как денежные потоки от продажи сырой нефти по цене, установленной на сырую нефть базового сорта (или с положительным спрэдом). Однако если форвардная цена какой-либо из поставок станет ниже 25 д.е., то изменчивость денежных потоков по объекту хеджирования будет меньше по сравнению с продажей сырой нефти по цене, установленной для сырой нефти базового сорта (или с положительным спрэдом).

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.