Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 5-КГ15-108 Ранее вынесенное апелляционное определение по делу о взыскании долга по договору займа, которым заявленные требования удовлетворены, отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку поручительство является способом обеспечения исполнения обязательств заёмщика перед заимодавцем и ответственность поручителя перед заимодавцем возникает в момент неисполнения заёмщиком своих обязательств

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 5-КГ15-108

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С., Романовского С.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску закрытого акционерного общества "Управляющая компания "НИК Развитие" к Василову Р.Г. о взыскании долга по договору займа по кассационной жалобе Василова Р.Г. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 30 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 марта 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителя Василова Р.Г. - Шайкевича Д.Ю., выступающего по доверенности и поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ЗАО "Управляющая компания "НИК Развитие" Кадырова М.М., выступающего по доверенности и возражавшего против доводов жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

21 апреля 2014 г. ЗАО "Управляющая компания "НИК Развитие", осуществляющее доверительное управление закрытого паевого инвестиционного фонда особо рисковых (венчурных) инвестиций "Региональный венчурный фонд инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере Чувашской Республики" (далее - Общество), обратилось в суд к Василову Р.Г. с указанным выше иском, в обоснование которого указало, что по договору субординированного займа от 3 июня 2010 г. истец предоставил ЗАО "ЧувашАгроБио" заём в размере ... руб. сроком на пять лет с уплатой десяти процентов годовых.

В тот же день истец заключил с Василовым Р.Г. договор поручительства, по которому последний обязался отвечать перед заимодавцем в полном объёме за исполнение ЗАО "ЧувашАгроБио" своих обязательств по договору займа.

В связи с просрочкой уплаты периодических платежей Общество потребовало от заёмщика досрочного исполнения обязательств по договору займа в срок до 7 сентября 2010 г., ЗАО "ЧувашАгроБио" погасило задолженность по возврату займа и уплате процентов только 28 ноября 2011 г., в связи с чем истец просил взыскать с ответчика пеню (неустойку) в размере ... руб. ... коп., а также судебные издержки.

Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 30 июня 2014 г. исковые требования удовлетворены, с Василова Р.Г. в пользу Общества взыскана пеня (неустойка) в размере ... руб. и возмещение расходов по уплате государственной пошлины в размере ... руб. ... коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 марта 2015 г. решение суда первой инстанции дополнено указанием на то, что взыскание с Василова Райфа Гаяновича производить с учётом его солидарной ответственности с зачётом выплаченных ООО "ЧувашАгроБио" сумм пени (неустойки). В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе содержится просьба об отмене указанных выше судебных постановлений в связи с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 1 сентября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что 3 июня 2010 г. между истцом и ЗАО "ЧувашАгроБио" был заключён договор субординированного займа, по условиям которого истец предоставил ЗАО "ЧувашАгроБио" заём в размере ... руб. на срок пять лет и пять дней с момента заключения договора с уплатой десяти процентов годовых.

В обеспечение исполнения обязательств по указанному договору между истцом и Василовым Р.Г. в тот же день был заключён договор поручительства.

Согласно положениям раздела 1 договора поручительства в случае неисполнения заёмщиком своих обязательств по договору займа поручитель и заёмщик отвечают перед заимодавцем солидарно. Поручитель обязался отвечать перед истцом за исполнение заёмщиком его обязательств по договору займа в объёме, порядке и на условиях, которые предусмотрены указанным договором.

В соответствии с пунктом 3.3 договора поручительство прекращается одновременно с прекращением обеспеченного им обязательства.

В связи с ненадлежащим выполнением обязательств ЗАО "ЧувашАгроБио" по договору займа истец направил заёмщику требование о досрочном возврате суммы займа и уплате процентов в срок до 7 сентября 2010 г. (л.д. 47).

Решением Арбитражного суда Чувашской Республики-Чувашии от 19 декабря 2011 г. с ЗАО "ЧувашАгроБио" взыскана сумма долга, проценты за пользованием займа, неустойка, однако обязательство по уплате неустойки (пени) в полной мере заёмщиком не исполнено.

Суд первой инстанции, принимая решение об удовлетворении исковых требований, пришёл к выводу о наличии у ответчика как у поручителя солидарного с ЗАО "ЧувашАгроБио" обязательства по уплате пени (неустойки).

При рассмотрении дела судом ответчик заявил о прекращении поручительства и о пропуске срока исковой давности, однако суд сослался на то, что поручительство не прекратилось, а срок давности не пропущен, поскольку 18 августа 2011 г. истец обратился в Арбитражный суд Чувашской Республики-Чувашии с иском к ЗАО "ЧувашАгроБио", после чего заёмщиком были совершены действия, свидетельствующие о признании долга, - 1 ноября и 28 ноября 2011 г. произведены платежи в счёт погашения задолженности.

По мнению суда первой инстанции, предусмотренный пунктом 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее - в редакции, действовавшей на момент заключения договора) срок поручительства не истёк, так как договор поручительства действует до момента полного исполнения сторонами принятых на себя обязательств, а договор займа от 3 июня 2010 г. был заключён на срок пять лет и пять дней, то есть до 8 июня 2015 г., и обязательства по нему не исполнены.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, сославшись на то, что 28 ноября 2011 г. от заёмщика поступил последний платёж, свидетельствующий о признании долга, что по правилам статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации прервало течение срока исковой давности по требованиям к Василову Р.Г. Поскольку Общество обратилось в суд с иском 21 апреля 2014 г., то срок исковой давности не был пропущен.

Также апелляционная инстанция указала на то, что системное толкование пункта 3.3 договора поручительства в совокупности с пунктом 1.2 даёт основание полагать, что срок поручительства договором был установлен - пять лет и пять дней с момента заключения договора, то есть по 8 июня 2015 г.

Данные выводы судебных инстанций сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со статьёй 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

В силу пункта 4 статьи 367 данного кодекса поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

При этом условие о действии договоров поручительства до фактического исполнения основного обязательства не является условием о сроке действия договора поручительства, предусмотренным пунктом 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в соответствии со статьёй 190 данного кодекса установленный законом, иными правовыми актами или сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Фактическое исполнение должником обязательства к таким событиям не относится.

Согласно пункту 3.1 договора поручительства от 3 июня 2010 г. договор действует до момента полного исполнения сторонами принятых на себя обязательств. Согласно пункту 3.3 договора поручительство прекращается одновременно с прекращением обеспеченного им обязательства.

Указания на дату, период времени, исчисляемый годами, месяцами, неделями, днями или часами, либо на событие, которое должно неизбежно наступить, приведённые положения договора не содержат.

Таким образом, договор поручительства от 3 июня 2010 г. не содержит условия о сроке его действия. Пункт 2.1 договора, согласно которому Василов Р.Г. обязался отвечать перед заимодавцем в полном объёме за исполнение ЗАО "ЧувашАгроБио" своих обязательств по договору займа, содержит условие об объёме ответственности поручителя, но не о сроке.

Поскольку поручительство является способом обеспечения исполнения обязательств заёмщика перед заимодавцем, то ответственность поручителя перед заимодавцем возникает в момент неисполнения заёмщиком своих обязательств.

В соответствии с пунктом 2 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заёмщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

Исходя из смысла приведённой нормы права предъявление кредитором требования о досрочном возврате займа (кредита) влечёт за собой изменение условия договора займа (кредита) о сроке исполнения обязательства.

По настоящему делу истец потребовал возврата суммы займа до 7 сентября 2010 г. Между тем обязательство исполнено не было, следовательно, с этого момента начался срок для предъявления требований к поручителю о погашении образовавшейся задолженности, а равно и срок исковой давности.

Таким образом, выводы судебных инстанций о сроке поручительства и о сроке исковой давности по настоящему делу противоречат приведённым выше положениям Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату постановления Пленума Верховного Суда РФ следует читать как "от 19 июня 2012 г."

Приведённые выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 марта 2015 г. отменить с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 марта 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Председательствующий

Асташов С.В.

 

Судьи

Гетман Е.С.

 

 

Романовский С.В.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Заимодавец обратился в суд с целью взыскать с поручителя неустойку.

Как указал истец, из-за несвоевременного внесения заемщиком периодических платежей заимодавец потребовал погасить весь долг досрочно.

Поскольку заемщик сделал это с просрочкой, заимодавец потребовал с поручителя неустойку.

Суды двух инстанций поддержали позицию истца.

При этом они исходили из того, что срок исковой давности не пропущен.

СК по гражданским делам ВС РФ отправила дело на новое рассмотрение и пояснила следующее.

В силу ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре срока, на который оно дано.

Когда такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления времени исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

В рассматриваемом случае в договоре поручительства не был установлен конкретный срок, на которой оно дано. Однако указывалось, что поручительство прекращается одновременно с прекращением обеспеченного им обязательства.

Между тем такое указание о действии договора поручительства до фактического исполнения основного обязательства - это не условие о сроке действия такого соглашения.

Причина такова.

По ГК РФ установленный законом, иными актами или сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени (который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами).

Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Между тем фактическое исполнение должником обязательства к таким событиям не относится.

Следовательно, в данном деле договор поручительства не содержал условия о времени его действия. Упомянутое указание определяет лишь объем ответственности поручителя, но не срок.

Кроме того, надо принимать во внимание, что предъявление кредитором требования о досрочном возврате займа (кредита) влечет за собой изменение условия договора займа (кредита) о времени исполнения обязательства.

Соответственно, срок для предъявления требований к поручителю и исковая давность начали течь с иной даты.

Т. е. нужно было учесть не первоначальный срок, на который выдавался заем, а тот день, до которого займодавец требовал от заемщика досрочно погасить весь долг.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 5-КГ15-108


Текст определения официально опубликован не был