Решение Верховного Суда РФ от 23 сентября 2015 г. N АКПИ15-819 Об отказе в признании недействующим подпункта "а" пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 16 июля 2014 г. N 665 "О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение"

Решение Верховного Суда РФ от 23 сентября 2015 г. N АКПИ15-819

 

Именем Российской Федерации

ГАРАНТ:

Определением Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 25 февраля 2016 г. N АПЛ16-23 настоящее решение оставлено без изменения

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

судей Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М., Иваненко Ю.Г.

при секретаре Паршине Н.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело

по административному исковому заявлению Мельникова А.А.

о признании недействующим подпункта "а" пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 16 июля 2014 г. N 665 "О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение", установил:

подпунктом "а" пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 16 июля 2014 г. N 665 "О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение" (далее - Постановление), опубликованного 24 июля 2014 г. на интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru и 28 июля 2014 г. в Собрании законодательства Российской Федерации, установлено, что при определении стажа на соответствующих видах работ в целях досрочного пенсионного обеспечения в соответствии со статьей 30 Федерального закона "О страховых пенсиях" применяются: при досрочном назначении страховой пенсии по старости лицам, работавшим на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах: Список N 1 производств, работ, профессий, должностей и показателей на подземных работах, на работах с особо вредными и особо тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденный постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10 "Об утверждении списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение"; список N 1 производств, цехов, профессий и должностей на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утвержденный постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173 "Об утверждении списков производств, цехов, профессий и должностей, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах", - для учета периодов выполнения соответствующих работ, имевших место до 1 января 1992 г.

Мельников А.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим подпункта "а" пункта 1 Постановления, ссылаясь на то, что его положения не соответствуют статье 10 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (далее - Федеральный закон N 76-ФЗ) во взаимосвязи с нормами части 1 статьи 12 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" (далее - Федеральный закон N 400-ФЗ), статьям 1 и 2 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (далее - Закон Российской Федерации N 4468-I), поскольку не предусматривают учет времени прохождения военной службы военнослужащими на воинских должностях, связанных с повышенной опасностью для жизни и здоровья, для назначения трудовой (страховой) пенсии. В обоснование требований административный истец указывает на то, что он является получателем пенсии по старости, территориальный орган Пенсионного фонда отказывается включить время прохождения военной службы на воинских должностях, связанных с повышенной опасностью для жизни и здоровья, в специальный трудовой стаж по причине отсутствия сведений о должностях военнослужащих в указанных выше Списках.

Мельников А.А. в судебном заседании поддержал заявленное требование.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству труда и социальной защиты Российской Федерации (поручение от 18 августа 2015 г. N ОГ-П12-5608), которое в письменных возражениях указало, что оспариваемое положение действующему законодательству не противоречит, прав и законных интересов заявителя не нарушает.

Выслушав объяснения административного истца, возражения представителя Правительства Российской Федерации Сарвадий М.В., проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что административное исковое заявление не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.

Частью 2 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ установлено, что списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается страховая пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного статьей 8 данного Закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30, а также правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

В целях реализации требований названного Закона Правительством Российской Федерации принято оспариваемое постановление в порядке и форме, установленных Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации".

Федеральный закон N 400-ФЗ предусматривает, что период прохождения военной службы, а также другой приравненной к ней службы, предусмотренной Законом Российской Федерации N 4468-I, засчитывается в страховой стаж наравне с периодами работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации, при условии, что за эти периоды начислялись и уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, (часть 1 статьи 11, подпункт 1 части 1 статьи 12).

Согласно пункту 3 статьи 10 Федерального закона N 76-ФЗ время нахождения граждан на военной службе по контракту засчитывается в их общий трудовой стаж, включается в стаж государственной службы государственного служащего и в стаж работы по специальности из расчета один день военной службы за один день работы, а время нахождения граждан на военной службе по призыву (в том числе офицеров, призванных на военную службу в соответствии с указом Президента Российской Федерации) - один день военной службы за два дня работы. Время прохождения военной службы военнослужащими на воинских должностях, связанных с повышенной опасностью для жизни и здоровья, засчитывается в специальный трудовой стаж при установлении пенсии по старости в связи с особыми условиями труда или пенсии за выслугу лет, если указанные должности включены в соответствующие перечни, утвержденные Правительством Российской Федерации.

Таким образом, законодатель передал Правительству Российской Федерации полномочия по утверждению перечней воинских должностей, связанных с повышенной опасностью для жизни и здоровья, включение в которые предоставляет право военнослужащим на зачет периода военной службы в этих должностях в специальный трудовой стаж при установлении пенсии по старости в связи с особыми условиями труда.

Наличие специального трудового стажа требуется для назначения досрочных страховых пенсий разным категориям граждан, указанным в пунктах 1-21 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ.

Списки, перечисленные в подпункте "а" пункта 1 Постановления, применяются для определения специального трудового стажа при досрочном назначении страховой пенсии по старости лицам, работавшим на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах, право которых на досрочное назначение страховой пенсии по старости предусмотрено пунктом 1 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ.

При установлении досрочных страховых пенсий по старости другим категориям граждан, предусмотренным пунктами 2-21 части 1 статьи 30, а также статьей 31 названного Закона, применяются иные нормативные акты, поименованные в других пунктах Постановления.

Положения части 2 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ и пункта 3 статьи 10 Федерального закона N 76-ФЗ предоставляют полномочия Правительству Российской Федерации как принимать отдельные нормативные правовые акты (списки, перечни), так и вносить изменения в уже действующие акты, на основании которых время прохождения военной службы на соответствующих должностях или выполнения работ на соответствующих производствах, в учреждениях (организациях), по соответствующей профессии, специальности, должности будет засчитываться в специальный трудовой стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости.

Из содержания статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ следует, что законодатель сохранил право на досрочное пенсионное обеспечение за теми категориями граждан, на которые распространялось ранее действовавшее законодательство.

Положения статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", действовавшего до 1 января 2015 г., предусматривающие перечень лиц, которым досрочно назначается трудовая пенсия по старости, закреплены в статье 30 Федерального закона N 400-ФЗ.

В соответствии с правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 16 июля 2013 г. N 1143-О, от 17 февраля 2015 г. N 286-О, от 23 апреля 2015 г. N 827-О, в действующей системе пенсионного обеспечения установление для определенной категории лиц льготных условий приобретения права на страховую (трудовую) пенсию по старости направлено главным образом на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности ранее достижения общего пенсионного возраста. Ввиду этого право на досрочное назначение страховой пенсии по старости связывается не с любой работой, а лишь с такой, при выполнении которой организм работника подвергается неблагоприятному воздействию различного рода факторов, обусловленных спецификой и характером профессиональной деятельности, при этом учитываются также и различия в характере труда, функциональных обязанностях лиц, работающих на разных должностях. Выделение в особую категорию лиц, имеющих право на досрочное пенсионное обеспечение по старости, отдельных работников, фактически основанное на учете особенностей выполняемой ими работы, само по себе не может расцениваться как нарушение принципа равенства всех перед законом. Определение же того, какого рода профессиональная деятельность сопряжена с повышенными психофизиологическими нагрузками, связано с установлением критериев оценки условий и характера труда в той или иной должности и относится к компетенции Правительства Российской Федерации, утверждающего и корректирующего исходя из этих критериев списки работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается страхования пенсия по старости, что исключает возможность их произвольного истолкования.

В силу изложенного подпункт "а" пункта 1 Постановления соответствует федеральному закону и не нарушает прав и законных интересов административного истца.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "пунктом 2 части 1 статьи 215 Кодекса" имеется в виду "пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса"

Руководствуясь статьями 175-180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении административного искового заявления Мельникова - А.А. о признании недействующим подпункта "а" пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 16 июля 2014 г. N 665 "О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение" отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

 

Председательствующий судья Верховного Суда Российской Федерации 

Н.С. Романенков

 

Судьи Верховного Суда Российской Федерации 

А.М. Назарова

 

 

Ю.Г. Иваненко

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Верховного Суда РФ от 23 сентября 2015 г. N АКПИ15-819


Текст решения официально опубликован не был


Определением Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 25 февраля 2016 г. N АПЛ16-23 настоящее решение оставлено без изменения