Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2015/849 от 20 мая 2015 г. о предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания денег или финансирования терроризма, об изменении Регламента (ЕС) 648/2012 Европейского Парламента и Совета ЕС и об отмене Директивы 2005/60/EC Европейского Парламента и Совета ЕС и Директивы 2006/70/EC Европейской Комиссии

Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза
2015/849 от 20 мая 2015 г.
о предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания денег или финансирования терроризма, об изменении Регламента (ЕС) 648/2012 Европейского Парламента и Совета ЕС и об отмене Директивы 2005/60/EC Европейского Парламента и Совета ЕС и Директивы 2006/70/EC Европейской Комиссии*(1)

 

(Действие Директивы распространяется на Европейское экономическое пространство)

 

Европейский Парламент и Совет Европейского Союза,

Руководствуясь Договором о функционировании Европейского Союза, и, в частности, Статьей 114 Договора,

На основании предложения Европейской Комиссии,

После передачи проекта законодательного акта национальным парламентам,

С учетом заключения Европейского центрального банка*(2),

С учетом заключения Европейского комитета по социальным и экономическим вопросам*(3),

Действуя в соответствии с обычной законодательной процедурой*(4),

 

Принимая во внимание следующие обстоятельства:

(1) Потоки незаконных денежных средств могут нанести ущерб целостности, стабильности и репутации финансового сектора и могут поставить под угрозу функционирование внутреннего рынка Союза, а также международное развитие. Отмывание денег, финансирование терроризма и организованная преступность являются серьезными проблемами, которые должны быть решены на уровне Союза. В дополнение к дальнейшему развитию уголовно-правового подхода на уровне Союза адресное и соразмерное предотвращение использования финансовой системы в целях отмывания денег и финансирования терроризма является обязательным и может дать дополнительные результаты.

(2) Прочность, целостность и стабильность кредитных и финансовых институтов, а также доверие к финансовой системе в целом может быть подорвано усилиями преступников и связанных с ними лиц по сокрытию происхождения доходов от преступной деятельности или по направлению законно или незаконно полученных денежных средств на финансирование терроризма. В целях облегчения своей преступной деятельности лица, занимающиеся отмыванием денег и финансированием терроризма, могут попытаться воспользоваться преимуществами свободы движения капитала и свободы оказания финансовых услуг в рамках интегрированного финансового пространства Союза. В этой связи необходимо принятие определенных координационных мер на уровне Союза. В то же время цели по защите общества от преступлений и цели по защите стабильности и целостности финансовой системы Союза должны учитывать необходимость создания нормативно-правовой базы, которая позволит компаниям развиваться без возникновения у них несоразмерных издержек соблюдения правил и требований.

(3) Настоящая Директива является четвертой директивой, направленной на устранение угрозы отмывания денег. Директива 91/308/ЕЭС Совета ЕС*(5) определяла отмывание денег в части преступлений, связанных с наркотиками, и возлагала обязательства только на финансовый сектор. Директива 2001/97/EC Европейского Парламента и Совета ЕС*(6) расширила сферу применения Директивы 91/308/ЕЭС в части охватываемых преступлений и в части охватываемых видов деятельности и профессий. В июне 2003 г. Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) пересмотрела свои Рекомендации в целях включения в них финансирования терроризма, а также разработала более детализированные требования в отношении идентификации и проверки клиентов, ситуаций, в которых повышенный риск отмывания денег или финансирования терроризма может оправдывать принятие повышенных мер контроля, а также ситуаций, в которых меньший риск может оправдывать менее строгий контроль. Указанные изменения были отражены в Директиве 2005/60/EC Европейского Парламента и Совета ЕС*(7) и в Директиве 2006/70/EC Европейской Комиссии*(8).

(4) Отмывание денег и финансирование терроризма зачастую осуществляются в международном контексте. Меры, принятые только на национальном уровне или даже только на уровне Союза без учета международной координации и сотрудничества, будут оказывать крайне ограниченное воздействие. В этой связи меры, принятые Союзом в указанной области, должны быть совместимы с иными действиями, предпринятыми международным сообществом, и должны быть как минимум столь же строгими. Меры Союза должны учитывать Рекомендации ФАТФ и документы других международных организаций, участвующих в борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. В целях повышения эффективности борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма соответствующие правовые акты Союза должны, если это целесообразно, быть совместимы с Международными стандартами по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма и распространения оружия массового уничтожения, принятыми ФАТФ в феврале 2012 г. (пересмотренные Рекомендации ФАТФ).

(5) Кроме того, злоупотребление финансовой системой в целях направления незаконно или даже законно полученных денежных средств на финансирование терроризма создает риск для целостности, надлежащего функционирования, репутации и стабильности финансовой системы. Соответственно, превентивные меры, изложенные в настоящей Директиве, должны касаться операций с денежными средствами, полученными от тяжких преступлений, а также сбора денег или имущества для финансирования терроризма.

(6) Использование большого объема наличных средств крайне подвержено отмыванию денег и финансированию терроризма. В целях усиления надзора и смягчения рисков, которые представляют собой платежи наличными, следует распространить требования настоящей Директивы на лиц, торгующих товарами, в той степени, в которой они получают или делают выплаты наличными средствами в размере 10 000 евро или более. Государства-члены ЕС должны также иметь возможность применять более низкие пороговые значения, дополнительные общие ограничения на использование наличных средств, а также дополнительные более строгие положения.

(7) Использование продуктов электронных денежных средств все чаще рассматривается в качестве замены банковских счетов, что в дополнение к мерам, предусмотренным Директивой 2009/110/EC Европейского Парламента и Совета ЕС*(9), оправдывает распространение на указанные продукты обязательств по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма (AML/CFT). Однако в определенных обстоятельствах, когда уровень риска минимален, а также в условиях смягчения риска государства-члены ЕС должны иметь возможность освобождать продукты электронных денежных средств от определенных мер по проверке клиентов, таких как идентификация и верификация клиента и бенефициарного владельца, но не от обязательства проводить мониторинг сделок или деловых отношений. Условия смягчения риска должны включать в себя требование об освобождении продуктов электронных денежных средств, которые должны использоваться исключительно в целях приобретения товаров или услуг, а также требование о том, чтобы суммы, хранящиеся в электронном виде, были достаточно незначительными, чтобы исключить обход правил AML/CFT. Такое освобождение не должно затрагивать право усмотрения государств-членов ЕС разрешать обязанным юридическим лицам применять упрощенные процедуры проверки клиентов в отношении иных продуктов электронных денежных средств, которые представляют собой меньшие риски, в соответствии со Статьей 15 настоящей Директивы.

(8) Что касается обязанных юридических лиц, на которых распространяется настоящая Директива, термин "агенты по недвижимости" может включать в себя агентов по аренде жилья, если это применимо.

(9) Профессиональные юристы, как определено государствами-членами ЕС, должны подпадать под действие настоящей Директивы при их участии в финансовых или корпоративных сделках, включая оказание налоговых консультаций, когда имеется повышенный риск того, что оказываемые ими услуги будут использованы недолжным образом в целях отмывания доходов от преступной деятельности или в целях финансирования терроризма. При этом следует предусмотреть освобождения от обязательства сообщать информацию, полученную до, в ходе или по завершении судебного производства или в ходе доказывания правовой позиции клиента. В этой связи на юридическую консультацию должно распространяться обязательство о профессиональной тайне, за исключением случаев, когда профессиональные юристы участвуют в отмывании денег или финансировании терроризма, когда юридическая консультация предоставляется в целях отмывания денег или финансирования терроризма или когда профессиональный юрист знает, что клиент обращается за юридической консультацией в целях отмывания денег или финансирования терроризма.

(10) В отношении непосредственно сравнимых услуг должен применяться один и тот же режим при их оказании любым из специалистов, подпадающих под действие настоящей Директивы. В целях соблюдения прав, предусмотренных Хартией Европейского Союза об основных правах (Хартия), в отношении аудиторов, бухгалтеров-ревизоров и налоговых консультантов, которые в некоторых государствах-членах ЕС вправе защищать или представлять клиентов в рамках судебного производства или доказывать правовую позицию клиента, информация, которую они получают при исполнении указанных обязанностей, не должна быть предметом обязательств по представлению отчетов, предусмотренных настоящей Директивой.

(11) Важно прямо подчеркнуть, что "налоговые преступления" в отношении прямых и косвенных налогов включены в широкое определение "преступной деятельности" в настоящей Директиве в соответствии с пересмотренными Рекомендациями ФАТФ. С учетом того, что различные налоговые преступления могут быть обозначены в каждом государстве-члене ЕС как составляющие "преступную деятельность", за осуществление которой предусмотрены санкции, как указано в пункте (4)(f) Статьи 3 настоящей Директивы, юридические определения налоговых преступлений на национальном уровне могут отличаться. Хотя настоящая Директива не стремится к гармонизации определений налоговых преступлений в национальном праве государств-членов ЕС, такие государства в той степени, в которой это максимально возможно в соответствии с их национальным правом, должны обеспечивать обмен информацией между Органами финансовой разведки (FIU) и должны оказывать им содействие.

(12) Необходимо идентифицировать любое физическое лицо, которое владеет юридическим лицом или осуществляет контроль над ним. В целях обеспечения эффективной прозрачности государства-члены ЕС должны гарантировать охват максимально широкого круга юридических лиц, учрежденных или созданных посредством иных механизмов на их территории. Хотя установление определенной процентной доли владения акциями или доли участия не ведет автоматически к определению бенефициарного владельца, оно должно стать одним из прочих доказательственных фактов, которые следует учитывать. При этом государства-члены ЕС должны иметь возможность установить, что более низкая процентная доля может свидетельствовать об участии или осуществлении контроля.

(13) Идентификация и верификация бенефициарного владельца должна при необходимости распространяться на юридические лица, которые владеют другими юридическими лицами. При этом обязанные субъекты должны выявлять физическое(-их) лицо (лиц), которое(-ые) осуществляют реальный контроль над юридическим лицом, являющимся клиентом, посредством владения или иных механизмов. Контроль посредством иных механизмов может включать в себя, inter alia, критерии контроля, используемые в целях подготовки консолидированной финансовой отчетности, в частности, посредством соглашений акционеров, оказания доминирующего влияния или полномочий по назначению высшего руководства. В некоторых случаях невозможно выявить физическое лицо, которое владело бы юридическим лицом или осуществляло бы реальный контроль над ним. В таких исключительных случаях обязанные субъекты, исчерпав все иные средства идентификации, и при условии, что основания для подозрений отсутствуют, могут считать высшее(-их) руководящее(-их) должностное(-ых) лицо (лиц) бенефициарным(-и) владельцем (владельцами).

(14) Потребность в точной и актуальной информации о бенефициарных владельцах является ключевым фактором в выслеживании преступников, которые в иных случаях могут скрывать свою личность за корпоративной структурой. В этой связи государства-члены ЕС должны гарантировать, что юридические лица, учрежденные на их территории в соответствии с национальным правом, получают и хранят достаточную, точную и актуальную информацию о бенефициарных владельцах в дополнение к основной информации, такой как наименование и адрес компании, подтверждение ее учреждения и юридического права собственности. В целях повышения прозрачности для борьбы со злоупотреблениями при использовании юридических лиц государства-члены ЕС должны гарантировать, что информация о бенефициарных владельцах хранится в центральном реестре, который находится за пределами компании, в полном соответствии с правом Союза. В указанных целях государства-члены ЕС могут использовать центральную базу данных, где хранится информация о бенефициарном владении, или реестр коммерческих предприятий, или иной центральный реестр. Государства-члены ЕС вправе установить ответственность обязанных субъектов за представление информации в реестр. Государства-члены ЕС должны гарантировать, что информация во всех случаях доступна компетентным органам и FIUs и предоставляется обязанным субъектам в случае принятия ими мер по проверке клиентов. Государства-члены ЕС также гарантируют, что иным лицам, которые могут доказать наличие законного интереса в отношении отмывания денег, финансирования терроризма или иных связанных с ними предикатных преступлений, таких как коррупция, налоговые преступления и мошенничество, предоставляется доступ к информации о бенефициарном владении в соответствии с правилами защиты данных. Лица, которые могут доказать наличие законного интереса, должны иметь доступ к информации о характере и размере имеющейся бенефициарной доли участия, включая ее примерное влияние.

(15) В указанных целях государства-члены ЕС должны иметь возможность в соответствии с национальным правом предоставлять более широкий доступ по сравнению с тем, что предусмотрен настоящей Директивой.

(16) Необходимо обеспечить своевременный доступ к информации о бенефициарном владении такими способами, которые устраняют риск разглашения секретной информации по соответствующей компании.

(17) В целях создания равных условий для различных видов организационно-правовых форм доверительные собственники также должны получать, хранить и предоставлять информацию о бенефициарном владении обязанным субъектам, которые принимают меры по проверке клиентов, а также передавать такую информацию в центральный реестр или центральную базу данных. Доверительные собственники также обязаны раскрывать свой статус обязанным субъектам. На такие юридические лица, как фонды и иные юридические структуры, аналогичные трастам, должны распространяться эквивалентные требования.

(18) Настоящая Директива должна также применяться к деятельности обязанных субъектов, которая осуществляется в Интернете.

(19) Новые технологии предоставляют компаниям и клиентам продуктивные по временным затратам и экономически выгодные решения, и в этой связи они должны быть приняты во внимание при оценке рисков. Компетентные органы и обязанные субъекты должны заранее принимать меры по борьбе с новыми и инновационными способами отмывания денег.

(20) Представителям Союза в управляющих органах Европейского банка реконструкции и развития рекомендуется имплементировать настоящую Директиву и опубликовать на своем сайте стратегии AML/CFT, содержащие подробные процедуры, направленные на приведение в исполнение настоящей Директивы.

(21) Предметом беспокойства является использование сектора азартных игр для отмывания доходов от преступной деятельности. В целях смягчения рисков, связанных с азартными играми, настоящая Директива должна предусматривать обязательства для организаторов азартных игр, представляющих повышенные риски, по применению мер по проверке клиентов в отношении разовых сделок, сумма которых составляет 2000 евро или более. Государства-члены ЕС должны гарантировать, что обязанные субъекты применяют тот же порог к сбору выигрышей, заключению пари, в том числе посредством покупки и обмена игровых фишек, или к тому и другому. Организаторы азартных игр в помещениях, таких как казино и игорные дома, должны гарантировать, что проверка клиентов, если она проводится на входе в помещение, может быть связана со сделками, совершаемыми клиентами внутри помещений. При этом в обстоятельствах с доказанным незначительным риском государства-члены ЕС должны иметь возможность освобождать определенные азартные игры от всех или некоторых требований, предусмотренных настоящей Директивой. Использование освобождений государствами-членами ЕС должно рассматриваться только в строго ограниченных и обоснованных случаях при незначительных рисках отмывания денег и финансирования терроризма. К таким освобождениям должна применяться особая оценка риска, которая также учитывает степень уязвимости применимых сделок. Об указанных освобождениях следует уведомлять Европейскую Комиссию. При оценке риска государства-члены ЕС должны указывать, каким образом они приняли во внимание соответствующие данные из отчетов, изданных Европейской Комиссией в рамках наднациональной оценки риска.

(22) Риски отмывания денег и финансирования терроризма отличаются от случая к случаю. Соответственно, следует использовать комплексный риск-ориентированный подход. Риск-ориентированный подход не является ненадлежащей вседозволенностью для государств-членов ЕС и обязанных субъектов. Он включает в себя принятие решений на основе доказательств в целях более эффективного выявления рисков отмывания денег и финансирования терроризма, с которыми сталкивается Союз и действующие в пределах него субъекты.

(23) В основе риск-ориентированного подхода лежит потребность государств-членов ЕС и Союза идентифицировать, понимать и смягчать риски отмывания денег и финансирования терроризма, с которыми они сталкиваются. Важность наднационального подхода к выявлению рисков была признана на международном уровне, и Европейскому надзорному органу (Европейскому банковскому органу) (EBA*(10)), учрежденному Регламентом (ЕС) 1093/2010 Европейского Парламента и Совета ЕС*(11), Европейскому надзорному органу (Европейскому органу по страхованию и профессиональному пенсионному обеспечению) (EIOPA*(12)), учрежденному Регламентом (ЕС) 1094/2010 Европейского Парламента и Совета ЕС*(13), и Европейскому надзорному органу (Европейскому органу по ценным бумагам и рынкам) (ESMA*(14)), учрежденному Регламентом (ЕС) 1095/2010 Европейского Парламента и Совета ЕС*(15), должно быть поручено вынесение заключения в рамках Совместного комитета о рисках, которые влияют на финансовый сектор Союза.

(24) Положение Европейской Комиссии наилучшим образом подходит для оценки определенных трансграничных угроз, которые могут повлиять на внутренний рынок и которые не могут быть выявлены и эффективно устранены отдельными государствами-членами ЕС. В этой связи Европейской Комиссии следует поручить координацию оценки рисков, связанных с трансграничной деятельностью. Вовлечение соответствующих экспертов, таких как Экспертная группа по отмыванию денег и финансированию терроризма, а также представителей FIUs и при необходимости других органов Союза необходимо для эффективности данного процесса. Оценка рисков на национальном уровне и национальный опыт также являются важным источником информации для указанного процесса. Такая оценка трансграничных рисков Европейской Комиссией не должна включать в себя обработку персональных данных. В любом случае данные должны быть полностью обезличены. Национальные и европейские органы по надзору за соблюдением законодательства о защите персональных данных должны быть вовлечены только в том случае, если оценка рисков отмывания денег и финансирования терроризма влияет на частную жизнь и защиту данных физических лиц.

(25) Результаты оценки рисков, если это целесообразно, должны быть доведены до сведения обязанных субъектов своевременно, чтобы дать им возможность выявлять, понимать, управлять и смягчать их собственные риски.

(26) Кроме того, чтобы выявлять, понимать, управлять и смягчать риски на уровне Союза с равной эффективностью, государства-члены ЕС должны предоставлять результаты своей оценки рисков друг другу, Европейской Комиссии, EBA, EIOPA и ESMA (далее - ESAs).

(27) При применении настоящей Директивы целесообразно учитывать характеристики и потребности небольших обязанных субъектов, которые подпадают под сферу ее действия, и обеспечивать режим, соответствующий их особым потребностям и характеру деятельности.

(28) В целях защиты надлежащего функционирования европейской финансовой системы и внутреннего рынка от отмывания денег и финансирования терроризма Европейской Комиссии следует делегировать полномочия по принятию актов в соответствии со Статьей 290 Договора о функционировании Европейского Союза (TFEU) для того, чтобы выявлять третьи страны, которые имеют стратегические недостатки в своих национальных режимах AML/CFT (далее - "третьи страны с высоким уровнем риска"). Меняющийся характер угроз, связанных с отмыванием денег и финансированием терроризма, которому способствует постоянная эволюция технологий и средств, находящихся в распоряжении преступников, требует оперативной и постоянной адаптации нормативно-правовой базы в отношении третьих стран с высоким уровнем риска в целях эффективного устранения существующих рисков и предотвращения возникновения новых. Европейская Комиссия должна принимать во внимание информацию, полученную от международных организаций и органов, вырабатывающих стандарты в сфере AML/CFT, такую как публичные заявления ФАТФ, взаимную оценку, детальные отчеты об оценке или опубликованные отчеты о проведении последующих мероприятий, и адаптировать свою оценку к изменениям, отраженным в указанной информации, при необходимости.

(29) Государства-члены ЕС должны как минимум предусмотреть повышенные меры по проверке клиентов обязанными субъектами при работе с физическими или юридическими лицами из третьих стран с высоким уровнем риска, как установлено Европейской Комиссией. Также следует запретить использование информации от третьих лиц, расположенных в таких третьих странах с высоким уровнем риска. Однако не следует автоматически считать, что страны, не включенные в указанный перечень, имеют эффективные системы AML/CFT и физические и юридические лица из таких стран должны подвергаться оценке с учетом факторов риска.

(30) Риск сам по себе имеет изменчивый характер, и его переменные составляющие по отдельности или в сочетании могут увеличивать или уменьшать потенциальный риск, влияя таким образом на надлежащую степень превентивных мер, таких как меры по проверке клиентов. Иными словами, существуют обстоятельства, при которых следует принимать повышенные меры по проверке, а также иные обстоятельства, при которых может быть достаточно принятия упрощенных мер.

(31) Следует признать, что определенные ситуации представляют более высокую степень риска отмывания денег и финансирования терроризма. Хотя следует устанавливать личность и характер деятельности каждого клиента, в некоторых случаях требуется проведение особо тщательных процедур по идентификации и верификации клиентов.

(32) Это особенно характерно для отношений с физическими лицами, которые выполняют или выполняли важные государственные функции в рамках Союза или на международном уровне, в частности, с физическими лицами из стран, где широко распространена коррупция. Такие отношения могут подвергнуть финансовый сектор значительным репутационным и юридическим рискам. Международные усилия по борьбе с коррупцией также оправдывают необходимость уделять особое внимание таким лицам и применять соответствующие повышенные меры по проверке клиентов в отношении лиц, которые занимают или занимали высокие государственные должности на национальном уровне или за рубежом, а также в отношении высших должностных лиц международных организаций.

(33) Требования, относящиеся к политически значимым лицам, имеют превентивный, а не уголовный характер и не должны толковаться как то, что политически значимые лица так или иначе связаны с преступной деятельностью. Отказ от деловых отношений с лицом только потому, что оно является политически значимым лицом, противоречит букве и духу настоящей Директивы и пересмотренным Рекомендациям ФАТФ.

(34) Получение разрешения от высшего руководства на установление деловых отношений не всегда означает получение разрешения от совета директоров. Такое разрешение может быть дано лицом, достаточно осведомленным о подверженности организации рискам отмывания денег и финансирования терроризма и занимающим достаточную должность для принятия решений, которые влияют на подверженность организации рискам.

(35) Во избежание повторных процедур идентификации клиентов, которые ведут к задержкам и неэффективной деятельности, целесообразно, с учетом надлежащих мер предосторожности, предусмотреть возможность передачи обязанным субъектам клиентов, которые были идентифицированы в другом месте. Если обязанный субъект доверяет третьей стороне, основную ответственность за проверку клиентов должен нести обязанный субъект, которому передается клиент. Третья сторона или лицо, которое передало клиента, должно также нести ответственность за соблюдение настоящей Директивы, в том числе требований о необходимости сообщения о подозрительных сделках и ведения учета, в той степени, в которой такое лицо имеет деловые отношения с клиентами, подпадающими под действие настоящей Директивы.

(36) Что касается агентских отношений или отношений по аутсорсингу на договорной основе между обязанными субъектами и сторонними лицами, не подпадающими под действие настоящей Директивы, любые обязательства по AML/CFT для таких агентов или поставщиков услуг по аутсорсингу в составе обязанных субъектов могут возникнуть только из договора между сторонами, а не из настоящей Директивы. Таким образом, ответственность за соблюдение настоящей Директивы преимущественно возлагается на обязанных субъектов.

(37) Все государства-члены ЕС создали или должны создать независимые в оперативном отношении и автономные FIUs для сбора и анализа информации, получаемой ими в целях установления связи между подозрительными сделками и лежащей в их основе преступной деятельности для предотвращения и борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. Термин "независимые в оперативном отношении и автономные FIUs" означает, что FIUs имеют полномочия и возможности для свободного осуществления своих функций, включая принятие автономных решений по анализу, запросу и распространению определенной информации. Подозрительные сделки и иная информация, значимая для отмывания денег, связанных с ними предикатных преступлений и финансирования терроризма, должна быть передана в FIU, которое должно служить центральным национальным подразделением для получения, анализа и передачи компетентным органам результатов анализа. Следует сообщать информацию обо всех подозрительных сделках, включая неудавшиеся сделки, независимо от их сумм. Передаваемая информация также может включать в себя информацию о пороговых значениях.

(38) Путем частичного отступления от общего запрета на заключение подозрительных сделок обязанные субъекты должны иметь возможность заключать подозрительные сделки до информирования компетентных органов, если отказ от заключения таких сделок невозможен или может свести на нет усилия по преследованию бенефициаров подозрительных операций по отмыванию денег или финансированию терроризма. Данное положение, однако, не должно затрагивать международные обязательства, принятые государствами-членами ЕС по незамедлительному замораживанию денежных средств и активов террористов, террористических организаций или лиц, которые финансируют терроризм, согласно соответствующим резолюциям Совета безопасности ООН.

(39) В отношении некоторых обязанных субъектов государства-члены ЕС должны иметь возможность назначать соответствующий саморегулируемый орган в качестве органа, который следует информировать в первую очередь, вместо FIU. В соответствии с судебной практикой Европейского суда по правам человека система первоочередного оповещения саморегулируемых органов представляет собой важную гарантию поддержания защиты основных прав в том, что касается обязательств по предоставлению отчетности, применимых к адвокатам.

(40) Если государство-член ЕС примет решение о назначении такого саморегулируемого органа, оно может позволить такому органу или потребовать от него не передавать в FIU информацию, полученную от лиц, которых представляет такой орган, если такая информация была получена от или в отношении одного из их клиентов в ходе установления правого положения клиента или в ходе выполнения их обязанности по защите или представительству клиента в судебных производствах или в связи с ними, в том числе в рамках предоставления консультации о возбуждении или недопущении таких производств, независимо от того, получена ли такая информация до, в ходе или по завершении таких производств.

(41) Имел место ряд случаев, когда работники, которые сообщали о своих подозрениях об отмывании денег, подвергались угрозам или враждебным действиям. Хотя настоящая Директива не может влиять на порядок судопроизводства в государствах-членах ЕС, чрезвычайно важно решение данного вопроса в целях обеспечения эффективности системы AML/CFT. Государства-члены ЕС должны быть осведомлены об указанной проблеме и должны принимать все возможные меры по защите физических лиц, в том числе работников и представителей обязанного субъекта, от таких угроз или враждебных действий, а также должны предоставлять в соответствии со своим национальным правом надлежащую защиту таким лицам, особенно с учетом их права на защиту персональных данных и права на эффективную судебную защиту и представительство.

(42) Директива 95/46/EC Европейского Парламента и Совета ЕС*(16), будучи преобразованной в национальное право, применяется к обработке персональных данных в целях настоящей Директивы. Регламент (EC) 45/2001 Европейского Парламента и Совета ЕС*(17) применяется к обработке персональных данных учреждениями и органами Европейского Союза в целях настоящей Директивы. Борьба с отмыванием денег и финансированием терроризма признана всеми государствами-членами ЕС важным общественным интересом. Настоящая Директива не затрагивает защиту персональных данных, которые обрабатываются в рамках полицейского и судебного сотрудничества по уголовным делам, в том числе Рамочное решение 2008/977/ПВД Совета ЕС*(18), как оно имплементировано в национальное право.

(43) Важно, чтобы приведение настоящей Директивы в соответствие с пересмотренными Рекомендациями ФАТФ осуществлялось при полном соблюдении законодательства Союза, в частности законодательства Союза о защите персональных данных и защите основных прав, закрепленных в Хартии. Определенные аспекты настоящей Директивы подразумевают сбор, анализ, хранение и обмен данными. Такая обработка персональных данных должна быть разрешена при условии полного соблюдения основных прав только в целях, предусмотренных настоящей Директивой, и только для осуществления действий, требуемых в соответствии с настоящей Директивой, таких как проверка клиентов, текущий мониторинг, расследование и сообщение о необычных и подозрительных сделках, идентификация бенефициарного владельца юридического лица или юридической структуры, идентификация политически значимого лица, обмен информацией между компетентными органами, а также обмен информацией между кредитными организациями, финансовыми институтами и иными обязанными субъектами. Сбор и последующая обработка персональных данных обязанными субъектами должна быть ограничена действиями, необходимыми в целях выполнения требований настоящей Директивы, и персональные данные впоследствии не должны обрабатываться способом, несовместимым с указанной целью. В частности, строго запрещена последующая обработка персональных данных в коммерческих целях.

(44) Пересмотренные Рекомендации ФАТФ показывают, что для того, чтобы в полной мере сотрудничать и без промедлений отвечать на информационные запросы компетентных органов в целях предупреждения, выявления или расследования случаев отмывания денег и финансирования терроризма, обязанные субъекты должны хранить как минимум в течение пяти лет необходимую информацию, полученную в рамках проведения мер по проверке клиентов, а также документы по сделкам. Во избежание применения различных подходов и в целях выполнения требований, связанных с защитой персональных данных и юридической определенностью, продолжительность такого периода хранения должна составлять пять лет после прекращения деловых отношений или завершения разовых сделок. При этом при необходимости в целях предупреждения, выявления или расследования случаев отмывания денег и финансирования терроризма и по результатам оценки необходимости и пропорциональности государства-члены ЕС должны иметь возможность разрешать или требовать последующего хранения документов в течение периода, не превышающего дополнительных пяти лет, без ущерба действию национального уголовного законодательства о доказательствах, применимого к текущим уголовным расследованиям или судебным производствам. Государства-члены ЕС должны требовать принятия определенных мер предосторожности в целях обеспечения безопасности данных, а также должны определить, какие лица, категории лиц или органы должны иметь исключительный доступ к хранимым данным.

(45) В целях обеспечения надлежащего и эффективного отправления правосудия в течение срока для преобразования настоящей Директивы в национальные правовые режимы государств-членов ЕС, а также в целях обеспечения ее бесперебойного взаимодействия с национальным процессуальным правом, информация и документы, относящиеся к текущему судебному производству в целях предупреждения, выявления или расследования возможного отмывания денег и финансирования терроризма, решение по которому не вынесено в государствах-членах ЕС на дату вступления в силу настоящей Директивы, должны храниться в течение пяти лет с указанной даты. Следует также предусмотреть возможность продления указанного срока на последующие пять лет.

(46) Права субъектов данных на доступ к данным применимы к персональным данным, обработанным в целях настоящей Директивы. Однако доступ субъекта данных к какой-либо информации об отчете о подозрительной сделке поставит под угрозу эффективность борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. В этой связи могут быть оправданы исключения из этого права и его ограничения в соответствии со Статьей 13 Директивы 95/46/EC и, если это применимо, Статьей 20 Регламента (EC) 45/2001. Субъект данных вправе требовать от надзорного органа, указанного в Статье 28 Директивы 95/46/EC, или, если это применимо, от Европейского инспектора по защите данных проведения проверки законности обработки данных, а также вправе прибегнуть к средствам судебной защиты, предусмотренным Статьей 22 указанной Директивы. Надзорный орган, указанный в Статье 28 Директивы 95/46/EC, также вправе действовать в силу своего статуса. Без ущерба ограничению права доступа надзорный орган должен иметь возможность информировать субъекта данных о совершении всех необходимых проверок надзорным органом, а также о результатах проверки законности соответствующей обработки данных.

(47) Лица, которые только преобразуют печатные документы в электронный формат и действуют на основании договора с кредитной организацией или финансовым институтом, а также лица, которые только предоставляют кредитным организациям или финансовым институтам системы для отправки сообщений или иные вспомогательные системы для перевода денежных средств либо системы клиринга и расчетов, не подпадают под сферу действия настоящей Директивы.

(48) Отмывание денег и финансирование терроризма являются международными проблемами, и усилия по борьбе с ними должны быть глобальными. Если кредитные организации и финансовые институты Союза имеют филиалы или дочерние компании, расположенные в третьих странах, в которых требования в соответствующей области менее строгие по сравнению с требованиями государства-члена ЕС, они должны, во избежание применения слишком различных стандартов в рамках организации или группы организаций, применять к таким филиалам и дочерним компаниям стандарты Союза или уведомить компетентные органы государства-члена ЕС происхождения о невозможности применения таких стандартов.

(49) Следует, при наличии возможности, давать обязанным субъектам комментарии о целесообразности представленных ими отчетов о подозрительных сделках и о последующих мероприятиях, принятых на основании таких отчетов. Для того чтобы это было возможно, а также для оценки эффективности систем борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма государства-члены ЕС должны вести соответствующую статистику и улучшать ее качество. Для дальнейшего повышения качества и достоверности данных, собираемых на уровне Союза, Европейская Комиссия должна отслеживать ситуацию в Союзе в части борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма и должна публиковать регулярные обзоры.

(50) Если государства-члены ЕС требуют от эмитентов электронных денег и от платежных систем, которые учреждены на их территории в формах, отличных от филиала, и головной офис которых расположен в другом государстве-члене ЕС, назначения центрального контактного пункта на своей территории, они должны иметь возможность требовать, чтобы такой центральный контактный пункт, действующий от имени назначившей его организации, обеспечивал соблюдение организацией правил AML/CFT. Государства-члены ЕС должны также гарантировать, что такие требования являются соразмерными и не выходят за пределы того, что необходимо для достижения цели по соблюдению правил AML/CFT, в том числе посредством облегчения соответствующего контроля.

(51) Компетентные органы должны гарантировать, в отношении пунктов обмена валюты, пунктов обналичивания чеков, трастов, структур по обслуживанию компаний или организаторов азартных игр, что лица, которые фактически руководят деятельностью таких юридических лиц, и бенефициарные владельцы таких юридических лиц прошли проверку на профессиональную пригодность и добросовестность. Критерии для определения профессиональной пригодности и добросовестности лица должны отражать как минимум необходимость защиты таких юридических лиц от их неправомерного использования менеджерами или бенефициарными владельцами в преступных целях.

(52) Если обязанный субъект управляет предприятиями в другом государстве-члене ЕС, в том числе через сеть агентов, компетентный орган государства-члена ЕС происхождения несет ответственность за надзор за применением обязанным юридическим лицом стратегий и процедур AML/CFT на уровне группы. Такой надзор включает в себя посещение предприятий, расположенных в другом государстве-члене ЕС. Компетентный орган государства-члена ЕС происхождения должен тесно сотрудничать с компетентным органом принимающего государства-члена ЕС и должен информировать его о любых обстоятельствах, которые могут повлиять на оценку соблюдения предприятием правил AML/CFT принимающего государства-члена ЕС.

(53) Если обязанный субъект управляет предприятиями в другом государстве-члене ЕС, в том числе через сеть агентов или лиц, распространяющих электронные деньги в соответствии со Статьей 3(4) Директивы 2009/110/EC, компетентный орган принимающего государства-члена ЕС несет ответственность по обеспечению соблюдения предприятием правил AML/CFT, в том числе при необходимости посредством проведения выездных проверок и внешнего мониторинга, а также путем принятия надлежащих и соразмерных мер по борьбе с серьезными нарушениями таких требований. Компетентный орган принимающего государства-члена ЕС должен тесно сотрудничать с компетентным органом государства-члена ЕС происхождения и должен информировать его о любых обстоятельствах, которые могут повлиять на оценку соблюдения обязанным юридическим лицом правил AML/CFT группы. В целях устранения серьезных нарушений правил AML/CFT, которые требуют незамедлительного принятия мер защиты, компетентный орган принимающего государства-члена ЕС должен иметь возможность применять надлежащие и соразмерные временные меры судебной защиты, применимые в аналогичных обстоятельствах к обязанным субъектам, находящимся в их ведении, для устранения таких серьезных недостатков при необходимости при содействии компетентного органа государства-члена ЕС происхождения или в сотрудничестве с ним.

(54) С учетом транснационального характера отмывания денег и финансирования терроризма чрезвычайно важны координация между FIUs. В целях совершенствования такого сотрудничества и координации и, в частности, в целях обеспечения того, что отчеты о подозрительных сделках поступают в FIU того государства-члена ЕС, в котором такой отчет может быть использован наиболее эффективно, в настоящей Директиве установлены подробные правила.

(55) Платформа подразделений финансовой разведки ЕС (далее - "Платформа FIUs ЕС"), неофициальная группа, состоящая из представителей ПФР и действующая с 2006 г., используется для облегчения сотрудничества между FIUs и обмена мнениями по вопросам, связанным с сотрудничеством, таким как эффективное сотрудничество между FIUs и между FIUs с одной стороны и подразделениями финансовой разведки третьих стран с другой стороны, совместный анализ трансграничных случаев, тенденций и факторов, значимых для оценки рисков отмывания денег и финансирования терроризма на национальном и наднациональном уровнях.

(56) Совершенствование обмена информацией между FIUs в пределах Европейского Союза особенно важно с учетом транснационального характера отмывания денег и финансирования терроризма. Государства-члены ЕС должны поощрять использование безопасных средств обмена информацией, в частности, децентрализованной компьютерной сети FIU.net (далее - "FIU.net") или ее последующих версий, а также технологий, предлагаемых FIU.net. Следует разрешить первоначальный обмен информацией между FIUs в связи с отмыванием денег и финансированием терроризма в аналитических целях при условии, что такая информация не подлежит дальнейшей обработке и распространению, за исключением случаев, когда такой обмен информацией будет противоречить основным принципам национального права. Обмен информацией по ситуациям, которые, по определению FIUs, могут представлять собой налоговые преступления, не должен затрагивать обмен информацией в сфере налогообложения в соответствии с Директивой 2011/16/ЕС Совета ЕС*(19) или в соответствии со стандартами обмена информацией и административного сотрудничества по налоговым делам.

(57) В целях полного и своевременного удовлетворения запросов FIUs обязанные субъекты должны внедрить эффективные системы, позволяющие им иметь полный и своевременный доступ по безопасным и конфиденциальным каналам к информации о деловых отношениях, которые они поддерживают или поддерживали с определенными лицами. В соответствии с правом Европейского Союза и национальным правом государства-члены ЕС могут, например, рассмотреть возможность внедрения систем банковских реестров или информационно-поисковых систем электронных данных, которые обеспечат ПФР доступ к информации о банковских счетах без ущерба судебному разрешению, если это применимо. Государства-члены ЕС также могут рассмотреть возможность создания механизмов, гарантирующих, что компетентные органы разработали надлежащие процедуры для идентификации активов без предварительного уведомления собственника.

(58) Государства-члены ЕС должны поощрять свои компетентные органы осуществлять своевременное, конструктивное и эффективное сотрудничество по самым широким вопросам в целях настоящей Директивы без ущерба каким-либо правилам или процедурам, применимым к судебному сотрудничеству по уголовным делам. В частности, государства-члены ЕС должны гарантировать, что их FIUs обмениваются информацией свободно, автоматически или по запросу с подразделениями финансовой разведки третьих стран с учетом права Союза и принципов обмена информации, разработанных Группой подразделений финансовой разведки "Эгмонт".

(59) Важность борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма должна привести к разработке государствами-членами ЕС эффективных, пропорциональных и оказывающих сдерживающее воздействие административных санкций и мер национального права за несоблюдение национальных положений, преобразующих настоящую Директиву в национальное право. В государствах-членах ЕС в настоящее время предусмотрен различный спектр административных санкций и мер за нарушения ключевых превентивных положений. Такое разнообразие может подорвать усилия по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. Кроме того, имеет место риск фрагментации ответной реакции Европейского Союза. Таким образом, настоящая Директива должна предусматривать спектр административных санкций и мер, применяемых государствами-членами ЕС как минимум за серьезные, неоднократные или систематические нарушения требований, связанных с мерами по проверке клиентов, ведением документов, предоставлением отчетов о подозрительных сделках и внутренним контролем обязанных субъектов. Спектр санкций и мер должен быть достаточно широким, чтобы государства-члены ЕС и компетентные органы могли принять во внимание различия между обязанными субъектами, в частности, между кредитными организациями и финансовыми институтами и другими обязанными субъектами в части их размера, характеристик и характера деятельности. Преобразуя настоящую Директиву в национальное право, государства-члены ЕС должны гарантировать, что введение административных санкций и мер в соответствии с настоящей Директивой, а также уголовных санкций в соответствии с национальным правом не нарушает принцип ne bis in idem *(20).

(60) В целях оценки соответствия лиц, занимающих руководящие должности в структуре обязанных субъектов или иным образом контролирующих их, любой обмен информацией о судимости должен осуществляться в соответствии с Рамочным решением 2009/315/ПВД Совета ЕС*(21) и Решением 2009/316/ПВД Совета ЕС*(22), преобразованных в национальное право, а также согласно иным соответствующим положениям национального права.

(61) Регулятивные технические стандарты в сфере финансовых услуг должны гарантировать устойчивую гармонизацию и надлежащую защиту вкладчиков, инвесторов и потребителей в Союзе. Поскольку ESAs обладают в высокой степени специализированными знаниями, будет эффективно и целесообразно поручить им разработку проекта регулятивных технических стандартов, которые не затрагивают выбор политики, для его направления Европейской Комиссии.

(62) Европейская Комиссия должна принять проект регулятивных технических стандартов, разработанных ESAs в соответствии с настоящей Директивой, посредством актов делегированного законодательства в соответствии со Статьей 290 TFEU и в соответствии со Статьями 10 - 14 Регламентов (ЕС) 1093/2010, (ЕС) 1094/2010 и (ЕС) 1095/2010.

(63) С учетом существенных поправок, которые должны быть приняты к Директивам 2005/60/EC и 2006/70/EC в свете настоящей Директивы, их следует объединить и заменить в целях ясности и последовательности.

(64) Поскольку цель настоящей Директивы, а именно защита финансовой системы посредством предупреждения, выявления и расследования случаев отмывания денег и финансирования терроризма, не может быть надлежащим образом достигнута государствами-членами ЕС, так как отдельные меры, принятые государствами-членами ЕС для защиты своих финансовых систем, могут быть несовместимы с функционированием внутреннего рынка, предписаниями норм права и публичном порядком Союза, но по причине масштаба и последствий деятельности с большей эффективностью может быть достигнута на уровне Союза, Союз вправе принять меры в соответствии с принципом субсидиарности, предусмотренным Статьей 5 Договора о Европейском Союзе. В соответствии с принципом пропорциональности, предусмотренным указанной Статьей, настоящая Директива не выходит за пределы того, что необходимо для достижения данной цели.

(65) Настоящая Директива соблюдает основные права и принципы, признанные Хартией, в частности, право на уважение частной и семейной жизни, право на защиту персональных данных, свободу ведения деятельности, запрет дискриминации, право на эффективные средства правовой защиты и на справедливый суд, презумпцию невиновности и право на защиту.

(66) В соответствии со Статьей 21 Хартии, которая запрещает всякую дискриминацию, государства-члены ЕС должны гарантировать, что имплементация настоящей Директивы в части оценки рисков в контексте проверки клиентов осуществляется без дискриминации.

(67) Согласно Совместной политической декларации государств-членов ЕС и Европейской Комиссии по пояснительным документам от 28 сентября 2011 г.*(23) государства-члены ЕС приняли на себя обязательство в обоснованных случаях сопровождать уведомление о мерах по преобразованию директив в национальное право одним или несколькими документами, объясняющими отношения между компонентами директив и соответствующими частями национальных документов по преобразованию в национальное право. В отношении настоящей Директивы законодатель считает оправданной передачу таких документов.

(68) В соответствии со Статьей 28(2) Регламента (EC) 45/2001 были проведены консультации с Европейским инспектором по защите данных, который вынес свое заключение 4 июля 2013 г.*(24),

приняли настоящую Директиву:

 

Совершено в Страсбурге 20 мая 2015 г.

 

От имени Европейского Парламента
Председатель
M. SCHULZ

 

От имени Совета ЕС
Председатель
Z. KALNINA-LUKASEVICA

 

 

*(1) Directive (EU) 2015/849 of the European Parliament and of the Council of 20 May 2015 on the prevention of the use of the financial system for the purposes of money laundering or terrorist financing, amending Regulation (EU) No 648/2012 of the European Parliament and of the Council, and repealing Directive 2005/60/EC of the European Parliament and of the Council and Commission Directive 2006/70/EC (Text with EEA Relevance). Опубликована в Официальном Журнале (далее - ОЖ) N L 141, 5.6.2015, стр. 73.

*(2) ОЖ N C 166, 12.6.2013, стр. 2.

*(3) ОЖ N C 271, 19.9.2013, стр. 31.

*(4) Позиция Европейского Парламента от 11 марта 2014 г. (еще не опубликованная в ОЖ) и позиция Совета ЕС в первом чтении от 20 апреля 2015 г. (еще не опубликованная в ОЖ). Позиция Европейского Парламента от 20 мая 2015 г. (еще не опубликованная в ОЖ).

*(5) Директива 91/308/ЕЭС Совета ЕС от 10 июня 1991 г. о предотвращении использования финансовой системы в целях отмывания денег (ОЖ N L 166, 28.6.1991, стр. 77).

*(6) Директива 2001/97/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 4 декабря 2001 г. о внесении изменений в Директиву 91/308/ЕЭС Совета ЕС о предотвращении использования финансовой системы в целях отмывания денег (ОЖ N L 344, 28.12.2001, стр. 76).

*(7) Директива 2005/60/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 26 октября 2005 г. о предотвращении использования финансовой системы в целях отмывания денег и финансирования терроризма (ОЖ N L 309, 25.11.2005, стр. 15).

*(8) Директива 2006/70/EC Европейской Комиссии от 1 августа 2006 г., предусматривающая меры по исполнению положений Директивы 2005/60/EC Европейского Парламента и Совета ЕС в отношении определения политически значимых лиц и технических критериев процедур упрощенной надлежащей проверки клиентов, а также исключений ввиду финансовой деятельности, осуществляемой от случая к случаю или в крайне ограниченном объеме (ОЖ N L 214, 4.8.2006, стр. 29).

*(9) Директива 2009/110/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 16 сентября 2009 г. об учреждении, деятельности и пруденциальном надзоре за деятельностью организаций, занимающихся электронными деньгами, вносящая изменения в Директивы 2005/60/EC, 2006/48/EC и отменяющая Директиву 2000/46/EC (ОЖ N L 267, 10.10.2009, стр. 7).

*(10) Англ. - European Banking Authority - прим. перев.

*(11) Регламент (ЕС) 1093/2010 Европейского Парламента и Совета ЕС от 24 ноября 2010 г., учреждающий Европейский надзорный орган (Европейский банковский орган), изменяющий Решение 716/2009/EC и отменяющий Решение 2009/78/EC Европейской Комиссии (ОЖ N L 331, 15.12.2010, стр. 12).

*(12) Англ. - European Insurance and Occupational Pensions Authority - прим. перев.

*(13) Регламент (ЕС) 1094/2010 Европейского Парламента и Совета ЕС от 24 ноября 2010 г., учреждающий Европейский надзорный орган (Европейский орган по страхованию и профессиональному пенсионному обеспечению), изменяющий Решение 716/2009/EC и отменяющий Решение 2009/79/EC Европейской Комиссии (ОЖ N L 331, 15.12.2010, стр. 48).

*(14) Англ. - European Securities and Markets Authority - прим. перев.

*(15) Регламент (ЕС) 1095/2010 Европейского Парламента и Совета ЕС от 24 ноября 2010 г., учреждающий Европейский надзорный орган (Европейский орган по ценным бумагам и рынкам), изменяющий Решение 716/2009/EC и отменяющий Решение 2009/77/EC Европейской Комиссии (ОЖ N L 331, 15.12.2010, стр. 84).

*(16) Директива 95/46/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 24 октября 1995 г. о защите физических лиц в отношении обработки персональных данных и о свободном обращении таких данных (ОЖ N L 281, 23.11.1995, стр. 31).

*(17) Регламент (EC) 45/2001 Европейского Парламента и Совета ЕС от 18 декабря 2000 г. о защите физических лиц в отношении обработки персональных данных учреждениями и органами Сообщества и о свободном обращении таких данных (ОЖ N L 8, 12.1.2001, стр. 1).

*(18) Рамочное решение 2008/977/ПВД Совета ЕС от 27 ноября 2008 г. о защите персональных данных, обработанных в рамках полицейского и судебного сотрудничества по уголовным делам (ОЖ N L 350, 30.12.2008, стр. 60).

*(19) Директива 2011/16/ЕС Совета ЕС от 15 февраля 2011 г. об административном сотрудничестве в сфере налогообложения и об отмене Директивы 77/799/ЕЭС (ОЖ N L 64, 11.3.2011, стр. 1).

*(20) Не должно быть двух взысканий за одну провинность - прим. перев.

*(21) Рамочное Решение 2009/315/ПВД Совета ЕС от 26 февраля 2009 г. об организации и содержании обмена информацией, извлеченной из уголовных досье, между государствами-членами ЕС (ОЖ N L 93, 7.4.2009, стр. 23).

*(22) Решение 2009/316/ПВД Совета ЕС от 6 апреля 2009 г. о создании Европейской информационной системы уголовных досье (ECRIS) во исполнение Статьи 11 Рамочного Решения 2009/315/ПВД (ОЖ N L 93, 7.4.2009, стр. 33).

*(23) ОЖ N C 369, 17.12.2011, стр. 14.

*(24) ОЖ N C 32, 4.2.2014, стр. 9.

*(25) Рамочное Решение 2002/475/ПВД Совета ЕС от 13 июня 2002 г. о борьбе с терроризмом (ОЖ N L 164, 22.6.2002, стр. 3).

*(26) Директива 2007/64/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 13 ноября 2007 г. о платежных услугах на внутреннем рынке и о внесении изменений в Директивы 97/7/EC, 2002/65/EC, 2005/60/EC и 2006/48/EC, а также об отмене Директивы 97/5/EC (ОЖ N L 319, 5.12.2007, стр. 1).

*(27) Регламент (ЕС) 575/2013 Европейского Парламента и Совета ЕС от 26 июня 2013 г. о пруденциальных требованиях к кредитным организациям и инвестиционным компаниям, а также о внесении изменений в Регламент (ЕС) 648/2012 (ОЖ N L 176, 27.6.2013, стр. 1).

*(28) Директива 2013/36/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС от 26 июня 2013 г. о доступе к деятельности кредитных организаций и пруденциальном надзоре за кредитными организациями и инвестиционными компаниями, а также о внесении изменений в Директиву 2002/87/EC и об отмене Директив 2006/48/EC и 2006/49/EC (ОЖ N L 176, 27.6.2013, стр. 338).

*(29) Директива 2009/138/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 25 ноября 2009 г. об учреждении и осуществлении бизнеса в области страхования и перестрахования (Директива о платежеспособности страховых компаний II) (ОЖ N L 335, 17.12.2009, стр. 1).

*(30) Директива 2004/39/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 21 апреля 2004 г. о рынках финансовых инструментов и внесении изменений в Директивы 85/611/ЕЭС и 93/6/ЕЭС Совета ЕС и в Директиву 2000/12/EC Европейского Парламента и Совета ЕС, а также об отмене Директивы 93/22/ЕЭС Совета ЕС (ОЖ N L 145, 30.4.2004, стр. 1).

*(31) Директива 2002/92/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 9 декабря 2002 г. о страховом посредничестве (ОЖ N L 9, 15.1.2003, стр. 3).

*(32) Общая акция 98/733/ПВД от 21 декабря 1998 г., принятая Советом ЕС на основе Статьи K.3 Договора о Европейском Союзе, о признании уголовно-наказуемым деянием участия в преступной организации в государствах-членах Европейского Союза (ОЖ N L 351, 29.12.1998, стр. 1).

*(33) ОЖ N C 316, 27.11.1995, стр. 49.

*(34) Директива 2013/34/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС от 26 июня 2013 г. о годовой финансовой отчетности, консолидированной финансовой отчетности и связанных с ними отчетах некоторых типов компаний, о внесении изменений в Директиву 2006/43/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС и об отмене Директив 78/660/EЭC и 83/349/EЭC Совета ЕС (ОЖ N L 182, 29.6.2013, стр. 19).

*(35) Регламент (ЕС) 2015/847 Европейского Парламента и Совета ЕС от 20 мая 2015 г. об информации, сопровождающей перевод денежных средств, и об отмене Регламента (EC) 1781/2006 (см. стр. 1 настоящего ОЖ).

*(36) Директива 2009/101/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 16 сентября 2009 г. о координации гарантий, которые требуются в государствах-членах ЕС от компаний в значении второго параграфа Статьи 54 Договора для защиты интересов их участников и третьих лиц в целях их приравнивания (ОЖ N L 258, 1.10.2009, стр. 11).

*(37) Регламент (ЕС) 648/2012 Европейского Парламента и Совета ЕС от 4 июля 2012 г. о внебиржевых производных инструментах, центральных контрагентах и торговых репозитариях (ОЖ N L 201, 27.7.2012, стр. 1).

*(38) Директива (ЕС) 2015/849 Европейского Парламента и Совета ЕС от 20 мая 2015 г. о предотвращении использования финансовой системы в целях отмывания денег или финансирования терроризма, об изменении Регламента (ЕС) 648/2012 Европейского Парламента и Совета ЕС и об отмене Директивы 2005/60/EC Европейского Парламента и Совета ЕС и Директивы 2006/70/EC Европейской Комиссии (ОЖ N L 141, 5.6.2015, стр. 73).

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2015/849 от 20 мая 2015 г. о предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания денег или финансирования терроризма, об изменении Регламента (ЕС) 648/2012 Европейского Парламента и Совета ЕС и об отмене Директивы 2005/60/EC Европейского Парламента и Совета ЕС и Директивы 2006/70/EC Европейской Комиссии


Директива адресована государствам-членам Европейского Союза. Российская Федерация членом ЕС не является.


Настоящая Директива вступает в силу на двадцатый день после ее публикации в Официальном Журнале Европейского Союза


Текст перевода официально опубликован не был; текст Директивы на английском языке опубликован в Официальном Журнале, N L 141, 05.06.2015 г., с. 73.


Переводчик - Артамонова И.В.