Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 19 января 2016 г. N АПЛ15-591 Об оспаривании абзаца пятого подпункта 74.4 Административного регламента Министерства внутренних дел РФ по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования, утв. приказом Министерства внутренних дел РФ от 7 ноября 2011 г. N 1121

Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 19 января 2016 г. N АПЛ15-591


Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Попова В.В.

при секретаре Жигалове Д.Ю.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело

по административному исковому заявлению Чепусова Б.И.

о признании недействующим абзаца пятого подпункта 74.4 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования, утвержденного приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 7 ноября 2011 г. N 1121,

по апелляционной жалобе Чепусова Б.И.

на решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя административного истца Пимонова В.А., который поддержал апелляционную жалобу, объяснения представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации Марьяна Г.В. и Мухина О.В., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 7 ноября 2011 г. N 1121, зарегистрированным 5 декабря 2011 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации, регистрационный номер 22509, и опубликованным 11 января 2012 г. в "Российской газете", утвержден Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования (далее - Административный регламент).

Абзацем пятым подпункта 74.4 Административного регламента определено, что в справке о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования (далее - справка) в графе "имеются (не имеются) сведения о факте уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования на территории Российской Федерации" указываются: дата возбуждения уголовного дела, наименование органа, принявшего решение, пункт, часть, статья уголовного закона, дата и основание прекращения уголовного преследования, при наличии сведений о факте уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования в связи с изменением обстановки.

Чепусов Б.И. оспорил в Верховном Суде Российской Федерации приведенное предписание Административного регламента, указав, что оно противоречит частям 1, 6 статьи 5 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных", части 3 статьи 17 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", статьям 24-281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статье 5 Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 г., препятствует ему осуществлять деятельность в сфере образования, в том числе педагогическую, предпринимательскую, а также быть усыновителем и опекуном, нарушает его право на уважение личной жизни, а также принцип законности обработки персональных данных и их актуальности, поскольку действующее законодательство в отличие от примененной к нему статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР не предусматривает возможность прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе Чепусов Б.И. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении заявленного требования ввиду несоответствия выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела, неправильного применения судом норм материального права.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу Министерство юстиции Российской Федерации считает доводы Чепусова Б.И. необоснованными и не подлежащими удовлетворению, просит рассмотреть дело в отсутствие своего представителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения не находит.

Полномочия Министерства внутренних дел Российской Федерации на утверждение Административного регламента, определяющего сроки и последовательность исполнения административных процедур, связанных с предоставлением справок о наличии (отсутствии) судимости, в том числе погашенной и снятой, и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования, а также устанавливающего порядок действий должностных лиц при осуществлении полномочий по предоставлению государственной услуги по выдаче справок, подтверждены решением Верховного Суда Российской Федерации от 4 июня 2012 г. по делу N АКПИ12-439, оставленным без изменения определением Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2012 г. N АПЛ12-519.

1 марта 2011 г. вступил в силу Федеральный закон "О полиции", статья 17 которого регулирует формирование и ведение полицией банков данных о гражданах и в части 3 определяет перечень лиц, информация о которых подлежит внесению в эти банки данных.

В судебном заседании установлено, что до названной даты были сформированы банки учета лиц, предметов и фактов, ведение которых осуществлялось на основании предшествующего правового регулирования, в том числе по нормам Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-I "О милиции".

Признавая абзац пятый подпункта 74.4 Административного регламента соответствующим правовым нормам большей юридической силы, суд первой инстанции обоснованно указал, что изменение уголовно-процессуального и уголовного законодательства Российской Федерации, не предусматривающего в настоящее время такое основание прекращения уголовного дела, как вследствие изменения обстановки, не означает, что информация о лицах, в отношении которых уголовное дело было прекращено в связи с изменением обстановки в соответствии с ранее действовавшим законом, и таких фактах уголовного преследования подлежит уничтожению.

Данный вывод суда согласуется со статьей 65 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно абзацу седьмому части первой которой при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю справку о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям, выданную в порядке и по форме, которые устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, - при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой в соответствии с этим кодексом, иным федеральным законом не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию.

Такой запрет содержится в абзаце третьем части второй статьи 331 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающем, что к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей данной статьи.

В силу статьи 22.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в случае, если физическое лицо намерено осуществлять определенные виды предпринимательской деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации, при государственной регистрации этого физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в регистрирующий орган представляется справка о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям, выданная в порядке и по форме, которые устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел (подпункт "к" пункта 1); не допускается государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, который намерен осуществлять перечисленные виды предпринимательской деятельности, в случае, если данное физическое лицо имеет или имело судимость, подвергалось уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, общественной безопасности либо имеет неснятую или непогашенную судимость за иные умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления, за исключением случаев, предусмотренных абзацем третьим пункта 4 названной статьи (абзац второй пункта 4).

Как правильно указано в решении суда первой инстанции, справка, выдаваемая федеральным казенным учреждением "Главный информационно-аналитический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации", информационными центрами территориальных органов МВД России на региональном уровне, направлена на реализацию отдельных положений Трудового кодекса Российской Федерации, Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", непосредственно ограничивающих право на труд и занятие предпринимательской деятельностью лиц, имеющих или имевших судимость, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию. При этом решение об отказе в допуске к трудовой или предпринимательской деятельности, в том числе не учитывающее новый уголовный закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, или изменения уголовно-процессуального законодательства, принимается работодателем либо другим органом, осуществляющим допуск указанных лиц к трудовой или предпринимательской деятельности, и может быть оспорено в судебном порядке.

Наличие в справке информации о факте прекращения уголовного преследования по основанию, которое на момент решения вопроса о приеме на работу либо регистрации в качестве индивидуального предпринимателя не предусмотрено действующим уголовно-процессуальным законом, само по себе не влечет неблагоприятных последствий. Названные информационные центры Министерства внутренних дел Российской Федерации осуществляют лишь обработку персональных данных в виде совершения действий по предоставлению имеющейся в банке данных информации о факте прекращения уголовного преследования и не принимают решение о допуске к трудовой или предпринимательской деятельности, непосредственно определяющее правовые последствия, связанные с наличием такого факта.

По аналогичным мотивам суд первой инстанции правильно признал абзац пятый подпункта 74.4 Административного регламента не ограничивающим право гражданина быть усыновителем и опекуном (попечителем), поскольку соответствующие запреты также установлены федеральным законодателем (подпункт 9 пункта 1 статьи 127, абзац третий пункта 1 статьи 146 Семейного кодекса Российской Федерации) и соответствующие решения принимаются судом и органом опеки и попечительства согласно статье 125 Семейного кодекса Российской Федерации, статье 11 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве".

Полномочие на формирование, ведение и использование банков данных оперативно-справочной, криминалистической, экспертно-криминалистической, розыскной и иной информации о лицах, предметах и фактах предоставлено полиции пунктом 33 части 1 статьи 13 Федерального закона "О полиции".

При этом полиция обязана обеспечивать защиту информации, содержащейся в банках данных, от неправомерного и случайного доступа, уничтожения, копирования, распространения и иных неправомерных действий исходя из части 4 статьи 17 Федерального закона "О полиции", части 1 статьи 19 Федерального закона "О персональных данных", части 1 статьи 16 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 1 ноября 2012 г. N 1119.

Вывод суда о соответствии Административного регламента в оспариваемой части принципам, закрепленным статьей 5 Федерального закона "О персональных данных", статьей 5 Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 г., а также требованиям части 7 статьи 17 Федерального закона "О полиции" является верным, поскольку оспариваемый абзац предполагает обработку персональных данных, содержащих информацию о лицах, подвергавшихся уголовному преследованию, включая их хранение, для определенных и законных целей, которая осуществляется на законной и справедливой основе, обеспечивает точность персональных данных, их достаточность, актуальность по отношению к целям обработки персональных данных.

Довод апелляционной жалобы о том, что норм закона, которые бы наделяли полицию правом на внесение в банки данных и обработку информации о гражданах, в отношении которых уголовное дело прекращено по статье 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, не существует, необоснован.

В силу приведенных выше положений Трудового кодекса Российской Федерации и Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" полицией должна быть предоставлена информация об имевших место фактах уголовного преследования в отношении конкретного лица, при этом каких-либо изъятий для случаев прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки указанные нормы не содержат.

Ссылки в апелляционной жалобе на отдельные предписания нормативных правовых актов, утвержденных приказами Министерства внутренних дел Российской Федерации от 12 февраля 2014 г. N 89дсп, от 29 декабря 2005 г. N 1070, то есть актов равной юридической силы по отношению к оспариваемому, основанием для отмены обжалуемого судебного решения служить не могут, поскольку согласно пункту 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд выясняет его соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

С учетом изложенного доводы апелляционной жалобы, сводящиеся к признанию ошибочным вывода суда об отсутствии положений нормативных правовых актов большей юридической силы, которым бы не соответствовал абзац пятый подпункта 74.4 Административного регламента, являются несостоятельными.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Чепусова Б.И. - без удовлетворения.


Председательствующий

 Г.В. Манохина


Члены коллегии

В.Ю. Зайцев



В.В. Попов


Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 19 января 2016 г. N АПЛ15-591


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.