Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение Конституционного Суда РФ от 10 февраля 2016 г. N 223-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Суворова Андрея Юрьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 37, статьей 90, частями первой и второй статьи 162, частью первой статьи 214 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.Ю. Суворова, установил:

1. Приговором Мечетлинского районного суда Республики Башкортостан от 16 марта 2015 года, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, гражданин А.Ю. Суворов признан виновным в совершении преступлений в 2003 и 2004 годах.

Ранее, на этапе предварительного расследования, постановления от 2 февраля 2005 года и от 15 марта 2005 года о возбуждении соответствующих уголовных дел, соединенных в одно производство, были отменены прокурором 20 октября 2005 года с направлением материалов для дополнительной проверки, по результатам которой 1 апреля 2006 года прокурором вынесено постановление о возбуждении уголовного дела. Постановлением следователя от 29 декабря 2007 года данное дело прекращено в связи с отсутствием в действиях А.Ю. Суворова состава преступления. Вступившим в законную силу решением Дуванского районного суда Республики Башкортостан от 24 марта 2010 года удовлетворены требования А.Ю. Суворова о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

Однако руководитель следственного органа постановлением от 27 сентября 2010 года решение о прекращении уголовного дела отменил, возобновив производство по нему предварительного следствия. Постановлением заместителя прокурора Республики Башкортостан от 15 ноября 2010 года отменены ранее вынесенные по данному делу постановления следователей и прокуроров, в том числе от 20 октября 2005 года (об отмене постановлений о возбуждении уголовных дел) и от 1 апреля 2006 года (о возбуждении уголовного дела), а само дело, соединенное по первоначальным решениям о возбуждении уголовных дел от 2 февраля 2005 года и от 15 марта 2005 года, направлено руководителю следственного органа для организации дальнейшего расследования.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.Ю. Суворов просит признать не соответствующими статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1), 50 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации следующие положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

пункт 6 части второй статьи 37 "Прокурор", наделяющий прокурора правом отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, - в той мере, в какой эта норма позволяет использовать данное полномочие по отношению к постановлениям прокурора и следователя прокуратуры, вынесенным до вступления в силу Федерального закона от 5 июня 2007 года N 87-ФЗ, ограничившего право прокуроров возбуждать уголовные дела и осуществлять предварительное следствие;

статью 90 "Преюдиция", как дающую возможность не учитывать при производстве по уголовному делу указывающие на невиновность обвиняемого обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением, вынесенным в порядке гражданского судопроизводства;

части первую и вторую статьи 162 "Срок предварительного следствия", как позволяющие не включать в общий срок предварительного следствия время фактически проведенного расследования по уголовному делу, постановление о возбуждении которого было сначала отменено, а затем восстановлено в своей юридической силе;

часть первую статьи 214 "Отмена постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования" в той мере, в какой она позволяет отменять постановление о прекращении уголовного дела в не ограниченных по времени пределах и по не ограниченным каким-либо перечнем основаниям, ставя в неравное положение относящихся к одной категории реабилитированных лиц в зависимости лишь от того, признано их право на реабилитацию постановлением следователя или же оправдательным приговором суда.

2. В силу статьи 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (части 1 и 2) и 19 (часть 1) право на судебную защиту, будучи основным и неотчуждаемым правом человека, признается и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации и реализуется на основе принципа равенства всех перед законом и судом. Данное право, как следует из названных норм Конституции Российской Федерации, а также положений ее статей 47 (часть 1) и 123 (часть 3), - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты путем восстановления нарушенных прав и свобод, которая должна быть обеспечена государством в соответствии с критериями эффективности и справедливости.

Соответственно, конституционные принципы правосудия предполагают как неукоснительное следование процедуре уголовного судопроизводства, так и своевременность защиты прав и законных интересов участвующих в деле лиц.

2.1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, предъявляя к постановлениям прокурора и следователя требования законности, обоснованности и мотивированности (часть четвертая статьи 7), одновременно предусматривает полномочие прокурора отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора в порядке, установленном данным Кодексом (пункт 6 части второй статьи 37), и полномочия руководителя следственного органа отменять незаконные или необоснованные постановления следователя, а также отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования (пункты 2 и 2.1 части первой статьи 39).

При этом порядок отмены прокурором постановления о возбуждении уголовного дела установлен частью четвертой статьи 146 УПК Российской Федерации, предусматривающей, что, если прокурор признает такое постановление незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление, о чем выносит мотивированное решение, копию которого незамедлительно направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело. По смыслу же положений статьи 39 УПК Российской Федерации, руководитель следственного органа также должен незамедлительно изучать материалы, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела, и отменять соответствующие постановления в случае их незаконности или необоснованности (пункт 1.9 приказа Следственного комитета Российской Федерации от 15 января 2011 года N 1 "Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации").

Соответственно, законодательство не предусматривает отмену постановления о возбуждении уголовного дела в связи с неполнотой проведенной проверки сообщения о преступлении (предназначенной лишь для выявления достаточных данных о признаках преступления, т.е. основания для возбуждения дела, - часть вторая статьи 140 УПК Российской Федерации), если по делу уже проводилось длительное предварительное расследование с продлением его срока, предназначенное для полного и всестороннего исследования всех подлежащих доказыванию обстоятельств (статья 73 УПК Российской Федерации).

Установление же того, прокурор или руководитель следственного органа уполномочен рассматривать вопрос об отмене ранее вынесенных по делу А.Ю. Суворова постановлений с учетом его конкретных обстоятельств, а также выбор подлежащих применению норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих отмену постановления о возбуждении уголовного дела и прекращение производства по нему, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относятся.

2.2. Статья 90 УПК Российской Федерации предусматривает, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 данного Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки; при этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21 декабря 2011 года N 30-П, фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, имеют преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя, дознавателя по находящемуся в их производстве уголовному делу, когда в уголовном судопроизводстве рассматривается вопрос о правах и обязанностях того лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом; принятые в порядке гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, которые должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу; признание за вступившим в законную силу судебным актом, принятым в порядке гражданского судопроизводства, преюдициального значения при рассмотрении уголовного дела не может препятствовать правильному и своевременному осуществлению правосудия по уголовным делам исходя из требований Конституции Российской Федерации, в том числе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства (статья 49 и статья 118, часть 2, Конституции Российской Федерации).

2.3. Статья 162 УПК Российской Федерации, устанавливающая срок предварительного следствия, исчисляемый со дня возбуждения уголовного дела - вне зависимости от того, было ли впоследствии решение о возбуждении дела отменено и восстановлено в своей юридической силе, - и до дня его направления прокурору (часть вторая), исключает из этого срока лишь время на обжалование следователем решения прокурора в случае, предусмотренном пунктом 2 части первой статьи 221 данного Кодекса, а также время, в течение которого предварительное следствие было приостановлено по основаниям, предусмотренным данным Кодексом (часть третья).

При этом нормы статьи 162 УПК Российской Федерации не предполагают возможность искусственно затягивать расследование, выходя за пределы предусмотренных уголовно-процессуальным законом разумных сроков в результате принятия произвольных и немотивированных решений об отмене постановлений о возбуждении уголовного дела, о прекращении производства по делу и его возобновлении (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 февраля 2010 года N 194-О-О, от 23 сентября 2010 года N 1214-О-О и др.). Предусмотренный данной нормой порядок исчисления срока и его продления должен отвечать требованиям законности, обоснованности, достаточности и эффективности действий руководителя следственного органа, следователя, которые могут быть проверены в рамках судебного и ведомственного контроля, прокурорского надзора и должны быть учтены при присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в соответствии с Федеральным законом от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" и статьей 6.1 УПК Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 года N 1541-О, N 1542-О и N 1543-О).

2.4. Предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации ранее уже неоднократно были и вопросы, связанные с регламентацией порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела и возобновления уголовного дела. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации сама по себе возможность отмены незаконного и необоснованного постановления о прекращении уголовного дела и возобновления производства по делу вытекает из предписаний Конституции Российской Федерации, обязывающих органы государственной власти, должностных лиц и граждан соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы (статья 15, часть 2), гарантирующих государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1) и возлагающих на государство обязанность обеспечивать потерпевшим от преступлений доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52).

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации указал, что при решении вопросов, связанных с возобновлением прекращенных уголовных дел, надлежит исходить из необходимости обеспечения и защиты как интересов правосудия, прав и свобод потерпевших от преступлений, так и прав и законных интересов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности и считающихся невиновными до тех пор, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 49, часть 1, Конституции Российской Федерации); недопустимо произвольное возобновление прекращенного уголовного дела, в том числе многократное его возобновление по одному и тому же основанию (в частности, по причине неполноты проведенного расследования), создающее для лица, в отношении которого дело было прекращено, постоянную угрозу уголовного преследования; при этом гарантией защиты прав и свобод является право на судебное обжалование постановления прокурора, руководителя следственного органа об отмене постановления о прекращении уголовного дела и о возобновлении производства по делу (определения от 27 декабря 2002 года N 300-О, от 25 марта 2004 года N 157-О, от 5 июля 2005 года N 328-О, от 24 июня 2008 года N 358-О-О, от 23 сентября 2010 года N 1214-О-О и др.), которое, как следует из представленных материалов, А.Ю. Суворовым было реализовано.

Кроме того, в силу статьи 78 УК Российской Федерации, пункта 3 части первой статьи 24 и части третьей статьи 214 УПК Российской Федерации обжалование и пересмотр постановления о прекращении уголовного дела, а также возобновление производства по делу допускаются, лишь если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2009 года N 1635-О-О). Установление же различного порядка и сроков отмены оправдательного приговора суда как акта правосудия и постановления следователя о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям как решения об отказе стороны обвинения от дальнейшего уголовного преследования не может расцениваться в качестве нарушения требований равенства.

Данные решения Конституционного Суда Российской Федерации сохраняют свою силу, а выраженные в них правовые позиции не требуют дополнительного подтверждения. Таким образом, оспариваемые заявителем нормы не могут расцениваться как нарушающие его права в обозначенном в его жалобе аспекте, а потому эта жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Суворова Андрея Юрьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 10 февраля 2016 г. N 223-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Суворова Андрея Юрьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 37, статьей 90, частями первой и второй статьи 162, частью первой статьи 214 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был