Определение Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2016 г. N 299-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Никифорова Алексея Алексеевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности", а также пунктом 4 части четвертой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2016 г. N 299-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Никифорова Алексея Алексеевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности", а также пунктом 4 части четвертой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.А. Никифорова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Никифоров просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации следующие положения Федерального закона от 12 января 1996 года N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности":

статью 5 "Независимость профсоюзов";

положение пункта 1 статьи 7, закрепляющее право профсоюзов самостоятельно разрабатывать и утверждать свои уставы, свою структуру, создавать профсоюзные органы и определять их компетенцию;

абзац первый пункта 1 статьи 13, устанавливающий, что профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации и их органы имеют право на ведение коллективных переговоров, заключение соглашений и коллективных договоров от имени работников в соответствии с федеральным законом;

положения статьи 25, которые предусматривают в качестве гарантий работникам, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, освобождение от основной работы для выполнения профсоюзных обязанностей в интересах коллектива работников, а также на время краткосрочной профсоюзной учебы членов профсоюзных органов, уполномоченных профсоюза по охране труда, представителей профсоюза в создаваемых в организациях совместных комитетах (комиссиях) по охране труда (пункт 5), а также для участия в качестве делегатов съездов, конференций, созываемых профсоюзами, и для участия в работе их выборных органов (пункт 6);

положения статьи 28, закрепляющей обязанности работодателя по созданию условий для осуществления деятельности профсоюзов, в частности, путем предоставления профсоюзам, действующим в организации, возможности бесплатно пользоваться необходимыми оборудованием, помещением, транспортными средствами и средствами связи в соответствии с коллективным договором, соглашением (пункт 1), а также путем ежемесячного, своевременного и бесплатного перечисления на счет профсоюза членских профсоюзных взносов из заработной платы работников при наличии письменных заявлений работников и в соответствии с коллективным договором, соглашением (пункт 3).

Кроме того, заявитель оспаривает конституционность пункта 4 части четвертой статьи 330 ГПК Российской Федерации, согласно которому основанием для отмены решения суда первой инстанции в апелляционном порядке в любом случае является принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Как следует из представленных материалов, А.А. Никифоров уволен по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя). Учитывая, что заявитель являлся председателем первичной профсоюзной организации, действующей у работодателя, работодатель до издания приказа об увольнении обратился в вышестоящий выборный профсоюзный орган для получения предварительного согласия на увольнение, как это предусмотрено статьей 374 Трудового кодекса Российской Федерации, но, не дождавшись его решения, уволил А.А. Никифорова.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявителю было отказано в удовлетворении его требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, поскольку суды посчитали, что вышестоящая профсоюзная организация злоупотребила своим правом, обозначив работодателю слишком длительный срок для рассмотрения его обращения, и сделали вывод о законности действий работодателя по увольнению истца. Кроме того, они сочли формальным создание первичной профсоюзной организации, указав, что профсоюзной деятельности она не вела и была организована А.А. Никифоровым исключительно для защиты своих личных интересов, в чем усмотрели злоупотребление истцом своими правами. В передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании судом кассационной инстанции заявителю было отказано.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" противоречат статьям 2, 15 (части 1 и 4), 17, 18, 30 (часть 1) и 35 (части 1-3) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют судам признавать формальной первичную профсоюзную организацию в случае, если она и ее члены не пользовались закрепленными в данных нормах правами, что приводит к нарушению прав членов профсоюза, в том числе к признанию законным увольнения председателя первичной профсоюзной организации до получения согласия вышестоящего профсоюзного органа.

Нарушение своих прав пунктом 4 части четвертой статьи 330 ГПК Российской Федерации заявитель усматривает в том, что данная норма позволяет суду апелляционной инстанции не указывать в определении сведения о том, какие права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле, были затронуты решением суда первой инстанции.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.А. Никифоровым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. Оспариваемые заявителем положения пункта 1 статьи 7, абзаца первого пункта 1 статьи 13, пунктов 5 и 6 статьи 25, пунктов 1 и 3 статьи 28 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" направлены на обеспечение свободы деятельности общественных объединений, носят гарантийный характер и не предполагают их использования в качестве критериев оценки реальности существования и эффективности деятельности первичной профсоюзной организации, в силу чего не могут расцениваться как нарушающие права заявителя.

Как следует из представленных заявителем материалов, работодатель, осуществляя процедуру увольнения, не ставил под сомнение тот факт, что А.А. Никифоров является председателем первичной профсоюзной организации, о чем свидетельствуют обращения работодателя в первичную и вышестоящую профсоюзные организации. Оценка же того, была ли при увольнении заявителя надлежащим образом соблюдена предусмотренная статьей 374 Трудового кодекса Российской Федерации гарантия для работников, входящих в состав выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций и не освобожденных от основной работы, и правомерным ли было увольнение заявителя до получения согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа, связана с исследованием обстоятельств конкретного дела и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

2.2. Вопреки требованиям статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", заявителем не подтверждено применение судом в деле с его участием пункта 4 части четвертой статьи 330 ГПК Российской Федерации в указанном в жалобе аспекте, поскольку, как следует из представленных материалов, суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, указал, в частности, на то, что данное решение не затрагивает прав лиц, не привлеченных к участию в деле, а также не возлагает на них каких-либо обязанностей. Применение в деле заявителя статьи 5 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" также не нашло подтверждения.

Следовательно, жалоба в этой части также не может быть принята к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Никифорова Алексея Алексеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2016 г. N 299-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Никифорова Алексея Алексеевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности", а также пунктом 4 части четвертой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был