Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 октября 2015 г. Дело "Кудревичюс и другие против Литвы" [Kudrevicius and Others v. Lithuania] (жалоба N 37553/05) (Большая Палата Европейского Суда) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(Большая Палата Европейского Суда)

 

Дело "Кудревичюс и другие против Литвы"
[Kudrevicius and Others v. Lithuania]
(жалоба N 37553/05)

 

Постановление Суда от 15 октября 2015 г.
(извлечение)

 

Обстоятельства дела

 

Заявители-фермеры получили разрешение провести мирную акцию протеста, чтобы привлечь внимание к предполагаемому бездействию государства в отношении проблем аграрного сектора. Сначала демонстрация проходила мирно, согласно разрешениям. Тем не менее переговоры с государством ни к чему не привели. Для того, чтобы оказать давление на государство, заявители вышли за рамки разрешений и блокировали три основных автомагистрали в течение двух дней, вызвав значительные трудности в движении транспорта. Они разблокировали дороги, когда их требования были удовлетворены. Впоследствии заявители были осуждены за организацию "беспорядков" и приговорены к 60 суткам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на один год. Им также было отдано распоряжение без получения предварительного согласия властей не покидать свои места жительства в течение более чем семи дней.

В Постановлении от 26 ноября 2013 г. Палата Европейского Суда установила четырьмя голосами "за" и тремя - "против", что по делу властями государства-ответчика было допущено нарушение требований статьи 11 Конвенции (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 168* (* См.: "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" N 3/2014 (примеч. редактора).)). 14 апреля 2014 г. по ходатайству властей государства-ответчика дело было передано на рассмотрение Большой Палаты Европейского Суда.

Вопросы права

 

По поводу соблюдения требований статьи 11 Конвенции. (a) Применимость по делу статьи 11 Конвенции. Осуждение заявителей в уголовном порядке не было основано на какой-либо причастности к насилию или подстрекательстве к нему, но на нарушении общественного порядка в связи с созданием препятствий движению на дорогах. Нарушение движения на дорогах не было побочным эффектом собрания, состоявшегося в общественном месте, а явилось, скорее, результатом умышленных действий со стороны фермеров. Однако физические действия по намеренному препятствованию движению на дорогах и действия в обычной жизни, предпринимаемые для того, чтобы серьезно нарушить деятельность других, не являются сутью свободы собраний, защищаемой статьей 11 Конвенции, что может иметь последствия для любой оценки "необходимости", осуществляемой по второму пункту этой статьи. В то же время действия заявителей не были такого характера и степени, чтобы исключить их участие в демонстрации из сферы защиты права на свободу мирных собраний. Отсутствуют какие-либо указания на то, что они подрывают основы демократического общества. Следовательно, статья 11 Конвенции по делу применима.

(b) Существо жалобы. Осуждение заявителей в уголовном порядке приравнивается к акту вмешательства государства в осуществление ими права на свободу мирных собраний. Вмешательство имело правовую основу во внутригосударственном законодательстве. Толкование судами соответствующего положения Уголовного кодекса не является ни произвольным, ни непредсказуемым. В разрешениях на проведение мирных собраний содержалось предупреждение о возможной ответственности организаторов. Более того, заявителям должно было быть ясно, что неповиновение законным и недвусмысленным требованиям полиции снять блокаду дорог может повлечь привлечение их к ответственности. Таким образом, оспариваемое вмешательство было "предусмотрено законом" и преследовало законные цели "предотвращения беспорядков" и "защиты прав и свобод других лиц".

Перенос демонстраций из разрешенных зон на автомагистралях являлось явным нарушением условий, предусмотренным в разрешениях провести мирную акцию протеста. Эти действия были предприняты без какого-либо предварительного уведомления властей и без просьбы внести изменения в условия разрешений. Заявители не могли не знать данных требований. Кроме того, их действия не были вызваны необходимостью немедленного реагирования на текущие события. Европейский Суд не имеет оснований сомневаться в оценке внутригосударственных судов, что фермеры имели в своем распоряжении альтернативные и законные средства защиты своих интересов, такие как возможность обратиться с жалобами в административные суды.

Постольку, поскольку умышленное блокирование дорог было направлено на принуждение государства принять требования фермеров, этот признак отличает настоящее дело от тех, в которых Европейский Суд отметил, что демонстрации могут вызвать определенный уровень дезорганизации обычной жизни, включая нарушение движения по дорогам. В тех случаях, когда демонстранты пытались помешать действиям других лиц или изменить их, Европейский Суд приходил к выводу, что назначение им за это наказания было реакцией, соразмерной законной цели защиты прав и свобод других лиц. Того же вывода следует a fortiori* (* a fortiori (лат.) - с бльшим основанием, с бльшей убедительной силой, тем более (примеч. редактора).) достичь в настоящем деле, так как поведение демонстрантов не было непосредственно направлено на действия, которые они не одобряли, но на физическое блокирование другой деятельности, не связанной напрямую с объектом своего протеста.

Как показывает прецедентная практика Европейского Суда, умышленная тяжкая дезорганизация демонстрантами обычной жизни в деятельности, на законных основаниях осуществляемой другими лицами, в большей степени, чем это вызвано нормальным осуществлением права на мирные собрания в общественном месте, может считаться "достойным порицания деянием" и оправдать назначение наказаний, даже уголовного характера. Хотя заявители не совершили актов насилия и не подстрекали других к участию в них, почти полная блокировка движения на трех основных магистралях при грубом игнорировании требований полиции, потребностей и прав участников дорожного движения представляет собой поведение, которое может рассматриваться как "предосудительное". Принимая во внимание свободу усмотрения, которая должна предоставляться в таких обстоятельствах, власти государства-ответчика явно были вправе считать, что интересы охраны общественного порядка перевешивают интересы заявителей, осуществляющих блокирование дорог в качестве средства с целью достичь прорыва в переговорах фермеров с государством.

Что касается действий властей, то полиция ограничилась тем, что приказала, чтобы заявители сняли блокировку дорог, и предупредила их о возможной ответственности. Полицейские предпочли не разгонять демонстрацию, даже когда заявители отказались подчиниться их законным требованиям. Когда возникла напряженность между фермерами и водителями грузовиков, полиция призвала стороны конфликта успокоиться, чтобы избежать серьезных столкновений. Несмотря на серьезную дезорганизацию, вызванную действиями заявителей, власти, таким образом, продемонстрировали высокую степень толерантности. Они, более того, попытались уравновесить интересы демонстрантов с интересами пользователей автомобильных дорог в целях обеспечения мирного проведения собрания и безопасности всех граждан, тем самым выполняя любое позитивное обязательство, которое могло быть на них возложено.

Относительно наказания, назначенного заявителям, то оно было мягким 60-суточным лишением свободы, исполнение которого было отложено на один год. Заявители не были приговорены к выплате штрафов, и единственным реальным следствием их осуждение было обязательство на протяжении одного года без получения предварительного согласия властей не покидать свои места жительства в течение более чем семи дней. Данные неудобства не кажутся непропорциональными по сравнению с серьезной дезорганизацией общественного порядка, спровоцированной заявителями.

Наконец, поскольку среди государств-членов нет единого подхода в отношении юридической квалификации как уголовного или административного правонарушения препятствованию движению по публичной автомагистрали, внутригосударственные власти не превысили широкой свободы усмотрения, признав уголовную ответственность заявителей за свое поведение. Тот факт, что с другими лицами могли бы обойтись мягче, необязательно означает, что наказания, назначенные заявителям, были несоразмерными.

В целом внутригосударственные власти обеспечили справедливый баланс между законной целью "предотвращения беспорядков" и "защиты прав и свобод других лиц", с одной стороны, и требованиями обеспечения свободы собраний, с другой стороны, и опирались в своих решениях на приемлемую оценку фактов и основания, которые были относимыми и достаточными.

Европейскому Суду нет необходимости рассматривать аргументы, выдвинутые сторонами, чтобы определить, могли ли меры, принятые властями, быть оправданы в свете прецедентной практики Суда Европейского союза* (* Дело "Международная транспортная компания "Евгений Шмидбергер" и Планцуг против Австрии" (Eugen Schmidberger, Internationale Transporte and Planzge v. Austria), жалоба C-112/00, Постановление от 12 июня 2003 г., дело "Комиссия против Франции" (Commission v. France), жалоба N C-265/95, Постановление от 9 декабря 1997 г.). Роль Суда Европейского союза состояла в том, чтобы установить, действительно ли государства - члены Европейского союза выполнили свои обязательства по обеспечению свободного передвижения товаров, в то время как задача Европейского Суда в настоящем деле заключается в том, чтобы определить, имело ли место нарушение права заявителей на свободу собраний.

Постановление

 

По делу требования статьи 11 Конвенции нарушены не были (вынесено единогласно).

(См. Постановление Европейского Суда по делу "Букта и другие против Венгрии" (Bukta and Others v. Hungary) от 17 июля 2007 г., жалоба N 25691/04, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 99* (* См.: "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" N 2/2008 (примеч. редактора).), Решение Европейского Суда по делу "Лукас против Соединенного Королевства" (Lucas v. United Kingdom) от 18 марта 2003 г., жалоба N 39013/02, Постановление Европейского Суда по делу "Баррако против Франции" (Barraco v. France) от 5 марта 2009 г., жалоба N 31684/05, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 117* (* Там же. N 8/2009 (примеч. редактора).).)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 октября 2015 г. Дело "Кудревичюс и другие против Литвы" [Kudrevicius and Others v. Lithuania] (жалоба N 37553/05) (Большая Палата Европейского Суда) (извлечение)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2016


Перевод с английского и французского языков ООО "Развитие правовых систем"//Под ред. Ю.Ю. Берестнева