Постановление Европейского Суда по правам человека от 16 февраля 2016 г. Дело "Евдокимов и другие (Yevdokimov and Others) против Российской Федерации" (Жалобы NN 27236/05, 44223/05, 53304/07, 40232/11, 60052/11, 76438/11, 14919/12, 19929/12, 42389/12, 57043/12 и 67481/12) (Третья секция)

Европейский Суд по правам человека
(Третья секция)

 

Дело "Евдокимов и другие (Yevdokimov and Others)
против Российской Федерации"
(Жалобы NN 27236/05, 44223/05, 53304/07, 40232/11, 60052/11, 76438/11, 14919/12, 19929/12, 42389/12, 57043/12 и 67481/12)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 16 февраля 2016 г.

 

По делу "Евдокимов и другие против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), рассматривая дело Палатой в составе:

Луиса Лопеса Герры, Председателя Палаты,

Хелены Ядерблан,

Георга Николау,

Хелены Келлер,

Йоханнеса Силвиса,

Дмитрия Дедова,

Бранко Лубарды, судей,

а также при участии Стивена Филлипса, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 26 января 2016 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано 11 жалобами (NN 27236/05, 44223/05, 53304/07, 40232/11, 60052/11, 76438/11, 14919/12, 19929/12, 42389/12, 57043/12 и 67481/12), поданными против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) 11 гражданами Российской Федерации (далее - заявители), чьи имена и даты подачи жалоб указаны в Приложении I.

2. Интересы некоторых заявителей представляли адвокаты, имена которых указаны в Приложении II. Заявители Махов, Громовой и Мартиросян были освобождены от оплаты юридической помощи. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявители жаловались, в частности, на то, что они были лишены возможности лично присутствовать на судебных заседаниях, касающихся разбирательств по гражданским делам, стороной которых они являлись.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дел

 

4. В период, относящийся к обстоятельствам дела, все заявители содержались в исправительных учреждениях Российской Федерации. Периоды заключения, где это необходимо, указаны в Приложении I.

5. Находясь в заключении, заявители Евдокимов, Резанов и Морозов подали иски о защите чести, достоинства и деловой репутации к частным третьим лицам. Заявители Махов, Ресин, Аниканов, Лебецкий, Громовой, Гордеев и Виноходов подали иски о выплате компенсации в связи с предположительно бесчеловечными условиями их заключения, а заявитель Мартиросян подал иск о выплате компенсации, утверждая, что уголовное дело было возбуждено незаконно.

6. Ни один из заявителей не смог присутствовать на судебных заседаниях, на которых рассматривались их требования. Внутригосударственные суды отказали им в возможности присутствовать на заседаниях на том основании, что внутригосударственное законодательство не содержало положений о доставке заключенных в суды. В частности, они ссылались на статью 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК РФ) (см. § 11 настоящего Постановления) и относимые положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ). В других делах вопрос присутствия заявителей в суде не рассматривался.

7. Заявители обжаловали решения суда, затрагивая вопрос их присутствия в суде в жалобах. Некоторые подали отдельное ходатайство, прося разрешения предстать перед судом кассационной инстанции. Суды кассационной инстанции либо отклонили доводы заявителей, либо заключили, что их отсутствие в суде соответствовало законодательству и не нарушало принцип справедливости.

8. Требования заявителей были отклонены на двух уровнях юрисдикции. Даты окончательных решений указаны в Приложении I.

 

II. Соответствующие внутригосударственные законодательство и практика

 

A. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации

 

9. Соответствующие положения ГПК ПФ предусматривают следующее:

 

"...Статья 48. Ведение дел в суде через представителей

1. Граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей...

 

Статья 49. Лица, которые могут быть представителями в суде

Представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела...

 

Статья 50. Представители, назначаемые судом

Суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно. Суд также назначает адвоката в других предусмотренных федеральным законом случаях...

 

Статья 62. Судебные поручения

1. Суд, рассматривающий дело, при необходимости получения доказательств, находящихся в другом городе или районе, поручает соответствующему суду произвести определенные процессуальные действия.

2. В определении суда о судебном поручении кратко излагается содержание рассматриваемого дела и указываются сведения о сторонах, месте их проживания или месте их нахождения; обстоятельства, подлежащие выяснению; доказательства, которые должен собрать суд, выполняющий поручение...

 

Статья 63. Порядок выполнения судебного поручения

1. Выполнение судебного поручения производится в судебном заседании по правилам, установленным настоящим Кодексом. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте заседания, однако их неявка не является препятствием к выполнению поручения...

 

Статья 155. Судебное заседание

Разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания.

 

Статья 155.1* (* Данная статья введена Федеральным законом от 26 апреля 2013 г. N 66-ФЗ.). Участие в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи

1. При наличии в судах технической возможности осуществления видеоконференц-связи лица, участвующие в деле, их представители, а также свидетели, эксперты, специалисты, переводчики могут участвовать в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи при условии заявления ими ходатайства об этом или по инициативе суда.

2. Для обеспечения участия в судебном заседании лиц, участвующих в деле, их представителей... путем использования систем видеоконференц-связи используются системы видеоконференц-связи соответствующих судов по месту жительства, месту пребывания или месту нахождения указанных лиц. Для обеспечения участия в деле лиц, находящихся в местах содержания под стражей или в местах отбывания лишения свободы, могут использоваться системы видеоконференц-связи данных учреждений...

 

Статья 157. Непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства

1. Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей...

2. Разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей...

 

Статья 160. Открытие судебного заседания

В назначенное для разбирательства дела время председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое гражданское дело подлежит рассмотрению.

 

Статья 161. Проверка явки участников процесса

1. Секретарь судебного заседания докладывает суду, кто из вызванных по гражданскому делу лиц явился, извещены ли [о заседании] неявившиеся лица и какие имеются сведения о причинах их отсутствия...

 

Статья 166. Разрешение судом ходатайств лиц, участвующих в деле

Ходатайства лиц, участвующих в деле, по вопросам, связанным с разбирательством дела, разрешаются на основании определений суда после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле.

 

Статья 167. Последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей

1. Лица, участвующие в деле, обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин.

2. В случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении [о заседании], разбирательство дела откладывается.

В случае, если лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте судебного заседания, суд откладывает разбирательство дела в случае признания причин их неявки уважительными.

3. Суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными...

 

Статья 327. Порядок рассмотрения дела судом апелляционной инстанции

1. Суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в апелляционном порядке.

Суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции...

Лица, участвующие в деле, их представители... допускаются к участию в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи в порядке, установленном статьей 155.1.* (* Действует с 1 января 2012 г.)...

 

Статья 350. Судебное заседание в суде кассационной инстанции* (* Действовала до 1 января 2012 г.)

Судебное заседание в суде кассационной инстанции проводится по правилам настоящего Кодекса, установленным для проведения судебного заседания в суде первой инстанции...

 

Статья 392. Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу (по вновь открывшимся или новым обстоятельствам)

...2. Вступившие в законную силу судебные постановления могут пересматриваться в следующих случаях:

...2) [в связи с] новыми обстоятельствами - указанными в части четвертой настоящей статьи, возникшими после принятия судебного постановления и имеющими существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства...

4. Новыми обстоятельствами являются:

...4) установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека...".

B. Федеральный закон "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" (от 21 ноября 2011 г. N 324-ФЗ)

 

10. Подпункт 3 пункта 1 статьи 6 предусматривает, что бесплатная юридическая помощь может, в частности, оказываться в виде представления интересов гражданина в судах. Подпункт 1 пункта 1 статьи 20 устанавливает, что право на получение бесплатной юридической помощи имеют граждане, среднедушевой доход семей которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте Российской Федерации. Пункт 3 статьи 20 описывает категории споров, по которым государство может обеспечивать бесплатную юридическую помощь в виде представления интересов гражданина в судах. Перечисленные категории споров касаются недвижимого имущества, алиментов, компенсации вреда здоровью, дееспособности, реабилитации жертв репрессий и принудительной госпитализации в психиатрический стационар.

 

C. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации

 

11. Статья 77.1 УИК РФ предусматривает, что при необходимости участия в следственных действиях в качестве свидетеля, потерпевшего, подозреваемого (обвиняемого) осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии могут быть переведены в следственный изолятор из указанного исправительного учреждения. Кодекс не предусматривает возможности участия осужденного в гражданском разбирательстве в качестве истца или ответчика.

 

D. Практика судов Российской Федерации

 

1. Конституционный Суд Российской Федерации

 

12. В ряде случаев Конституционный Суд Российской Федерации рассматривал жалобы заключенных, чьи ходатайства о доставлении в заседание суда по гражданским делам отклонялись судами. Он признавал жалобы неприемлемыми, приходя к выводу о том, что спорные положения ГПК РФ и УИК РФ как таковые не ограничивают доступ осужденного лица к суду и не подрывают справедливость разбирательства. При этом он подчеркивал, что заключенному должна быть предоставлена возможность доведения до суда своей позиции по соответствующему делу путем допуска к участию в деле его представителей, а также иным предусмотренным законом способом, например, посредством видеосвязи. При необходимости судебное заседание может быть проведено по месту отбывания этим лицом наказания, или, в качестве альтернативы, суду, к подсудности которого относится исправительная колония, может быть поручено получить объяснения заключенного и совершить иные процессуальные действия (Определения от 16 октября 2003 г. N 478-O, от 14 октября 2004 г. N 335-O, от 21 февраля 2008 г. N 94-O-O и от 19 мая 2009 г. N 576-O-П).

13. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2008 г. N 94-O-O* (* Имеется в виду Определение Конституционного Суда Российской Федерации "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Храповицкого Константина Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 359 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 330 Уголовного кодекса Российской Федерации и пунктом 1 части первой статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (примеч. редактора).) в соответствующей части предусматривает:

 

"Следует учитывать и то, что лицу, находящемуся в исправительном учреждении и участвующему в гражданском деле, должна обеспечиваться возможность реализации его прав: судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству... должно быть направлено письмо с разъяснением его прав, в том числе права на ведение дела через представителя, и обязанностей; ему должно быть заблаговременно обеспечено вручение копии искового заявления... и других документов, включая копии судебных постановлений, предоставлено время, достаточное - с учетом его положения - для заключения соглашения с представителем, подготовки и направления в суд обоснования своей позиции по делу...".

14. В Определении от 19 мая 2009 г. N 576-О-П* (* Имеется в виду Определение Конституционного Суда Российской Федерации "По жалобам граждан Великанова Вадима Владимировича, Виноградова Александра Сергеевича и других на нарушение их конституционных прав статьей 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и статьями 125 и 376 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (примеч. редактора).) Конституционный Суд Российской Федерации указал:

 

"...[Статья 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса] не исключает принятие судом решения об обязательности участия осужденного в качестве стороны в судопроизводстве в тех случаях, когда, по мнению суда, это необходимо для защиты прав личности и достижения целей правосудия.

...[Суд, рассматривающий] вопрос о личном участии осужденного к лишению свободы в судебном заседании, проводимом... по его гражданскому делу, [обязан] учитывать все обстоятельства дела, в том числе [юридический] характер затрагиваемых конституционных прав, необходимость дачи осужденным показаний в судебном заседании, и принять обоснованное и мотивированное решение о форме участия осужденного в судебном разбирательстве..".

2. Верховный Суд Российской Федерации

 

15. В Постановлении от 27 июня 2013 г. N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколов к ней" Пленум Верховного Суда дал следующие разъяснения судам:

 

"...16. Исходя из положений пункта 1 статьи 6 Конвенции в толковании Европейского Суда лишенное свободы лицо вправе участвовать в судебном разбирательстве по гражданскому делу...".

Право

 

I. Объединение жалоб в одно производство

 

16. Европейский Суд отмечает, что все заявители жаловались на то, что они не могли присутствовать на судебных заседаниях в гражданских разбирательствах, сторонами которых они являлись. С учетом сходства жалоб заявителей Европейский Суд полагает, что в интересах надлежащего осуществления правосудия жалобы подлежат объединению в одно производство в соответствии с пунктом 1 правила 42 Регламента Суда.

 

II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

17. Заявители жаловались на то, что их право на справедливое судебное разбирательство на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции было нарушено по причине отклонения внутригосударственными судами их ходатайств об участии в судебном заседании. В соответствующей части пункт 1 статьи 6 Конвенции предусматривает:

 

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела... судом...".

 

A. Доводы сторон

 

18. В отношении дел Евдокимова и Резанова, Морозова, Аниканова и Виноходова власти Российской Федерации отрицали наличие нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции. Они утверждали, что УИК РФ не содержал положений о доставке и участии лишенных свободы участников дела в разбирательствах, помимо уголовных, стороной которых они являлись. Перевозка заключенного между местом лишения свободы и судом по гражданским делам была трудной задачей, учитывая имевшееся между ними порой расстояние. Евдокимов и Резанов отбывали наказание в г. Барнауле, а суд, рассматривающий их иск о защите чести и достоинства, находился в г. Иркутске, более чем за 1 300 км. Власти Российской Федерации отметили, что все заявители были надлежащим образом извещены о датах заседания и получали копии всех процессуальных документов. Они также могли давать письменные объяснения или назначать представителя для защиты своей позиции. Власти Российской Федерации утверждали, что по делу Морозова, поскольку другая сторона не присутствовала на заседании суда кассационной инстанции, принцип равенства сторон не был нарушен. Наконец, Виноходов присутствовал на предварительном судебном заседании по своему делу, но не выразил желания участвовать в последующем разбирательстве.

19. В отношении дел Махова, Гордеева, Ресина (две жалобы), Лебецкого, Громового и Мартиросяна власти Российской Федерации признали нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в части уклонения властей Российской Федерации от обеспечения права заявителей лично предстать перед судами по гражданским делам.

20. Заявители утверждали, что их отстранение от разбирательств подорвало состязательный характер последних и поставило их в неблагоприятное положение по сравнению с их оппонентами. Они не могли знать и комментировать доказательства, представленные другими сторонами, или просить суд заслушать устные доказательства в пользу своей позиции. Виноходов отметил, что он хотел участвовать в разбирательстве и разумно ожидал, что это будет ему разрешено, поскольку суд разрешил ему участвовать в предварительном судебном заседании. Он не был извещен о том, что последующие заседания будут проводиться в его отсутствие. Также ему не была предоставлена возможность привлечь адвоката или просить кого-либо еще о представлении его интересов в суде.

 

B. Приемлемость жалобы

 

21. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции и что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

C. Существо жалобы

 

1. Общие принципы

 

22. Европейский Суд напоминает, что статья 6 Конвенции не гарантирует права на личное присутствие в суде по гражданским делам, но содержит более общее право защищать свои интересы в суде и пользоваться равенством с противной стороной. Пункт 1 статьи 6 Конвенции оставляет государству свободу выбора способов обеспечения этих прав сторон (см. Постановление Европейского Суда по делу "Стил и Моррис против Соединенного Королевства" (Steel and Morris v. United Kingdom), жалоба N 68416/01, §§ 59-60, ECHR 2005-II). Таким образом, вопросы личного участия, формы разбирательства, устной или письменной, и юридического представительства взаимосвязаны и требуют анализа в более широком контексте "справедливого судебного разбирательства", гарантированного статьей 6 Конвенции. Европейский Суд должен установить, была ли предоставлена заявителю, стороне гражданского разбирательства, разумная возможность знать об объяснениях или доказательствах, представленных другой стороной, представлять замечания на них и защищать свою позицию при условиях, которые не ставят его в положение существенного неудобства по отношению к противной стороне (см. Постановление Европейского Суда по делу "Сивец против Польши" (Siwiec v. Poland) от 3 июля 2012 г., жалоба N 28095/08, § 47, Постановление Европейского Суда по делу "Ларин против Российской Федерации" (Larin v. Russia) от 20 мая 2010 г., жалоба N 15034/02* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2010. N 12 (примеч. редактора).), §§ 35-36, Постановление Европейского Суда по делу "Крчмарж и другие против Чешской Республики" (Krcmar and Others v. Czech Republic) от 3 марта 2010 г., жалоба N 35376/97, § 39, и Постановление Европейского Суда по делу "Компания "Домбо Бехеер B.V." против Нидерландов" (Dombo Beheer B.V. v. Netherlands) от 27 октября 1993 г., § 33, Series A, N 274).

23. Что касается формы разбирательства, право на "публичное разбирательство" на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции толкуется в устойчивой прецедентной практике Европейского Суда как включающее право на "устное разбирательство". Тем не менее обязательство провести судебное слушание на основании этой статьи не является абсолютным. Устное слушание может быть необязательным при исключительных обстоятельствах дела, например, когда не затрагиваются вопросы факта или права, которые не могут быть адекватно разрешены на основе материалов дела и письменных объяснений сторон (см. Постановление Европейского Суда по делу "Коттуммель против Австрии" (Koottummel v. Austria) от 10 декабря 2009 г., жалоба N 49616/06, § 19, Решение Европейского Суда по делу "Пурсихеймо против Финляндии" (Pursiheimo v. Finland) от 25 ноября 2003 г., жалоба N 57795/00, Постановление Европейского Суда по делу "Дёрю против Швеции" (Dry v. Sweden) от 12 ноября 2002 г., жалоба  28394/95, § 37, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Гёч против Турции" (Goc v. Turkey), жалоба N 36590/97, § 47, ECHR 2002-V). Также, при условии, что устное слушание было проведено в первой инстанции, менее строгий стандарт применяется на апелляционном уровне, на котором отсутствие такого слушания может быть оправдано особыми характеристиками рассматриваемого разбирательства. Так, разбирательство о разрешении на обжалование и разбирательство, затрагивающее только вопросы права в отличие от вопросов факта, могут соответствовать требованиям статьи 6 Конвенции, даже если апеллянт не имел возможности быть заслушанным лично апелляционным или кассационным судом (см. Постановление Европейского Суда по делу "Миллер против Швеции" (Miller v. Sweden) от 8 февраля 2005 г., жалоба N 55853/00, § 30).

24. В делах, в которых заявитель был лишен свободы, Европейский Суд признавал, что с учетом явных сложностей, сопровождающих этапирование заключенных из одного места в другое, представление интересов заключенного заявителя адвокатом не будет нарушать принцип равенства сторон, при условии, что иск не основан на личном опыте заявителя (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Мухутдинов против Российской Федерации" (Mukhutdinov v. Russia) от 10 июня 2010 г., жалоба N 13173/02, § 116* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2011. N 5 (примеч. редактора).), в котором иск о компенсации вреда к заявителю был предъявлен потерпевшими от его преступлений, Постановление Европейского Суда по делу "Козлов против Российской Федерации" (Kozlov v. Russia) от 17 сентября 2009 г., жалоба N 30782/03, §§ 44-45, которое касалось жилищного спора, и Решение Европейского Суда по делу "Фидлер против Австрии" (Fidler v. Austria) от 23 февраля 1999 г., жалоба N 28702/95, в котором спор касался размера алиментных обязательств заявителя).

25. Напротив, личное участие стороны признавалось необходимым с точки зрения статьи 6 Конвенции в делах, в которых личность и образ жизни заинтересованного лица имели непосредственное отношение к делу или в которых решение зависело от поведения или опыта лица. Исходя из этого Европейский Суд установил нарушение статьи 6 Конвенции в делах, в которых характер гражданского спора требовал личного присутствия истца в суде, независимо от того, были ли его интересы представлены на заседании (см., что касается исков о компенсации за ненадлежащие условия содержания под стражей: Постановление Европейского Суда по делу "Инсанов против Азербайджана" (Insanov v. Azerbaijan) от 14 марта 2013 г., жалоба N 16133/08, § 145, Постановление Европейского Суда по делу "Скоробогатых против Российской Федерации" (Skorobogatykh v. Russia) от 22 декабря 2009 г., жалоба N 4871/03*, §64 (* См.: там же. 2010. N 6 (примеч. редактора).), и Постановление Европейского Суда по делу "Шилбергс против Российской Федерации" (Shilbergs v. Russia) от 17 декабря 2009 г., жалоба N 20075/03* (* См.: Российская хроника Европейского Суда. 2010. N 3 (примеч. редактора).), § 111, см. также Постановление Европейского Суда по делу "Грязнов против Российской Федерации" (Gryaznov v. Russia) от 12 июня 2012 г., жалоба N 19673/03* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. N 6 (примеч. редактора).), § 49, и Постановление Европейского Суда от 10 мая 2007 г. по делу "Ковалев против Российской Федерации" (Kovalev v. Russia), жалоба N 78145/01* (* См.: там же. 2007. N 10 (примеч. редактора).), § 37, касающиеся иска заявителя к милиции в связи с жестоким обращением; Постановление Европейского Суда от 4 марта 2010 г. по делу "Мохов против Российской Федерации" (Mokhov v. Russia), жалоба N 28245/04* (* См.: там же. 2010. N 8 (примеч. редактора).), §§ 46-47, и Постановление Европейского Суда по делу "Хельмерс против Швеции" (Helmers v. Sweden) от 29 октября 1991 г., § 38, Series A, N 212-A, касающиеся иска о защите чести и достоинства; Постановление Европейского Суда по делу "Сокур против Российской Федерации" (Sokur v. Russia) от 15 октября 2009 г., жалоба N 23243/03* (* См.: Российская хроника Европейского Суда. 2014. N 1 (примеч. редактора).), §§ 33-35, и упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Гёч против Турции", § 48, касающиеся спора о размере компенсации вреда, требуемой в результате незаконного заключения под стражу и преследования, см. также Постановление Европейского Суда по делу "Сусанна Роус Вестлунд против Исландии" (Ssanna Rs Westlund v. Iceland) от 6 декабря 2007 г., жалоба N 42628/04, § 41).

26. Наконец, Европейский Суд напоминает, что юридическая помощь по гражданским делам не является обязательной. Только если стороне не будет гарантировано справедливое разбирательство без обеспечения бесплатной юридической помощи, с учетом всех фактов и обстоятельств дела, статья 6 Конвенции может потребовать оказания бесплатной юридической помощи, включая помощь адвоката (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Сивец против Польши", § 55, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Ларин против Российской Федерации", §§ 53-54, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Стил и Моррис против Соединенного Королевства", § 61, и Постановление Европейского Суда по делу "Эйри против Ирландии" (Airey v. Ireland) от 9 октября 1979 г., § 26, Series A, N 32). Кроме того, если ходатайство заявителя о присутствии в судебном заседании было отклонено и возможность получения бесплатной юридической помощи была ему недоступна, внутригосударственные суды должны как минимум предоставить ему достаточное время, чтобы предпринять необходимые меры для представления его интересов. Они должны, в частности, проверить, с учетом времени, уже проведенного заявителем в заключении, имелось ли у него лицо, желающее представлять его интересы в судах страны, и, если да, мог ли он связаться с этим человеком и выдать ему полномочия действовать (см. Постановление Европейского Суда по делу "Миткус против Латвии" (Mitkus v. Latvia) от 2 октября 2012 г., жалоба N 7259/03, § 114, Постановление Европейского Суда по делу "Роман Карасев против Российской Федерации" (Roman Karasev v. Russia) от 25 ноября 2010 г., жалоба N 30251/03* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 1 (примеч. редактора).), § 63, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Ларин против Российской Федерации", §§ 55-56, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Шилбергс против Российской Федерации", § 108, Постановление Европейского Суда по делу "Хужин и другие против Российской Федерации" (Khuzhin and Others v. Russia) от 23 октября 2008 г., жалоба N 13470/02* (* См.: Российская хроника Европейского Суда. 2009. N 3 (примеч. редактора).), § 107).

2. Особенности гражданского судопроизводства в Российской Федерации

 

27. Европейский Суд отмечает, что, в отличие от некоторых иных юрисдикций (см. прецедентную практику, процитированную в § 23 настоящего Постановления), российские правила уголовного судопроизводства предусматривают, что разбирательство дела происходит устно (статья 157 ГПК РФ, процитированная в § 9 настоящего Постановления). ГПК РФ не содержит положений о проведении разбирательства по гражданским делам в письменной форме или об освобождении от проведения устного разбирательства, которое должно проводиться как в суде первой инстанции, так и в судах второй инстанции (статьи 155, 327 (действует в настоящее время) и 350 (действовала ранее) ГПК РФ).

28. Право лично присутствовать в суде в принципе не сопровождается какими-либо формальностями, и стороне не нужно просить разрешения предстать перед судом, чтобы посетить заседание и дать суду письменные объяснения. Имеется требование известить стороны о времени и месте заседания (статья 155 ГПК РФ), и на суд возлагается соответствующая обязанность проверить явку сторон и их надлежащее извещение до начала рассмотрения дела (статья 161 ГПК РФ). Если нельзя убедиться в том, что отсутствующая сторона была извещена, или если сторона отсутствует по уважительной причине, заседание должно быть отложено (статья 167 ГПК РФ). Аналогичные требования применяются к разбирательству в суде первой и второй инстанций (бывшая статья 350 и действующая статья 327 ГПК РФ).

29. В судопроизводстве Российской Федерации представительство интересов в суде не является исключительной прерогативой профессиональных юристов. Любой совершеннолетний гражданин уполномочен законом представлять интересы истца или ответчика по гражданскому делу, независимо от того, является ли он его родственником, знакомым или кем-либо еще (статьи 48 и 49 ГПК РФ). Представление интересов профессиональным юристом бесплатно обеспечивается для нуждающихся сторон разбирательства, но лишь по конкретным видам споров, закрытый перечень которых предусмотрен в Законе о бесплатной юридической помощи (см. § 10 настоящего Постановления).

3. Подход Европейского Суда

 

30. Европейский Суд отмечает, что правила российского гражданского судопроизводства требуют от судов проведения устного слушания по всем категориям дел без исключения (см. § 27 настоящего Постановления). Это не позволяет судам Российской Федерации принимать решения даже по незначительным искам или спорам технического характера без проведения слушания, как это могут делать суды иных юрисдикций. Когда бы ни проводилось устное слушание, стороны имеют право присутствовать на нем и давать объяснения суду. Любая сторона может, разумеется, по собственной воле отказаться от этого права, и принцип справедливого разбирательства на основании статьи 6 Конвенции не будет нарушен, если отказ выражен недвусмысленным образом (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Сейдович против Италии" (Sejdovic v. Italy), жалоба N 56581/00, § 86, ECHR 2006-II, Постановление Европейского Суда по делу "Гладкий против Российской Федерации" (Gladkiy v. Russia) от 21 декабря 2010 г., жалоба N 3242/03* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2011. N 10 (примеч. редактора).), §§ 105-109, и Решение Европейского Суда по делу "Белан против Российской Федерации" (Belan v. Russia) от 2 сентября 2004 г., жалоба N 56786/00).

31. В многочисленных предыдущих делах суды Российской Федерации раз за разом отказывали лишенным свободы участникам дела в возможности предстать перед судом, ссылаясь на тот факт, что отсутствовал предусмотренный законом порядок доставки заключенных из исправительного учреждения в место рассмотрения их гражданско-правовых требований (см. прецедентную практику, упомянутую в § 24 настоящего Постановления). Действительно, право лично предстать перед судом в принципе является неограниченным в российском гражданском судопроизводстве (см. § 28 настоящего Постановления), однако ГПК РФ и УИК РФ не содержат положений об осуществлении этого права сторонами, которые находятся под стражей в ожидании суда или отбывают наказание (см. § 11 настоящего Постановления). Европейский Суд отклонил этот подход судов Российской Федерации как чересчур формальный, отмечая, что отсутствие в законодательстве норм, касающихся участия заключенных в судебных заседаниях, не может толковаться как достаточное основание для лишения их права предстать перед судом (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Грязнов против Российской Федерации", § 50). Точно так же, как никакое положение законодательства страны не должно толковаться и применяться способом, несовместимым с обязательствами государства на основании Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Чосич против Хорватии" (Cosic v. Croatia) от 15 января 2009 г., жалоба N 28261/06, § 21), пробел во внутригосударственном законодательстве не может служить оправданием для уклонения от реализации в полном объеме конвенционных стандартов.

32. Европейский Суд установил нарушение статьи 6 Конвенции в большом количестве дел, в которых суды Российской Федерации отказались обеспечить присутствие заявителей, лишенных свободы, желающих принять участие в слушании по их гражданскому делу (см. в дополнение к упоминавшимся делам выше Постановление Европейского Суда по делу "Дмитриев против Российской Федерации" (Dmitriyev v. Russia) от 24 октября 2013 г., жалоба N 40044/12* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2014. N 10 (примеч. редактора).), §§ 48-51, Постановление Европейского Суда по делу "Борткевич против Российской Федерации" (Bortkevich v. Russia) от 2 октября 2012 г., жалоба N 27359/05* (* См.: Российская хроника Европейского Суда. 2014. N 4 (примеч. редактора).), §§ 63-69, Постановление Европейского Суда по делу "Карпенко против Российской Федерации" (Karpenko v. Russia) от 13 марта 2012 г., жалоба N 5605/04* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. N 4 (примеч. редактора).), §§ 89-94, Постановление Европейского Суда по делу "Рожин против Российской Федерации" (Rozhin v. Russia) от 6 декабря 2011 г., жалоба N 50098/07* (* См.: там же. N 7 (примеч. редактора).), §§ 31-34, и Постановление Европейского Суда по делу "Артёмов против Российской Федерации" (Artyomov v. Russia) от 27 мая 2010 г., жалоба N 14146/02* (* См.: там же. 2012. N 1 (примеч. редактора).), §§ 204-208). Хотя все эти дела касались одного и того же конвенционного вопроса, а именно права заявителя, лишенного свободы, эффективно представлять свое дело в суде, некоторые из них имели незначительные отличия с точки зрения лежащих в их основе фактических обстоятельств. Соответственно, до начала анализа настоящих дел Европейский Суд считает полезным обозначить способ, которым он анализирует предполагаемое нарушение права на справедливое судебное разбирательство, в том виде, в котором он сформировался в его прецедентной практике в отношении этого типа дел.

 

(a) Оценивали ли суды необходимость личного присутствия заявителя

33. Первый элемент анализа Европейского Суда состоит в определении того, оценивали ли суды необходимость присутствия заявителя в суде в связи с характером спора, и привели ли они убедительные мотивы для отказа заявителю в возможности присутствовать.

34. Европейский Суд напоминает прежде всего, что в силу статьи 53 Конвенции внутригосударственное законодательство может устанавливать более высокий или подробный стандарт защиты прав человека, чем тот, который гарантирован положениями Конвенции и Протоколов к ней. Устанавливая универсальное право сторон гражданского разбирательства на устное слушание по их делу, законодательство Российской Федерации наделяло стороны разбирательства правомерным ожиданием того, что им будет предоставлена возможность предстать перед судьей. Как отмечено в § 22 настоящего Постановления, данный подход выходит за рамки требований статьи 6 Конвенции, которая не гарантирует права на устное слушание или права лично предстать перед судом, но лишь провозглашает более общий принцип справедливости разбирательства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Гладкий против Российской Федерации", § 103, с дополнительными отсылками). Европейский Суд ранее признавал, что в гражданском разбирательстве, касающемся требований технического характера, присутствие сторон имело мньшее значение. Если требование не было основано на личном опыте заявителя, его или ее присутствие на слушании не рассматривалось в качестве непременного условия для того, чтобы разбирательство было признано "справедливым" (см. прецедентную практику, упомянутую в § 24 настоящего Постановления). Тем не менее в ситуации, когда заявитель лишен свободы и не может свободно решать, присутствовать или нет на слушании, чтобы разбирательство было признано "справедливым", недостаточно, чтобы отсутствие заявителя совпадало с отсутствием его процессуального оппонента, поскольку такое совпадение является простой случайностью, учитывая, что отсутствие или присутствие другой стороны находится вне контроля заявителя.

35. Следовательно, с целью обеспечить соблюдение требований статьи 6 Конвенции внутригосударственные суды должны оценить, был ли характер спора таким, чтобы требовать присутствия в суде стороны разбирательства, лишенной свободы. Европейский Суд уже давал в своей прецедентной практике указания на то, какие типы споров требуют обязательного присутствия стороны в суде, независимо от того, были или нет представлены ее интересы (см. прецедентную практику, упомянутую в § 25 настоящего Постановления). Учитывая большое разнообразие гражданских споров, составление исчерпывающего списка подобных дел является непосильной задачей, и внутригосударственные суды, которые пользуются преимуществом обладания непосредственными знаниями о ситуации, находятся в более выгодном положении, чтобы определить характер каждого требования и лежащих в его основе законных интересов (см. Постановление Европейского Суда по делу "Лагардер против Франции" (Lagardere v. France) от 12 апреля 2012 г., жалоба N 18851/07, § 42).

36. Таким образом, на внутригосударственные суды возлагается обязанность, как только им станет известно о том факте, что одна из сторон находится в заключении и не может присутствовать на заседаниях независимо от его или ее желания, проверить до начала рассмотрения дела по существу, является ли характер дела таким, чтобы требовать личных показаний стороны, находящейся в заключении, и выражал ли он или она желание присутствовать. Если суды решат обойтись без присутствия стороны, они должны привести конкретные мотивы, по которым они полагают, что отсутствие стороны не нанесет ущерба справедливости разбирательства в целом. Они обязаны рассмотреть все доводы за и против проведения слушаний в отсутствие одной из сторон, принимая во внимание, в частности, прецедентную практику Европейского Суда по аналогичным делам и характер спорных вопросов, и своевременно известить сторону дела, лишенную свободы, о своем решении по данному вопросу и его мотивах (см. Постановление Верховного Суда Российской Федерации в § 15 настоящего Постановления). Решение должно быть сообщено стороне дела в срок, позволяющий ему или ей располагать адекватным сроком для принятия решения о дальнейших действиях для защиты своих прав (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Грязнов против Российской Федерации", § 48, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Хужин и другие против Российской Федерации", § 107).

37. Европейский Суд будет решать вопрос о том, был ли нарушен принцип справедливого разбирательства в результате отстранения заявителя, преимущественно на основании мотивов, содержащихся в решениях внутригосударственных судов. Отсутствие или недостаточность мотивов в решениях судов государства-ответчика не могут быть восполнены с обратной силой в разбирательствах перед Европейским Судом, потому что Европейский Суд не может занимать место судов страны, рассмотревших вопрос о присутствии стороны в судебном заседании (см. mutatis mutandis* (* Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (примеч. переводчика).) Постановление Европейского Суда от 29 мая 2012 г. по делу "Валерий Коваленко против Российской Федерации" (Valeriy Kovalenko v. Russia), жалоба N 41716/08* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. N 11 (примеч. редактора).), § 49). В этой связи уместно повторить, что Конституционный Суд Российской Федерации указал судам общей юрисдикции об их обязанности учитывать "все обстоятельства дела, в том числе юридический характер затрагиваемых конституционных прав", при решении вопроса о личном участии осужденного к лишению свободы в судебном заседании по гражданскому делу, и принять "мотивированное решение" по данному вопросу (см. § 13* (* Соответствующее Определение Конституционного Суда Российской Федерации процитировано в § 14 настоящего Постановления (примеч. переводчика).) настоящего Постановления).

38. Анализ, который Европейский Суд рассчитывает выявить в решениях внутригосударственных судов, должен выходить за рамки ссылки на недостатки правовой основы, делающие невозможным присутствие стороны дела, находящейся в заключении. Анализ должен строиться на конкретных мотивах за и против присутствия стороны дела, истолкованных в свете требований Конвенции и всех относимых факторов, таких как характер спора и затронутые гражданские права.

(b) Рассматривали ли внутригосударственные суды вопрос о принятии процессуальных мер с целью поддержания справедливости разбирательства

39. Второй аспект анализа Европейского Суда касается уравновешивающих мер, которые необходимо принять с целью гарантировать, что лишенные свободы участники дела могут эффективно участвовать в судебном разбирательстве.

40. Вопрос осуществления процессуальных прав заключенными в гражданском разбирательстве неоднократно рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации, который указал различные способы обеспечения их прав (см. §§ 12-14 настоящего Постановления). Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул важность полного ознакомления лишенных свободы участников дела с их процессуальными правами и обязанностями, обеспечения своевременного вручения исковых заявлений, процессуальных документов и судебных актов и предоставления им достаточного времени для назначения представителя и подготовки своей позиции. Он отметил, что суд, рассматривающий дело, может прибегнуть к ведению разбирательства посредством видеосвязи или перенести заседание в место, более близкое к исправительному учреждению.

41. Конкретная форма процессуальных мер для обеспечения эффективного участия заключенного зависит от многих факторов, и самый важный из них вопрос о том, затрагивает ли иск его или ее личный опыт, и, соответственно, необходимо ли суду заслушать устные показания непосредственно от него или от нее. Конкретные практические решения, совместимые с требованием справедливости, должны изыскиваться судами страны с учетом местной ситуации, технического оборудования, доступного в зале суда и исправительном учреждении, где содержится заключенный, доступности служб бесплатной юридической помощи и иных относимых факторов. Рассмотрев вопрос о таких мерах, внутригосударственные суды должны соответствующим образом и своевременно уведомить заключенного, чтобы он располагал необходимым временем и средствами для принятия решения о своих действиях в целях защиты своих прав (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Шилбергс против Российской Федерации", § 108, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Хужин и другие против Российской Федерации", § 107).

42. Если иск основан преимущественно на личном опыте заключенного, его устные объяснения суду будут являться "важной частью [его или ее] представления дела и фактически единственным способом обеспечения состязательного разбирательства" (см. недавнее Постановление Европейского Суда по делу "Маргаретич против Хорватии" (Margaretic v. Croatia) от 5 июня 2014 г., жалоба N 16115/13, § 128, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Шилбергс против Российской Федерации", § 111). Только давая объяснения лично, заключенный мог обосновать свои жалобы и ответить на вопросы судей при их наличии. При таких обстоятельствах очевидным решением было бы проведение разбирательства в месте содержания истца или использование видеосвязи (см. Постановление Европейского Суда по делу "Владимир Васильев против Российской Федерации" (Vladimir Vasilyev v. Russia) от 10 января 2012 г., жалоба N 28370/05* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. N 2 (примеч. редактора).), § 84).

43. Что касается использования оборудования для видеосвязи или видеоконференций, эта форма участия в разбирательстве направлена, в частности, на снижение задержек, связанных с этапированием заключенных, и тем самым на упрощение и ускорение разбирательства (см. Решение Европейского Суда по делу "Кабве против Соединенного Королевства" (Kabwe v. United Kingdom) от 2 февраля 2010 г., жалобы NN 29647/08 и 33269/08, и Постановление Европейского Суда по делу "Марчелло Виола против Италии" (Marcello Viola v. Italy), жалоба N 45106/04, § 70, ECHR 2006-XI (извлечения)). Использование данных мер как таковое не является несовместимым с понятием справедливого и публичного слушания, но должно быть обеспечено, чтобы заключенный мог следить за разбирательством, видеть присутствующих и слышать то, что говорится, а также быть видим и слышим другой стороной, судьей и свидетелями без технических помех (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Сахновский против Российской Федерации" (Sakhnovskiy v. Russia) от 2 ноября 2010 г., жалоба N 21272/03* (* См.: там же. 2011. N 9 (примеч. редактора).), § 98, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Марчелло Виола против Италии", §§ 72-74).

44. Организация выездного судебного заседания, напротив, является времязатратным мероприятием. Кроме того, его проведение в таком месте, как исправительное учреждение, в которое в принципе не допускается широкая публика, сопровождается угрозой подрыва его публичного характера. В подобных случаях государство несет обязанность принятия компенсаторных мер для обеспечения того, чтобы публика и средства массовой информации были надлежащим образом информированы о месте проведения заседания и имели к нему эффективный доступ (см. Постановление Европейского Суда по делу "Старокадомский против Российской Федерации (N 2)" (Starokadomskiy v. Russia) (N 2) от 13 марта 2014 г., жалоба N 27455/06* (* См.: там же. 2014. N 8 (примеч. редактора).), §§ 55-63, и Постановление Европейского Суда по делу "Рипан против Австрии" (Riepan v. Austria), жалоба N 35115/97, § 30, ECHR 2000-XII).

45. Получение доказательств в рамках процедуры судебного поручения также совместимо с понятием справедливого разбирательства. Полномочия заслушать заключенного могут быть делегированы судье или суду в месте, более близком к месту лишения свободы. В совокупности с надзором в течение всего разбирательства со стороны судьи, рассматривающего дело, в целях обеспечения того, чтобы заключенный постоянно был осведомлен о доводах противной стороны и мог в полном объеме и надлежащим образом отвечать на них, допрос заключенного вне зала суда не будет противоречить принципу справедливого разбирательства (см. для сравнения упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Кабве против Соединенного Королевства").

46. В делах, по которым внутригосударственный суд заключил, что дача показаний лично заключенным была менее важна, его или ее право на справедливое разбирательство может быть гарантировано путем какой-либо формы представления интересов. Федеральный закон "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" устанавливает критерии, дающие право на получение бесплатной юридической помощи, основанные на доходе участника дела и типе спора, стороной которого он является (см. § 10 настоящего Постановления). Перечень видов споров является исчерпывающим и не включает, например, иск о компенсации в связи с унижающими достоинство условиями заключения. В делах, касающихся требований этого типа, Европейский Суд не убежден на основании доступной информации, что российская система бесплатной юридической помощи предлагала заявителям достаточную защиту их прав (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Владимир Васильев против Российской Федерации", § 85, а также для сравнения Постановление Европейского Суда по делу "Старощик против Польши" (Staroszczyk v. Poland) от 22 марта 2007 г., жалоба N 59519/00, § 129, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Ларин против Российской Федерации", §§ 53-55). Если заключенный не может оплатить расходы на представление своих интересов профессиональным юристом, он имеет возможность назначить родственника, друга или знакомого для представления своих интересов в разбирательстве (см. статью 49 ГПК РФ и § 29 настоящего Постановления). В такой ситуации суды страны должны убедиться, во-первых, что заключенный имеет достаточно времени, чтобы найти лицо, желающее представлять его интересы, и проинструктировать это лицо, и, во-вторых, что шансы заключенного на справедливое разбирательство не умалены в связи с представлением его интересов непрофессионалом.

47. Наконец, Европейский Суд отмечает, что каждый раз, когда внутригосударственные суды избирают процессуальные меры, направленные на компенсацию затруднений, созданных отсутствием заключенного в зале суда, от них ожидается, что они удостоверятся в том, что избранное решение будет обеспечивать соблюдение права отсутствующей стороны на эффективное представление ее дела в суде и не поставит ее в существенно менее выгодное положение по сравнению с оппонентом. После этого Европейскому Суду предстоит разрешить вопрос о том, были ли достаточными примененные гарантии, призванные обеспечить заключенному возможность участия в разбирательстве в полном объеме, и было ли разбирательство в целом справедливым с точки зрения статьи 6 Конвенции.

 

(c) Заключение

48. Европейский Суд должен, во-первых, оценить способ, которым внутригосударственные суды рассматривали вопрос о том, требовал ли характер спора личного присутствия заявителей. Во-вторых, он должен определить, приняли ли суды процессуальные меры, направленные на гарантирование их эффективного участия в разбирательстве.

4. Применение вышеизложенных принципов в настоящих делах

 

49. В настоящих делах гражданско-правовые требования заявителей имели различный характер. Однако в решениях внутригосударственных судов не рассматривается вопрос о том, требовал ли характер каждого из споров присутствия заявителей, и являлось ли их присутствие существенным условием для обеспечения справедливости разбирательства в целом. Тот факт, что судами не было уделено надлежащего внимания конкретным характеристикам каждого гражданско-правового требования, переданного на их рассмотрение, привел к тому, что суды лишили заявителей возможности участвовать в слушании независимо от предмета разбирательства.

50. Внутригосударственные суды отклонили ходатайство заявителей об обеспечении их присутствия, ссылаясь на отсутствие нормы права, которая делала бы их присутствие обязательным. Как Европейский Суд отметил в § 31 настоящего Постановления, ссылка на техническое основание без обращения к существенному вопросу о том, требовал ли характер спора личного присутствия стороны, несовместим с подлинным соблюдением принципа справедливого разбирательства, поскольку нельзя ожидать, что заявитель будет нести бремя, обусловленное уклонением законодателя от регулирования особой ситуации сторон гражданского разбирательства, лишенных свободы. Вопреки утверждению властей Российской Федерации о том, что заявители могли эффективно представлять свое дело судам, поскольку они были надлежащим образом извещены обо всех заседаниях, одного лишь сообщения заявителям даты заседания было недостаточно в ситуации, когда текущее состояние законодательства страны в действительности препятствовало их присутствию.

51. Ряд иных средств обеспечения участия заявителей в разбирательстве, упомянутых Конституционным Судом Российской Федерации, был доступен судам страны. Как оказалось, внутригосударственные суды вообще не рассматривали эти возможности (см. для сравнения упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Шилбергс против Российской Федерации", § 109). Европейский Суд находит особенно удивительным то, что суды Российской Федерации не только не подходили к каждому делу индивидуально, но и проигнорировали возможности, прямо перечисленные Конституционным Судом Российской Федерации для обеспечения процессуальных прав заявителей в аналогичных обстоятельствах (см. §§ 12-14 и 40 настоящего Постановления).

52. Учитывая свою предыдущую прецедентную практику и обстоятельства настоящих дел, Европейский Суд находит, что, (i) уклоняясь от надлежащей оценки характера исков в порядке гражданского судопроизводства, предъявленных заявителями, с целью решения вопроса о том, было ли их присутствие необходимым, и фокусируясь вместо этого на пробелах законодательства страны, а также (ii) уклоняясь от рассмотрения вопроса о подходящих процессуальных мерах, позволяющих заявителям быть заслушанными, внутригосударственные суды лишили заявителей возможности эффективно представлять свои дела и не исполнили свое обязательство обеспечивать соблюдение принципа справедливого разбирательства, провозглашенного в статье 6 Конвенции.

53. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

54. Заявители Махов, Ресин (в двух случаях), Аниканов, Лебецкий, Громовой, Гордеев, Мартиросян и Виноходов утверждали, что условия содержания в исправительных учреждениях Российской Федерации или условия перевозки между ними представляли собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, запрещенное статьей 3 Конвенции. Европейский Суд напоминает, что в отсутствие эффективного средства правовой защиты в отношении данных претензий жалоба на неадекватные условия заключения или перевозки должна быть подана в течение шести месяцев с момента последнего дня заключения или перевозки заявителей (см. Решение Европейского Суда по делу "Норкин против Российской Федерации" (Norkin v. Russia) от 5 февраля 2013 г., жалоба N 21056/11* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2015. N 10 (примеч. редактора).), и Решение Европейского Суда по делу "Марков и Беленцов против Российской Федерации" (Markov and Belentsov v. Russia) от 10 декабря 2013 г., жалобы NN 47696/09 и 79806/12). Однако обжалуемые периоды завершились более чем за шесть месяцев до подачи ими жалоб в Европейский Суд. Дата окончательного решения, которым были отклонены их требования о компенсации, не может рассматриваться как дата, с которой срок для подачи их жалоб начинает течь заново. Следовательно, данные жалобы являются неприемлемыми из-за несоблюдения правила шестимесячного срока, установленного пунктом 1 статьи 35 Конвенции, и подлежат отклонению на основании пункта 4 статьи 35 Конвенции.

55. Европейский Суд рассмотрел также иные жалобы, представленные заявителями. Однако принимая во внимание предоставленные ему материалы, и насколько предмет жалоб относится к его компетенции, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалобы в данной части подлежат отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

IV. Применение статьи 41 Конвенции

 

56. Статья 41 Конвенции гласит:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

57. Заявители требовали различные суммы в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда. Власти Российской Федерации полагали, что их требования являются чрезмерными.

58. Европейский Суд не усматривает наличия причинной связи между установленным нарушением статьи 6 Конвенции и материальным ущербом, на который ссылаются некоторые заявители, соответственно, он отклоняет данные требования. С другой стороны, он присуждает 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению, каждому из заявителей, кроме Морозова. Морозов требовал 1 000 евро в качестве компенсации морального вреда, и в силу принципа недопустимости выхода за рамки требований Европейский Суд присуждает ему эту сумму, а также любые налоги, подлежащие начислению.

59. Европейский Суд заключает, что, когда в отношении заявителя имело место нарушение права на справедливое разбирательство, гарантированного статьей 6 Конвенции, он должен быть как можно скорее поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы требования этого положения не были нарушены. Наиболее целесообразной формой возмещения было бы в принципе возобновление разбирательства при наличии такого требования, без ненадлежащего умаления принципов окончательного характера судебных решений или правовой определенности в гражданском судопроизводстве, в частности, когда дело затрагивает третьих лиц, которые сами обладают законными интересами, требующими защиты (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Бочан против Украины (N 2)" (Bochan v. Ukraine) (N 2), жалоба N 22251/08, §§ 57-58, ECHR 2015, а также упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Борткевич против Российской Федерации", § 76, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рожин против Российской Федерации", § 40, с дополнительными отсылками). Установление Европейским Судом нарушения Конвенции или Протоколов к ней является основанием для возобновления разбирательств по гражданским делам на основании пункта 2 части второй и пункта 4 части четвертой статьи 392 ГПК РФ и для пересмотра внутригосударственных судебных решений в свете конвенционных принципов, установленных Европейским Судом (см. Постановление Европейского Суда по делу "Давыдов против Российской Федерации" (Davydov v. Russia) от 30 октября 2014 г., жалоба N 18967/07* (* См.: Прецеденты Европейского Суда по правам человека. 2015. N 3 (примеч. редактора).), §§ 10-15).

60. Наконец, Европейский Суд отмечает, что уклонение от обеспечения права заявителей эффективно представлять свои дела в судах, давшее основание для установления нарушения в данном деле, как представляется, связано с недостатком правовой системы Российской Федерации, которая не содержит положения об участии заключенных в разбирательстве по гражданскому делу (см. § 31 настоящего Постановления). Европейский Суд уже подчеркивал широкую распространенность этой проблемы в многочисленных предыдущих делах, рассмотренных им (см. § 32 настоящего Постановления). Данная ситуация в принципе требует принятия мер общего характера государством-ответчиком, которое сохраняет под надзором Комитета министров свободу в выборе средств, с помощью которых оно исполнит свое правовое обязательство в соответствии со статьей 46 Конвенции, при условии, что такие средства совместимы с выводами Постановления Европейского Суда (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Скоццари и Джунта против Италии" (Scozzari and Giunta v. Italy), жалобы NN 39221/98 и 41963/98, § 249, ECHR 2000-VIII, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Бронёвский против Польши" (Broniowski v. Poland), жалоба N 31443/96, § 192, ECHR 2004-V).

B. Судебные расходы и издержки

 

61. Морозов требовал 1 500 евро в качестве возмещения юридических издержек и предоставил счета на оплату услуг адвоката. Махов, который был освобожден от оплаты юридической помощи, утверждал, что его представитель работал 18 часов по его делу по ставке 150 евро в час, что дало в итоге 2 700 евро. Ресин просил приблизительно 3 000 евро за работу своего представителя по двум делам. Лебецкий просил возместить 10 евро. Громовой, который был освобожден от оплаты юридической помощи, просил приблизительно 7 260 евро в качестве возмещения юридических издержек. Требование Виноходова в отношении издержек составляло примерно 1 950 евро. Заявители Евдокимов и Резанов, Аниканов, Гордеев и Мартиросян не требовали возмещения судебных расходов или издержек.

62. Власти Российской Федерации считали эти требования чрезмерными и необоснованными.

63. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле, учитывая документы, имеющиеся в его распоряжении, и указанные критерии, Европейский Суд считает разумным присудить суммы, указанные в Приложении II, а также любой налог, подлежащий начислению заявителям.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

64. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

На основании изложенного Суд единогласно:

1) решил объединить жалобы в одно производство;

2) объявил жалобы приемлемыми для рассмотрения по существу в части несправедливости разбирательств по гражданским делам, а в остальной части - неприемлемой;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить суммы, указанные в Приложении II, заявителям, перечисленным в этом Приложении, а также любые налоги, которые могут начисляться, подлежащие переводу в валюту государства-ответчика по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 16 февраля 2016 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Стивен Филлипс
Секретарь
Секции Суда

Луис Лопес Герра
Председатель
Палаты Суда

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 16 февраля 2016 г. Дело "Евдокимов и другие (Yevdokimov and Others) против Российской Федерации" (Жалобы NN 27236/05, 44223/05, 53304/07, 40232/11, 60052/11, 76438/11, 14919/12, 19929/12, 42389/12, 57043/12 и 67481/12) (Третья секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека "Российская хроника ЕС. Специальный выпуск" N 3/2016


Перевод с английского Г.А. Николаева


Постановление вступило в силу 16 мая 2016 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции