Определение Конституционного Суда РФ от 19 июля 2016 г. N 1555-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аппельт Ольги Викторовны на нарушение ее конституционных прав и конституционных прав ее несовершеннолетнего сына частью первой статьи 11 и статьей 18 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", а также пунктом 1 статьи 181 и пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки О.В. Аппельт вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Решением суда общей юрисдикции от 25 июня 2013 года, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции от 28 октября 2013 года, было отказано в удовлетворении иска гражданки О.В. Аппельт к гражданину Л. о признании за нею и ее несовершеннолетним сыном права общей долевой собственности на жилое помещение в порядке приватизации и прекращении права собственности Л. на это жилое помещение, приобретенное им по договору купли-продажи у акционерного общества. При этом суды учитывали, что на момент регистрации права собственности акционерного общества на здание общежития (август 2003 года) истица была зарегистрирована в общежитии по месту пребывания.

Другим решением этого же суда от 1 октября 2014 года, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции от 24 июня 2015 года, было отказано в удовлетворении иска О.В. Аппельт к этому же ответчику о признании незаконным включения общежития в уставный капитал акционерного общества и признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации. При этом суды исходили из обстоятельств, установленных предыдущим решением суда, и факта пропуска истицей срока исковой давности.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации О.В. Аппельт оспаривает конституционность части первой статьи 11 и статьи 18 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 года N 1541-I "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", а также пункта 1 статьи 181 и пункта 2 статьи 199 ГК Российской Федерации. Как полагает заявительница, оспариваемые законоположения не соответствуют статьям 15 (части 1 и 2), 17, 19 (часть 1), 40 (части 1 и 3), 45 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В соответствии с пунктом 2 статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, при этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде.

Приложенными к жалобе материалами применение в делах с участием заявительницы части первой статьи 11 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", а также применение во втором деле статьи 18 данного Закона не подтверждается; в силу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ее жалоба в данной части не может быть признана допустимой.

Из приложенных же к жалобе судебных постановлений следует, что с момента вынесения в отношении заявительницы и ее несовершеннолетнего сына судебных актов по первому делу и до ее первоначального обращения в Конституционный Суд Российской Федерации прошло более одного года, а потому ее жалоба в части оспаривания конституционности примененной судом в этом деле статьи 18 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" также не может быть признана допустимой.

Что касается пункта 1 статьи 181 ГК Российской Федерации, согласно которому срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года; течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения; при этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки, то Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что регулирование сроков для обращения в суд, включая их изменение и отмену, относится к компетенции законодателя и что установление этих сроков обусловлено необходимостью обеспечить стабильность правоотношений и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту (определения от 3 октября 2006 года N 439-О, от 5 марта 2009 года N 253-О-О, от 8 апреля 2010 года N 456-О-О, от 2 декабря 2013 года N 1908-О и др.); данный вывод в полной мере распространяется и на гражданско-правовой институт исковой давности (определения от 24 июня 2008 года N 364-О-О, от 23 сентября 2010 года N 1154-О-О, от 29 мая 2012 года N 894-О и др.).

С учетом изложенного положения пункта 1 статьи 181 ГК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы.

Относительно конституционности пункта 2 статьи 199 ГК Российской Федерации, согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения; истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях, что установление в законе общего срока исковой давности, т.е. срока для защиты интересов лица, право которого нарушено (статья 196 ГК Российской Федерации), а также последствий его пропуска (статья 199 ГК Российской Федерации) обусловлено необходимостью обеспечить стабильность отношений участников гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушающее какие-либо конституционные права (определения от 18 декабря 2007 года N 890-О-О, от 25 февраля 2010 года N 266-О-О, от 25 января 2012 года N 241-О-О, от 24 января 2013 года N 66-О и др.).

Следовательно, оспариваемая норма, учитывающая предусмотренную законом возможность восстановления пропущенного срока исковой давности при наличии уважительных причин (статья 205 ГК Российской Федерации), сама по себе также не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аппельт Ольги Викторовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 19 июля 2016 г. N 1555-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аппельт Ольги Викторовны на нарушение ее конституционных прав и конституционных прав ее несовершеннолетнего сына частью первой статьи 11 и статьей 18 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", а также пунктом 1 статьи 181 и пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был