Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. N 1782-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Гурмана Юрия Альбертовича частью 1 статьи 55 и частью 9 статьи 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. N 1782-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Гурмана Юрия Альбертовича частью 1 статьи 55 и частью 9 статьи 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Л.М. Жарковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, установил:

1. В жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации оспаривается конституционность следующих положений Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации: части 1 статьи 55, согласно которой представителями в суде по административным делам могут быть лица, обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование, и части 9 статьи 208, предусматривающей, что при рассмотрении административных дел об оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области, суде автономного округа, в Верховном Суде Российской Федерации граждане, участвующие в деле и не имеющие высшего юридического образования, ведут дела через представителей, отвечающих требованиям, предусмотренным статьей 55 данного Кодекса.

Как следует из представленных материалов, к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации с заявлением о нарушении конституционных прав (права на судебную защиту) обратился гражданин Ю.А. Гурман, чье административное исковое заявление об оспаривании пункта 4 статьи 4 Закона Челябинской области от 28 ноября 2002 года N 114-ЗО "О транспортном налоге", статьи 1 Закона Челябинской области от 31 марта 2010 года N 548-ЗО "О статусе и дополнительных мерах социальной поддержки многодетной семьи в Челябинской области" и постановления Правительства Челябинской области от 7 июля 2014 года N 310-П "Об утверждении Порядка выдачи удостоверений многодетной семьи Челябинской области" определением судьи Челябинского областного суда было оставлено без движения, в частности ввиду отсутствия документа, подтверждающего наличие у административного истца высшего юридического образования при намерении лично вести дело, либо документов, удостоверяющих полномочия его представителя С.С. Мальцева и наличие у него высшего юридического образования, и предложено в установленный судом срок устранить недостатки, послужившие основанием для оставления административного искового заявления без движения.

Поскольку указанные судом недостатки в установленный срок устранены не были, административное исковое заявление Ю.А. Гурмана было ему возвращено. На том же основании была оставлена без движения и впоследствии возвращена его частная жалоба на соответствующее определение Челябинского областного суда.

По мнению Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, обратившегося в Конституционный Суд Российской Федерации на основании подпункта 5 пункта 1 статьи 29 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 года N 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", часть 1 статьи 55 и часть 9 статьи 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, примененные судами в нормативном единстве со статьями 125, 126, 130, 209, 210, 299 и 301 данного Кодекса, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 2), 19 (часть 1), 46 (часть 1), 47 (часть 1), 48 (часть 1) и 55 (часть 3), поскольку препятствуют гражданам, не имеющим высшего юридического образования, как в непосредственной судебной защите их прав по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, так и в защите через выбранных ими представителей, если последние также не имеют высшего юридического образования.

2. Конституция Российской Федерации - исходя из того, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18), - гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1), в том числе посредством обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (статья 46, часть 2). Приведенным конституционным положениям корреспондируют международно-правовые гарантии права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренные Международным пактом о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6), возлагающими на государство обязанность обеспечения каждому доступа к суду в случае спора о его гражданских правах и обязанностях.

Вместе с тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, из права каждого на судебную защиту его прав и свобод не вытекает возможность выбора гражданами по своему усмотрению способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральными законами (Постановление от 22 апреля 2013 года N 8-П; определения от 17 апреля 2003 года N 123-О, от 16 ноября 2006 года N 493-О, от 17 ноября 2009 года N 1427-О-О, от 23 марта 2010 года N 388-О-О, от 22 марта 2012 года N 555-О-О, от 5 марта 2014 года N 550-О и др.).

Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему Конституцией Российской Федерации (статья 71, пункт "в"; статья 72, пункт "к" части 1; статья 76, часть 2) полномочия, гарантировал гражданам возможность защищать свои права путем оспаривания не только решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, но и нормативных правовых актов.

В то же время с учетом вытекающей из статьи 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации обязанности суда при разрешении любого конкретного дела осуществить правовую оценку подлежащих применению нормативных правовых актов в их иерархии и в случае их противоречия принять решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими большую юридическую силу (за исключением случая, если он придет к выводу о противоречии подлежащего применению в данном деле закона Конституции Российской Федерации, когда он обязан приостановить производство по делу и обратиться с соответствующим запросом в Конституционный Суд Российской Федерации), а также с учетом права граждан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение их конституционных прав законом, примененным в конкретном деле, право граждан на оспаривание в судебном порядке непосредственно нормативных правовых актов органов публичной власти и должностных лиц представляет собой, по существу, дополнительную возможность защиты их прав с использованием судебного механизма.

Поэтому, определяя условия использования этого способа защиты прав, законодатель мог учитывать его специфику, состоящую как в предмете рассмотрения по таким делам (преимущественно вопросы права, а не факта - части 7 и 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), так и в том, что по своей природе обжалование гражданином нормативного правового акта не ограничивается только определением его прав и обязанностей, но и затрагивает правовые интересы всех лиц, которые попадают в сферу регулирования этого акта. Последнее выражается как в прекращении применения с указанной судом даты нормативного правового акта, признанного не действующим полностью или в части (статья 216 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), так и в невозможности принятия судом к рассмотрению административных исковых заявлений об оспаривании нормативных правовых актов, если имеется вступившее в законную силу решение суда, принятое по административному иску о том же предмете (пункт 4 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Соответственно, введение федеральным законодателем требования к гражданам, участвующим в делах об оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области, суде автономного округа, в Верховном Суде Российской Федерации, в случае отсутствия у них высшего юридического образования вести дело через представителя, имеющего высшее юридическое образование, - учитывая гарантированное им право на доступ к суду при рассмотрении конкретных дел без соблюдения этого условия - не выходит за пределы дискреции федерального законодателя и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан.

3. Согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" наличие неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон, примененный в деле заявителя, служит необходимым основанием к рассмотрению дела и вынесению по нему итогового решения в виде постановления. Такой неопределенности применительно к оспариваемым Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации законоположениям не усматривается.

Этим не исключается правомочие законодателя в целях оптимизации процедур, связанных с необходимостью устранения из правовой системы нормативных положений, противоречащих закону, посредством их судебного оспаривания, внести в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации соответствующие изменения и дополнения.

Таким образом, жалоба Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, поданная в защиту конституционных прав и свобод Ю.А. Гурмана, как не отвечающая критериям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята им к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Оспаривались нормы, обязывающие граждан, не имеющих высшего юробразования, вести дела в суде через представителей, соответствующих такому требованию.

Речь идет о делах по оспариванию нормативных правовых актов.

Отклоняя доводы о том, что нормы препятствуют гражданам, не имеющим указанного образования, судебной защите их прав, КС РФ разъяснил следующее.

Вводя такое требование, законодатель учитывал специфику предмета рассмотрения по таким делам - преимущественно вопросы права, а не факта.

Кроме того, по своей природе такое оспаривание не ограничивается только определением прав и обязанностей гражданина, а затрагивает правовые интересы всех лиц, которые попадают в сферу регулирования проверяемого акта.

Это выражается как в том, что с даты, указанной судом, прекращается действие акта, признанного им недействующим, так и в невозможности принять к рассмотрению аналогичный административный иск.

КС РФ также подчеркнул, что для законодателя не исключена возможность внести в КАС РФ поправки с тем, чтобы оптимизировать процедуры, связанные с необходимостью устранить из правовой системы незаконные нормы посредством их судебного оспаривания.


Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. N 1782-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Гурмана Юрия Альбертовича частью 1 статьи 55 и частью 9 статьи 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации"



Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)



Актуальный текст документа