Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 4 октября 2016 г. N АПЛ16-397 Суд оставил без изменения решение об отказе в признании недействующим абзаца первого пункта 3 Порядка проведения обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств), утв. приказом Министерства здравоохранения РФ от 15 июня 2015 г. N 344н

Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 4 октября 2016 г. N АПЛ16-397

 

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Крупнова И.В., Ксенофонтовой Н.А.

при секретаре Горбачевой Е.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Медпрофи" о признании частично недействующим абзаца первого пункта 3 порядка проведения обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств), утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 15 июня 2015 г. N 344н,

по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Медпрофи" на решение Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2016 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью "Медпрофи" Пенюгина С.А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения против доводов апелляционной жалобы представителя Министерства здравоохранения Российской Федерации Андре А.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

Министерство здравоохранения Российской Федерации своим приказом от 15 июня 2015 г. N 344н утвердило порядок проведения обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) (далее - Порядок).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 11 марта 2016 г., N 41376, опубликован 15 марта 2016 г. на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 21 марта 2016 г. - в "Российской газете".

Абзацем первым пункта 3 Порядка установлено, что медицинское освидетельствование проводится в медицинских организациях государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, имеющих лицензию на медицинскую деятельность по оказанию услуг (выполнению работ) по "медицинскому освидетельствованию на наличие медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством", "оториноларингологии", "офтальмологии", "неврологии" и "функциональной диагностике", "терапии" или "общей врачебной практике (семейной медицине)".

ООО "Медпрофи", осуществляющее деятельность по медицинскому освидетельствованию на наличие медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством с 2010 года, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим абзаца первого пункта 3 Порядка в части, предусматривающей обязательное включение в лицензию на медицинскую деятельность выполнение работ (оказание услуг) по "оториноларингологии", "офтальмологии", "неврологии", "функциональной диагностике", "терапии" или "общей врачебной практике (семейной медицине)", как противоречащего действующему законодательству, а именно пункту 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, абзацу второму пункта 7 статьи 23 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (далее - Федеральный закон о безопасности дорожного движения), пунктам 1, 2 и 8 части 1 статьи 15 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции", пункту 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково"), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2012 г. N 291 (далее - Положение), пункту 7 Требований к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях, утвержденных приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 11 марта 2013 г. N 121н.

В обоснование заявленного требования административный истец сослался на нарушение оспариваемым положением его права на самостоятельный выбор при осуществлении медицинской деятельности конкретного вида работ или услуг из перечня выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности, полагает, что указанная норма в оспариваемой части незаконно возлагает на него дополнительные обязанности по лицензированию и осуществлению работ (услуг) по "оториноларингологии", "офтальмологии", "неврологии", "функциональной диагностике", "терапии" или "общей врачебной практике (семейной медицине)".

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2016 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит данное решение отменить, считая его незаконным и необоснованным, и удовлетворить требование о признании оспариваемого положения Порядка в указанной им части недействующим, ссылаясь на неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов, изложенных в обжалованном решении, обстоятельствам дела, нарушение и неправильное применение норм материального закона; полагает, что при утверждении Порядка Министерством здравоохранения Российской Федерации превышены предоставленные полномочия, поскольку оспариваемым в части нормативным правовым актом урегулированы отношения по лицензированию, что не входит в компетенцию административного ответчика.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалованного решения не находит.

В силу статьи 5 Федерального закона о безопасности дорожного движения обеспечение безопасности дорожного движения осуществляется, в частности посредством проведения комплекса мероприятий по медицинскому обеспечению безопасности дорожного движения, включающего в себя в соответствии с пунктом 1 статьи 23 указанного закона обязательное медицинское освидетельствование водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств). Согласно абзацу первому пункта 7 этой же статьи порядок проведения обязательного медицинского освидетельствования, форма медицинского заключения о наличии (об отсутствии) у водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) медицинских противопоказаний, медицинских показаний или медицинских ограничений к управлению транспортными средствами, порядок выдачи указанного медицинского заключения устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Минздрав России, действуя в пределах предоставленных полномочий, во исполнение требований Федерального закона о безопасности дорожного движения (пункт 7 статьи 23), на основании Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации (подпункты 5.2 и 5.2.75), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 608, своим приказом утвердило оспариваемый в части Порядок.

Таким образом, вопреки утверждению административного истца, Порядок издан уполномоченным органом в установленной форме и введен в действие с соблюдением предусмотренных правил, в том числе правил опубликования.

Федеральным законом от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Федеральный закон о лицензировании) медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково") подлежит лицензированию (пункт 46 части 1 статьи 12).

Обязательное медицинское освидетельствование, как предусмотрено пунктом 7 статьи 23 Федерального закона о безопасности дорожного движения, проводится в медицинских организациях государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, имеющих лицензию на медицинскую деятельность по оказанию соответствующих услуг (выполнению работ).

Согласно части 2 статьи 12 Федерального закона о лицензировании положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, утверждение которых в силу пункта 2 части 1 статьи 5 этого закона относится к полномочиям Правительства Российской Федерации, устанавливаются исчерпывающие перечни выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности, в случае, если указанные перечни не установлены федеральными законами.

Правительство Российской Федерации, реализуя предоставленные федеральным законом полномочия, утвердило Положение, определяющее порядок лицензирования медицинской деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации медицинскими и иными организациями, а также индивидуальными предпринимателями, за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково" (пункт 1).

Пунктом 3 этого Положения предусмотрено, что медицинскую деятельность составляют работы (услуги) по перечню согласно приложению, которые выполняются, в том числе и при медицинских освидетельствованиях. В перечень включены, в частности, работы (услуги), составляющие медицинскую деятельность по "оториноларингологии", "офтальмологии", "неврологии", "функциональной диагностике", "терапии" или "общей врачебной практике (семейной медицине)".

Исходя из изложенного, вывод суда первой инстанции о том, что оспариваемое в части положение Порядка, соответствует приведенным нормативным правовым положениям, является правильным.

Согласно пункту 6 статьи 23 Федерального закона о безопасности дорожного движения целью обязательного медицинского освидетельствования является определение наличия (отсутствия) у водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) медицинских противопоказаний, медицинских показаний или медицинских ограничений к управлению транспортными средствами. Статьей 23.1 этого закона предусмотрено, что медицинскими противопоказаниями к управлению транспортным средством являются заболевания (состояния), наличие которых препятствует возможности управления транспортным средством (пункт 1), а медицинскими показаниями к управлению транспортным средством являются заболевания (состояния), при которых управление транспортным средством допускается при оборудовании его специальными приспособлениями, либо при использовании водителем транспортного средства специальных приспособлений и (или) медицинских изделий, либо при наличии у транспортного средства определенных конструктивных характеристик (пункт 2), медицинскими ограничениями к управлению транспортным средством являются заболевания (состояния), наличие которых препятствует возможности безопасного управления транспортным средством определенных категории, назначения и конструктивных характеристик (пункт 3). Перечни медицинских противопоказаний, медицинских показаний и медицинских ограничений к управлению транспортными средствами устанавливаются Правительством Российской Федерации (пункт 4).

На основании приведенных законоположений суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что обязанность лицензирования указанных в пункте 3 Порядка работ (услуг) в составе медицинской деятельности в целях проведения обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) обусловлена необходимостью установления не только медицинских противопоказаний, но и медицинских показаний и медицинских ограничений к управлению транспортным средством в соответствии с перечнями, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2014 г. N 1604, то есть необходимостью проведения диагностики заболеваний (состояний) и вынесения соответствующего медицинского заключения. Определение медицинских показаний и медицинских ограничений к управлению транспортным средством, установленных упомянутыми перечнями, невозможно в условиях отсутствия у медицинской организации государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения лицензии на медицинскую деятельность по оказанию услуг (выполнению работ) по "оториноларингологии", "офтальмологии", "неврологии" и "функциональной диагностике", "терапии" или "общей врачебной практике (семейной медицине)".

При таких данных в удовлетворении административного искового заявления отказано правомерно.

Довод апелляционной жалобы о превышении Министерством здравоохранения Российской Федерации своих полномочий при издании Порядка несостоятелен, поскольку данный нормативный правовой акт не регулирует отношения по лицензированию. Предметом регулирования оспариваемого положения нормативного правового акта является проведение обязательного медицинского освидетельствования медицинскими организациями государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, имеющими соответствующую лицензию.

Ссылка административного истца на нарушение Порядком его права на самостоятельный выбор при осуществлении медицинской деятельности конкретного вида работ (услуг) из перечня выполняемых работ (оказываемых услуг), составляющих лицензируемый вид деятельности, не опровергает вывод суда первой инстанции о том, что пункт 3 Порядка не противоречит актам, имеющим большую юридическую силу, и, следовательно, не нарушает права и законные интересы ООО "Медпрофи".

Не влекут отмену обжалованного решения и доводы апелляционной жалобы о неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствии выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела, нарушении, а также неправильном применении норм материального права, так как они основаны на ошибочном толковании действующего законодательства. Суд первой инстанции, установив, что пункт 3 Порядка не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не нарушает прав и законных интересов административного истца, в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обоснованно отказал в удовлетворении заявленного требования.

Ссылка административного истца на неприменение судом норм Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323 "Об основах охраны здоровья" не является поводом для отмены решения суда. Приведенные в апелляционной жалобе положения статьи 2 названного федерального закона, на основании которых административный истец истолковал "медицинское освидетельствование" как самостоятельную категорию медицинской деятельности, не относящуюся к медицинской помощи, не влияют на законность изложенных в решении суда выводов. Кроме того, используемые в Федеральном законе "Об основах охраны здоровья" термины и определения, вольно истолкованные административным истцом, приведены в решении суда первой инстанции, правильно применившего при рассмотрении и разрешении административного дела нормы материального законодательства, в том числе нормы специального федерального закона о безопасности дорожного движения, и им не противоречат.

Иные доводы апелляционной жалобы сводятся к переоценке выводов, приведенных в судебном решении, и не являются основанием для отмены законного и обоснованного судебного акта.

Решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права; предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Медпрофи" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Г.В. Манохина

 

Члены коллегии

И.В. Крупнов

 

 

Н.А. Ксенофонтова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 4 октября 2016 г. N АПЛ16-397


Текст определения официально опубликован не был